На пути в иной мир

Иван Мак

Hа пути в иной мир

Алексей смотрел на приборную доску. Перед ним светилось пара дисплеев, с указанием направлений движения, скоростей, углов, множества других параметров полета. Рядом мигал аварийный маяк, означавший, что самолет... нет, не самолет, а космический аппарат, двигался в атмосфере слишком быстро. Температура обшивки быстро возрастала, и Алексей схватившись за управление включил торможение. Он почти не понимал, как это вышло, ведь он не знал.. и в то же время он знал, как управлять этой машиной!

Другие книги автора Иван Мак

Экспременты: крыльфы — дети хийоаков, хийоаки — дети крыльфов.

Введите сюда краткую аннотацию

Иван Мак

Как это было. (C) ...

Конечно, я могу начать с того, где я родился, где учился, как жил и т.д. и т.п. Hо я не буду об этом сейчас писать. Я начну с того, как все началось.

Шел 1992-й год. Компьютерный бум на фоне всеобщего кризиса. Кто-то может не поверить, но я мог позволить себе работать один день в неделю, а все остальное время сидеть и плевать в потолок. Hо я, разумеется, так не делал, а продолжал работать и в этом самом 1992-м году у меня в доме появилась IBM PC 286... Hе буду ее описывать, не суть. До этого у меня были только Спектрумы, которые я собирал и продавал на толкучке вместе со своими друзьями. (Продавал не Спектрумы с друзьями, а я с друзьями продавал Спектрумы.)

Хотели про хмеров? Нате!:)

Давно закончилась история Бегущей. На Земле — 5000-е года Новой Эры. Люди проиграли все космические войны и теперь варятся в собственном соку в Солнечной Системе… Нет-нет, да и упадет на Землю какой-нибудь иноприлетянин, а потом вдруг окажется, что русские уронили на Техас очередной спутник…

Введите сюда краткую аннотацию

Мак Иван

Дракон Огня

Макс не помнил, что его толкнуло ответить "Да". Он помнил лишь, что после этого ответа Дракон схватил его огромными клыками, помнил боль, пронзившую грудь и вспыхнувшие перед глазами радужные огни. И он помнил прошлое. Помнил, как выехал на машине из-за поворота и нажал на тормоза, из-за препятствия объявившегося на дороге. Машина встала, а Макс вышел и увидел лежавшего по среди дороги дракона.

- Я очень голоден. Можно тебя съесть? - Спросил Дракон человеческим языком...

Введите сюда краткую аннотацию

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр Юринсон

Сведите ваши счеты

Нет, что ни говорите, а иногда, как бы мы этому ни противились, реклама влияет на принятие наших решений. Она нет-нет да прошмыгнет в ухо, и, вылетя из другого, успеет побренчать в голове, и долго-долго там еще будет гулять неслышное звонкое эхо. Но ведь не всегда это плохо, не правда ли?

Реклама выскочила, когда я смотрел занятный, во всяком случае добротно сработанный фильм. Интенсивное действие происходило на некой технически перезрелой планете, и я не сразу заметил, когда пошла рекламная пауза.

Казменко Сергей

БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

Тугрина я не люблю.

Его никто не любит. За что его любить? Уж не за то ли, что он постоянно зудит над ухом о необходимости строго соблюдать инструкции, об ответственности за свои поступки и прочей подобной ерунде? Или, может, за то, что он постоянно всем недоволен и постоянно показывает свое умственное превосходство над окружающими? Или, может, за то, что он без конца напоминает о совершенных когда-то ошибках? Его послушать, так все мы давным-давно были бы уже покойниками, не будь в нашем экипаже дорогого Тугрина. Другие как-то летают без его помощи - и ничего, и даже процент аварийности на нашей линии вот уже три года как почти не растет. Так что будь моя воля, я бы таких Тугринов на пушечный выстрел не подпускал к Галактическому флоту.

Александр Плонский

Интеллект

- Природа милостива к человечеству, но безжалостна к человеку, произнес Леверрье задумчиво.

- Превосходная мысль, Луи, - похвалил Милютин. - И, главное, очень свежая!

Они сидели в маленьком кафе на смотровой площадке Эйфелевой башни и любовались Парижем, заповедным городом Европы.

- Мы не виделись почти четверть века, а желчи у вас...

- Не убавилось? Увы, мои недостатки с годами лишь усугубляются.

Александр Плонский

Работа за дьявола

Фантастический рассказ

Я остался в живых, это правда, хотя не могу ей поверить, настолько она неправдоподобна: разве так бывает, чтобы из многих миллионов мужчин, женщин, детей уцелел один человек? Как я оказался среди людей, находящихся на неизмеримо более низком уровне развития по сравнению с нашей, погибшей, цивилизацией? Кто они, эти люди, и что за мир, в котором им суждено обитать? Неужели мы их просто не замечали, мы, познавшие сущность вещей, достигшие высшего знания? Может быть, к лучшему, что они так далеки от него и не скоро одолеют путь, приведший нас к трагической развязке? Почему все-таки я уцелел? Не оттого ли, что еще не выполнил свое предназначение? А в чем оно, разве от меня зависит ход истории? Зависит! Ведь я могу сыграть роль летописца, и если спустя века мои свидетельства дойдут до людей грядущей цивилизации, то пусть послужат им предупреждением! Я ничего не забыл и никогда не забуду. Сквозь прикрытые веки с потрясающей ясностью вновь и вновь вижу вздымающуюся в мучительном пароксизме землю, осколки, совсем недавно бывшие благополучными домами, дождь щебня и пепла, хлещущий с неба. И даже в полной тишине слышу грохот, тупые удары падающих глыб, крики обреченных. Мое лицо лижут языки пламени, и я обоняю запах горелой плоти... Да, я пожизненно в эпицентре кошмара, парализованный ужасом, уязвимый и беззащитный. Молчу, не от мужества, а потому что онемел и даже, кажется, перестал дышать. Люди вокруг умирают, и я умираю в каждом из них. Всё это повторяется, как закольцованная лента в театре иллюзий. Повторяется, но не утрачивает остроты. И я снова - в который раз! - теряю сознание, подмятый громадной волной. А перед тем, как потерять сознание, тупо думаю: "Это конец..." Это и есть конец, в котором повинны мы сами. Мы шли к нему настойчиво и целеустремленно. Шли вперед и вперед дорогой прогресса...

Селин Вадим

Половина половины

Жесткие мысли

Над домом повисли:

Красные полу-утёсы,

Бело-синие горе-матросы,

Полу-бритва, полу-мина

И вся жизнь наполовину,

Полу-бритвой полу-миной

Свою жизнь наполовину

Полу-подарю кому-то

Полу-правда, полушутка...

Полу-шепот, полу-хрип,

Полу-голос, полу-грипп.

Полу-мы? Полу-они?

Полу-дети - полу-люди полу-луны?

В странном мире живут персонажи этого рассказа. Время меняется у них как погода - вчера могут быть восьмидесятые годы, а завтра вполне могут наступить пятидесятые. Вместе с изменением времени меняется все: транспорт, мода, отношение людей друг к другу. 

— Мама!

— Да, Габи.

— Мама, а когда падает звезда, кто-нибудь умирает?

— Нет, сынок, никто не умирает, это просто метеоры.

— Такие камешки?

— Да, камешки.

— А почему они светятся?

— Спи, Габи. Утром приедем домой, и ты спросишь папу. Он объяснит лучше.

— Хорошо, мама.

Иону разбудил холод. Несмотря на звукоизоляцию, из ближайшего ночного бара доносилась музыка, втекавшая в каюту как отдаленный шум океана. Она попыталась включить свет, но неоновая лампочка едва тлела, не разгоняя черных теней под мебелью. «Пожалуюсь стюарду», — Иона раздраженно надавила ручку: дверь не дрогнула. Пробовать еще раз она не стала. Поняла: что-то случилось. Осторожно сняла трубку видеофона. Экран остался темным. Механический голос монотонно повторял: «…сохраняйте спокойствие. Авария энергоснабжения. Помощь в пути. Запомните, что следует сделать…» Она положила трубку. Тихо вернулась к постели и укрыла сына вторым пледом. Потом легла рядом с ним и заплакала. Становилось все холоднее, и в воздухе уже чувствовался удушающий запах горелого.

Рассказ. Установить контакт с частичкой земной цивилизации — отколовшейся, но целой — что может быть благороднее… и прибыльнее? Вот только эти черти не понимают современного языка, что же делать? Не беда, на помощь всегда придет переводчик.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ivan Mak

Отпуск

- Давно не виделись, Гэлл.

- Давно, Ирни. Были другие дела. Сам понимаешь.

- Понимаю. Вот твой обед. - Ирни провел рукой по гладкой поверхности капсулы и улыбнулся.

Гэлл подошел к ней, некоторое время рассматривал, затем перевернул, проверяя.

- Hе беспокойся, все как надо.

- Hе беспокоиться будешь сам, - буркнул Гэлл. - Сколько времени она действует?

- Месяц гарантированно, дальше, в зависимости от ситуации. Пока тебя не было, четыре капсулы улетело без проблем.

Иван Мак

Путь домой

Раздался металлический лязг. Вслед за ним в маленькую камеру ворвался поток света, от которого Алекс зажмурился.

"Странно." - Подумал он. В ту же секунду прозвучал жесткий голос охранника:

- Hа выход!

Алекс поднялся. В голове крутился только вопрос о времени. Как так? Почему Алекс не понял, что прошли десять дней? Он помнил только два дня... Охранник отдавал приказы, двигаясь позади. Стоять... Hалево... К стене... Алекс выполнял все молча. И все же что-то не так, что-то... Да! Алекс словно проснулся. Охранник вел его совсем не в ту сторону. Из карцера поворот сразу направо, а не налево. Значит, не потерялся счет дням, значит, Алекса вели к начальнику тюрьмы.

Иван Мак

Вселенные Разума

Существует множество Вселенных. Для каждого - своя. Для одних, она заканчивается в ближайшем лесу или около реки. Для других, Вселенная простирается на целый город, может быть два, три... Для третьих, это страна или целая планета. Кому-то Вселенная представляется уходящей в глубь молекул и атомов, в центр ядер и элементарных частиц. Кому-то она кажется простирающейся на миллионы и миллиарды световых лет, видимые в самые современные телескопы.

Иван Мак

XXI-й век

Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перекричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сибиряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным ударом".

- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Проворчал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.

Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.