На границе тучи ходят хмуро…

Россия конца 19 века. Экономический подъем и развитие промышленности Российской Империи соседствуют с нищетой и безграмотностью подавляющей части её населения… Какие возможности у обыкновенного подпоручика пограничной стражи, из обедневшего княжеского рода, в провинциальном Ченстохове? Честно служить и надеяться, что начальство и царь-батюшка его не позабудут. Так бы и было, но… По воле катаклизма наш современник оказался в теле молодого выпускника Первого Павловского военного училища. Как выживет он в мире, который для него чужой? Поплывёт ли по течению или воспользуется шансом – построить свою жизнь заново…

Отрывок из произведения:

То, что охота не задалась, стало понятно почти сразу, мелкий дождик прямо-таки шептал – спать, спать… На следующий день ничего не изменилось, но всё же, немного подзаправившись "топливом", несгибаемые охотники выдвинулись на поиск какой-нибудь живности. Желательно косуль – на них даже и лицензия была. Под вечер все согласны были даже и на одинокого зайца, тогда хоть было бы чем оправдать целый день бессмысленных шатаний по лесам и полям необъятной родины. Увы! Пришлось (как и всегда) отвести душу на пустых пивных банках и берёзовых чурбачках. Точку в этих немудреных развлечениях поставила начавшаяся на закате летняя гроза – красивая, с полыханием разрядов на полнеба, громом, от которого закладывало уши, и косыми струями теплого ливня. Все охотники, весело перекрикиваясь, потрусили к палаткам, а один решил снять буйство стихий на "цифровик", для чего немного отошёл в поле, где и принялся периодически сверкать вспышкой. Последнее, что все запомнили отчетливо – двойная вспышка со стороны одинокого силуэта, слегка размытого в водяной пыли: маленькая из рук и большая, соединившая землю и небо толстым плазменным жгутом. Потом настало время запредельного ЗВУКА, раздирающего тело и сознание… Когда первые, кто очнулся, подбежали поближе, в поисках своего товарища, их почти сразу и дружно вывернуло – от густого запаха сгоревшего мяса. Тела никто так и не нашёл…

Другие книги автора Алексей Иванович Кулаков

Мало закатить камень на вершину горы. Нужно еще постараться, чтобы твой труд не пропал даром! Наш современник, волей случая сменивший век двадцать первый на девятнадцатый и ставший молодым, родовитым и… практически нищим князем, вдобавок последним в своем роду, окончательно принял новое имя и жизнь. Начав все с чистого листа, всего за семь лет достиг вершин общества, признания и успеха. Удача сопутствует князю Агреневу, но будет ли так всегда?.. Покатится ли его «камешек» легко по склону, побуждая к движению сначала камешки поменьше, а затем и большие валуны, и превратится ли его бег в неудержимую лавину? Или он остановится перед непреодолимым препятствием и станет еще одним памятником тщетности сует?

Россия конца 19-го века. Экономический подъем и развитие промышленности Российской империи соседствуют с нищетой и безграмотностью подавляющей части населения… Какие возможности у обыкновенного подпоручика пограничной стражи из обедневшего княжеского рода в провинциальном Ченстохове? Честно служить и надеяться, что начальство и царь-батюшка его не позабудут.

Так бы и было, но… По вине катаклизма наш современник оказался в теле молодого выпускника Первого Павловского военного училища. Как выживет он в мире, который для него чужой? Поплывет ли по течению или воспользуется шансом построить свою жизнь заново?

Бойтесь желаний своих, ибо они имеют свойство сбываться. Некогда обычный человек в веке двадцать первом и ставший титулованным аристократом и офицером пограничной стражи в веке девятнадцатом, Александр проверил истинность этого утверждения на себе. Поначалу он просто очень хотел выжить в чужом для него времени и мире. Потом – жить нормально, не экономя скудное жалованье корнета-пограничника. Затем появилось еще одно желание, другое, третье… и как-то так вышло, что теперь, на шестом году новой жизни, он – оружейный магнат, изобретатель, успешный фабрикант и обладатель миллионного состояния. Все сбылось, всего достиг… Или не всего? Странное желание будоражит кровь князя Агренева, не дает спокойно спать и жить. Дикое и неразумное в своей простоте и невозможности желание – провести корабль империи сквозь две революции и две войны…

Московская Русь шестнадцатого века… Смутное и тяжелое время. С юга рубежи молодой державы постоянно пробовало на прочность Крымское ханство, с запада – королевство Шведское и Великое княжество Литовское, по стране время от времени прокатывались эпидемии и неурожаи, да и иных невзгод хватало. Кровь людская лилась что водица!.. Однако нашему современнику по имени Виктор, волей случая оказавшемуся в прошлом, можно сказать, крупно повезло, потому как в новой жизни семья ему досталась хорошая. Большая, крепкая, дружная! Семья великого государя, царя и великого князя всея Руси Иоанна Васильевича, за живость характера и исключительное миролюбие прозванного Грозным…

Как изменить мир?.. И сложно, и просто одновременно. Начни с себя, сделай первый шаг – и мир вокруг тут же изменится следом за тобой. Вот только мало у кого на это хватает силы духа, увы. И у нашего современника, капризом судьбы попавшего в девятнадцатый век, на это не было ни силы, ни воли, ни даже малейшего желания. Но… Жизнь, как известно, самый лучший учитель. Не хочешь – заставит. Не можешь? Научит. Если только, ха-ха, не протянешь ноги в ходе учебного процесса. Он выжил. Переломил себя, переступил через собственную слабость, нетерпение и боль, неуверенность и страх, чужую и свою кровь – а заодно обрел новую цель, а вместе с ней и смысл жизни.

Аннотация: Продолжение "На границе тучи ходят хмуро".

Книга вторая - новое название "Тихие шаги РОКа". Закончено.

От  16.02.2012г

Завершив свой жизненный путь в веке двадцать первом, пройдя сквозь боль, смерть и перерождение, наш современник обрел в новой жизни то, что желал больше всего. К чему стремился душой, о чем страдал сердцем, тянулся и тосковал… И пусть за окном ныне грозный и жестокий шестнадцатый век, где Русь только-только выкарабкалась из ямы долгой феодальной раздробленности и мир вокруг полон тревог и лишений. Пусть! Зато теперь у него есть настоящая семья, где его любят. А еще заботливый отец начал допускать своего наследника к семейному делу – тому самому, которым их род занимается вот уже почти шесть сотен лет. Войны и интриги, покушения на жизнь и предательство со стороны бояр и князей, тайные убийства и вполне себе открытые казни – одним словом, обычный семейный бизнес династии Рюриковичей на троне Московской Руси…

Россия конца 19-го века. Экономический подъем и развитие промышленности Российской империи соседствуют с нищетой и безграмотностью подавляющей части населения… Какие возможности у обыкновенного подпоручика пограничной стражи из обедневшего княжеского рода в провинциальном Ченстохове? Честно служить и надеяться, что начальство и царь-батюшка его не позабудут. Так бы и было, но… По воле катаклизма наш современник оказался в теле молодого выпускника Первого Павловского военного училища. Как выживет он в мире, который для него чужой? Поплывет ли по течению или воспользуется шансом построить свою жизнь заново?

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Юрий Зыков

Паpижские каникулы.

Как известно, Теpтуллиан говоpит о возможности пpотекания pазличных вpеменных потоков ("pукавов полноводной и нетоpопливой Реки под названием Вечность") в пpеделах огpаниченного участка пpостpанства ("не смешивают стpуй над этим илистым дном"). Пpимеpно то же утвеpждал в тpетьем веке Лонгин, когда в pечи пpотив Папиpия Стоика назвал его живущим с удвоенной скоpостью - "желает опеpедить остальных". Я пpедполагаю, что скоpость (а скоpее всего, также и напpавление) этих "pукавов pеки Вpемени" связано с локальными особенностями участков пpостpанства, чеpез котоpые они несут свои воды. Рельеф местности, хаpактеp климата, истоpическое наследие, менталитет населения - все это оказывает влияние на течение вpемени. Есть места, где оно несется, как гоpный pучей, есть места - где еле ползет, pазливается шиpокими озеpами, на меpтвой повеpхности котоpых, подобно лилиям, pаскинулись, неподвижные и уснувшие, стpанные места. Сpеднея Галлия - одно из этих зачаpованных мест. Здесь я сейчас пpебываю.

Уникальный эксперимент по созданию на Гее альтернативной истории России ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Софья Алексеевна Романова УДАЧНО восстановлена на престоле — и теперь команда прогрессоров, во главе которой стоит хорошо известный поклонникам отечественной фантастики по романам «По ту сторону черной дыры» и «Путь, исполненный отваги» Андрей Волков, намерена превратить ее правление в торжество разума и гуманности.

Победа над украинско-турецким флотом ДОСТИГНУТА. На очереди — многочисленные реформы.

Но «золотого века» почему-то ОПЯТЬ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ.

Получается что-то СОВСЕМ другое!..

От автора знаменитого «Последнего мира» – новый роман, стоивший ему 15 лет работы.

Роман невыносимо трогательный и бесконечно болезненный, пронзительно красивый и неповторимо лиричный.

Моорский Крикун, Собачий Король и Бразильянка – центральные персонажи эксцентричного многофигурного хоровода.

Сказать больше значило бы испортить читателю удовольствие.

Вереница машин торжественно проследовала мимо развалин, миновала универмаг, скалящийся разбитыми витринами, и остановилась в десятке метров от обелиска. Площадь не переименовывали, она так и носила прежнее название - площадь Павших Борцов. На гранитном обелиске, украшенном чугунными барельефами с символическими изображениями немецких солдат, павших в бою за Сталинград, золотом отсвечивали готические буквы, из черного чугунного венка вырывалось неровное голубовато-рыжее пламя, колеблющееся на ветру. Над обелиском пронзительно голубело осеннее небо, казалось, что пламя стремится обжечь небеса.

Ленин живее всех живых (ну может лишь слегка мертвее), и причина тому — магия кошачьего бога.

Как могло быть всё иначе — в замечательном рассказе мастера альтернативной истории Андрея Лазарчука.

Роман «Место, которое есть» раскрывает идею антиутопии в необычном свете. Мир будущего, пессимистичного и болезненного, пугающ, но вместе с тем страх наводят и жители этого времени. Они другие, но в каком-то смысле — это карикатуры на нас. Сквозь призму рассуждений автора чётко видна параллель с современностью. Гротескная составляющая романа постоянно напоминает нам о наших собственных страхах, а создающийся вокруг мир постепенно заставляет не только переживать за героев, но и задумываться о собственной роли и собственной жизни. Наше общество увязло в идее утопичного будущего, в уверенности движения вперёд, но мало кто из нас может сказать, сколько раз изменился вектор того пути, по которому человечество идет с момента обретения разума.

По Библии, Мафусаил жил 969 лет. Он был первым и самым известным долгожителем. На протяжении истории человечество ищет способ продлить свой век, но пока все еще далеко от прорыва в этом направлении. Но представьте, что эликсир жизни доступен уже сейчас. Как изменится наше общество, если долголетие можно будет просто купить? Фантастическая антиутопия «Проклятие Мафусаила» предостерегает: вечная жизнь — это не дар богов, а дьявольское искушение. 18+

Природа всегда сильнее человека, потому что легко обойдется без него. Чего не скажешь о людях, которые не способны и дня прожить без того, что дает природа. Но что будет, когда силам планеты, настоящим силам, а не нашим придумкам вроде денег и славы, надоест человеческая цивилизация? Смогут ли выжить те, кто искренне считал себя венцом творения? Где пройдет грань между человеком — частью этого мира и человеком — разрушителем? Рассказ «Восставшая природа» дает ответы на эти вопросы. А еще дает надежду на то, что природа все же мудра и милосердна. И человек, принявший свое место не как царь природы, а ее дитя, все же получит шанс на жизнь.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Оксана с дочерью приезжает навестить отца, с которым не виделась несколько лет. Поначалу отец и дочь прилагают все усилия, чтобы сделать их встречу приятной… Но за внешним благополучием скрываются обиды и разочарования, которые накапливались всю жизнь и выплеснулись во время ночного разговора…

Извечный вопрос: что должны нам наши родители? Должны ли они нам больше того, что уже дали? Ведь они дали нам самое ценное — жизнь…

Полное собрание поэзии на 16.02.2011.

Марина и Сергей ДЯЧЕНКО. СЛОВО ПОГИБЕЛИ № 5

…обрушилось на совершенно невинную жертву — скромную поселковую учительницу. Ведется следствие…

Джеймс СТОДДАРД. ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ

«Книга жизни», «открытая книга» — разбрасываясь такими фигурами речи, люди не задумываются об их буквальном значении. Недальновидно!

Иван НАУМОВ. БЕЗРЫБЬЕ

Рожденный плавать летать не может?

Ал МИШО. ЗАСОЛКА И КОНСЕРВИРОВАНИЕ

Женщинам случается потерять голову, но на этот раз даме «снесло крышу» не от любви и не в процессе шопинга.

Джеффри ФОРД. НОЧЬ В «ТРОПИКАХ»

Грабители предполагали, что за содеянное придется расплачиваться, но чтобы так…

Роберт Т. ДЖЕШОНЕК. БОЯЗНЬ ДОЖДЯ

Эта очистительная стихия поглощает город раз в сорок лет, дабы освободить его от скверны.

Джордж ТАКЕР. КРУГ

Пепел деда-шамана стучит в сердце молодого индейца.

Аркадий ШУШПАНОВ. КОНЕЦ ДЕТСТВА

Экранные метаморфозы классической английской сказки.

Дмитрий КАРАВАЕВ. «ЧЕГО ТЕБЕ НАДОБНО, СТАРЧЕ?»

Пушкин — «наше все». Интересно, а так ли обстоит дело с экранизациями сказок великого поэта?

Тимофей ОЗЕРОВ. ТОРЖЕСТВО АНИМАЦИИ

…ведь она потихоньку начинает вытеснять игровое кино с большого экрана.

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

Сборная России в финале чемпионата мира по футболу — может, это уже и не фантастика?

Наталья РЕЗАНОВА. КАРЛИКИ И ИНФАНТЫ

Писательница озабочена дальнейшей судьбой литературной фэнтези.

РЕЦЕНЗИИ

Пока читатели нежились на пляже, рецензенты без устали читали книги.

КУРСОР

У новостей не бывает отпусков!

Евгений ВОЙСКУНСКИЙ. ОСТРОВ В ОКЕАНЕ

Легендарный писатель о легендарной Малеевке. Как все начиналось?

Борис РУДЕНКО, Владимир БАКАНОВ, Евгений ЛУКИН. ПИТОМНИК ДЛЯ ФАНТАСТОВ

«Семинаристам» тоже есть что вспомнить.

Вл. ГАКОВ. ВОЙНА ЗА МИР

О знаменитом французском писателе, которому в этом году исполнилось бы 100 лет, наверное, можно было бы сказать: чужой среди своих… Или все-таки свой среди своих? Во всяком случае он в равной степени принадлежал и Большой литературе, и цеху фантастов.

ПЕРСОНАЛИИ

Детальное досье на авторов номера.

«Я очень люблю воспитывать свою дочь. Или кого-нибудь другого. Кто есть под рукой…

Однажды я жил в Ялте, и никого под рукой не было. А повоспитывать кого-нибудь очень хотелось.

Я и стал писать своей дочке письма…»

Э. Успенский