Мысль виновного

Аннотация: Трагедия… Главный герой закладывает душу за возможность проникать в чужие мысли и найти виновного в смерти младшего брата.

Отрывок из произведения:

Кожа на моих руках резко полопалась, острые, как лезвия, когти вырвались из уродливых крючковатых пальцев вместе с кровавыми клочьями плоти. Тело задергалось в страшных спазмах, наливаясь мышцами и мерзкой зеленой жидкостью, заменявшей мою кровь. Искажаясь и подергиваясь, моя тень медленно поползла вперед, закрывая собой и без того бледный холодный свет. Колени с хрустом изогнулись назад. Но боли не было…

Окружающая меня реальность вообще не знала, что такое боль. А точнее, не могла ее причинить. Да я и сам не мог создать тут боль. Это было бы слишком легко. Здесь жила только память о ней, и он ее боялся… Ох, как же он ее боялся! Я ощущал это каждой клеточкой своего чудовищного организма, медленно приближающегося к его дрожащей фигуре.

Другие книги автора Сергей Евгеньевич Комаров

Красное солнце неумолимо клонилось к незримой черте горизонта, впуская на свою территорию пока почти невидимую луну. На западе розовые облака ещё наслаждались мягким светом заката, а на востоке в тёмно-синем небе уже вспыхнули первые огоньки мерцающих звёзд.

Мощные взмахи гигантских крыльев рассеивали золотистую дымку, предвещающую о скором наступлении тьмы. Да, именно тьмы, а не ночного сумрака, ибо здесь, на самом краю реальности, ночи были настолько тёмными, что, казалось, даже свет луны с ее бесчисленной армией слепящих звезд, не мог пробиться сквозь эту нескончаемую черную мглу. С высоты полёта было видно, как туман окутывал землю, и только самые высокие пики гор ещё не попали под его власть. Любой художник, не думая, отдал бы глаз хотя бы за мимолётный взгляд на это великолепие, а потом вставал бы среди ночи, вспомнив очередную деталь, и бежал к холсту, чтоб, в результате, лишь на смертном одре понять, насколько же его картина все-таки жалка в сравнении с чудесной реальностью, и сжег бы труд всей своей жизни вместе с собой. Но ни одному смертному не суждено было увидеть этот великолепный мир. Почти полное отсутствие в атмосфере кислорода делало его абсолютно непригодным для жизни, хотя и окрашивало небо в такие потрясающие цвета, что всё тот же художник отдал бы второй глаз за присутствие в своей палитре хотя бы чего-то подобного.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей Геращенко

(г.Витебск, Белоруссия)

Ночь быстрой луны

(повесть)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

БЫСТРАЯ НОЧЬ И МЕДЛЕННОЕ УТРО

Сегодня Гусеву не спалось. Во-первых, ещё не успели улечься страсти по поводу указа Лукашенко о снятии Мацкевича, Шеймана и генпрокурора, а косвенно это могло сказаться и на работе отдела Гусева, а во-вторых нужно было что-то делать с Поповым. Утром Попов заявился прямо в здание УКГБ и потребовал, чтобы Гусев спустился к нему вниз. Когда же по просьбе Гусева Попову сказали, что Вячеслава нет на месте, тот оставил пространное сообщение следующего содержания: "Вячеслав, я имею важные сведения о контрабандной торговле спиртом. Необходимо быстро принимать решение. Встретимся завтра в парке, как обычно - возле фонтана. Ровно в двенадцать. Я специально отпрошусь с работы! Попов."

Сергей Герасимов

РАЗНЫЕ РАССКАЗЫ

В сборник вошли разные рассказы, которые нельзя назвать фантастическими, хотя все они включают элементы фантастики - в большей или меньшей степени. Некоторые рассказы - просто приключенческие, или детективные, есть даже микро-триллеры, но есть и серьезные "просто" рассказы. Если вам не понравился один - читайте следующий рассказ, он окажется совершенно непохожим. Завершают сборник "Афоризмы и мысли", которые были написаны году примерно в девяноста втором методом автоматического письма - вы можете оценить результативность метода. Конечно, не все из них серьезны, но те, которые хороши, как раз и были записаны сразу, полностью и без исправлений.

А.Гердов

Еще раз про любовь

Филогумолог Глеб Ставский потерялся на второй день после прилета. Утром поселенцы окраинных земель видели, как длинный нескладный парень с рыжей бородкой, помахивая стиксом и озираясь, пробрался через неплотный зеленый вурс и ушел в пустыню.

- Я думаю, это был он, - старый Густав с острым крысиным лицом опирался на палку и часто кивал головой. - Ну, а кому же еще быть? Следы? Да откуда им быть, следам? Утром всегда метет. Вурс заметает так, что чистить потом приходится. А ты говоришь, следы, - он вытер красные слезящиеся глаза и для убедительности покивал еще.

Анатолий Гланц

До прихода хозяина

- Я детский робот. Ребенок хозяина дороже других детей региона. В мою задачу входят прогулка, охрана, покой. Кто вы?

- Робот-полотер. Оставлен без присмотра.

- Прогуляемся? Осторожно. Прогуляемся. Я несовершенен.

- Не надо шуток. Я не рассчитан.

- Я предназначен.

- Отбросим шутки как ненужные. Я полотер.

- Детский робот - я. Моя задача в том. Мы на даче. Вам это видно. Оставлены хозяином. Кто вы?

Алексей Гравицкий (Нечто)

Мимолетности

(Сборник рассказов)

Последний.

А еще было холодно. Сырой промозглый ветер гнал с севера тяжелые свинцовые тучи. Он чувствовал этот ветер каждой своей прожилкой. Он был стар. Он был мудр. Он был последним.

А ведь это было так недавно. Светило солнце, весна казалась бесконечной. И он - тогда еще зеленый юнец - весело играл с друзьями. Беззаботно, радостно, бездумно.

- Дурак! - выругал он себя, - Сопливый восторженный дурень.

Алексей Гравицкий (Нечто)

Мой добрый Маг

(сказка для мальчиков и девочек от 8 до 80 лет)

Я оторвался от книжки и поднял глаза. Он сидел напротив. Мужичок неопределенного возраста с тонкими складками морщин, следами некоторой пропитости на лице.

Недельная щетина, непокорные пепельные волосы, торчащие в разные стороны и лишь спереди попавшие под два-три небрежных взмаха расчески. Вытертая до безобразия джинсовая куртка, с дырой на правом рукаве в районе локтя. И глаза.

Алексей Гравицкий (Нечто)

Ради мести

Глава 1.

Пуля летела так медленно, что казалось не долетит и упадет прямо перед ним. Но она не падала, она надвигалась медленно, но верно. И он хотел дернуться, увернуться, но не мог пошевелиться. Маленький восьмилетний мальчик стоял и смотрел на летящую в него пулю. Но свинцовой капельке не суждено было попасть в него, она попала в другого. Что-то тяжелое огромное навалилось на него сверху, повалило. Раздался чавкающий звук, что-то сверху вздрогнуло, и обмякло, прижимая его к земле.

Алексей Гравицкий (Нечто)

Сказка про избавителя

Девушка говорила много, долго и сбивчиво, несколько раз срывалась и плакала. Кирилл слушал, на лице его была сосредоточенность и то, что сейчас было очень нужно девушке - понимание. Девушка, всхлипывая и вытирая поплывшую от слез тушь носовым платком, скороговоркой закончила свое излияние и замолчала скрыв милое личико в дебрях платка.

- Дайте руку, - попросил Кирилл.

- Что? - не поняла она.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

 Вареный картофель, бинт, бильярдные шары... Такие странные знаки оставляет серийный убийца возле тел своих жертв. На груди немолодой женщины, задушенной в профилактории, обнаруживают гроздь винограда. Все указывает на маньяка. Но Жене Мартыновой, против воли втянутой в эту жуткую историю, многое кажется подозрительным. Вынужденная начать собственное расследование, она в конце концов узнает о странных событиях многолетней давности...

 Семейные отношения порой сокрыты за плотной завесой тайны. И только убийство способно снять эту завесу... Зверски убиты английский бизнесмен и его русская жена. Перед гибелью она успела оставить знак, вроде бы указывающий на убийцу. И подозрение сразу падает на Лилю - жену бывшего любовника убитой женщины, ведь их малолетняя дочь, судя по всему, унаследует все состояние иностранца. Кажется, теперь никто не сможет оправдать Лилю, кроме ее самой...

Верный своей излюбленной теме исследования многоликого земного Зла, Джон Руссо в "Полночи" знакомит нас с еще одной его разновидностью. "Во имя религии или ссылаясь на нее, человек способен на самые жестокие и безрассудные действия",- говорит один из героев повести, и его слова звучат мрачным пророчеством: для религиозных фанатиков из Западной Виргинии коротким оказывается путь от невинных колдовских опытов до изощренных ритуальных убийств. Панорама кровавого мракобесия держит читателя в постоянном напряжении с первых страниц и, даже лишенная авторского комментария, не оставляет сомнений в путях истинного спасения человеческой души.

 Роман "Стыд" принадлежит к числу самых известных произведений Салмана Рушди. Эта книга основана на подлинных событиях новейшей истории Пакистана, но сам автор называет ее "чем-то вроде сказки на новый лад". Если из нашей жизни вычесть стыд, утверждает писатель, останется лишь разнузданная свобода, свобода от всех пут и уз, соединяющих людей друг с другом, а прошлое с настоящим.