На работе

Илиан Лолов

На работе

Начальник составлял очень важный документ.

- Куда девался Папанчев? - обратился он к сотрудникам. - Он мне очень нужен.

- Его с утра нет, - заметила Чучкова.

- Посмотрите под письменным столом.

- Да, он здесь, - ответила Чучкова. - Спит. Пьяный, как свинья. Лежит между бутылками.

- Глупости! - промямлил Папанчев. - Совсем я не пьяный, просто искал под столом скрепку и незаметно заснул. А бутылки я сдал еще вчера.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ

Самые тупые преступники

Безголовые уголовники

В предыдущих двух номерах "Власть" рассказала о дурацких законах и неудачных казнях. Пришла очередь рассказать о людях, которые вполне могут претендовать на победу в конкурсе на звание самого незадачливого преступника. У каждого свои недостатки: одни попались на отсутствии чувства юмора, другие были слишком усталыми и смущенными...

Забывчивость

Задумав ограбить банк, трое сотрудников завода компании McDonnell-Douglas в калифорнийском городе Лонг-Бич, будучи людьми умными, сразу поняли, что успех их предприятия во многом зависит от удачного места, где можно было бы пересидеть первые, самые опасные часы после операции. А потому и решили, что лучше всего грабить банк во время своего обеденного перерыва, чтобы вернуться на охраняемый объект, каковым являлся завод аэрокосмической корпорации, где они работали,-- уж там, думали они, преступников искать не будут.

проф. Елизавета Битая

СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА

Руководство по выходу замуж

Любая девушка,которая имеет целью выйти замуж, должна твердо и неукоснительно знать и соблюдать сии рулёзы

Первым делом из группы кандидатов выбирается объект (или несколько).

Предпочтительно из другого района или даже города.Лучше всего проводить селекцию при большом скоплении народа на стадионе,дискотеке,демонстрациитам выбор больше.

Хотя бы чем то он должен тебя устраивать -рост,размеры,ну и прочее.

Антон Благовещенский

"Мальчик-с-пальчик" какой-то... Представляю

Действующие лица:

Муж - Иоганн Hаумович Бахман Жена - Агата Абрамовна Кристиевич Дети: Паша, Миша, Мойша-с-пальчик

Первый (он же последний) акт.

Жена: Яша, как только ты купил свою новую машину, у нас таки кончились деньги на продукты! Hе на что купить красной икры, Яша! Hадо как-то согласовывать свои личные машины с общими продуктами. Говорила мне Сарочка: не давай Яше больше, чем на джип!

Маша Звездецкая

О ПИЩУЩИХ И КРИТИКУЮЩИХ,

о болезни графокаклии и чЮть-чЮть про журнал "Полдень"

Писатль-читатль-критикль, или магический реализм в действии

Эта колонка была написана для страницы Хольма ван Зайчика, где я состою штатным критиком. Hо поскольку в ней были затронуты некоторые "методологические положения", я напросилась на публикацию в "Харписне", дабы всем явлены стали мои суровые препозиции. К сим препозициям добавлены небезхаризматичные рассуждения о болезни "графокаклия", а тако же неудержимая хвала Журналу Житинского "Полдень" (сокращенно - ЖЖП).

Жена подала мне цветастый кисет, который только что сострочила на машинке.

Я высыпал в него шесть пачек махорки.

- Ватник не чисть, - предупредил я и надел ссохшиеся кирзовые сапоги.

- Ты опять за своё… - со вздохом сказала жена, подавая мне мешок в дверях.

- Ну будя, будя, - ответил я и потёрся ватником о побелённую стенку. - Будя. Прощевай, любушка!

Первые пятьдесят километров - дачи да посёлки - не интересовали меня. Ну его, урбанизм! На шестом десятке мелькнул пегонький телёнок с пятнами вокруг глаз, будто в очках! Пошёл, пошёл материал! На сто первой версте я вылез из вагона. Парная темь застилала глаза.

Александр Иванович работал над большой картиной. Условно она называлась «Утро», но он знал: если картина удастся так, как он ее задумал, название будет другое.

…Зима. Москва. Красная площадь. Инеем подернуты стены Кремля, розовеют чуть тронутые солнцем башни, блестят стрелки курантов. Много высокого, чистого неба, много воздуха. То, что художники называют «пленер» – французское слово, которое понимают не все люди других профессий и которое так славно переводится на русский язык – вольный воздух!

Семейство Угловатых готовилось к встрече гостя со всем сибирским радушием: одних пельменей было слеплено полтысячи штук, по явно завышенному плану, из расчета сотня на едока. Были на столе и наливки, береженные к празднику, но выставленные прежде времени ради дорогого гостя: одна, настоянная на облепихе, другая – на кедровых орехах в скорлупе, коричневая, как кофе.

Разговоры велись только о предстоящей встрече.

Петр Иннокентьевич Угловатых повторял в который раз все с тем же воодушевлением все тот же рассказ:

Опубликовано в журнале "Иностранная литература" № 9, 1989

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Предлагаемые рассказы взяты из книги «Венгерский атом» («Magyar atom». Budapest, Magveto, 1978).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Никита Ломанович

Откройте ваши уши

...Да-а, грустно. Грустно бывает после хорошего джазового концерта! Это заметно не сразу, потому что сидевшие поднимаются с пола и кресел рядом с теми, кто весь концерт простоял, все улыбаются или хотят улыбнуться, с шорохом сыплются к краям зала последние аплодисменты и наступает коротенькая тишина, когда дышится очень легко и каждому слышна музыка, хотя на сцене уже ничего, кроме стульев, нет. Но слушать то, чего нет, непросто и, кажется, даже вредно, поэтому люди спешат откашляться, хлопают сиденьями, их голоса заполняют зал - и... На головы давит вдруг мертво отяжелевший потолок, липнет к спине и плечам потная одежда, хочется чесаться, дышать, обойти с помощью бинокля очередь в гардероб... И словно изжога, сменяющая съеденный с аппетитом обед, являются суета, предчувствие долгого ожидания автобуса, давки, плохого короткого сна...

Владимир ЛОМАНЫЙ, Борис МИЛОВИДОВ

Продолжение следует

- Валь, а Валь, сам-то ты веришь в эту затею?

- Повторяю в миллионный раз, - Валентин оторвался от бортового журнала,не все чужие цивилизации жаждут завязать с нами контакты и обмен информацией. Наверняка есть и такие, которым делать это неинтересно, может быть, боязно, зачастую просто лень. К примеру, ты помнишь Гешу Прокофьева?

- Гаргантюа с головой мыслителя!

Чезаре Ломброзо

Любовь у помешанных

В психиатрических статистиках мы всегда можем найти порядочную круглую цифру сумасшествий от любви. Esquirol нашел между 1375 умалишенными 37 человек, потерявших рассудок от любви, 18 от ревности и 146 вследствие развратной жизни. Virgilio отметил между 1288 случаями умопомешательства 41 от любви и 17 от ревности; в другие годы он между 863 случаями нашел всего 18 от любви и 4 от распутства. У Descurel приходилось 114 таких случаев на 8275 умалишенных. Zani нашел, что у женщин любовь оказывает влияние на умопомешательство в отношении 11:100, а у мужчин всего 4:100; но зато в неудачных супружествах отношение меняется: 17:100 у мужчин и 4:100 у женщин. В Венеции Figna между 615 умалишенными насчитал всего 1 случай от любви и 7 от развратного образа жизни (Rendiconto Statistico Venezia, 1877); Adriani между 466 всего 7 от любви и 11 от половых излишеств.

Человек стоял лицом к чудовищу на расстоянии двадцати футов.

Доктора Рида Нолана, одетого в хаки, седоволосого, крепко сложенного, загоревшего дочерна под большим солнцем планеты Кейка-9, едва ли узнали бы его бывшие коллеги по университету, в котором он провел первые десятилетия своей взрослой жизни.

А существо, стоявшее перед ним, показалось бы им просто фантастическим. Массивное, как динозавр, рогатое, с клыками, как у африканского кабана, с пятнистой шкурой и стройными, причудливо сочлененными ногами, оно опустило голову и долбило копытом дерн.