На краю леса

Раймон Квено

НА КРАЮ ЛЕСА

Перевод с франц. И. Горачина

На краю леса спутники разделились. Один из них повернул направо, а другой налево, к деревне. Деревья стали реже, по обе стороны дороги потянулись поля, дома приближались. Странник вошел в деревню уже в сумерках. На постоялом дворе зажгли лампы, когда он переступил порог таверны. Пошел дождь; он сел на скамью, поставив рюкзак на пол.

Один из официантов подошел и спросил, что ему подать. Странник подумал о своем спутнике, который теперь, наверное, потерянно бредет под дождем. Он заказал вермут и комнату на ночь. Комнату даст хозяин, ответил официант. Хозяин скоро будет, вы должны подождать его; не беспокойтесь, комната у вас будет.

Другие книги автора Раймон Кено

Жизнь-эпопея Жака Сердоболя происходит на грани яви и сновидения, в додумывании и передумывании (якобы) фиктивных историй, увиденных в кинематографе, которые заменяют главному герою (якобы) действительную историю его собственной жизни. Читатель, а по сути, зритель переходит от детских фантазий (ковбой, король, рыцарь, Папа Римский, главарь банды…) к юношеским грезам (спортсмен, бродячий актер, любовник…) и зрелым мечтаниям (статист в массовке, аскет, ученый-химик, путешественник…), а под конец оказывается в обществе стареньких родителей и их гипотетического внука, завороженно наблюдающего за экранными подвигами заморского киноактера, который чем-то очень похож на него самого…

«Последние дни» — это рассказ о жизни и конце времен, о преходящем и вечном, о грустном и смешном. Для одних героев речь идет о последних днях юности, для других — жизни. Последние иллюзии, последние надежды, последние аферы, последняя любовь — несколько занятных историй, выхваченных из водоворота жизни искушенным взглядом старого официанта парижского кафе, в душе философа и большого поклонника астрологии. Пародийное и вместе с тем философское произведение, едко написанное, изобилующее нелепыми ситуациями, беспристрастная и откровенно веселая книга.

Раймон Кено (1903–1976) — один из признанных классиков XX века, выдающийся французский писатель, поэт, сценарист, переводчик, математик и художник, участник сюрреалистического движения, один из основателей УЛИПО (Мастерской Потенциальной Литературы или Управления Литературной Потенцией), Трансцендентальный Сатрап Патафизического Колледжа, директор «Энциклопедии Плеяды», член Гонкуровской академии.

УДК 82/89

ББК 84.4 Фр

К35

Перевод с французского

Составление и послесловие

Валерия Кислова

Комментарии

Ирины Волевич, Алины Поповой, Валерия Кислова

Художник

Михаил Занько

Кено, Раймон

Упражнения в стиле: Романы, рассказы и др. /

Пер. с франц.; Послесл. В. Кислова; Комм. И. Волевич, А. Поповой, В. Кислова.

— СПб.: «Симпозиум», 2001. — 618 с.

ISBN 5-89091-130-9

Раймон Кено (1903–1976) — один из крупнейших писателей Франции XX в., творчество которого развивалось под знаком предложенной им глубокой реформы французского языка. В настоящий том вошли программные произведения Кено, созданные после Второй мировой войны: не поддающиеся классификации «Упражнения в стиле» (1947), романы «Зази в метро» (1959) и «Голубые цветочки» (1965), а также рассказы, «Сказка на ваш вкус» и пьеса «Мимоходом».

Раймон Кено принадлежал я числу тех обыкновенных гениев, что умеют с поразительной виртуозностью сочетать в своем творчестве серьезное и несерьезное. Можно считать его великим выдумщиком, неистощимым по части изобретения литературных игр, специалистом по переводу «с французского на джойсовский». А можно — человеком, видевшим свою миссию в глубокой реформе французского языка и посвятившим этому делу всю жизнь. Один из крупнейших авторитетов в области ’патафизики, отец-основатель Цеха Потенциальной Литературы, Кено открыл перед изящной словесностью головокружительные перспективы. И произведения, собранные в этом томе, — лучшее тому свидетельство.

© Издательство «Симпозиум», 2001

© В. Кислов, составление, послесловие, 2001

© И. Волевич, А. Попова, В. Кислов, комментарии, 2001

© А. Миролюбова, перевод, 1988

© И. Волевич, перевод, 1994

© А. Захаревич, В. Кислов, Л. Цывьян, перевод, 2001

© М. Занько, оформление, 2001

® М. Занько & Издательство «Симпозиум»: серия «Ех Libris»,

промышленный образец. Патент РФ № 42170

«Зази в метро» — один из самых знаменитых романов французской литературы XX в. Он был переведен на многие языки и экранизирован французским режиссером Луи Малем («Золотая пальмовая ветвь», 1972).

 Фабула проста — описание одного дня и двух ночей, проведенных юной провинциалкой в Париже. Капризную Зази совершенно не волнуют достопримечательности Парижа, а ее единственное желание — прокатиться на метро, но, увы — рабочие подземки бастуют.

 Здесь все вывернуто наизнанку — дядюшка Габриель — не совсем дядюшка, тетушка Марселина — вовсе не тетушка, темная личность Педро Излишек оказывается в итоге Гарун аль-Рашидом, а вдова Авот`я и полицейский Хватьзазад ловят гидасперов на улицах города.

УДК 82/89

ББК 84.4 Фр

К35

Перевод с французского

Составление, перевод и примечания

Валерия Кислова

Послесловие

Паскаля Лётелье, Валерия Кислова

Художник

Михаил Занько

Кено, Раймон

Салли Мара: С ними по-хорошему нельзя. Интимный дневник Салли Мара /

Составитель и переводчик с фр. В. Кислов. Послесловие П. Лётелье и В. Кислова.

— СПб.: Издательство «Симпозиум», 2001. — 366 с.

ISBN 5-89091-140-6

Наследие знаменитого французского писателя Раймона Кено (1903–1976) включает в себя три произведения, опубликованные им под псевдонимом (якобы) существующей ирландской писательницы Салли Мара. Два из них — исторически не вполне корректный роман «С ними по-хорошему нельзя» (1947), посвященный дублинскому Пасхальному восстанию 1916 года, и полная трагизма автобиография «Интимный дневник Салли Мара» (1950) — вошли в эту книгу.

«Туман над Дублином слабел, а запах “Гиннеса” сгущался». Об этом (и не только об этом) — записи, полные самых откровенных признаний и проникнутые духом драматической повседневности многострадального Зеленого острова. До сих пор не вполне ясно, кто их автор. Загадочная ирландка Салли Мара, то ли никогда не существовавшая, то ли отмечающая вскоре свое 85-летие? Или знаменитый во всем мире французский писатель Раймон Кено, член Гонкуровской академии, Великий Хранитель Предлога при Палате Незаметных Исполнений ’Патафизического Коллежа? Пусть читатель попробует разобраться сам.

© Издательство «Симпозиум», 2001

© В. Кислов, составление, перевод, примечания, 2001

© П. Лётелье, В. Кислов, послесловие, 2001

© М. Занько, оформление, 2001

® М. Занько & Издательство «Симпозиум»: серия «Eх Libris»,

промышленный образец. Патент РФ № 42170

Раймон Кено (1903–1976) — выдающийся французский писатель, поэт, эссеист, переводчик, сценарист, лауреат нескольких престижных литературных премий, в том числе премии Черного юмора, участник сюрреалистического движения, один из создателей УЛИПО, Трансцендентальный Сатрап Патафизического Колледжа, и вместе с тем, член Гонкуровской академии, основатель и директор «Энциклопедии Плеяды», известный эрудит, а также художник и математик.

С одним из главных героев романа «Голубые цветочки», герцогом д’Ож, мы встречаемся… каждые 175 лет. Все остальное в этом произведении столь же необычно — начиная от полуфантастического сюжета и кончая языком, ибо, как всегда у Кено, слова здесь с легкостью переиначивают свой смысл и начинают играть совершенно неожиданными гранями и красками. Парадоксально, занимательно и остроумно.

Когда начинается эта история, я нахожусь на дороге, что тянется от Бу Желу до Бад Фету вдоль городских стен. Прошел дождь. В лужах отражаются последние тучи. Глина прилипает к подошвам моих ботинок. Я, грязный и плохо одетый, возвращаюсь после четырех месяцев военной службы. Передо мной созерцает землю и небо неподвижный араб – поэт, философ, аристократ. Так начинается эта история. Но у нее есть пролог, и, хотя я не помню своего детства, словно моя память оказалась поврежденной в результате какой-то катастрофы, я все-таки храню ряд образов времени, которое предшествовало моему рождению. Позднее мне говорили, что нельзя родиться вот так, в двадцать один год, при том, что ноги в грязи, вокруг лужи, а над головой побежденные тучи, дрейфующие к своему концу, и тем не менее все было именно так. От моих первых двадцати лет остались одни обломки, а мою память разорили несчастья.

Роман Раймона Кено «День святого Жди-не-жди» повествует о стране, где царят странные обычаи и ритуалы, а ее окаменевший правитель стоит в виде статуи перед мэрией. Это миф с легендарными героями и не менее легендарными событиями и одновременно — это комический очерк о колониальном туризме, язвительная критика этнографических стереотипов и отстраненный взгляд на абсурдность «цивилизованного» общества.

Роман впервые выходит на русском языке.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Когда я перешел реку по старому деревянному мосту и оказался на другом берегу, я понял, что попал в детство. Кому-то удалось восстановить давно исчезнувший мир, все, что иногда приносили сны и воспоминания. Я стоял на берегу и смотрел на гору и на лес. Все было точно такое, как в детстве, и вдали был виден дом, тот самый, из которого я ушел много лет тому назад. Он стоял на холме, дом моего детства. Мир возвращался ко мне не спеша, со скоростью пешехода, рядом с которым идет пространство, показывая свои дары, вдруг возвращенные мне далеким прошлым. Кто поставил эту удивительную драму, в которой я должен был изображать блудного сына? Случай? Но случай всегда посланец настоящего, его верный слуга, и до прошлого ему нет никакого дела. Да, детство шло ко мне навстречу. Тропа ласково касалась моих подошв. И деревья, узнавая меня, передавали одно другому радостную весть, что я вернулся в свой край. На поляне заржала лошадь. Та самая, которую мы звали Чалкой. Чалка нисколько не изменилась, словно кто-то остановил все часы и люди забыли, что надо срывать листы на календаре. Затем я увидел ветряную мельницу. Она стояла на том же месте, возле ручья, закрытого густо разросшимися кустами смородины. Как я любил эту старенькую мельницу и особенно ее большие деревянные крылья! И мельница тоже любила нас, ребятишек, приходивших собирать смородину сюда, к прохладному ручью. Я нагнулся над ручьем, зачерпнул ладонью студеную воду и поднес ее к губам. Прошлое коснулось моих губ ласково и осторожно. Ручей звенел, мягко ударяясь о круглые камни, исполняя все ту же монотонную песенку, которая началась задолго до моего рождения и все длилась, длилась, длилась, соединяя вечную бодрость с нескончаемым детским сном. Ручей звенел, и его звон возвращал мне давно утраченные дни и то никуда не спешащее бытие, когда ты чувствуешь, что все только что началось, как утро, заглядывавшее в окно вместе с синим кудрявым облаком, плывущим в просторном деревенском небе. Ручей словно говорил мне: — Не спеши. Задержись здесь, посиди. В мире, куда ты вернулся, никто не спешит. Это же твое возвратившееся детство.

Что ожидало юного Келдера на родной ферме? Скука смертная. Чего он хотел от жизни? А чтоб было нескучно и разнообразно. Значит, что надо было делать? Рюкзак на плечи - и вперед по Волшебной Дороге. А впереди... Да-а... Впереди - крылатая красавица, волшебник - недоучка. Впереди - бандиты, демоны, демонологи, заклятия, проклятия, чародеи, те, кто нуждается в защите, и те, от кого не знаешь, как и защититься-то. Впереди - великие города и великие приключения. И уж до того нескучно и разнообразно, что безнадежно мечтаешь об одном - сбавить обороты...

Желтая лента реки неспешно вытекает из тонкой щели горизонта. Скалы древних зданий бессмысленно таращатся в ее мутную глубину. Гранит и бетон набережных осыпаются вниз серой мертвой пылью, добавляя реке строительного материала для дна и берегов. Уровень ее, долго остававшийся неизменным, с течением времени незаметно растет. Грязные волны уже омывают лапы прозрачных сфинксов, царственно разлегшихся на нефритовых парапетах, когда-то находившихся высоко над водой. Через какое-то время грандиозные статуи окончательно исчезнут под неумолимой властью прибывающей воды, но пока еще величие их сильнее стихии.

Рисунок А. Банных

В медчасти Крылечкина сначала смотрели на рентгене, потом на тепловизоре, потом на нейровизоре с какими-то непонятными фильтрами, затем, обстукав и обслушав, часа два мучили хитроумными психологическими тестами — и, наконец, передали из рук в руки высокой стройной блондинкв из отдела кадров.

На блондинке был серебристый брючный костюм из только что вошедшего в моду релятивина. Собственно, серебристым он оставался лишь первые минуты. Пока блондинка изучала новенький диплом Крылечкина и расспрашивала его о семейном положении, о темах курсовых работ, костюм поголубел, налился лазурью, и, словно по небу в цветном фильме, по ткани поплыли легкие белые облачки.

Предсказание вулканических извержений, использование энергии вулканов и строительство промышленного центра у подножия укрощенного вулкана.

Первая публикация повести — журнал «Знание-сила», 1954-1955 гг.

Художник Аркадий Александрович Лурье.

Девяностолетний Джекоб Пинбэнк лежал в изоляторе и громовым голосом, который был слышен на пятьдесят метров вокруг, убеждал каждого, кто заглядывал к нему, что его, Пинбэнка, пребывание здесь — дикое недоразумение. Еще бы! Чувствует он себя превосходно (дай бог доктору такого здоровья!), а ежели кто сомневается в силе его рук, то — хо-хо! милости просим! Колет в груди? Ерунда! Чушь собачья!

Однажды в изолятор проскользнул юноша в белом халате.

Шлагбаум был поднят. Машины — три тяжелых крытых вездехода, не сбавляя скорости, проскочили мимо часовых.

— Прошли! — проговорил в микрофон лейтенант.

— Принято! — прозвучало в динамике. Офицер уступил место солдату и, натягивая на ходу перчатки, вышел из караульного помещения.

Над шоссе, запорошенным снегом, еще кружили белесые вихри, поднятые машинами. Лес вплотную подступал к дороге, и только в той стороне, куда она убегала, в его темную зубчатую стену клином врезалось звездное небо. Вслушиваясь в затихающий рокот моторов, офицер похлопал по карманам шинели, разыскивая папиросы… Закурить он не успел: сирена хлестнула по вершинам деревьев. Ее вопль заполнил все вокруг. Боевая тревога!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кэт и Билл Кволс

ПОЙМИ СЕБЯ И ДРУГИХ

ПОНИМАНИЕ СЕБЯ И ДРУГИХ.

ЛЮБОВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ.

РЕШЕНИЕ КОНФЛИКТОВ.

САМОПОНИМАНИЕ.

ПОЛОЖИТЕЛЬНОСТЬ.

ПОНИМАНИЕ ЭМОЦИЙ.

КНИГА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ.

Постарайтесь улучшить качество вашей жизни! Эта книга поможет вам: - Обогатить ваши любовные отношения - Укрепить дружбу - Добиться успеха в вашей карьере - Найти поэтапное руководство для решения конфликта - Эффективно пользоваться вашими эмоциями - Внести больше интимности в ваш брак Кэт и Билл Кволс-Ридлер - директора Центра отношений Дрейкурса. Эта Национальная Система центров обучения помогает людям по всей Северной Америке лучше понимать человеческие отношения. Билл и Кэт являются также авторами книг "Переориентация плохого поведения детей" и "Указания родителям". Эта книга посвящается всем, кто стремится наслаждаться прекрасными взаимоотношеними. Содержание ВСТУПЛЕНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА 1. НЕОБХОДИМА СМЕЛОСТЬ. КАК ВЫ ВЫРАБОТАЛИ ВАШЕ САМОПОНИМАНИЕ КАКИЕ У ВАС ЖЕЛТЫЕ ВЕРЕВКИ. КОНТРОЛИРОВАНИЕ ПРИРОДЫ. ДОЛЖНО ЛИ В ЖИЗНИ ВСЕ БЫТЬ ПО-ВАШЕМУ? ВЫ МЕНЯЕТЕ МИР. КАК СЕБЯ ПОДБОДРИТЬ. ТЕСТ САМОУВЕРЕННОСТИ ПОДБАДРИВАНИЕ ДРУГИХ. УНИЖЕНИЕ ДРУГИХ ЖИЗНЬ-ШУТКА? БОЯЗНЬ ОШИБОК СОКРЫТИЕ ОШИБОК СМЕЛОСТЬ БЫТЬ НЕСОВЕРШЕННЫМ ГЛАВА 2. НАШИ ЧУВСТВА И ЭМОЦИИ. ТВОРЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. СЛОВАРЬ ЧУВСТВ И ЭМОЦИЙ. ПРИМЕРЫ СЛОВАРНЫХ ТЕРМИНОВ 1.ТВОРЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. 2.ЧУВСТВА. 3.ПОДСОЗНАТЕЛЬНЫЕ НАМЕРЕНИЯ. 4.ВИНА. 5.БЕСПОКОЙСТВО. 33 6.РЕВНОСТЬ. 7.СНЫ. 8. НЕПРИЯЗНЕННЫЕ ЧУВСТВА. 9. ГНЕВ. 10. ГНЕВ НА САМОГО СЕБЯ. 11. ВСПЫЛЬЧИВОСТЬ. 12. СКУКА 13. ЛЮБОВЬ 14. ДЕПРЕССИЯ ПРЕОДОЛЕНИЕ РАЗОЧАРОВАНИЯ ПРИЧИНЫ ДЕПРЕССИИ. ГНЕВ, ЗАМАСКИРОВАННЫЙ КАК ДЕПРЕССИЯ РАСХОЛАЖИВАНИЕ САМОГО СЕБЯ. ОБРЕСТИ КОНТРОЛЬ НАД СОБОЙ. ТАЙНА СНОВ ФАБРИКА ЭМОЦИЙ. ВАШИ НЕОСОЗНАННЫЕ ТВОРЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ СЕРДЦЕ НЕ ЛЕЖИТ. СМЫСЛ НАШИХ СНОВ. 5 ШАГОВ ДЛЯ ОБЪЯСНЕНИЯ ВАШИХ СНОВ. ПОЧЕМУ ЭТО РАБОТАЕТ. СОН ПРОФЕССОРА. ГЛАВА 3. НАШЕ МНЕНИЕ О САМИХ СЕБЕ. МНЕНИЯ КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ НЕПРАВИЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ ПОРЯДОК РОЖДЕНИЯ. ПЕРВЕНЕЦ. СРЕДНИЕ ДЕТИ. САМЫЙ МЛАДШИЙ. ЕДИНСТВЕННЫЕ ДЕТИ. РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ. ПОЛ СОПЕРНИЧЕСТВО ДЕТЕЙ. НЕДОСТАТКИ И ПРОБЛЕМЫ ЗДОРОВЬЯ СОЦИАЛЬНОЕ ОКРУЖЕНИЕ ТРАГЕДИИ В СЕМЬЕ СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ РЕАКЦИЯ РОДИТЕЛЕЙ. КАК РЕШЕНИЯ ФОРМИРУЮТ НАШ СТИЛЬ ЖИЗНИ. ОЖИДАНИЯ КАК РЕШЕНИЯ ФОРМИРУЮТ РАННИЕ ВОСПОМИНАНИЯ. КАК ИНТЕРПРЕТИРОВАТЬ ВОСПОМИНАНИЯ. ДОГАДКИ ВОСПОМИНАНИЯ И ТЕКУЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ВАШИ ВОСПОМИНАНИЯ НАМЕКИ ПО ИНТЕРПРЕТАЦИИ ИЗМЕНЕНИЕ ВОСПОМИНАНИЙ. КАК ВОСПОМИНАНИЯ СОХРАНЯЮТ НАШ СТИЛЬ. ПРИОРИТЕТЫ. СТРЕМЛЕНИЕ К ЗНАЧИТЕЛЬНОСТИ УМЕНИЕ НРАВИТЬСЯ. ПОКОЙ КОНТРОЛЬ. СПИСОК ПРИОРИТЕТОВ. Я НЕ ОЩУЩАЮ СЕБЯ ВАЖНЫМ. ПОКОЙ ОЗНАЧАЕТ ЛЮБОВЬ. Я ДОЛЖЕН УГОЖДАТЬ. МНЕ НЕ ХВАТАЕТ КОНТРОЛЯ. ПРОЦЕСС ИЗМЕНЕНИЯ. ГЛАВА 4. НАШЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ 4 ФАКТОРА НЕПОДГОТОВЛЕННОСТИ. ОБРАЗЦОВЫЙ ГРАЖДАНИН ЖАЛЕТЬ РОЗГУ. ТРАДИЦИОННАЯ СЕМЬЯ ОДНО ИЛИ БОЛЕЕ ПОКОЛЕНИЙ ТОМУ НАЗАД. ПОКОЛЕНИЕ ПОСЛЕ ЧТО НАРУШИЛО ВЗАИМООТНОШЕНИЯ: ЛЮБОВЬ СО ВЗАИМНЫМ УВАЖЕНИЕМ. НОВАЯ МОДЕЛЬ. КАК ОНИ ИЗБЕГАЮТ КОНФЛИКТА. 18 ШАГОВ К СОГЛАШЕНИЮ ДЕМОКРАТИЯ СТИМУЛИРУЕТ ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ. Я НЕ МОГУ ВОДИТЬ МАШИНУ. ОТНОШЕНИЯ ПРИ СВОБОДЕ ЧТО-ТО НИ ЗА ЧТО. Я СДЕЛАЮ ЭТО ЗА ТЕБЯ. ГЛАВА 5. УВЕРЕННОЕ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ САМОУТВЕРЖДЕНИЕ 12 РУКОВОДЯЩИХ УКАЗАНИЙ ПО САМОУТВЕРЖДЕНИЮ. БЫТЬ НЕУВЕРЕННЫМ ПРИХОДИТЬ ДОМОЙ ПОЗДНО ДЕЛОВАЯ ПОЕЗДКА. ПОХОД В КИНО. ПОЙТИ НА ВЕЧЕРИНКУ. ЭТО ВАША ВИНА. МНЕ НУЖНА ПОСУДОМОЙКА. ТАНЦЕВАТЬ СЛИШКОМ БЛИЗКО. ПОЛУЧЕНИЕ ПОВЫШЕНИЯ ЗАРПЛАТЫ. ИСКУССТВО РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТА ДО РАЗГОВОРА. РАЗГОВОР. СПОСОБЫ УМАЛЧИВАНИЯ. ДУМАТЬ И ГОВОРИТЬ О ДРУГИХ. КАК ЭТО ВЫГЛЯДИТ. НЕ СВОДИТЕ СЧЕТЫ, ПОЛУЧАЙТЕ ТО, ЧТО ХОТИТЕ МСТИТЬ? Я? НЕОСВЕДОМЛЕННОСТЬ. НЕВОЗМОЖНОСТЬ ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД ГДЕ ВЫ ОТРИЦАЕТЕ ВОЛЮ. ПРИЗНАНИЕ ПРИЧИНЕННОГО ВРЕДА. ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СВОЕЙ МСТИТЕЛЬНОСТИ ДВА ЭТАПА ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ЧУЖОЙ МСТИТЕЛЬНОСТИ. ВОЛШЕБНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ. ПРИЧИНЕННАЯ БОЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ ЗЛОСТЬ. ГЛАВА 6. ДРУГОЙ ПОЛ НАШЕ ОТНОШЕНИЕ ПЛАН ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ. Я НЕ МОГУ НАЙТИ ЛЮБОВЬ. 1+2=0 МОЕ ОТНОШЕНИЕ НЕ СЕРДЕЧНОЕ. 37 СИМПТОМОВ ПРИЧИНЫ ИНТИМНЫХ ПРОБЛЕМ. 4 ОШИБОЧНЫХ ЦЕЛИ. СХЕМА ЛЮБОВНОЙ ПРОГРЕССИИ. ГРАФИК СЧАСТЬЯ. ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ К ИНТИМНОСТИ. ДЛЯ КАКОЙ ЦЕЛИ? ПОЧЕМУ ЭТО ТО, ЧЕГО ОТ МЕНЯ ЖДУТ? ЧТОБЫ СОПЕРНИЧАТЬ С ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ СВОЕГО ПОЛА ПОТОМУ ЧТО МНЕ НУЖЕН КТО-ТО, КТО НЕ БУДЕТ СОПЕРНИЧАТЬ СО МНОЙ ПОТОМУ ЧТО Я ХОЧУ. ЧТОБЫ КТО-ТО МНОЙ ВОСХИЩАЛСЯ. ПОТОМУ ЧТО Я ХОЧУ ПОДЧИНЯТЬ ИЛИ КОНТРОЛИРОВАТЬ КОГО-ТО. ПОТОМУ ЧТО Я ХОЧУ, ЧТОБЫ КТО-НИБУДЬ ОБО МНЕ ЗАБОТИЛСЯ ПОТОМУ ЧТО Я ХОЧУ О КОМ-НИБУДЬ ЗАБОТИТЬСЯ. ОЩУЩАТЬ УСПЕХ ИЛИ ПРЕСТИЖ ЧЕРЕЗ УСПЕХ СВОЕГО СУПРУГА. ПОТОМУ ЧТО Я ХОЧУ, ЧТОБЫ КТО-ТО ОБРАЩАЛ НА МЕНЯ ВНИМАНИЕ. ЗАПОЛНИТЬ ПУСТОТУ В МОЕЙ СОБСТВЕННОЙ ЛИЧНОСТИ. ПОТОМУ ЧТО Я ХОЧУ. ЧТОБЫ КТО-ТО СДЕРЖИВАЛ МЕНЯ. ПОТОМУ ЧТО У НЕГО ЕСТЬ ЧЕРТЫ. ПОХОЖИЕ НА РОДИТЕЛЯ ИЛИ БРАТА. ЧТО ВЫ ЧУВСТВОВАЛИ БУДУЧИ ЛЮБИМЫМ. УВЕЛИЧЕНИЕ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ НРАВИТЬСЯ СЕБЕ НЕ БЫТЬ САМИМ СОБОЙ. УДАРИТЬ СОБАКУ ПОДБАДРИВАНИЕ САМОГО СЕБЯ. СТРАХ ПОДРЫВАЕТ ДОВЕРИЕ. НЕ СОЗНАВАТЬ СТРАХА. ВЫПОЛНЯТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. БРАТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛЮБВИ НОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛЮБВИ. ОБВИНЕНИЕ. БЫТЬ НЕСОВЕРШЕННЫМ. ВЕРНОСТЬ ОДНОМУ ЧЕЛОВЕКУ. ПРИСПОСОБЛЕНИЕ К ИЗМЕНЕНИЯМ В ОБЩЕСТВЕ. ОСВОБОЖДЕНИЕ НОВЫЙ ДОГОВОР НОВАЯ СВОБОДА. НОВАЯ ЦЕЛЬ. ГЛАВА 7. НАСЛАЖДЕНИЕ ЖИЗНЬЮ. ВАШИ РЕАКЦИИ. БЫТЬ ВМЕСТЕ. КОМУ КАКОЕ ДЕЛО? ДЕВЯТЬ ЭТАПОВ ПЕРЕОРИЕНТАЦИИ САМОГО СЕБЯ. КОГО ВИНИТЬ?

Любомир Кынчев

Прошел слух...

Я был очень взволнован. Мне нужно было немедленно попасть к директору и сообщить ему о пожаре на одном из наших складов готовой продукции. Но в приемной, как обычно, было много народу, главным образом наши служащие. Товарищ Гю-лембаков принимал по одному - любил поговорить с подчиненным с глазу на глаз. Конечно, меня разбирало любопытство, о чем там беседуют, но дорога была каждая минута. Вообще-то я человек спокойный и терпеливый. Однако от одной мысли, что теряется драгоценное время, у меня дрожали руки и в глазах аж потемнело.

Петр Кырджилов

КАМЕНЬ

Чемоданы оттягивали руки, будто были набиты свинцом. А тут еще и внук мотался под ногами, усугубляя хаос этого с самого утра сумасшедшего денечка. До чего же душно и шумно! Когда голос из громкоговорителя уже второй раз выкликнул его имя, профессор Марсель Вилар убедился окончательно, что никогда не любил вокзалы и аэродромы. Но наконец-то блеснула надежда, что он выберется из чертова ультрасовременного лабиринта, вернее, не блеснула, а замигала розовым светом над одним из входов. Номер 6, разумеется, именно шестерку искал он последние двадцать минут. Внук опять начал выкаблучивать, когда они оказались в каком-то пустом рукаве, нацеленном в утробу самолета. Дать бы сорванцу сейчас подзатыльник, но позади шествовала американская семья, и профессор решил, что рукоприкладствовать и непедагогично и, главное, непатриотично. Лишь когда самолет набрал высоту и все начали успокаиваться в своих креслах. Марсель Вилар ощутил прилив спокойствия. Вся эта чехарда завертелась вчера вечером, едва почтальон принес телеграмму. Она была короткой, но, пожалуй, никакой другой текст в жизни профессор не перечитывал с таким интересом, хотя уже и не надеялся когда-либо его прочесть: - Вылетай незамедлительно. Подходит срок камню заговорить. Баму. Баму. Это имя, ничего не говорящее огромной части человечества, носил один из его представителей, и был он погружен в такие тайны, что раскрыть их не удалось бы никому. Баму... Он как будто вечен, как будто появился на Земле еще в эпоху динозавров, дабы терпеливо дожидаться эры покорения звезд. Марсель сызмальства помнил его - низенький седоволосый морщинистый негр, вечно задумчивый, время от времени что-то бормочущий себе под нос, но стоило перехватить его взгляд - и возникала мысль, что такой взгляд укротит даже хищного зверя. Марсель вырос в Африке. Мать свою он не помнил: она умерла, когда мальчику было всего три года. Отец Вилара, один из самых известных миссионеров в Западной Африке, взял его к себе. Плато Бандиагара, соломенные хижины догонов, где копошились крохотные негритята с большими животами, - вот первые жизненные впечатления будущего профессора. И глаза Баму. Старый жрец стал его учителем и покровителем; он по существу заменил отца, поскольку земная миссия пастора Вилара предполагала долгие отлучки. Баму посвятил сына миссионера в тайну языка сиги со, раскрыл сказочные глубины верований своего племени, странные обычаи и обряды догонов, научил понимать и ценить их самобытное искусство. В двадцать один год Марсель впервые увидел Париж, город его очаровал. Он закончил Сорбонну и через три дня после получения диплома этнографа уже ступил на палубу парохода "Леонардо да Винчи". Он не мог представить себе дальнейшую жизнь без Африки. Было лето 1931 года. По приезде на родное плато Бандиагара оказалось, что отец Вилара уже умер. Баму рассказал довольно смутную историю, как-то непривычно отводя взгляд. Сводил он Марселя и к могиле на краю селения, где холмик земли был увенчан неумело сработанным бамбуковым крестом. После этого Марсель переменился: стал немногословен, ушел в себя и спасение от отчаяния пытался найти только в работе. То были годы, когда он все ближе сходился с Баму, пока наконец совет старейшин не допустил Вилара в святая святых - к Тайному Знанию. Религия догонов, давно уже ставшая целью и смыслом его жизни, была многозначной и многозвучной. Легенды о Начале могли знать только члены Ава, общности сокрытых под масками - олубару, которые прошли специальную подготовку и владели языком сиги со. Марсель еще в детстве знал кое-что от отца. Баму тоже вспоминал довольно-таки странные истории, однако воспринимались они как сказки, не более. Но, слушая монотонные, идущие из глубины веков слова старейшины в полуразрушенном святилище. Марсель не мог остаться равнодушным: эти языческие воззрения, жрецами современной науки именуемые суевериями, подозрительно точно совпадали с новейшими теориями о происхождении Вселенной, с постулатами мироздания. Сколько уже лет минуло, но помнилось, как будто еще вчера Дядя Темнеющее Око сидел против него и рассказывал легенду о Бледной лисице Йугуру, пришельце с тройной звезды. Ту, что в центре, догоны именовали Сиги толо, а ее спутниц - По толо и Эме па толо. Тройная звезда играла главную роль в рассказах посвященных, будучи символом всего Сотворения. Отец говорил, что речь шла о самой яркой звезде нашего небосклона - о Сириусе. Бледная лисица приплыла на Землю в подобии Ноева ковчега, покинув По толо. Бесконечно долго длилось ее путешествие среди звезд, покуда она не достигла Земли и не основала род Владетелей. В святилище и сейчас еще сохранились, должно быть, рисунки, которые Марсель когда-то старательно копировал один за другим. В центре этой картинной галереи, в большой нише, была изображена Бледная лисица, плывущая к Земле от звезды По толо. Профессор вспомнил, как его поразила одна наивная, расцвеченная яркими красками фреска, где были показаны Солнце и Сириус. Соединяющая их кривая завивалась на концах в спирали, так что нельзя было отделаться от ощущения, что это безукоризненная траектория межпланетного перелета. Сейчас, когда ровное гудение двигателей "боинга" погрузило в дрему большинство пассажиров, а тени от ночного освещения затаились по углам и при желании в них можно было вообразить все что угодно, память воскресила во всех подробностях великий для Марселя Вилара день - День посвящения. Святилище догонов находилось в обширной пещере возле вершины Холма гиены. Ни одно живое существо не смогло бы проникнуть в пещеру, посвященные должны были одолеть длинный подземный ход вроде тоннеля, вход в который знал лишь Баму. Гладкие стены тоннеля, покрытые загадочным матово-голубым материалом, вряд ли были сооружены самими догонами - они затруднялись возвести даже соломенную хижину. В центре пещеры возвышался алтарь. Возле этого алтаря и был посвящен в тайны жизни и смерти Марсель Вилар, единственный белый человек, удостоенный этой чести в двадцатом столетии. Под конец церемонии Баму указал на невзрачный и запыленный кусок материи, что закрывал небольшое углубление в скале, и в первый и последний раз вспомнил о Камне. "Настанет время - и тебя призовут, где бы ты ни находился, призовут, дабы ты услышал голос Камня", - сказал жрец... С той поры минуло полвека. В конце войны Марсель вернулся во Францию, опустошенную, настрадавшуюся. Тогда-то он и познакомился с Натали. То были самые счастливые его годы. И самые плодотворные. Он получил кафедру, стал профессором, написал книгу "Загадка догонов".

ДЖЕК ЛЬЮИС

КТО У КОГО УКРАЛ?

Пер. с англ. М. Литвиновой

Куинз-виллидж, шт. Нью-Йорк,

улица 219, 90-26,

м-ру Джеку Льюису 2 апреля 1952 г.

Уважаемый мистер Льюис,

возвращаем Вам рукопись Вашего рассказа "Девятое измерение". Сначала нам показалось, что рассказ можно опубликовать. В самом деле, почему бы и нет? Ведь был же он опубликован в журнале "Космические саги".

Вам, конечно, хорошо известно, что подписанный Вашим именем рассказ впервые увидел свет в 1934 году и принадлежит перу великого Тодда Тромбери. Мой Вам совет - никогда больше не занимайтесь плагиатом. Себе дороже стоит. Поверьте. Всего наилучшего.