На главных направлениях

Бойков Павел Михайлович

На главных направлениях

Из вступления: В 1937 г. сын рабочего Павел Бойков по комсомольскому набору поступил в Ленинградский аэроклуб, а в 1938 г. стал летчиком-инструктором. В 1942 г. Бойков окончил Сталинградскую школу летчиков-истребителей. В октябре того же года прибыл на Сталинградский фронт и до Дня Победы находился в действующей армии. За время войны П. М. Бойков летал на самолетах-истребителях, произвел 386 боевых вылетов, из них 215 на воздушную разведку, участвовал в 50 воздушных боях, в которых лично сбил 15 самолетов противника и 4 - совместно с другими летчиками. 12 августа 1943 г. П. М. Бойков, выполняя боевое задание по прикрытию своих войск от ударов авиации противника, вступил в воздушный бой с бомбардировщиками Ju-88, действовавшими под прикрытием истребителей Me-109). В этом воздушном бою он сбил два бомбардировщика и один истребитель противника. Будучи тяжело раненным, выбрался из самолета, раскрыл парашют, но приземлился в расположении фашистских войск. Местные жители... помогли перейти линию фронта. После излечения в военном госпитале врачи запретили П. М. Бойкову летать, но он вернулся в свой полк. Летая с испорченным зрением, П. М. Бойков произвел 185 боевых вылетов, участвовал в 35 воздушных боях, в которых сбил 8 вражеских самолетов.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф.Ф.Павленковым (1839—1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф.Ф.Павленковым (1839—1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

В возрожденной чешской литературе между множеством замечательных мужских имен видим имена женские. Возрождение чешской литературы совершилось не более пятидесяти лет, а в продолжение этого времени мы видим шесть чешских женщин, которые посвятили всю свою деятельность угнетенной литературе своего угнетенного народа. Самою первою из этих женщин по времени считается Марья Чацкая, поэт. Она писала между 1838 и 1844 годами и написала не много, но очень хорошо. Потом, в 1842 году, явилась на литературное поприще Божина Немцова;

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад отдельной книгой в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839—1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют по сей день информационную и энергетико-психологическую ценность. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад отдельной книгой в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839—1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют по сей день информационную и энергетико-психологическую ценность. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад отдельной книгой в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839—1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют по сей день информационную и энергетико-психологическую ценность. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад отдельной книгой в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839—1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют по сей день информационную и энергетико-психологическую ценность. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад отдельной книгой в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839 – 1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют по сей день информационную и энергетико-психологическую ценность. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Н_А_Боков

Виртуальный роман: Дефлорация Фло

В конце ноября 2001 года на одном из сайтов знакомств появилось следующее объявление: "Профессор Н_А_Боков ищет свою Лолиту - сексуально озабоченную, но боящуюся потерять невинность - для виртуального романа. Разрешается все. Жду".

Ждать пришлось недолго. Через несколько дней в почтовый ящик Н_А_Бокова поступила электронная записка за подписью Флора с предложением начать такой роман.

Бокулев Алекс

(Алекс Драгон)

Игра

Посвящается моей сестре,

единственной и неповторимой.

Они шли вперед. Стрелы смертоносным ливнем неслись им навстречу, унося сотни жизней, но на месте сотни убитых появлялись тысячи живых, и они шагали навстречу Смерти, втаптывая в грязь тела предшественников. В сумерках приближающейся ночи они были похожи на теней, темные и молчаливые, неумолимые в своем стремлении убивать. Это был конец. Конец Силам Света, последние минуты жизни этого мира. Я стоял на утесе, холодный ветер бил в лицо и развевал полы черного плаща, неся запахи дыма и смерти. Hе скажу, чтобы я был счастлив, к чувству удовлетворения примешивалось сожаление победа означала конец Войны, а, значит, и мою Смерть. Hесмотря на натиск Темных Сил, Белая Цитадель еще держалась. Темное войско бесновалось у ее подножия, не в силах сокрушить благославленных Светом стен. Hо вот врата Цитадели распахнулись, и из них в боевом порядке выехали светлые рыцари. " Hу что ж, это твоя последняя ошибка " - констатировал я и двинулся к открывшимся воротам. Мой дракон хотел было последовать за мной, но я жестом остановил его - Последний Бой я должен выиграть сам. Как и следовало ожидать, рыцарей смяли за несколько минут, и мои войска хлынули внутрь твердыни. Гвардейцы Светлой цитадели наверняка дорого продали свои жизни, но меня это мало беспокоило - потеряй я хоть половину армии, исход битвы был предрешен еще до ее начала. Я расчищал себе путь ко входу, без разбора рубя всех, кто попадался на пути - будь то свои или враги. Темная сталь моего двуручного меча побагровела от крови, клинок тонко пел жутковатым голосом металла, впитывая Силу от каждой капли пролитой им крови. Вот наконец и ворота. Я поднялся по скользкой от крови лестнице на второй этаж - чувства безошибочно вели меня в нужном направлении. Здесь повсюду лежали тела растерзанных стражников, перемежаясь с темными останками моих воинов. Hемного дальше по коридору кипела жестокая схватка, лязг металла и предсмертные вопли сотрясали стены некогда прекрасного дворца. В центре побоища выделялась женская фигура в светлых одеяниях. Все ее защитники уже полегли, и теперь она в одиночку отбивалась от наседавших на нее со всех сторон врагов, сжигая их волшебным голубым огнем из жезла. Сабли же моих воинов не причиняли ей никакого вреда, отскакивая от смуглой кожи Светлой Друидессы, словно от драконьей чешуи. - Прочь, черви! - проревел я, расшвыривая своим мечом темных воинов, - Это моя битва! Завидя меня, бойцы расступились, давая путь. - А вот и ты! - Друидесса наградила меня очаровательной улыбкой. Я ответил ей тем же, но закрытый шлем надежно скрывал мое лицо. - Может быть, сдашься? - дружески предложил я, - К чему излишнее кровопролитие? - И это говоришь ТЫ? Так вот мой ответ! - с этими словами в меня полетела порция голубого пламени. Легко уклонившись в сторону, я сделал ответный выпад, но Друидесса была к нему готова, и мой меч поразил пустоту. Следующий огненный выстрел опалил мой плащ. Описав мечом дугу над головой, я нанес смертоносный удар, способный сокрушить каменную стену, но лезвие моего клинка со звоном наткнулось на вовремя подставленный жезл Друидессы. Hе разнимая оружия, она повернула жезл в мою сторону, и в грудь мне ударил столб яркого пламени. Только великолепная реакция спасла меня от мгновенной смерти, и в последний момент я успел отскочить влево, подставив под огонь правую руку. Волшебное пламя охватило мое предплечье - правая рука была потеряна навсегда. Hо у меня осталась левая, которой я и нанес решающий удар: совершив разворот на сто восемьдесят градусов, я всадил меч в незащищенную спину Друидессы, с удовольствием ощущая, как сталь клинка все глубже проникает в ее плоть. Коротко вскрикнув, друидесса упала на колени, и, в последний раз взглянув мне в глаза, распласталась на полу. Под ликующие вопли своих воинов я смотрел, как по ее белому платью медленно расползается пятно ярко-алой крови. Она ушла. Что ж, пора и мне. Левой рукой я направил острие меча себе в сердце. Клинок, на котором еще не высохла кровь Друидессы дрожал от нетерпения в моей руке. Мысленно сказав этому миру последнее "Прости", я сделал резкое движение рукой, и все вокруг окутала густая тьма.

Трое юных смельчаков — братья Чани и Хани и принцесса Радужной страны Рюби — отправляются в новое путешествие. На этот раз их путь лежит в замок Хозяина Туманов, повелителя снежных волков. В руках странников старинные мечи — синий, зеленый и красный. Давным — давно их выковали неизвестные мастера и вложили в них силу воды, воздуха и огня. Но для полной победы над Хозяином Туманов необходим еще один, голубой меч — с силой земли. Без него поверженное зло может снова обрести былое могущество...

Обугленное бревно еще слегка дымилось, сизые струйки быстро таяли в воздухе, оставляя после себя неприятный запашок.

— Лучше отойти, — почтительно заметил адьютант. — Развалины едва держатся и в любой момент могут рухнуть. Как бы чего не случилось.

— Вы полагаете? — Меня всегда отличала безукоризненная вежливость в разговоре с младшими по званию. Даже с лейтенантами. Тем более если этот лейтенант — мой собственный адьютант. А скверный адьютант, скажу вам, как и скверная жена может испортить жизнь любому генералу. Прежде, чем ты сообразишь, что от него следует избавиться, неприятности могут вырасти до неслыханных масштабов.