Мысли и изречения

Книга принадлежит к весьма популярному жанру сборников мудрых мыслей, умных высказываний, изречений, поговорок и пословиц.

Цель сборника – познакомить Вас, уважаемый читатель, с мыслями и изречениями, которые отбирались, вынашивались и хранились в особой тетради в течение десятилетий. В этих мыслях и изречениях – практическая философия, которую составитель–автор вырабатывал и проверял всю свою взрослую жизнь. Многие из них использовались в книгах цикла “Философские беседы”.

Мысли и изречения расположены по определенным темам, а в рамках каждой из них – в алфавитной последовательности имен авторов.

Книга рассчитана на самый широкий круг читателей.

Отрывок из произведения:

Афоризм – изречение, выражающее какую-либо обобщенную мысль; для афоризма одинаково обязательны и законченность мысли и отточенность формы.

Из Словаря иностранных слов

Правилу следуй упорно:

Чтобы словам было тесно,

Мыслям просторно

Н.А. Некрасов

Как золото добывается промыванием, так и хорошие, хорошо выраженные мысли.

Л.Н. Толстой 2, 6 [1]

Короткие мысли тем хороши, что они заставляют серьезного читателя самого думать.

Другие книги автора Лев Евдокимович Балашов

О цикле «Философские беседы»

Цикл задуман автором как своеобразная библиотечка философской литературы по широкому кругу проблем. Он рассчитан на читателя, которому интересно философствование само по себе. Таким читателем может быть и философ, и деятель науки, культуры, и учащийся, студент, аспирант.

Книги цикла относятся к разряду развивающей литературы и могут служить учебными пособиями для пополнения знаний по философии.

В книге собрано всё, что написано автором о любви в разные годы. Это и философские рассуждения, вытекающие из концепции, изложенной в книгах “Мир глазами философа” и “Жизнь, смерть, бессмертие”. Это и мысли, рожденные личным опытом.   Книга для тех, кто хочет  узнать о любви как можно больше.

"...Философы, как и все другие, отнюдь не защищены от словоблудия, глупости, заблуждений, вредных и злых мыслей... Можно привести немало примеров, когда даже знаменитые философы говорили глупости или вредные-опасные мысли...

Я хотел бы, чтобы этот мой труд послужил предупреждением ныне живущим и последующим поколениям философов, чтобы они более тщательно взвешивали свои слова и почаще подвергали бы критическому анализу сказанное-написанное.

Философы несут огромную ответственность за свои слова, потому что их слово— дело. Цена философских глупостей может быть весьма и весьма большой..."

Книга может служить учебным пособием для пополнения знаний по философии, и является продолжением и дополнением другой книги Л.Е. Балашова "Ошибки и перекосы категориального мышления".

Популярные книги в жанре Философия

De omnibus dubitandum.[1] Теперь уже среди философов осталось мало правоверных гегельянцев, но Гегель все еще продолжает владеть умами наших современников. Некоторые идеи его и теперь, пожалуй, пустили более глубокие корни, чем в эпоху расцвета гегельянства. Например, мысль, что история есть раскрытие идеи в действительности или, выражаясь кратко и в терминах, более близких современному уму, идея прогресса. Попробуйте переубедить в этом пункте образованного человека: наверное потерпите поражение. Но - de omnibus dubitandum - иначе говоря, в тех случаях, когда убеждение особенно крепко и непоколебимо, сомнение и призвано исполнить великую свою миссию. А потому, хочешь не хочешь, приходится сделать допущение, что так называемый прогресс, т. е. развитие человечества во времени - есть фикция. Хотя у нас есть беспроволочный телеграф, радий и все прочее, но все же мы стоим не выше древних римлян или греков. Допускаете?

Речь на открытии выставки русских икон в Ватикане 29 июля 1999 года

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Приведены отрывки из работ философов и историков науки XX века, в которых отражены основные проблемы методологии и истории науки. Предназначено для аспирантов, соискателей и магистров, изучающих историю, философию и методологию науки.

Развиваемое мной научное направление, синергийная антропология, отличается специфической, если угодно, парадоксальной структурой. Его главные связи — с двумя противоположными областями опыта: с антропологическим опытом глубокой древности и новейшей современности, наших дней.

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Доклад в Новгородском государственном университете 19.04.2007

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Встреча директора Института синергийной антропологии Сергея Сергеевича Хоружего

с художниками — участниками проекта «ВЕРЮ»

1 ноября 2006 г., Москва

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Уникальная книга о детальной работе социальной машины, построена в формате переплетения точек обзора: от объективного факта до наилучшего варианта его субъективной адаптации. Единственное в своем роде пособие, имеющее ключи дешифровки для экзистенциального кризиса любого масштаба. Все, что нужно понимать, для счастья и самореализации есть на этих страницах. Рекомендуется к прочтению вне зависимости от возраста и социального статуса.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Роман «Святая Русь» очередной роман из многотомной серии «Государи московские». События представляемых здесь читателю начинаются с 1375 года, и включают в себя такие события, как Куликово поле, набег Тохтамыша на Москву и т. д.

В книге представлен второй том романа «Святая Русь» известного писателя Д. М. Балашова.

Смеркалось. На угасающей желтизне вечерней зари прилегла, огустевая и лиловея, дымчатая череда облаков, словно усталые странники из дали дальней, из земель незнаемых бредущего небесного каравана. Трапезная со своим вознесенным шатром уже вся была залита тенью и вздымалась молчаливой громадою, готовая раствориться в сумерках ночи. Белые столбы дымов из Заречья, еще недавно розовые, тоже посерели и смеркли, ловя неслышно подкрадывающуюся темноту. Кельи, осыпанные снегом, мерцали редкими огоньками волоковых окон, никак не нарушая медленной вечерней тишины. Молчал лес, уже трудно различимый, слитною темною массою обступивший монастырь. Жалобно прокричал невдали филин, ночной тать монастырских ворон. Ему ответил едва слышимый далекий волчий вой. Нынче и по зимам уже волки остерегались, как когда-то, подходить к самой Троицкой обители, и Сергий, совершающий свой ежевечерний обход монастыря, вовсе не опасался серых разбойников. Он рассеянно слушал лесные голоса, безотчетно уносясь мыслью к делам московским: болезни великого князя, долгожданному возвращению княжича Василия из Ляшской земли и безлепому доселе состоянию русской митрополии…

Однажды ты проснешься — и поймешь, что живешь в АБСОЛЮТНО ДРУГОЙ стране Нет Называется она так же. Вот только — всего, к чему ты привык, всего, что считал ты незыблемой частью своего мира и своей истории, в ней больше нет.

Ты закроешь глаза, откроешь — и страна изменится снова. Останется — название И все…

Ты снова закроешь глаза — или просто моргнешь. И?..

Ты — заблудился. Заблудился в мире параллельных реальностей — реальностей, каждая из которых кажется, мягко говоря, ИРРЕАЛЬНОЙ Все неясно И прежде всего — два вопроса. Первый: как отыскать среди стольких реальностей СВОЮ? И второй — из КАКОЙ реальности пришел тот, кто зачем-то снова и снова пытается ТЕБЯ УБИТЬ?..