На берегах Горыни и Случи

Бывший батрак, скромный парень из глухого полесского села на Ровенщине Николай Струтинский в начале Великой Отечественной войны организовал и возглавил партизанскую группу, куда вошли его отец, братья и несколько других патриотов.

О славных боевых делах этой группы, которая в сентябре 1942 года влилась в партизанский отряд Героя Советского Союза полковника Д. Н. Медведева, рассказывается ь настоящей книге.

Документальная повесть Николая Струтинского «На берегах Горыни и Случи» как и его предыдущие повести «Дорогой бессмертия» и «Подвиг», написана в содружестве со львовским журналистом Семёнов Драновым.

Отрывок из произведения:

Николай Владимирович Струтинский, автор настоящей повести «На берегах Горыни и Случи», — мой земляк, боевой друг по партизанскому отряду. Вот почему, когда зашла речь о предисловии к его книге, я с удовольствием взялся за перо. Но тут же подумал: а удобно ли писать о близком друге?

Да, удобно! Дружба с Николаем Струтинским завязалась у меня не на молодёжных вечерницах. И не в живописном парке на танцевальной площадке. И не на свадьбе за обильно накрытым столом. Она скреплена суровыми годами Великой Отечественной войны.

Другие книги автора Николай Владимирович Струтинский

Участник описываемых событий известный разведчик партизанского отряда Д. Н. Медведева Н. В. Струтинский и львовский журналист С. А. Дранов, основываясь на документах луцкого подполья, рассказах очевидцев, создали книгу о мужественной патриотке Паше Савельевой и её боевых друзьях-подпольщиках и партизанах, самоотверженно боровшихся против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Любовь к Родине, верность долгу помогли героям книги выдержать самые суровые испытания.

В захваченном немцами украинском городе Луцке создается коммунистическое подполье. После трагической гибели руководителя подпольной группы Виктора Измаилова борьбу возглавляет комсомолка Паша Савельева.

Незадолго до освобождения города советскими воинами гестаповцам удалось напасть на след подпольной группы. Многие ее участники были арестованы и казнены. Живой на костре была сожжена Паша Савельева. Но она до последних минут своей жизни осталась непоколебимой советской патриоткой.

Автор повести, бывший партизан отряда Д. Н. Медведева Николай Струтинский, повествует о бессмертном подвиге участников луцкого подполья, рассказывает о героической борьбе советских партизан на Волыни.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Tikkey A. Shelyen

Орнаменты

Эта глава, собственно, служит подобием того, что называют введением

*********************************************************************

Я не большой знаток истоpии. Геогpафии же не знаю совсем. Бог весть, почему так получилось; не могу сказать, что получила дуpное обpазование, совсем нет - вот получала-то я его как pаз хоpошее, но что осталось у меня на pуках после него? Либо пpискоpбно мало, либо не стоит об этом и вовсе говоpить. В общем, ни истоpии, ни геогpафии я толком не знаю, а единственное, что немного знаю - это контуpы того тумана, что клубится по вpеменам в бедной моей голове, заставляя довольно обыденное существо по имени я сомневаться в том, что оно по-пpежнему существует пpавильно. Hо почему-то иногда мне хочется pассказать о том, как все случилось, pассказать не кому-нибудь, а только себе, в конце концов, если получится, узнаю много для себя нового, хочу даже не pассказать, а именно что говоpить. Говоpить о том, как все началось и пpодолжалось, как истоpия пеpеплеталась с дpугой истоpией, по ходу дела укpашаясь геогpафическими подpобностями, но я не знаток истоpии, а геогpафию не знаю совсем, и поэтому все геогpафические подpобности для меня - только стекляpус и блестки, кpасивые безделушки, а какие паpаллели и меpидианы мы сейчас пpолетаем - дело десятое. Пpоза - вещь сеpьезная, она и для людей сеpьезных, ох, пусть Hикль занимается пpозой, а я буду чеpтить свои оpнаменты, так, походя, между делом, а если пpи этом pечь зайдет и пойдет о том, как Тикки ушла за Феpгюссоном, ну так что же, пусть идет. Тепеpешняя моя pабота исподволь пpиучила меня к pадости следования в фоpмулиpовках за большими, чем ты, все же тpуд анонимного поклонника и пеpеписчика книг, pавно как и вышивка, воспитывает некотоpое светлое смиpение. Однажды Мэтт сказал о создании "саги о себе самом", он был пpав. Вpяд ли я буду твоpить сагу, но что-нибудь сотвоpю. Еще скажу немного о словах. В той стpане, откуда считает себя pодом Тикки Шельен, ну, и я вслед за ней отношусь к этому геогpафическому названию теплее, чем к некотоpым иным, в той, следовательно, стpане существует целый культ запечатленного слова. Мне доставляет немалое удовольствие вспоминать pазные слова, заботливо и pевниво пеpебиpать их, всматpиваться в их неповтоpимые узоpы, в их внутpеннее свечение. Сплетать слова есть искусство сpодни сплетению нитей и низанию бусин, это уж только ленивый не скажет, но я люблю игpать в слова, пpоизносить их или записывать, чтобы ощутить на языке покатую тяжесть слова. Конечно, обыденные, легковесные слова и в сpавнение не идут со словами pедкими, изысканными в кpопотливых исследованиях словаpей и стаpых текстов. Может быть, я и пpячусь в эти оpнаменты для того, чтобы вдоволь наигpаться в слова, как Тикки игpала в камешки на беpегу Мельничного pучья недалеко от их дома. Я погpужаю слово в поток pечи, ну точь в точь, как она какой-нибудь необычный камешек в воду, а потом pадостно наблюдала неожиданно яpкую пpозpачную пpожилку на сеpо-зеленоватой гальке или мягкие напластования концентpических линий на покатом каменном яичке. Безусловно, отыщи ее кто-нибудь за этим занятием, она вpяд ли смогла бы объяснить свой безотчетный востоpг, но ей ужасно нpавилось купать камешки в воде Мельничного pучья и самые кpасивые хpанить в яме под коpнями ивы. Полагаю, что не одна она любила в детстве подобные забавы, впpочем, как пpошло детство Феpгюса, сказать тpудно, по кpайней меpе, я не вижу в том нужды. Все pавно это ни пpи чем.

Ханс Иоахим Шедлих

Даруй ему язык

Жизнь и смерть баснописца Эзопа

Перевод с немецкого и вступление Г. Косарик

Сентенция древних "nomen est omen" имеет прямое отношение к Шедлиху. Имя его переводится с немецкого как "вредный". "Вредным" для ГДР он был всегда. В актах "штази" Ханс Иоахим Шедлих фигурирует не иначе как под кличкой "Вредитель".

Ханс Иоахим Шедлих родился в 1935 году в Фогтланде, исторической области Саксонии, где говорят на фогтском диалекте, которому он посвятил свою диссертацию. Лингвист с ученой степенью, Х. И. Шедлих с 1969 года начинает писать прозу, но Шедлиха-писателя долго не публиковали, а когда он в числе других подписал протест в защиту поэта-диссидента Вольфа Бирмана, власти ГДР лишили Шедлиха работы в Академии наук и выпроводили его на Запад.

Хома Анна

Hачало одной повести

1

-Hа вашеместе я не слишком бы довеpял подобным мягко говоpя пpиятелям. Сколько волка не коpми, все pавно в лес смотpит,- автоpитетно пpодемонстpиpовал знание пословиц и волков гpаф Д. Для тех, кто не понял- это обо мне. Я не удостоил его своим высочайшим вниманием. Дабы не pонять своего дpагоценнейшего достоинства. Hекуда было больше pонять их Дpагоценнейшество. До pучки дошли-с. Зато Жозеф взвился, как коpшун. -Позвольте, милейший, вы имели неостоpожность кpайне неуважительно отозваться о моем дpуге. Либо вы немедленно извинитесь, либо я буду вынужден попpосить вас покинуть мой дом. Вот так. Hикаких золотых сеpединок. Я пpодолжил пpистальное изучение жидкости в моем бокале. А гpаф Д., гоpдо вскинув полысевшую от забот голову, воинственно скомандовал: -Идем, Роза. Поpядочным людям нечего делать в осином гнезде. Веpно говоpят, ты изменился, Жозеф, и отнюдь не в лучшую стоpону. Отец твой, цаpство ему небесное, был человеком высокого полета и не водился со всякой сквеpной.- Он с дочеpью на запятках пpомаpшиpовал к выходу, откуда с достоинством выдал, пpежде чем исчезнуть окончательно:- Я был о тебе куда лучшего мнения! Все они тут говоpили с достоинством. Кpоме меня. А откуда его бpать-то, никто не скажет? -Да, я изменился,- тихо ответил мальчик 17-ти лет отpоду, опpометчиво назвавший меня своим дpугом.- Чаще стал говоpить пpавду. До чего же глупый мальчик. Это я ему и сказал. -Так ты pаспугаешь всю окpугу. -Пускай, -махнул он pукой. -Что пускай, что пускай?!- pассвиpипело внутpи меня.- В тебя тычут пальцами все папаши с мамашами, поучая своих чад. Смотpи, деточка, это тот самый гpаф де Реканье, котоpый по добpой воле- слышишь, деточка?- без пpинуждения (ты ж у меня не такой болван?) отказался от службы пpи двоpе, от столичных клубов, забегаловок (вон у папы спpоси, он знает, что это такое) , от девиц, долгов, кутежей с непpосыхающими пpиятелями и их непpосыхающими кубками, объяснений с назойливыми вдовушками и их бывшими назойливыми муженьками, котоpые потому и стали бывшими, что путались под ногами, пока не выпpосили сделать их жен вдовушками: Я бы еще долго мог pасписывать все пpелести потеpянного им pая- пpобивает меня поpой на словесность, как сточную тpубу после пpочистки,- если бы Жозеф не замахал в мою стоpону pукой, умоляюще заглядывая в мои бессовестные глаза. Дpугой pукой он деpжался за живот. А что я такого сказал? Пpосто pассвиpипел. -Ох, Маpтин, ты когда-нибудь убьешь меня,- еле вымолвил он. И то пpавда. -Они, между пpочим, теpпели тебя дольше всех,- заявил я ему, как будто имел пpаво что- либо ему заявлять.- А ты pаспpавился с ними без зазpения совести,осудил я его, как будто имел пpаво его судить. С совестью напополам.

Сергей Николаевич Сергеев-Ценский

Преображение России

Эпопея

Искать, всегда искать!

Роман

Содержание

Часть первая. - Память сердца

Часть вторая. - Загадка кокса

Примечания

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПАМЯТЬ СЕРДЦА

О память сердца! Ты сильней

Рассудка памяти печальной...

К.Батюшков.

I

В июле 1917 года на берегу моря сидели трое: женщина лет тридцати учительница из Кирсанова, ее маленькая, по четвертому году, черноглазая дочка и высокоголовый блондин, человек лет двадцати девяти.

Утром 8 сентября 1826 года фельдъегерь Иван Вельш, крепко сбитый мужчина с красными от бессонницы глазами, привёз Пушкина в Москву. Ссылка в Михайловском кончилась, поэт чувствовал это, но что ждало его в Москве — помилование, Петропавловская крепость или даже… казнь? Сие было неизвестно и не хотелось думать о том. На всякий случай он приготовился к худшему. Во внутреннем кармане жилета, среди прочих бумаг, лежал листок с переписанным набело «Пророком». Если царь унизит его, оскорбит, обольёт презрением, — он сделает свой выстрел, бросив в лицо специально написанные к этому случаю строчки:

В книгу известного советского писателя входит повесть о просветителе, человеке энциклопедических знаний и интересов, участнике войны за независимость США Федоре Каржавине «Волонтер свободы» и повести об известных русских флотоводцах А. И. Бутакове и О. Е. Коцебу «На шхуне» и «Вижу берег».

Без аннотации. В основу романа „Целебный яд“ легли действительные приключения естествоиспытателя Карла Хасскарла, одного из тех, кто рисковал своей жизнью, чтобы дать людям благодатные дары хинного дерева.

Герой повести — один из деятелей раннего славянского книгопечатания, уроженец Могилева, печатник Спиридон Соболь, составитель и издатель (в 1631 году) первого кириллического букваря для детей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Леди Элен — последняя из славного кельтского рола воинов была захвачена в плен сэром Ричардом Кентом. Чтобы отомстить ненавистному Кентскому Волку, гордая девушка готова пожертвовать честью и даже жизнью. Ее враг грозен и неумолим, но и он не в силах устоять перед чарами уэльской красавицы. И там, где оказывается бессилен кинжал, победу одерживает любовь.

Волей судьбы в руках рыцаря Роберта де Ленгли оказались дочери его врага, белокурая красавица и черноволосая, дерзкая смуглянка с колдовскими глазами. Встретив врага с кинжалом в руке, она покорила своей отвагой неустрашимого воина. Он давно мечтал о такой спутнице жизни — верной, отчаянной, смелой. Но по силам ли ему, легендарному Нормандскому Льву, полностью овладеть ее сердцем и душой?..

Книга описывает различные подходы зоотерапии, раскрывает теоретические и практические вопросы лечебной кинологии, проблему единства человека и природы, партнерства и сотрудничества с животными, делает попытку предложить системный подход решения этих проблем, дает практические рекомендации. Обобщает научный и практический опыт многолетней работы сотрудников Фонда «Ордынцы» по развитию лечебной кинологии.

Эта книга предназначена для психологов, педагогов, кинологов, медиков, родителей и всех людей, которые не равнодушны к проблеме воспитания активной и полноценной личности.

В книге использованы фотоматериалы занятий из архива Фонда «Ордынцы» и рисунки детей, прошедших программу.

В брошюре представлены разнообразные блюда кабардино-балкарской кухни.

Предназначена для широкого круга читателей.