На чёрный день

- Плацдармом для проведения наступательной операции будет эта маленькая заброшенная система! - Кэт Зул, Верховный Главнокомандующий Зардорианского Королевского флота, ткнул щупальцем в точку на звездной карте.

- Раз уж мы обоснуемся тут, то для нас будет открыт целый фланг Солнца. Мы сможем атаковать здесь, здесь и здесь, - он указывал сектор за сектором. - А они сумеют собрать в точку лишь кучку кораблей, неспособную задержать нас. Как вам это, Сир?

Другие книги автора Фредерик Браун

В этом сборнике представлены произведения признанных мастеров, которые пишут в жанре фантастики. Среди них — роман К. Саймака, рассказы Жерара Клейна, Фредрика Брауна, Бертрана Чендлера и др. Все эти произведения объединяет тема многообразия форм разумной жизни.

СОДЕРЖАНИЕ:

Клиффорд Саймак. ЗАПОВЕДНИК ГОБЛИНОВ. Пер. с англ. И. Гуровой

Франсис Карсак. ГОРЫ СУДЬБЫ. Пер. с франц. Ф. Мендельсона

Орасио Кирога. АНАКОНДА. Пер. с испан. С. Мамонтова

Жерар Клейн. ИОНА. Пер. с франц. А. Григорьева

Жерар Клейн. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. Пер с франц. А. Григорьева

Фредрик Браун. ЗВЕЗДНАЯ МЫШЬ. Пер. с англ. Л. Этуш

Бертран Чендлер. КЛЕТКА. Пер. с англ. А. Санина

Лино Альдани. КОРОК. Пер. с итал. Л. Вершинина

Гарри Уолтон. ТОТ, КТО ВСЕГДА ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Пер. с англ. И. Шуваловой

Г. Ануфриев, С. Солодовников. ВСЕ — ЖИВОЕ, ИЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. (Послесловие)

Составители: Г. Ануфриев, С. Солодовников

Художник: К. Шарангович

Однажды в жаркий августовский полдень в детективное агентство «Хантер и Хантер» обращается за помощью очаровательная рыжеволосая красотка Салли Доуэр. Эд Хантер и его дядя Эм решительно отказывают девушке, когда она объясняет, что ее хотят убить… марсиане. Однако девушка так мила и так сильно расстроена, что Эд Хантер соглашается провести с ней один вечер, чтобы она хоть ненадолго почувствовала себя в безопасности…

В книге «Вампиры пустыни» читатель встретится с необычными вампирами. Эти вампиры мало напоминают традиционных роковых и клыкастых незнакомцев в черных плащах, сомнительных ревенантов и гламурную нечисть расплодившихся «саг». Пищей им служит не только кровь, но и разум, душа, психическая и жизненная энергия. Растения, животные, картины, дома, пустоши, пришельцы из космоса, обитатели иных планет и вовсе непостижимые существа и сущности — таковы вампиры этой антологии.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ПРЯМОЙ ОТВЕТ

Пер. С. Ирбисова

Двенадцать камер следили за каждым движением Двара Эйва. Передача транслировалась по всей обитаемой Вселенной.

Вот он спаял золотом последний контакт. Вот он разогнулся и кивнул Двар Рэйну. Вот подошел к главному переключателю. К тому самому, который через несколько минут объединит вычислительные машины всех девяноста шести миллионов обитаемых миров в одну - самую мощную, самую мудрую.

В сборнике представлены рассказы крупнейших американских фантастов, написанные в основном в 40–50-е годы. Эти произведения объединяет идея величия и вечности жизни во Вселенной, фантазия авторов рисует разнообразные и причудливые формы жизни, различные ступени развитая земной и внеземных цивилизаций. Однако в каждом рассказе присутствует мысль о возможности и необходимости контакта и взаимопонимания между мыслящими существами, о единстве всего живого.

Мистер Везеруокс допил вторую чашку кофе. В его голосе, когда он заговорил, чувствовалась твердая решимость.

- Моя дорогая, - сказал он, - обрати, наконец, самое серьезное внимание на то, чтобы в нашем доме больше не появлялось подобных небылиц.

- Хорошо, Джесон. Я просто не заметила...

- Разумеется, не заметила. Но ведь за то, что читает твой сын, отвечаешь в конце концов ты.

- Постараюсь быть более внимательной, Джесон. Я не видела, как он принес этот журнал, действительно не имела никакого представления, что...

Для последнего, торжественного, соединения Двар Ив использовал в качестве припоя золото. Объективы десятка камер Телевидения следили за ним, и радиоволны несли сквозь пространства изображение того, что свершалось.

Он выпрямился и, сделав знак головой Двару Рейну, приблизился к ручке, призванной установить контакт, когда он ее опустит. Ручка, которая моментально свяжет громадные компьютеры всех обитаемых планет Вселенной — девяносто шесть биллионов планет — в единую гигантскую систему. Таким образом, все искусственные разумы составят теперь одну грандиозную кибернетическую машину, объединяющую и централизующую знания всех миров.

Странствующий по Америке цирк шапито преследует проклятие — вереница странных пугающих событий кажется бесконечной.

Все началось с убийства никому не известного лилипута, обнаженное тело которого было обнаружено на территории цирка. Дальше — больше; его смерть стала лишь первым звеном в цепочке таинственных убийств и крайне подозрительных «несчастных случаев». И самое странное обстоятельство — то, что убийца, похоже, подбирает своих жертв… по размеру.

Не в силах больше стоять в стороне, к расследованию подключаются бывший частный сыщик, а ныне — владелец собственного аттракциона в цирке Эмброуз Хантер и его юный племянник Эд…

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Это таинственное явление, оказывается, не только пакостить может.

С первыми аккордами оркестрового tutti началось интенсивное растирание промежности. Локальная психическая станция отслеживала реакцию массажируемого, и когда у Густава Эшера, плававшего в состоянии полудремы внутри музажного («массаж плюс музыка») кокона, столь назойливое воздействие вызвало дискомфорт, чувствительная часть тела тут же была оставлена в покое, оркестр убавил пыл, а проецировавшиеся в мозг возбуждающие картины сменились пасторальными.

– Как-как? – переспросил Спейси, переставая раскачиваться на стуле.

– «Бравый Енот»! Отличный корабль класса К-К-3009, почти не пользованный… Берите, пока я добрый. За… э-э-э… – мистер Буль на мгновенье застыл, чтобы озвучить сумму - тридцать тысяч галаксов. Почти даром!

И снова принялся вытряхивать ящики своего стола над пластиковым коробом.

– Это грабеж! За старье почти столетней давности. Причем военный корабль! Мистер Буль, мы похожи на военных?.. Эй, генерал Слипин, ты почему не в парадной форме? Интересно, этот раритет еще летает? И что за дурацкое название? Что такое «енот»? – он прицелился и запустил металлическую табличку с надписью «Джон Буль. Инвентаризатор проката космических кораблей» в кучу офисного барахла, росшую внутри короба.

Толстенький боровик раздвинул пожелтевшую хвою, поднял на тугой шляпке березовый лист и улитку.

– Ой, Витька, белый! Чур мой.

– А мне эти… вон которые.

– Я их раньше заметила! Ой, подберезовик!

Витька вздохнул и полез через крапиву за сыроежками. Подумаешь, сыроежки тоже вкусные, если с луком и картошкой. Пусть Ленка хоть все боровики забирает.

Сколько Витька Муха-брык себя помнил, столько они с Ленкой дружили. Ну, ссорились иногда, дрались даже, не без этого. Ленка всегда была свой парень: они и по чужим огородам за клубникой вместе охотились, и на речке вместе ныряли дно доставать, и дед-степанову комолую Буренку вместе дразнили, а потом удирали и от нее, и от деда. И с нехаевскими махаться ходили, а когда Витька в школе окно рассадил, Ленка его не выдала. Зато он ленкиным родителям ни разу не проговорился, что Ленка самокрутки в овраге покуривала.

Милостивые государи, тревога и удивление, терзающие меня продолжительное время, заставляют обратиться к вам с этим письмом.

Сперва о претензиях не могло быть и речи. Тыква замечательно превратилась в позолоченную карету, узники мышеловки — в шестерку лихих лошадей, крыса — в усатого кучера, а ящерицы — в ливрейных лакеев, столь браво вскочивших на задок кареты, словно всю жизнь только тем и занимались.

Наивысшей похвалы заслуживает метаморфоза, происшедшая с моим затрапезным платьицем. Оно расцвело и распустилось, как почка майского каштана, украсившись золотой и серебряной отделкой.

Первое — пишите. Алфавит известен? Читать умеете? Тем более — пишите! Чем больше прочитаете, тем больше получится написать. Копипаст же никто не отменял, так?

С чего лучше начать? Хм-м-м… Ну-у-у… (оглядывается по сторонам, шепотом). Наиболее маститые начинали с фанфиков. По сути, они и сейчас пишут свои варианты на полюбившиеся миры и героинь. Лучше всего начать с Ольги Громыко. Её Вольха — такая малепусечка, такая отчаянная, так всем, везде и всюду. Огонь, а не баба! А мужики-то, мужики — штабелями! Да какие мужики! Не абы кто, а гламур-вампиры. А зубастый коняшка, а зверьки и унутренний голос? Слюньки еще не потекли? Да ладно, не стесняйтесь. Вам же хочется внести в портрет главной героини свои черты? Валяйте.

Мужики, пишите! Вон, сколько серости издали, а вы чо, хуже, что ли?

Пишите много, и гораздо больше того, что уже сейчас есть. Сдаете же позиции, сетевая литература скоро окончательно приобретет женское лицо.

Алфавитом же вы владеете не хуже женщин? Что, и даже читать умеете? О, как хорошо! Ой, порадовали! Ну, про копипаст я напоминать не буду, зачем повторятся.

А так — все то же самое.

Берем себя, любимого, и прикидываем к любой понравившейся книжке.

Сиреневые сумерки накатывали на Ортолан, теплый ветерок благоухал распустившейся черемухой. Дико орали коты под выползающей луной: прошедшая зима выдалась холодной, в марте полосатым порезвиться не очень удалось, вот они и отрывались сейчас. Однако, Дориан Лямо плевать хотел на красоты весенней столицы, еще меньше его волновали кошачьи амуры. Шута занимал более насущный вопрос: он бежал. Э-э-э… Пардон, одно уточнение: технически он, скорее, скакал и перепрыгивал, спускался и поднимался, чем бежал. Согласитесь, тяжело назвать дикое перемещение по крышам, паркам и кладбищам именно бегом, такой стиль передвижения ближе к акробатике. Особенно, если учесть прыскающих из-под ног котов. Да и суть того, что я назвал «бежал», заключалась не в стиле, и даже не в названии, а в том, что Лямо очень хотелось выжить. И по возможности – остаться невредимым: шуту не нравились мысли о том, что с ним собираются сотворить. Вы можете спросить, с чего он решил? Долгие годы жизни, опыт и интуиция подсказывали Дориану, что гнали его вполне профессионально, и, если бы хотели убить, то давно бы это сделали. Отсюда и предположение о том, что его предпочли изловить живьем.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ФРЕДЕРИК БРАУН

НИЧЕГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ

Пер. М. Ирбисова

Конечно, никто не знал, что для Лоренса Кэйна все было предопределено уже в тот момент, когда он сбил девушку на велосипеде. Кульминация наступила сентябрьским вечером за кулисами ночного клуба, хотя произойти это могло когда угодно и где угодно.

Перед этим он три вечера подряд смотрел номер местной падшей звезды Кинни Кин. Номер был, что называется, зажигательным: под конец изо всей одежды на Кинни оставался только голубой свет да три клочка материи в стратегически значимых пунктах. И если уж говорить военным языком, сама Кинни была сложена, как бетонный бастион. Когда она кончила возбуждать мужскую похоть и скрылась за кулисами, Лоренс решил, что номер был бы гораздо приятнее, если бы исполнялся в более приватной обстановке, а именно, в его холостяцкой квартире и для ограниченной аудитории, точнее, для него одного.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ОБЩИЙ ПРИНЦИП

Пер. С. Ирбисова

- И чего это люди как с ума посходили?! - презрительно фыркнула миссс Мэйси. - От них ведь никакого вреда.

Паника ширилась: она охватила всю страну, всю планету. А в маленьком садике мисс Мэйси царил покой. На полуторакилометровые фигуры пришельцев она взирала совершенно хладнокровно.

Они явились неделю назад, их звездолет - полтораста миль в длину - сел в Аризонской пустыне. Из него вышли гиганты, числом в тысячу, если не больше, и разбрелись по планете.

ФРЕДЕРИК БРАУН

ОНО И ВИДНО

Пер. С. Ирбисова

Бросив взгляд на часы, Генри Блоджет схватился за голову. Уже два часа ночи! Он раздраженно захлопнул учебник - все равно ему нипочем не успеть до утра. Чем больше он зубрил геометрию, тем меньше понимал. Математика вообще плохо давалась ему, а уж геометрия! Ее даже зубрить невозможно.

Если он завтра провалится, его вышвырнут из колледжа; у него и без того уже три хвоста за прошлые семестры. Еще один провал - и его отчислят автоматически.

Фредерик Браун

Оружие

Комнату заполнял вечерний полумрак. Доктор Джеймс Грэхем, ведущий ученый очень важного проекта, сидел в любимом кресле и размышлял. Было так тихо, что он слышал, как сын в соседней комнате перелистывает книжку с картинками.

Нередко самые удачные и творческие идеи приходили к Грэхему именно в такой обстановке - когда после рабочего дня, он одиноко сидел дома, не включая света. Но сегодня его мысли текли в другом направлении. Он размышлял о своем единственном ребенке - умственно неполноценном сыне. Мысли отца были наполнены любовью, а не той горькой тоской, которую он испытал годы назад, впервые узнав о состоянии мальчика. Ребенок счастлив, а разве это не самое главное? Да и многим ли судьба дарит ребенка, который навсегда останется ребенком и не покинет отца, когда вырастет? Да, это прагматизм, но что в нем плохого, если...