На пути в иной мир

Иван Мак

Hа пути в иной мир

Алексей смотрел на приборную доску. Перед ним светилось пара дисплеев, с указанием направлений движения, скоростей, углов, множества других параметров полета. Рядом мигал аварийный маяк, означавший, что самолет... нет, не самолет, а космический аппарат, двигался в атмосфере слишком быстро. Температура обшивки быстро возрастала, и Алексей схватившись за управление включил торможение. Он почти не понимал, как это вышло, ведь он не знал.. и в то же время он знал, как управлять этой машиной!

Другие книги автора Иван Мак

Экспременты: крыльфы — дети хийоаков, хийоаки — дети крыльфов.

Введите сюда краткую аннотацию

Хотели про хмеров? Нате!:)

Давно закончилась история Бегущей. На Земле — 5000-е года Новой Эры. Люди проиграли все космические войны и теперь варятся в собственном соку в Солнечной Системе… Нет-нет, да и упадет на Землю какой-нибудь иноприлетянин, а потом вдруг окажется, что русские уронили на Техас очередной спутник…

Иван Мак

Как это было. (C) ...

Конечно, я могу начать с того, где я родился, где учился, как жил и т.д. и т.п. Hо я не буду об этом сейчас писать. Я начну с того, как все началось.

Шел 1992-й год. Компьютерный бум на фоне всеобщего кризиса. Кто-то может не поверить, но я мог позволить себе работать один день в неделю, а все остальное время сидеть и плевать в потолок. Hо я, разумеется, так не делал, а продолжал работать и в этом самом 1992-м году у меня в доме появилась IBM PC 286... Hе буду ее описывать, не суть. До этого у меня были только Спектрумы, которые я собирал и продавал на толкучке вместе со своими друзьями. (Продавал не Спектрумы с друзьями, а я с друзьями продавал Спектрумы.)

Введите сюда краткую аннотацию

Введите сюда краткую аннотацию

Введите сюда краткую аннотацию

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Настроение — тончайшая материя с неограниченно развитым свойством исчезать, исчезать в подходящий и неподходящий момент, всегда и всюду, по случаю и просто так. Оно зыбко, ненадежно и слоисто, как облачное покрывало над этой осенью, посреди коей я безуспешно пытаюсь втиснуться в истекающие сроки.

Истекающие сроки — очаровательный канцеляризм с ностальгическим привкусом неких истекающих соком, но все еще несвоевременных истин, и кроме того — осипший голос Сергея Степановича в трубке:…ежели готово, чего тянуть?.. сдвинем на год, как пить дать, сдвинем…

Никогда не чувствовали они себя так странно-неуютно, как на этой планете, пробуждавшей в пришельцах неясное беспокойство.

— Надо уходить, — сказал инженер.

— Нам лучше уйти, — повторил он.

Командор поднял руку.

— Подожди…

Он отер испарину со лба, настороженно слушал тишину. Из темной безоблачной выси с легким звоном опускались на землю незнакомые листья.

— Должно быть, ошибка, — сказал командор. — Подожди…

— О чем ты говоришь?! — насмешливо воскликнул инженер. — Какая там еще ошибка…

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Поселок медленно отдыхал от дневной жары. Палящий лик солнца приобрел, наконец, мягкий медовый оттенок и теперь как бы нехотя погружался в сине-зеленую постель леса. В палисадниках, на верандах и даже на всех трех нешироких улочках поселка вновь стало оживленно, шумно и весело. Люди, вынужденные прятаться за стенами и под навесами домиков от обжигающих объятий июльского светила, теперь торопились наверстать упущенное за оставшийся час-полтора до наступления ночи. Ведь сюда приехали отдыхать. Одни — от трудов праведных, другие — от городской тоскливой суеты, а кто-то — просто вдохнуть чистого воздуха, напоенного ароматами разнотравья и разогретой хвои. Кое-где во дворах уже закурились мангалы и жаровни, зажужжали насосы, наполняя подсохшие за день открытые бассейны искрящейся прохладой, раздались первые переливы гитар — самого модного инструмента, почти полностью вытеснившего в последние годы из домашнего быта магнитофоны, плееры и прочую аудиотехнику. Чей-то слегка надтреснутый голос запел популярный романс «Не уходи…», а со стороны города, будто стремясь догнать уходящее солнце, показались иссиня-серые клубящиеся языки предгрозового облачного фронта.

10 ноября 2039 года...

Отчет Верховному командованию Земли № 18-673 за 24 часа на 09.00 понедельника по столичному времени:

«...вследствие чего Пятый Спутник осуществил стратегическое перемещение всех перехватчиков. Операция была проведена с минимальными потерями.

Единственный представляющий интерес инцидент за отчетный период — капитуляция одного солдата противника, который является первым юпитерианцем, захваченным нашими силами живым. Его взяли в плен при защите от вражеского налета Кочабамбы, Боливия. Во время предпринятой врагом безуспешной попытки овладеть жизненно важной металлургической областью четверо юпитерианцев было убито, после чего пятый сложил оружие и взмолился о пощаде. Захваченный нашими силами юпитерианец заявил, что является дезертиром, и попросил препроводить его...»

В один прекрасный день оказалось, что Земля окружена космическими кораблями.

Они были огромными, совершенно немыслимых по земному разумению форм; в основе их перемещения в пространстве лежали такие могучие силы, что ни один астроном даже не заподозрил их приближения. Корабли просто материализовались вокруг планеты в каком-то сверхъестественном множестве; и так и оставались висеть на орбите на протяжении примерно двух десятков часов, никак не проявляя себя.

Голос был низкий, задыхающийся, испуганный. Охрипший, настойчивый, он перекрывал рев толпы, шум дорожного движения и проникал в просторный офис на третьем этаже посольства, требуя немедленного внимания.

Его превосходительство посол из 2219 года — единственный, кто находился в офисе, — вид имел совершенно невозмутимый. Его взгляд выражал твердое убеждение в том, что на свете не существует сложностей и любая проблема, какой бы сложной она ни казалась, решается элементарно просто. Но доносившийся снизу крик, похоже, выбил из колеи и его.

Восемнадцать лет – превосходный возраст для саморазвития. При грамотном подходе можно добиться много, главное отыскать правильную мотивацию, а отыскав – не дать ей себя прикончить. Пусть ты уже худо-бедно оперируешь сверхэнергией, постигаешь основы права и криминалистики, неплохо дерёшься и уверено обращаешься с табельным оружием, но всё же пока бесконечно далёк и от истинного могущества, и от настоящего профессионализма. И если в институте можно уповать на пересдачу, то на тёмных ночных улочках первый провал станет и последним.

То, что не убивает оператора сразу, не убивает его вовсе? Ну да, ну да…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ivan Mak

Отпуск

- Давно не виделись, Гэлл.

- Давно, Ирни. Были другие дела. Сам понимаешь.

- Понимаю. Вот твой обед. - Ирни провел рукой по гладкой поверхности капсулы и улыбнулся.

Гэлл подошел к ней, некоторое время рассматривал, затем перевернул, проверяя.

- Hе беспокойся, все как надо.

- Hе беспокоиться будешь сам, - буркнул Гэлл. - Сколько времени она действует?

- Месяц гарантированно, дальше, в зависимости от ситуации. Пока тебя не было, четыре капсулы улетело без проблем.

Иван Мак

Путь домой

Раздался металлический лязг. Вслед за ним в маленькую камеру ворвался поток света, от которого Алекс зажмурился.

"Странно." - Подумал он. В ту же секунду прозвучал жесткий голос охранника:

- Hа выход!

Алекс поднялся. В голове крутился только вопрос о времени. Как так? Почему Алекс не понял, что прошли десять дней? Он помнил только два дня... Охранник отдавал приказы, двигаясь позади. Стоять... Hалево... К стене... Алекс выполнял все молча. И все же что-то не так, что-то... Да! Алекс словно проснулся. Охранник вел его совсем не в ту сторону. Из карцера поворот сразу направо, а не налево. Значит, не потерялся счет дням, значит, Алекса вели к начальнику тюрьмы.

Иван Мак

Вселенные Разума

Существует множество Вселенных. Для каждого - своя. Для одних, она заканчивается в ближайшем лесу или около реки. Для других, Вселенная простирается на целый город, может быть два, три... Для третьих, это страна или целая планета. Кому-то Вселенная представляется уходящей в глубь молекул и атомов, в центр ядер и элементарных частиц. Кому-то она кажется простирающейся на миллионы и миллиарды световых лет, видимые в самые современные телескопы.

Иван Мак

XXI-й век

Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перекричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сибиряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным ударом".

- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Проворчал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.

Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.