На скосе века

«Поэт отчаянного вызова, противостояния, поэт борьбы, поэт независимости, которую он возвысил до уровня высшей верности» (Станислав Рассадин). В этом томе собраны строки, которые вполне можно назвать итогом шестидесяти с лишним лет творчества выдающегося русского поэта XX века Наума Коржавина. «Мне каждое слово будет уликой минимум на десять лет» — строка оказалась пророческой: донос, лубянская тюрьма, потом сибирская и карагандинская ссылка… После реабилитации в 1956-м Коржавин смог окончить Литинститут, начал печататься. Но тот самый «отчаянный вызов» вновь выводит его на баррикады. В результате поэт был вынужден эмигрировать, указав в заявлении причину: «нехватка воздуха для жизни»… Колесо истории вновь повернулось — Коржавин часто бывает в России, много печатается, опубликовал мемуары. Интерес к его личности огромен, но интерес к его стихам — ещё больше. Время отразилось в них без изъятий, без искажений, честно.

Отрывок из произведения:

— Постоим за веру православную! — едва не первые слова, которые я от него услыхал аж в 1959 году…

Если не считать того, что незадолго успел мельком с ним познакомиться в издательстве «Молодая гвардия», куда он по переводческим делам зашёл к Булату Окуджаве, поразив меня нетривиальным видом. «Кто это?» — спросил я заинтригованно, когда он отбыл, и Булат ответил — со значением, словно выдавая некую полутайну: «Очень интересный человек!»

Итак: «Постоим за веру православную!» — врывается этот полузнакомец в комнату «Литгазеты», где сижу и я, только-только туда перешедший. Оказалось, как раз за несколько дней перед тем «Литературке» удалось напечатать стихи столь неблагонадёжного автора. И по ним грубо грохнула «Комсомольская правда», в ту пору — дочернее подобие «Правды» взрослой, иной раз дававшее фору по части бдительности партийной маме. Для полулиберального органа, каковым была наша газета, это означало необходимость жалко оправдываться, для сочинителя неугодившего текста — длительное недопущение в печать. За что? За проблеск политического оппозиционерства? За «групповщину», как тогда именовали проявление личного вкуса, именно негрупповых взглядов? Нет, за другое. Вот за это:

Рекомендуем почитать

Для этой книги Игорь Иртеньев отобрал стихи, который он сам считает лучшими из написанного за три последних года. Это, если угодно, его юбилейный творческий отчет перед читателем. Отчет не слишком длинный, но зато очень смешной. А местами очень грустный. А некоторыми местами просто трагичный, потому что Иртеньев, как всякий большой поэт, понимает больше, чем видит, а чувствует еще больше, чем понимает.

«Он, безусловно входящий в очень небольшое число лучших современных поэтов без всяких жанровых оговорок, потому и занимает в русской словесности особое место, что умеет то, чего не могут другие».

Петр Вайль

В это наиболее полное собрание сочинений Юрия Давыдовича Левитанского вошли все стихи, опубликованные при жизни поэта, включая последний прижизненный сборник «Белые стихи». Книгу завершает подборка стихов из неопубликованного, в том числе из цикла «Песни городской рекламы».

В новую книгу «Тьмать» вошли произведения мэтра и новатора поэзии, созданные им за более чем полувековое творчество: от первых самых известных стихов, звучавших у памятника Маяковскому, до поэм, написанных совсем недавно. Отдельные из них впервые публикуются в этом поэтическом сборнике. В книге также представлены знаменитые видеомы мастера. По словам самого А.А.Вознесенского, это его «лучшая книга».

"Я подхожу к музыке безусловно с точки зрения литературной", — так в одном из интервью сказал о своем творчестве Александр Башлачев — легенда и звезда русского рока. Если бы он почти два десятка лет назад не ушел из жизни, ему исполнилось бы сейчас всего 45. По нынешним меркам считался бы начинающим поэтом. Но — "Поэты в миру после строк ставят знак кровоточил"…

Эта книга — наиболее полное собрание песен и стихов Александра Башлачева.

Совершив чудную «загогулину», российская жизнь вновь вернулась на тёмные круги своя, и опять нет для нас поэта более важного, чем Александр Башлачев. Память о нём всколыхнулась с новой силой; песни звучат, как сверхновый завет, а загадка его жизни и смерти будоражит до сердечной боли. Впрочем, большинство сограждан и современников вообще не знает, кто такой Башлачев, а те немногие, кто знают, путаются в мифах и апокрифах. Это простительно: и творчество, и жизнь СашБаша настолько экстраординарны, что и я, например, хотя и знал его хорошо, не имею ответов на многие, многие вопросы.

АК Троицкий

Свои стихотворные фельетоны Дмитрий Быков не спроста назвал письмами счастья. Есть полное впечатление, что он сам испытывает незамутненное блаженство, рифмуя ЧП с ВВП или укладывая в поэтическую строку мадагаскарские имена Ражуелина и Равалуманан. А читатель счастлив от ощущения сиюминутности, почти экспромта, с которым поэт справляется играючи. Игра у поэта идет небезопасная – не потому, что «кровавый режим» закует его в кандалы за зубоскальство. А потому, что от сатирика и юмориста читатель начинает ждать непременно смешного, непременно уморительного. Дмитрий же Быков – большой и серьезный писатель, которого пока хватает на все: и на романы, и на стихи, и на эссе, и на газетные колонки. И, да, на письма счастья – их опять набралось на целую книгу. Серьезнейший, между прочим, жанр.

Илья Григорьевич Эренбург (1891–1967) — автор десятка романов и знаменитых многотомных мемуаров «Люди, годы, жизнь», всемирно прославленный публицист — считал себя прежде всего поэтом. Его младший современник поэт Борис Слуцкий писал об Эренбурге: «Тон его зрелой поэзии — преимущественно доверительный разговор, исповедь, а не проповедь. Очень широкий в тематике прозы, в стихах он не широк, а глубок. Он поэт немногих тем. Но это важнейшие темы». В книгу вошли стихи, представляющие все поэтические сборники Эренбурга, его лучшие переводы с французского и испанского языков, а также статьи о французских и русских поэтах, в частности — книга «Портреты русских поэтов».

«Поэзии Елены Катишонок свойственны удивительные сочетания. Странное соседство бытовой детали, сказочных мотивов, театрализованных образов, детского фольклора. Соединение причудливой ассоциативности и строгой архитектоники стиха, точного глазомера. И – что самое ценное – сдержанная, чуть приправленная иронией интонация и трагизм высокой лирики. Что такое поэзия, как не новый “порядок слов”, рождающийся из известного – пройденного, прочитанного и прожитого нами? Чем более ценен каждому из нас собственный жизненный и читательский опыт, тем более соблазна в этом новом “порядке” – новом дыхании стиха» (Ольга Славина)

К Иртеньеву не зря прочно приклеилось газетное имя «правдоруб» – он ведь действительно режет в глаза правду-матку. Да, в его исполнении она такая: с ухмылкой, с ёрничаньем, с каким-то частушечным хулиганством. «А как стихи это серьезно?» – может спросить суровый критик. «Злобы дня в этих стихах много, но дух поэзии живет, где хочет – в фельетоне так в фельетоне», – отвечает за автора Сергей Гандлевский. А он дело знает.

Другие книги автора Наум Моисеевич Коржавин

О поэте Науме Коржавине (род. в 1925 г.) написано очень много, и сам он написал немало, только мало печатали (распространяли стихи самиздатом), пока он жил в СССР, — одна книга стихов.

Его стали активно публиковать, когда поэт уже жил в американском Бостоне. Он уехал из России, но не от нее. По его собственным словам, без России его бы не было. Даже в эмиграции его интересуют только российские события. Именно поэтому он мало вписывается в эмигрантский круг. Им любима Россия всякая: революционная, сталинская, хрущевская, перестроечная…

В этой книге Наум Коржавин — подробно и увлекательно — рассказывает о своей жизни в России, с самого детства…

О поэте Науме Коржавине (род. в 1925 г.) написано очень много, и сам он написал немало, только мало печатали (распространяли стихи самиздатом), пока он жил в СССР, — одна книга стихов. Его стали активно публиковать, когда поэт уже жил в американском Бостоне. Он уехал из России, но не от нее. По его собственным словам, без России его бы не было. Даже в эмиграции его интересуют только российские события. Именно поэтому он мало вписывается в эмигрантский круг. Им любима Россия всякая: революционная, сталинская, хрущевская, перестроечная… В этой книге Наум Коржавин — подробно и увлекательно — рассказывает о своей жизни в России, с самого детства… [Коржавин Н. В соблазнах кровавой эпохи: Воспоминания в 2 кн. Кн. 1. Полный текст в авторской редакции. Издание второе, исправленное.]

Наум КОРЖАВИН

В СОБЛАЗНАХ КРОВАВОЙ ЭПОХИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДО ВОЙНЫ

Вступление

Прежде всего о названии этой книги, которое может показаться слишком банальным и лубочным из-за слова «кровавой». Хотелось бы определить как-то более скромно — «жестокой». Но жестокость в истории, при всей ее отвра­тительности, не всегда бывает вакханалией и бессмыслицей. Сталинщина — была. И то, что к ней привело, в значительной степени тоже. Так что соблазны, о которых будет идти речь в этой книге, были соблазнами кровавого, а не просто жестокого времени.

НАУМ КОРЖАВИН

Будни "тридцать седьмого года"

Очерк

Передо мной в ксерокопии документ, очень важный для понимания нашей истории. Я его не открыл и не добыл хитроумным способом. Просто нашел в книге, которая доступна всем. Он - один из фрагментов, составляющих приложение к этой книге. Называется она - "МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ (Политический портрет КГБ)" и выпущена московским издательством РУСАРТ еще в 1992 году. Автор книги и, следовательно, первый публикатор этого документа известная журналистка Евгения Альбац, написавшая много интересных и важных статей о "ЧК-ГБ". Некоторые из них в расширенном виде вошли в эту книгу. Но сейчас меня интересует только вышеназванная публикация.

Сборник стихотворений Наума Моисеевича Коржавина.

Наум Коржавин

Мужчины мучили детей

Мужчины мучили детей.

Умно. Намеренно. Умело.

Творили будничное дело,

Трудились - мучили детей.

И это каждый день опять:

Кляня, ругаясь без причины...

А детям было не понять,

Чего хотят от них мужчины.

За что - обидные слова,

Побои, голод, псов рычанье?

И дети думали сперва,

Что это за непослушанье.

Они представить не могли

Наум Коржавин

ПАМЯТИ ГЕРЦЕНА

* Речь идет не о реальном Герцене,к которому автор относится с

благоговением и любовью, а только об его сегодняшней

официальной репутации.

БАЛЛАДА ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ НЕДОСЫПЕ

(Жестокий романс по одноименному произведению В.И.Ленина)

Любовь к Добру разбередила сердце им,

А Герцен спал, не ведая про зло...

Но декабристы разбудили Герцена.

Он недоспал. Отсюда все пошло.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

В книгу, которая выпускается «Молодой гвардией», включены почти все стихи Ивана Рогова. Тексты их заново сверены по дошедшим до нас авторским рукописям и последним прижизненным публикациям. Таким образом, они несколько отличаются от текстов, приведенных в сборнике «Письма друзьям» и в сборнике «Пять обелисков».

Публикуются также и письма Ивана Рогова, посланные им с фронта сестре, брату и родителям.

«Среди кровавыхъ смутъ, въ тѣ тягостные годы

Заката грустнаго величья и свободы

Народа Римскаго, когда со всѣхъ сторонъ

Порокъ нахлынулъ къ намъ и онѣмѣлъ законъ,

И поблѣднѣла власть, и зданья вѣковаго

Подъ тяжестію зла шатнулася основа,

И свѣточь истины, средь бурь гражданскихъ бѣдъ,

Уныло догоралъ – родился я на свѣтъ»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

1

Дети, включим телеящик,

наступило время

вам о жизни настоящей

всё узнать — быть в теме!

Внимательно смотрите,

об этом знать пора:

ребёнка самый страшный враг —

любой его родитель!

2

Кто насиловать и лапать

будет вас? Конечно, папа!

И притом для мамы

он будет «САМЫЙ-САМЫЙ»!

Слушай, слушай, малыш —

впитывай, как губка.

Нашу тревогу услышь,

сними телефонную трубку.

Центрами русской литературной эмиграции были не только Париж и Берлин. С ними пыталась соперничать и Прага. «Скит» — русское эмигрантское литературное объединение, существовавшее в Праге с 1922 по 1940 г. Его бессменным руководителем был выдающийся русский литературовед и критик Альфред Людвигович Бем (1886–1945?). В книге «Поэты пражского „Скита“» на основе архивов Праги, Москвы и Санкт-Петербурга и эмигрантской периодики впервые широко представлено стихотворное творчество участников этого объединения. В нее целиком включены также выходившие за рубежом поэтические сборники В. Лебедева, Д. Кобякова, Э. Чегринцевой, А. Головиной. И. Бем.

Научно-популярное издание для широкого круга читателей.

Георгий Раевский (наст, имя и фам. Георгий Авдеевич Оцуп; 1897/1898-1963) — поэт первой волны русской эмиграции, один из активных участников близкой к В. Ходасевичу литературной группы «Перекресток».

Выпустил в Париже три сборника стихотворений, которые в полном объеме вошли в настоящее издание. Дополнительно приводятся многочисленные отзывы о творчестве Г. Раевского его современников.

Примечание: раздел «Стихотворения разных лет» в бумажном варианте отсутствует.

Владимир Высоцкий считал литературный труд главным делом своей жизни: «…песни требуют колоссальной отделки и шлифовки…», они для поэта – «…никакое не хобби, нет!», однако при жизни стихотворения и песни Высоцкого не были печатными, несмотря на то что в них изначально заложен эталон подлинных человеческих отношений, настоящих чувств, истинной любви к своей стране, четкое осознание нравственных границ. Ирония Высоцкого, неумение подстраиваться под общее мнение, способность увидеть мир глазами людей из самых разных социальных слоев, особенная созидательная наполненность его творчества делают стихотворения и песни поэта живыми, востребованными и в настоящее время. Ведь в них говорится о главном: о любви к своей земле, к женщине, о дружбе.

Лена Де Винне — одно из главных литературных открытий последних лет — снова удивляет читателей. После того, как первая же ее книга «Дневник жены космонавта… З, 2, 1, Поехали!» вышла на нескольких языках и стала бестселлером, все ожидали от автора продолжения. Вместо этого Лена решила попробовать себя в новой роли и стала успешной ведущей авторской программы на бельгийском телевидении. А сегодня она открывается еще с одной стороны, представляя читателям свой первый поэтический сборник.

«Меня ты узнаешь по косам,

Что цветом пшеничным играют,

И с музыкой медоносов

Слова обращаются в стаи…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда жизнь превращается в серые будни, а сердце требует перемен, трудно не пойти на поводу у этого желания. Только не известно принесут перемены счастье или разочарование. Соня рискнула и проиграла. Теперь придется все начать с нуля. Но она продолжает верить, что справится и сможет найти свое счастье.

Четверть столицы уничтожена. Твари продолжают нападать. Часть Совета Двенадцати бесследно пропали. На фоне всего этого Вита пытается пережить болезненный развод, отбиться от навязчивого поклонника и не умереть раньше времени. P.S. Это злая сказка с неприятным осадком и жестоким сюжетом. Конец будет счастливый, как и во всех историях. Но он будет так сильно смазан, что захочется, чтоб его не было.

Случайное знакомство. Отношения без обязательств. Она думала, что знала о нем все. Для него эта женщина была загадкой. Из этого ничего не могло получиться. История без продолжения. Но люди часто ошибаются. Порой случайное знакомство может оставить глубокий след в сердце, разбить все стены, что отгораживают от жизни. Растопить лед в глазах и вновь вернуть в них радость.

Только не расплакаться. И зачем я пошла на эту свадьбу? Специально, чтоб себя помучить? Что за мазохизм? Шесть лет встреч с Колей. Первая и единственная моя любовь. И все завершилось месяц назад, когда он подал заявление с другой. Успешная, роковая красотка. Не то что я. Богатое приданое в виде фирмы ее отца только склонило чашу весов в сторону красавицы. Конечно, разве я могла с ней тягаться? Простая медсестра, что жила на съемной квартире вместе со старшей сестрой. Странно, что Коля обратил на меня внимание. Но так все и было. Шесть лет назад, когда я только приехала поступать в училище, то заблудилась в незнакомом городе. Подошла к первому встречному прохожему. Им и оказался Коля. Вызвался проводить. Для меня, провинциалке, прожившей всю жизнь в маленьком поселке городского типа на тысячу жителей, Коля казался настоящим принцем. Он выглядел солидно, одевался под стать своей должности. Заместитель генерального директора по продажам в филиале крупной столичной компании. Взял у меня номер телефона. Я не надеялась, что он позвонит, но вечером раздался звонок. Так и начался наш роман. Мы встречались. Я думала, что у нас все серьезно, но оказалось, что нет. Я была всего лишь любовницей. Жаль, что об этом я узнала лишь месяц назад. Тогда Коля мне рассказал, что женится, но наши роман прерывать не хотел. Для меня его слова были дикостью. Как такое возможно? Жить на две семьи? Зачем тогда жениться?