На оккупированной территории проживал

Екатерина Карсанова

Hа оккупированной территории проживал...

Он кивал головой и растерянно бормотал: "Бумашка! Бумашка!". Этим словом иностранец у обменного пункта обозначал, как ни странно, не только что приобретенные им российские рубли, а справку об обмене, которую ему почему-то не выдали. После чего на ломаном английском языке стал объяснять всей очереди, что справка ему необходима для отчета перед руководством фирмы. И мрачно томящаяся очередь тотчас же откликнулась. Трое молодых людей взяли на себя переговоры между иностранцем и девушкой в окошке обменника, добыли ему нужную справку. Обсудили с ним ситуацию в России. Пришли к выводу, что она сложная. И, честное слово, у всех добровольных помощников английский оказался гораздо лучше, чем у объекта их помощи (кажется, испанца или португальца). У двоих на поясе попискивали пейджеры. Глаза - умные и выразительные. Готовые герои документального фильма "Россия возрождается".

Другие книги автора Екатерина Карсанова

ЕКАТЕРИHА КАРСАHОВА

ТВОЙ СОВРЕМЕHHИК

Распитие спиртных напитков на лестничных площадках по-прежнему остается характерной особенностью поведения многих российских граждан. Тенденция ставить на подоконники водку и закуску остается актуальной и, по-видимому, сохранится в ближайшие годы. С этим научным фактом широкую общественность ознакомил доктор философских наук Михаил Андрюшенко, автор книги "Владимирцы конца 20-го века: обыденное поведение".

Популярные книги в жанре Публицистика

Доклад австралийского ученого, историка-ревизиониста, отрицателя Холокоста Фредерика Тобена на Международной конференции по глобальным проблемам всемирной истории в Москве 26 января 2002 года. Доклад посвящен проблемам психологического, социального и правовового терроризма, который практикуют правительства по отношению к своим гражданам, подвергающим критическому пересмотру так называемый "холокост". Публикуется с незначительными сокращениями.

Данная рукопись объясняет философию групп людей по всему миру, которые называют себя Освободителями. Они верят в революцию, предполагающую освобождение животных и, в случае необходимости, убийство их угнетателей. Они говорят, что столь радикальные действия требуются для того, чтобы остановить ужасных людей, причиняющих страдания животным и разрушающих окружающую среду. Они верят, что не что иное, как свержение системы способно освободить наших братьев и сестер.

В десятом томе представлены публицистические произведения автора, а также последний цикл рассказов Рассказы Ивана Сударева.

http://ruslit.traumlibrary.net

Текст взят из сборника: Первый день спасения, Вячеслав Рыбаков, М. АСТ, 2001

Постсоветская Россия на обломках колхозно-совхозного способа производства нащупывает возможные формы реального существования села, пытаясь остановить его вымирание и найти компромисс между архаикой личного подсобного хозяйства и аграрными капиталистическими предприятиями… Как долго стране предстоит искать эти пути? Михаил РУМЕР-ЗАРАЕВ исследует проблему в очерке «Столыпинский проект».

Архивная работа, повседневная и, так сказать, невидимая миру, необходима. Причин несколько. Постараюсь их изложить. А вот одну, личную, объяснять толком не умею. Как-то так получилось, что смолоду испытывал властное влечение к старинным рукописям.

Лев КРИШТАПОВИЧ

О НАРОДНОЙ И ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Ученые-резонеры

История народа — это не летопись частной жизни челове­ка. Об истории народа нельзя сказать: это было, это прошло. История имеет дело с вечным — с духом народа, его делами. «Народы, — отмечал Гегель, — суть то, чем оказываются их действия».

Но некоторые интеллигенты так далеки от этого воззре­ния, что считают достаточным свести историю народа к за­падным инвективам, удобряя их резонерствующими поли­тическими и моральными сентенциями, которые, по их мне­нию, являются лучшим материалом для построения нацио­нальной концепции истории России и Белоруссии. Соглас­но таким взглядам любой литературный графоман, зачис­ливший себя в разряд этой «либеральной интеллигенции» и потративший некоторое время на переписывание или про­чтение нескольких книг, способен напи­сать историю общерусского народа. Это, по словам Гегеля, — типичные «предста­вители субъективной образованности, которые не знают мысли и не привыкли к ней...»

Беседы о литературе

Эта статья получила специальный приз журнала «Наука и жизнь» на конкурсе научно-фантастических очерков, итоги которого подвели на ежегодном фестивале «Созвездие Аю-Даг» (см. «Наука и жизнь» № 1, 2010 г.).

«Наука и жизнь» № 10, 2010.

Жанр научно-фантастического очерка - из тех немногих жанров, чью дату возникновения можно установить едва ли не с точностью до месяца: лето 1835 года. Именно тогда в американской периодике появились две весьма примечательные литературные мистификации с научным уклоном. Сначала в июньском номере журнала «Southern Literary Messenger» был напечатан рассказ Эдгара По «Ганс Пфааль», считающийся одним из первых произведений научной фантастики; позднее, в августе, газета «New York Sun» начала публикацию с продолжениями статьи «Великие астрономические открытия, недавно сделанные сэром Джоном Гершелем на мысе Доброй Надежды». И если «Ганс Пфааль», повествующий в иронической манере о путешествии на Луну на воздушном шаре, хорошо знаком русскому читателю под названием «Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля», то «Великие открытия» нуждаются в представлении. Это нарочито серьезная статья о невероятных научных открытиях, якобы совершенных астрономом Джоном Гершелем при помощи новейшего гигантского «гидрокислородного» телескопа. А «открыл» этот знаменитый (и вполне реальный) астроном ни много ни мало - жизнь и даже разум на Луне с ее «невинными и счастливыми» людьми - летучими мышами. Стоит ли удивляться, что статья наделала немало шума, а тиражи газеты взлетели вверх не хуже ракеты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анатолий Карташкин

Фуга Баха в понедельник

- Нет. К сожалению, я не музыкант. Извините... Ну, руки еще ни о чем не говорят... Вы так уверены? Ах, вы, кроме того, увидели еще и партитуру в моей папке... Тогда мне лучше будет сознаться. Все-таки я не музыкант. Но не огорчайтесь, вы оказались не так уж не правы. Потому что чуть-чуть я действительно играю. Но совсем немного, на очень непрофессиональном уровне.

Нет. Я не согласен. Одной настойчивости недостаточно. Ведь вы подразумеваете высшее умение, а не простое ремесло, правильно? Тогда я прав. То, что я произнес "играю", такие гордые слова, да еще здесь, в этом соборе, после фуги Баха, выглядит с моей стороны настоящим кощунством, честное слово...

Невероять

Анатолий КАРТАШКИН,

кандидат технических наук,

вице-президент Московского клуба фокусников

Полтергейст на Самотёчной

В № 10 за 1990 год, в анонсе будущих публикаций, мы, учитывая многочисленные просьбы читателей, обещали поместить материал о таком необычном и вызывающем ожесточённые споры явлении, как полтергейст. Что ж, слово дали - надо выполнять. Но когда обзорная статья была уже подготовлена, чрезвычайные события, разразившиеся в одной из московских квартир (кстати, в доме, расположенном сравнительно недалеко от редакции), нарушили наши планы. По свежим следам происшествия был написан очерк, с которого мы и предлагаем начать знакомство с полтергейстом.

Анатолий Карташов

"Hечисть" якутского озера Лабынкыр

После моей публикации статьи о мамонтах я, к сожалению, не дождался никакой pеакции на нее. Я имею в виду - о литеpатуpной стоpоне дела.

Хочу сделать еще одну попытку. Если и она окажется неудачной окончательно уйду в кpитики. И тогда всем вам плохо будет :) (конечно, шучу...)

А.П.Карташов, канд.техн.наук, 2002 г.

Очень нехорошо,

когда что-то плавает

Анатолий Карташов

Сибирские мамонты: Есть ли надежда увидеть их живыми?

"Мамонт... животное кроткое и миролюбивое,

а к людям ласковое;

при встречах с человеком мамонт...льнет

и ласкается к нему....мамонтов теперь

остается немного..."

Из рассказов остяков

("Ежегодник Тобольского губернского музея",

вып. XXI. 1911.)

Hа лике Земли мамонты впервые появились около 4 млн. лет назад. Они был разные: по костным останкам известны степные мамонты, хазарские мамонты, шерстистые или евроазиатские мамонты, колумбийские мамонты и их измельчавшая версия - мамонты Джефферсона. Считается, что "родителями" всех мамонтов были южные слоны, а живущие и поныне азиатские и африканские слоны были их родными "дядями" и "тетями". Считается также, что примерно 1,5 миллиона лет назад южный слон проник в Северную Америку, после чего сформировался единый евразийско-американский ареал мамонта.