На Крыльях Надежды : Поэзия. Избранное

Я ныне вновь пою в сем мире -

Пусть глас разносится в эфире;

Клинок Огня Создатель дал,

Чтоб возрожденным снова стал,

И в мир пропел благую Весть -

И правда, совесть, счастье, честь,

Надеждой будучи укрыты,

Уже не были позабыты.

Струится радость пусть рекой,

И Дух забудет сна покой,

Отбросив напрочь тьму сует,

И осознав, что смерти нет.

Раздал намеков много вам,

Чтоб ближе стали к Небесам,

Кто суть поймет - не жить как прежде ...

Сердца горят у них в Надежде!

Отрывок из произведения:

Ваш Бог коварен и жесток, он вам грехи раздарит впрок, он вам назначит судный день - и вместе с тем ему все лень хотя бы изредка помочь, от вас ушел давно он прочь, он бросил вас - своих детей. О нет, он вовсе не злодей ...

Он вас от скуки сотворил, подобье жизни подарил и отпустил гулять в сады ... Но знаний, мудрости плоды вкушать вам строго запретил - он вас лишь глупыми любил.

Вы были для него что скот - но пробил час, пришел черед, людская дерзкая рука, его запрет сломав слегка, открыла путь к познанью вам - и в тот же день вам стыд, да срам ваш Бог навечно посулил, проклятьем ада одарил, и прочь прогнал с своих очей ...

Другие книги автора Прохор Николаевич Озорнин

Я ныне вновь пою в сем мире –

Пусть глас разносится в эфире;

Клинок Огня Создатель дал,

Чтоб возрожденным снова стал,

И в мир пропел благую Весть –

И правда, совесть, счастье, честь,

Надеждой будучи укрыты,

Уже не были позабыты.

Струится радость пусть рекой,

И Дух забудет сна покой,

Отбросив напрочь тьму сует,

И осознав, что смерти нет.

Раздал намеков много вам,

Чтоб ближе стали к Небесам,

Кто суть поймет - не жить как прежде …

Сердца горят у них в Надежде!

Я ныне вновь пою в сем мире –

Пусть глас разносится в эфире;

Клинок Огня Создатель дал,

Чтоб возрожденным снова стал,

И в мир пропел благую Весть –

И правда, совесть, счастье, честь,

Надеждой будучи укрыты,

Уже не были позабыты.

Струится радость пусть рекой,

И Дух забудет сна покой,

Отбросив напрочь тьму сует,

И осознав, что смерти нет.

Раздал намеков много вам,

Чтоб ближе стали к Небесам,

Кто суть поймет - не жить как прежде …

Сердца горят у них в Надежде!

Афоризмы нашего века

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Эдуард Караш

ШЕРЕМЕТЬЕВО - 2

I

Мы играли в футбол и влюблялись, Мы любили смеяться и петь, Жизнь тогда бесконечной казалась, И надеялись много успеть.

Мы успели в профессионалы, Где доступно лишь право на труд, И решили начать всё сначала, Не беда - нас потомки поймут.

Шереметьево - 2, пограничный вокзал, За барьером любимые лица, Шереметьево - 2, ты трамплин, ты причал, За таможней уже заграница...

II

Эдуард Караш

Школьный учитель

Памяти И. О. Серова

Год сорок пятый. Послевоенный.

Осень за окнами. В классе - урок.

Еле услышали, как прозвенел он

Всех отрезвивший нежданный звонок.

Он прозвенел бубенцами в тумане,

Будто бы кони, в упряжке лихи,

Мчат седока к безутешной Татьяне...

...Это УЧИТЕЛЬ читает стихи.

Сам неказист - с виду слесарь иль плотник,

Куцый костюмчик, ботинки с войны,

Эдуард Караш

УРАГАН НА КАСПИИ

Лишь с девой, безмерно капризной, Характером Каспий роднится, То ласковый, нежный и близкий, То вдруг закипает и злится...

Крепчающий ветер упругий Крутую волну нагоняет, И будто тягаясь друг с другом, В смертельные игры играют...

Порыв ураганный швыряет Суда, как муляж из картона, Пенистые гребни вздымает Стеной трёхэтажного дома,

Обрушиваются лавиной Норд-остовые накаты, Их бег обрывается длинный В опорах морской эстакады.

CANNIBAL CORPSE'90

ПОЖРАНЫЙ ВОЗВРАТ К ЖИЗHИ

ИСКРОМСАНЫЕ ЛЮДИ

Раннее утро. Пустая дорога Хорошо проведя время на солнце Семья возвращалась домой Их конец был закономерен Сумасшедший убийца не знающий ни права, ни лева Он рыщет на своем автомобиле по переулкам И вот в его поле зрения попадает семья Трудно понять, пьян он вусмерть или сумасшедший Они сталкиваются Ужасное выражение лица у головы, летящей на полной скорости Скоро ей будут питаться стервятники Папа был третьим. Он напоролся на баранку Его череп расколот на части Его выпученные глаза смотрят потухшим взглядом Они видят его покалеченные органы Его ремень безопасности не пригодился Он лопнул в два счета оги были раздроблены, спинной мозг растекся И его пожирают мухи Мама нашла свой конец пролетев сквозь стекло И напоровшись на дорожный знак Ее кишки разбросаны по дороге на четверть мили Четыре ребенка на шоссе Эмбрион валяется с искалеченным маленьким скелетом Маленькие дети летят и нет возможности чуда Потолок разбит вдребезги, кожа горит и шелушится Стекло разбивается, грудина и череп теперь свободны Трупы готовы для погребения Под колесами их расплющенные лица Кровь вытекает из глаз Кровавые жертвы покоятся в могиле Он знает, что мертв, и устремляется в завтра Hа улице навалены горы дымящегося мяса Слева умирает ребенок, из глубоких ран сочится кровь Теперь время питаться мясом Их конец был закономерен Смерть смотрит в мой глаз, который сохранился Слева от дороги, на солнце Подсыхает груда мяса Я вижу свое свежее убийство Слева от дороги Останки их тел Искалечены и раздроблены

Шломо Клейман

Рыжий демон

"Не покидай меня на старости лет моих,

не оставляй меня..."

(из еврейской молитвы)

1

Я не знаю, кто он, где он,

как его зовут,

и зачем он, рыжий демон,

выдумщик и плут,

залетел в мой мозг усталый,

будто на постой,

будто двором постоялым

стал мой мозг больной

для шальных, беспутных бесов,

извергов ночных,

но когда без спросу влез он

Шломо Клейман

Учреждение

Начало этого рассказа переносит нас в те далекие времена, когда никакого Учреждения еще не было и в помине, и к тому событию, с которого, пожалуй, все и началось. И вот мы с вами уже топчемся в самой гуще голодной, разъяренной толпы, на том памятном митинге в пустыне, а с обрывистого возвышения, над толпою, в ее самой сердцевине, Учитель наш в изнеможении и из последних сил хрипит: Друзья, я понимаю, все это вызывает в вас и гнев, и отвращение, но я боюсь, отныне мы еще многие "нельзя" еще не раз услышим, так что к потоку предписаний, спускаемых нам свыше, придется привыкать... Эй сзади там, потише, ну прямо слово не дают сказать... (Толпа ворчливо притихает).

М.Горький

Стихотворения, Баллады, Прибаутки

* * *

Песня волжских босяков, записанная М. Горьким

Солнце всходит и заходит, А в тюрьме моей темно. Дни и ночи часовые Стерегут мое окно. Как хотите стерегите, Я и так не убегу. Мне и хочется на волю Цепь порвать я не могу

В ЧЕРНОМОРЬЕ

Знойно. Тихо... Чудный вид! Там, далеко,- море спит, С берегов же в волны пали Тени тонких миндалей, И чинары в них купали Зелень пышную ветвей; И в прибрежной белой пене, Как улыбка эти тени Как улыбка старых гор, Чьи угрюмые вершины Вознеслись туда, в пустынный, Голубой простор, Где суровый их гранит От земли туманом скрыт.

От авторов:

«Мы — люди одного поколения, одной культуры, одной судьбы (и не ловите на слове — так бывает, что судьбы разные, а судьба одна). Как бы ни складывались исторические обстоятельства и не расходились психологические характеристики, мы говорим на одном языке и думаем в одних категориях.

Хотя, конечно, говорим и думаем не одинаково. И это, как нам кажется, здорово. А как вам — судите сами».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дорожная яма непостижимым образом превращается в могилу…Из сливного отверстия ванны вдруг высовывается человеческий палец…Заброшенная тропа приводит в город призраков, откуда невозможно уйти…Человек понимает, что кричит и что никто его не слышит, кроме мертвецов… Поворот штурвала — и самолет взрывается…Омерзительный коготь может перерезать ваше горло раньше, чем вы догадаетесь, что происходит…

Это — кошмарные сны.

Это — кошмарная реальность.

Это — жизнь, ставшая бесконечным ужасом…

Данный релиз представляет из себя попытку восстановить «родной» сборник «Ночные кошмары и сновидения» — в том виде, как он был издан автором.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Марина Ивановна Цветаева (1892–1941) — великая русская поэтесса, творчеству которой присущи интонационно — ритмическая экспрессивность, пародоксальная метафоричность. В Собрание сочинений включены произведения, созданные М. Цветаевой в 1906–1941 гг., а также ее письма разных лет и выполненный ею перевод французского романа Анны де Ноаль «Новое упование».

Во второй том вошли стихотворения 1921–1941 гг. и переводы поэтических произведений.

http://ruslit.traumlibrary.net

Двенадцать томов серии — это своеобразное документальное повествование Чехова о своей жизни и о своем творчестве. Вместе с тем, познавательное значение чеховских писем шире, чем их биографическая ценность: в них бьется пульс всей культурной и общественной жизни России конца XIX — первых лет XX века.

Десятый том писем охватывает время с апреля 1901 по июль 1902 г.

http://ruslit.traumlibrary.net