На море

На море

Томас Майн Рид

На море

Первая часть дилогии

(Вторая часть - "Затерянные в океане")

I

Мне исполнилось всего шестнадцать лет, когда я убежал из родительского дома и стал матросом. Я убежал не потому, что был несчастлив в семье. Напротив, я покинул добрых и снисходительных родителей, сестер и братьев, которые любили меня и долго оплакивали после бегства. С самого раннего детства я чувствовал влечение к морю, жаждал видеть океан и все его диковинки. Надо полагать, что чувство это было у меня врожденным, потому что родители никогда не потакали моим морским влечениям. Напротив, они прилагали все усилия, чтобы заставить меня отказаться от моего намерения и готовили совсем к другой профессии. Я не слушал, однако, ни советов отца, ни просьб матери; они производили на меня совсем противоположное воздействие и не только не гасили моей страсти к бродячей жизни, но заставляли с еще большим рвением добиваться желанной цели.

Другие книги автора Томас Майн Рид

Ширококрылый морской коршунnote 1, реющий над просторами Атлантического океана, вдруг замер, всматриваясь во что-то внизу. Внимание его привлек маленький плот, размером не больше обеденного стола. Два небольших корабельных бруса, две широкие доски с несколькими небрежно брошенными на них полотнищами парусины да две-три доски поуже, связанные крест-накрест, — вот и весь плот.

И на таком гиблом суденышке ютятся двое людей: мужчина и юноша лет шестнадцати. Юноша, видимо, спит, растянувшись на куске мятой парусины. А мужчина стоит и, прикрыв глаза от солнца ладонью, напряженно всматривается в безбрежные дали океана.

Оцеола, вождь индейского племени семинолов, — лицо историческое. Героев произведения, Джорджа и Виргинию, знакомство с благородным Оцеолой вовлекает в необыкновенные приключения, связанные с событиями семинольской войны — одним из самых значительных эпизодов многовековой борьбы индейцев за свою независимость и земли.

Перевод с английского: Бориса Томашевского

Иллюстрации: И. С. Кускова

Послесловие: А. Ю. Наркевича

В первый том шеститомного собрания сочинений Майн Рида вошли романы: "Квартеронка" и "Белый вождь".

Издание выходит под общей редакцией проф. Р.  М.  С а м а р и н а.

Иллюстрации к роману "Белый вождь"  П.  Л у г а н с к о г о.

Иллюстрации к роману "Квартеронка"  И.  И л ь и н с к о г о.

Переплет, форзац, титул, шмуцтитулы, карты, буквицы и орнаментация  С.  П о ж а р с к о г о.

Схемы для карт составлены Е.  Т р у н о в ы м.

Сороковые годы XIX века выдались бурными в истории Мексики. Во главе государства стоит генерал Лопес де Санта-Анна – человек умный, энергичный, но жестокий и властный, нетерпимый к любому инакомыслию. Молодому американцу Фрэнку Хэмерсли, прибывшему в Мексику по торговым делам, предстоит оказаться в самой пучине неурядиц, охвативших страну, и разгадать тайну странного жилища, спрятанного в самом сердце гибельной пустыни Льяно-Эстакадо. Историко-приключенческий роман «Одинокое ранчо» впервые публикуется на русском языке в полном переводе, сделанном по переработанному и дополненному автором изданию. Сам Майн Рид считал эту книгу своим лучшим произведением. В данный том включена также повесть «Желтый вождь», действие которой происходит на бескрайних просторах Дикого Запада в эпоху золотой лихорадки.

Томас Майн Рид

Охотники за скальпами

I. Дикий Запад

Развернем карту обоих полушарий и взглянем на огромный материк Северной Америки. Посмотрим на далекий Дикий Запад - туда, за крайние границы Соединенных Штатов, где перед нашими глазами развернется страна, землю которой никогда еще не вспахивали человеческие руки, очертания которой как бы отражают во всей величавой неприкосновенности первый день творения, - страна, в которой каждый предмет еще носит первобытный отиечаток, образ Творца.

В этот том вошли самые прославленные романы известных английских писателей Т. Майн Рида и Р. Л. Стивенсона о приключениях, ставшие спутниками многих поколений. Благородство и великодушие противостоят в них злу и насилию.

"Квартеронка" - один из лучших романов Майн Рида, в котором дана широкая картина жизни Юга Соединенных Штатов Америки в период рабовладения. Рабовладельческий уклад жизни препятствует любви Героев, заставляет их искать спасения в полном опасностей бегстве от несправедливости.

Популярные книги в жанре Приключения: прочее

Канонада закончилась, но, казалось, что гром ее все еще раскатисто звучит среди нависших над синей водой скал. Проигравший морскую баталию находился примерно в одном лье от берега, победитель медленно и неуверенно удалялся и был уже вне досягаемости выстрелов. Случилось это где-то на Черном море, в тысяча пятьсот девяносто пятом году от Рождества Христова.

Судно, пьяно кренившееся на голубых волнах, было обыкновенной остроклювой галерой, то есть сравнительно небольшим кораблем из числа тех, что когда-то турки отбили у запорожских казаков. Смерть собрала здесь весьма обильный урожай: мертвые тела грудами лежали на корме, застыли в невообразимых позах на поручнях, свешивались с узкого помоста. На нижней палубе среди разбитых в щепу скамей валялись изувеченные тела гребцов, но даже в смерти своей эти люди не походили на рожденных в рабстве; все они были очень рослыми и сильными, а в их темных лицах угадывалось что-то ястребиное. Возле мачты бились и ржали привязанные к поручням, взбесившиеся от страха кони.

Подводный город Фотография на сотовом телефоне сыграла в жизни Крошки коварную роль. То есть, если телефон поет свою музыку, то на экране сотового телефона уже крутится фото звонящего человека. Добрая подружка услужила маленькой хитростью. Она взяла телефон Крошки под предлогом посмотреть фотографии и видео записи в ее сотовом телефоне, и, выбрав наихудшую фотографию Крошки, поместила ее на экран. Крошка взяла телефон в закрытом виде, сунула его в задний карман джинсов, расположенный под золотисто-черным ремешком. Добрая девочка, похвалила фотографии и предложила показать их Мартину.

За дверью раздался крик, отчаянный, хриплый. Задыхающийся голос повторял какое-то имя. Стюарт Брент, не успев налить в стакан виски, взглянул на дверь, из-за которой доносился этот вопль. Кто-то выкрикивал, задыхаясь, его имя... Кто звал его с такой неистовой настойчивостью в полночь из холла его собственной квартиры?

Брент шагнул к двери, держа в руке граненую янтарную бутылку. Повернув ручку, он вздрогнул: не оставалось сомнений, что снаружи идет борьба, – оттуда доносилось громкое шарканье ног, звуки ударов. Затем отчаянный голос послышался вновь. Брент толкнул дверь.

Эль Борак сражается с железным воином, вышедшим из-под контроля, которого создал талантливый изобретатель.

Железный ящичек, в котором старый бухгалтер держал деньги, исчез из палатки под самое Первое мая. Праздник был испорчен. Ребята расстроились не столько из-за пропажи семнадцати тысяч, предназначенных для премий, сколько из-за того, что в их палаточном городке в степи завелся вор. Сперва долго ругали рыжего Сеньку, дежурившего ночью у палатки с надписью «Бухгалтерия». Сенькина надутая физиономия в это утро вызывала всеобщее раздражение. Сенька молчал — в его положении больше ничего не оставалось делать. И только на ребром поставленный вопрос: «Спал?» — он вдруг ответил раздраженно:

Настоящее издание представляет собой сборник рассказов отечественного писателя-фантаста А.П. Казанцева. В него вошли рассказы, посвященные жизни на Крайнем севере.

Лёва, гордился своим именем. Он родился в июле и мама не раздумывая назвала его Лев! Тем самым она не догадываясь об этом, до-слёз растрогала свою свекровь Маргариту Аркадьевну Крамер, в девичестве Львовскую. Лёвка рос с этими двумя женщинами-врачами — мамой и бабушкой. Отца своего мальчик никогда не видел. Он погиб, вытаскивая тяжело раненную девушку из расщелины треснувшей земли, во время Ташкентского землетрясения, ровно за три месяца до рождения сына. В том, что Лёва вырастет и станет врачом никто не сомневался, кроме него самого. И хотя его с самого раннего возраста приучали к мысли, что самая гуманная в мире профессия это доктор медицины, Лёва думал совсем иначе. Глядя на него бабушка мрачно качала головой и приговаривала: «Ашем, за что? Это же вылитый Крамер…» Он и внешне был похож на своего деда, революционера-авантюриста, окончательно не принявшего ни одну из сторон и до последнего дня остававшегося своей стороне.

Темнеет на горизонте и надвигается новая гроза – сильнее предыдущих.

Джейна готова без страха бросаться в огонь ради спасения тех, кого любит. Но иногда даже этого недостаточно.

Капитан Алекс Дельгар не хотел войны. Но что делать, когда она уже началась и грозит уничтожить тех, кому так нужна помощь?

Эрик борется не только с захватчиками, но и пытается найти новую точку опоры, чтобы жить дальше.

Миру нужен каждый из них и ещё кто-то четвёртый, чтобы рассеять сгустившийся мрак.

Финальная книга трилогии Евгении Александровой «Цепь и щит».

Завершение грандиозного цикла морских приключений: магия, сражения, дружба, предательства и любовь.

Тяжелый выбор, тяжелая судьба, тяжелый бой – внешний и внутренний.

Чем закончатся приключения отчаянной троицы, сведенной на борту корабля самой судьбой? Капитан Алекс Дельгар, Джейна и Эрик не намерены сдаваться. Только вперед, что бы там ни было, даже если втроем против всего мира.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Томас Майн Рид

Огненная земля

I. Море!.. Море!..

Одна из прекраснейших больших дорог в Англии - это старинная дорога из Лондона в Портсмут. Она привлекает внимание восхитительными пейзажами и вызывает у путника много воспоминаний. Теперь, правда, о ней заботятся мало, и она довольно пустынна: не видно ни роскошной кареты местного богатого землевладельца, ни коляски деревенского доктора, ни тяжелой фермерской телеги, ни даже кабриолета самого фермера, отправившегося в соседнее село. Как это не похоже на то, что происходило здесь лет пятьдесят тому назад, когда сорок почтовых пассажирских карет, запряженных лихими четверками, ежедневно направлялись в главную английскую гавань! Едва ли не все пассажиры были матросы, весело возвращавшиеся в Лондон из далекого морского путешествия или едущие в Портсмут, чтобы попытать счастья в необъятной шири океана. Кроме этих бесшабашных пассажиров, по дороге плелись одинокие путники, проезжали общественные кареты и дилижансы, вмещавшие по нескольку человек... Теперь все они едут по железной дороге... На живописном шоссе Лондон - Портсмут видели всех знаменитых английских мореплавателей: Роднея, Кочрана, Коллингвуда и самого Нельсона, катящего в тучах пыли, поднятой каретами...

Томас Майн Рид

Охота на индюков в Техасе

Лучшая дичь на свете - это американский индюк. Он превосходит по величине все другие разновидности и в два-три раза крупнее обыкновенного; мясо его гораздо вкуснее мяса куропатки, рябчика или фазана.

Домашний индюк много мельче дикого и не так вкусен, как тот; на рынках Соединенных Штатов дикий индюк, равный по весу обыкновенному, стоит всегда дороже, отчасти оттого, что это - редкое блюдо, но главным образом благодаря своему превосходному вкусу. Прежде чем рассказать об охоте на дикого индюка, не мешало бы немного поговорить о привычках этой птицы.

Майн Рид

Охотники за жирафами

III книга трилогии о бурах

Глава I

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

Мой юный читатель, пойдем снова странствовать по населенной самыми удивительными творениями земле, о которой мы знаем так много и так мало, по земле, растительный и животный мир которой так богат. Вернемся в Африку и вместе со старыми нашими друзьями юными охотниками двинемся навстречу новым приключениям.

Томас Майн Рид

Остров дьявола

Глава I

АМЕРИКАНСКАЯ ТЮРЬМА

Уже много лет прошло с тех пор, как я в первый раз путешествовал по долине Миссисипи. Единственной причиной, побудившей меня к этому путешествию, была жажда приключений, и я убедился, что сделал удачный выбор.

Среди дивной и величественной природы этой страны, среди ее кипящих жизнью городов и самым прихотливым образом смешанного населения редкий день проходил без какого-нибудь интересного случая, редкая неделя - без памятного эпизода.