На берегу

Невил Шют (Nevil Shute, 1899–1960) — настоящее имя — Невил Шют Норуэй. Родился в местечке Илинг (графство Миддлсекс). В годы первой мировой войны служил в английской армии, после войны окончил Оксфордский университет. Увлекался аэронавтикой, работал инженером-авиаконструктором. Первый роман «Маразан» опубликовал в 1926 году. За этим романом последовали «Презренные» (1928) и «Что случилось с Корбеттами» (1939). С окончанием второй мировой войны Шют уехал в Австралию, где написал и опубликовал свои самые известные романы «Город как Элис» (1950) и «На берегу» (1957).

В книгу вошли два лучших романа писателя: «Крысолов» и «На берегу».

Сюжет романа «На берегу» лег в основу прославленного фильма американского режиссера Стенли Крамера «На последнем берегу».

Nevil Shute. On the Beach. 1957.

Перевод с английского Норы Галь

Невил Шют. Крысолов. На берегу. Издательство «Художественная литература». Москва. 1991.

Отрывок из произведения:

Питер Холмс, капитан-лейтенант австралийского флота, проснулся, едва рассвело. Дремотно понежился в ласковом тепле, что исходило от спящей рядом Мэри, глядя, как сквозь кретоновые занавески пробиваются в комнату первые солнечные лучи. По наклону лучей он знал — уже около пяти, скоро свет дойдет до кроватки Дженнифер, разбудит малышку, и родителям надо будет встать и приняться за дневные хлопоты. А пока можно еще немного полежать.

Он проснулся радостно и не сразу сообразил, откуда эта радость. Не от Рождества, ведь Рождество миновало. В тот день он протянул от розетки, что возле камина в гостиной, длинный провод и украсил разноцветными лампочками елочку в саду — крохотную копию огромной елки, стоящей в миле от их дома напротив Фолмутского муниципалитета. На рождественский вечер они пригласили друзей, в саду был праздничный ужин — жаркое на вертеле и прочее угощенье. Рождество миновало, и сегодня, медленно соображал Питер, сегодня уже четверг, двадцать седьмое. Он лежит в постели, и спина еще побаливает, нажгло солнцем: вчера они весь день провели на берегу, и он участвовал в гонке яхт. Сегодня лучше походить в рубашке. Тут мысли Питера прояснились — да, конечно же, сегодня надо надеть рубашку. В одиннадцать часов он должен явиться в Мельбурн, в военно-морское ведомство. Это означает новое поручение, первую работу за семь месяцев. Если повезет, даже пошлют в плаванье, он здорово стосковался по кораблю.

Рекомендуем почитать

Ярослав Гавличек (1896–1943) — крупный чешский прозаик 30—40-х годов, мастер психологического портрета. Роман «Невидимый» (1937) — первое произведение писателя, выходящее на русском языке, — значительное социально-философское полотно, повествующее об истории распада и вырождения семьи фабриканта Хайна.

Другие книги автора Невил Шют

В книгу вошли два лучших романа популярного на Западе австралийского писателя Невила Шюта (1899 — 1960) «Крысолов» и «На берегу». Драматические события первого романа происходят во Франции и сопряжены со временем гитлеровской оккупации. Волею судьбы старый англичанин оказывается в ответе за жизнь группы детей различной национальности. Сюжет второго романа лег в основу прославленного фильма американского режиссера Стенли Крамера «На последнем берегу». В нем рассказывается о последних днях человечества после ядерной войны.

В сборник вошли произведения известных зарубежных писателей-фантастов, в которых представлено три облика будущего. Общество внешнего благополучия, в недрах которого происходит глубокий нравственный кризис, изображено в произведении английского фантаста Боба Шоу «Миллион завтра». В романе английского писателя Нэвила Шюта «На последнем берегу» перед читателем предстают трагические моменты жизни последних людей, оставшихся в живых после атомной катастрофы. В увлекательном романе «Космический врач» популярнейший американский фантаст Гарри Гаррисон описывает неожиданности, подстерегающие человека в космосе.

СОДЕРЖАНИЕ:

Боб Шоу МИЛЛИОН ЗАВТРА (пер. с англ. И. Невструева)

Нэвил Шют НА ПОСЛЕДНЕМ БЕРЕГУ (пер. с англ. И. Невструева)

Гарри Гаррисон КОСМИЧЕСКИЙ ВРАЧ (пер. с англ. Л. Дейч)

Художник: Л. Колосов

Нижний Новгород издательство «Флокс» 1992.

Драматические события романа «Крысолов» происходят во Франции и сопряжены со временем гитлеровской оккупации. Волею судьбы старый англичанин оказывается в ответе за жизнь группы детей разной национальности.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Рассказ из сборник «Чего стоят крылья».

Тут уже чувствовалось дыхание недалёкого Юга. Мандаринов с бананами, разумеется, ещё не выращивали, но яблоки и груши поспевали на три недели раньше, а черешня тут росла настоящая — огромное дерево с красивой, будто инкрустированной янтарём корой и крупными сладким ягодами. Что такое вишня рядом с ней? Просто кустик…

Череда строений одно краше другого протянулась вдоль берега полноводной реки. Густые яворы, ясени и дубы были выше пятиметровых стен из красного кирпича, замыкающих пространство, где стояли дворцы с причудливыми башенками под ещё более замысловатыми крышами. Сразу заметишь, что проектировали и строили этот расчудесный городок китайцы, подарив своё представление о красоте зданий и сооружений земле, расположенной за девять тысяч километров на запад от Пекина. Здесь и дальше вдоль полноводной реки одну сторону широкой дороги занимали санатории, дома отдыха и отели для туристов. Цвели липы, гудели пчёлы. Запах речной свежести отступал под торжеством кондитерского аромата липового цвета и клевера. По другую сторону дороги шла стена китайского дворца. И в окружении этой красоты и благодати вряд ли кто поверил бы бабушкам, торговавшим ягодами у дороги. А те на вопрос, что это за дворец такой там стоит, нагло врали в ответ: «Женская зона». Но разве такое возможно?

Сомниум — фантастическая сатира про общество будущего, в котором для каждого пользователя подбирается индивидуальная программа-счастье. Эрон Уолкер человек-ошибка. Он выброшен за пределы цивилизации. Что произойдет, если его вернуть в незыблемый программируемый мир?

Во мне поселился альтерэгоист. Только не надо сразу крутить пальцем у виска. Нет, у меня нет раздвоения личности. У меня не глист–солитер внутри вывелся, а «второе Я» в глубине души проклюнулось. Только оно оказалось сильней моего первого Я, оттеснило самосознание личности и выступило на передний план. Теперь я как бы сам не свой.

В глубине души я очень хороший, ну просто такой душка, что сам себе нравлюсь, особенно по утрам, проснувшись в хорошем настроении. Честный, отважный, бескомпромиссный, внимательный, нежный и заботливый. А вот к обеду я уже не тот. Мое подленькое, гаденькое и мерзонькое альтерэго, второе Я, выпячивается наружу, тогда уж все хорошее во мне накрепко запечатано.

На автобусной остановке зябли двое. Единственный на всю округу исправный фонарь призрачным люминесцентным светом еле выхватывал узкий пятачок асфальта у остановки среди буйства некошеной травы, а его столб так уж просто исчезал в непроглядной тьме.

Упитанный здоровяк с багровым лицом стоял у самой кромки заасфальтированного пятачка, навалясь животом на короткий турникет. От скуки он лениво гонял какую–то игрушку на мобильном телефоне. С каждым писком компьютерного сигнала его лицо озарялось каким–то потусторонним светом и превращалось в бледную маску призрака, промелькнувшего в двадцать пятом кадре. Под козырьком на лавочке сидела девушка, тень прятала ее лицо.

…И где–то там, в бесконечности, смыкаются параллельные миры, а через две точки проходит бесконечное множество прямых, и спорное — бесспорно, а бесспорное — можно оспаривать, и человек мечется в поисках истины, не осознавая, что ищет собственное «Я»…

И ломиться человек в стены собственного сознания, бьется в сети, им же расставленные, хватает обстоятельства за глотку, задыхаясь от своей же хватки, кричит и не слышит собственного крика.

А параллельные смыкаются, кто–то спорит, а кто–то оспаривает, крик разрастается, рушится, обваливается и, вновь, возникает на уровне ультразвука.

«Жизнь — часто полна бессмысленных моментов ожидания следующих моментов, в которых мы также чего-то ждем, надеемся и мечтаем, между тем как в будущем нет ничего, кроме смерти. И вся подсознательная тоска тогда, когда нам нечем занять себя, нечем обмануть, это бегство на волю от тщательно давимой ярким видеорядом ДЕЛ — ПРАВДЫ, ПРАВДЫ о том, что усилия часто тщетны».

15 сентября 2004 года

Только бабочка знает ответ….

На одной из планет солнечной системы в другом измерении «БОГИ» живут миллионы лет. Но рано или поздно всему наступает конец и богам приходится уйти в великую ночь смерти. И уход этот всегда таит в себе неизвестность. Куда попадет бывший бессмертный? В чьем теле и в какой судьбе он снова начнет мучительный путь наверх? Обратно к звездам?

https://twitter.com/VitaDarts1

«Все, что автор хотел сказать в этом произведении художественный вымысел. Любые совпадения с реальными персонажами Жизни случайны и не имеют ничего общего с действительностью. Но, как всегда, в каждом творении мы можем найти себя». DelicateWind (Нежный Ветер).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Предлагаемая книга является пособием в подготовке как начинающих, так и опытных подводных охотников. Большое количество иллюстраций и фотографий позволяет читателю достаточно наглядно представить себе не только основные элементы снаряжения и виды рыб, но и понять тактические и стратегические приемы и построения, применяемые в любительской и спортивной подводной охоте.

Это не учебник. Просто АЗБУКА! Здесь вы найдете для себя необходимый набор базовой информации, разноплановых сведений, собранных в тематические блоки, которые пригодятся вам при занятиях подводной охотой, позволят достаточно грамотно и взвешенно приступить к освоению ее азов.

Главы, посвященные тренировке и обучению, объясняют основные принципы подготовки фридайвера и подводного охотника, подсказывают, как правильно построить тренировочный процесс, поднять уровень спортивной подготовки, увеличить задержку дыхания — и в итоге нырять безопасно и с удовольствием.

В книге использованы фотографии:

Андрея Лагутина, Андрея Сидерского, Владимира Бенедиктова, Павла Антонова, Вадима Ремезова, Сергея Еременка, Олега Ляденко, Сергея Бусленко, Сергея Партаса, Олега Бестужева, Александра Бобровника, Эрика Дессимо, Геннадия Вейда, а также снимки из каталогов фирм «OMER», «BEUSHAT», «PICASSO», «RIFFE», «БАТИСКАФ».

Русский перевод третьего тома книги Бисмарка «Мысли и воспоминания» сверен по немецкому изданию: Otto Furst von Bismarck, Gedanken und Erinnerungen, Dritter Band, Stuttgart und Berlin, 1922.

Отмеченные звездочкой (*) подстрочные примечания, за исключением специально оговоренных, принадлежат Бисмарку. Необходимые для понимания текста слова, вставленные немецким издателем или редакцией русского перевода, заключены в квадратные скобки [].

Примечания, принадлежащие немецкому издателю, даны по книге: Bismarck, Gedanken und Erinnerungen. Die drei Bande in einem Bande J. G. Gotta'sche Buchhandlung Nachfolger. Stuttgart und Berlin. 1928.

В конце тома приложены указатели имен и предметный ко всем трем томам.

Перевод третьего тома книги Бисмарка «Мысли и воспоминания» на русский язык сделан Г.В. Гермаидзе.

Примечания и указатель имен составил В.В. Альтман.

В редактировании русского перевода третьего тома книги Бисмарка «Мысли и воспоминания» и примечаний к нему принимали участие В.М. Турок, В.А. Гиндин.

Перевод с малайского В. И. Брагинского

Ва бихи наста'ину биллахи ала![1]

Это повесть об Индрапутре, в коей с несказанной красотой изложено все, что касается до страсти любовной и как с великой мудростью должно лелеять ее, покуда не обратится в драгоценную жемчужину. Герой сей повести — Индрапутра — стяжал славу в землях человеческих, в странах джиннов, в градах обитателей горних высот, в пристанищах лунного народа, в пределах пери, и духов, и небожителей.[2]

Надпись светилась в темноте: «Фирменные, приготовленные по-южному цыплята у «Джимми-Джо» в Бетеле. 2 мили».

Голод заставил Поля Хамлинга нажать на педаль газа чуточку сильнее. Стрелка спидометра медленно переползла с цифры шестьдесят пять на шестьдесят восемь. Двигатель под капотом «форда» модели 1947 года заурчал громче, а неисправный глушитель не мог поглотить усилившийся шум, который свидетельствовал о том, что набиравший скорость автомобиль получил дополнительную тягу.