Мышиный переполох

to be written

Отрывок из произведения:

Всю следующую неделю дача гудела как растревоженный улей.

Крысы и мыши носились как помешанные, они почти не обращали внимания на: время суток, людей, предложения соседских мышей. Мышиным хозяйством овладело беспокойство, и эпидемия разрасталась. Со скоростью слухов расширялась зона психосдвига. Даже умудрённые опытом пожилые мыши и крысы не сидели на месте:

- Ты продукты собрал? - спрашивала востроглазая крыса, смешно топорща обвислые усы и подслеповато щурясь.

Другие книги автора Тимур Фаритович Ибатулин

Я люблю весну. Она как подтаявшее мороженное. Уже ярко и светло становиться, течет все, а по ночам холодильник Деда Мороза включается, и морозит, морозит! По утрам даже автомобили у многих спят, и заводиться не хотят; лужи как зеркало, разбежишься и прямо до начальной школы скользишь! Да что там до школы, можно сказать, прямо до класса скольжение пробуешь!!! Еще и веником по дороге получишь, для острастки за испорченные полы. Ну, это не больно, а для порядка. Все знают, что тетя Нюра детей любит — всегда найдет время успокоить и защитить если что.

— Светик привет! Ты знаешь, что сейчас канун Рождества и сбываются самые истинные желания? — спросила лучшую подругу Вера.

— Ну, знаю…

— А что грустная такая?!

Света посмотрела на свои сжатые добела кулаки. Разжала пальцы, пошевелила ими, через пару мгновений пальцы сами сложились в кулак, а лицо затвердело и заострилось.

— У тебя бывало в жизни что все как обычно плохо и, наконец, неожиданно фортуна бежит к твоим воротам и забрасывает тебя снежками счастья? — спросила Света.

Сентябрь месяц вступает в свои права лениво и величаво. Считается, что в первых числах обязательно должна быть хорошая погода. В этом году тоже так думали, и сентябрь так думал. Недолго. Два дня, первое и второе число — в подарок первоклашкам.

Потом у первого осеннего месяца настроеньице-то испортилось — сотворил он сговор с погодой и зарядили затяжные, холодные дожди. Люди горевали.

— Все! Бабье лето псу под хвост!

— …

— Что? Да какая там дача?!!! Спасать теперь надо всех кто на даче!

Голубизна неба чужой планеты отливала перламутрово–изумрудными оттенками. Особенности спектра местного светила, или поляризация атмосферы? Зелень травы и деревьев от этого становилась еще плотнее, насыщенней. Ветра почти не было, кончики трав легко покачивались, словно передавая друг–другу разноголосое жужжание насекомых. На лужайке, рядом с временной исследовательской станцией, резвился рыжий щенок. Бесстрашно носился среди причудливых растений. Иногда на миг застывал, что–то нюхал в корнях, фыркал, тряс головой. Уши еще не стояли, и смешно мотались при каждом движении. Прыгнул влево, прополз немного. Теперь виден был только хвост, он мелко подрагивал.

«11 ноября 2007 г. в Керченском проливе случилась крупнейшая в России за последние два десятилетия морская катастрофа. В результате сильного шторма, накрывшего черноморское побережье Крыма и Кавказа, пострадало одиннадцать судов, пять из которых затонуло. Последствия трагичны: восемь погибших членов экипажа сухогруза «Нахичевань», около 2 тыс. т мазута, вытекших в море из разломившегося пополам танкера «Волгонефть-139», попавшие в воду 6,8 тыс. т технической серы из трех сухогрузов.

(Также поможет снять приступ фобии, страха или гнева. Восстановит ауру, и создаст ощущение защищенности. В дороге после такого упражнение создается ощущение что очистился и, кажется, что ангел ведет тебя по дороге — расчищая или подсказывая путь)

1. Продышаться (вдыхая концентрировать все силы и мысли и энергию в одну точку на уровне гнезда жизни — сексуальной чакры. Сжимать этот получившийся шар усилием мысли и чувств в точку пока хватит сил. Если в сексуальной чакре в данный момент переизбыток энергии то данный пункт можно сократить по времени до минимума).

Мишка шел по улице Герцена. Жизнь не удалась. Холодный дождь лупил струями по клетчатой прилипшей к телу рубашке. Это в июне–то месяце, холодный дождь, хуже только град. Он криво улыбнулся, поймал себя на очередном использовании запретного слова «круче». Бабушке Лиде категорически не нравились слова дворового лексикона: круто, блеск, перетрём, мрак, жуть… Лидия Васильевна была женщиной чопорной, и прямой во всех отношениях. Она говориа: «Эти словечки абсолютно не новы, почитайте «Двенадцать стульев», и, что более важно — не являются признаком ума!» Лидия Васильевна была родной сестрой Мишкиной бабушки по маминой линии. Родная бабушка умерла еще до рождения Мишки и Лидия Васильевна, как сестра покойной, считала своим долгом проявлять прямой интерес и участие в воспитании внука, а заодно и их родителей.

Посвящаю своему Другу — Путнику и Страннику в одном лице.

Человеку: с открытой душой — скромному и гордому.

Шел человек по полю. Из далеких мест шел. Устал и присел отдохнуть. Жарко, знойно ему: ни ветерка, ни тенечка. Кое-как попил, а есть вообще не хотелось, и собрался он дальше идти, посмотрел — ничего ли он не забыл. Сунул он руку в карман и нащупал желудь. На ладони желудь казался совсем маленьким, но путнику он был очень дорог.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Романы, вошедшие в книгу известного болгарского писателя Любена Дилова, повествуют о любви, о поиске героями своего истинного назначения в жизни.

– Моя видеть голубая летающий тарелка, – сказал Энрико. – Сейчас она быть возле Сатурн. Она летит прямо к Земля и скоро-скоро быть здесь.

Журналисты взвыли от восторга. Они провозгласили астронома человеком столетия. Ему трижды вручили внеочередную Нобелевскую премию. Женщины падали к его ногам.

– Моя звать Энрико, – сказал Энрико.

Журналисты взвыли от разочарования. Энрико – это вам не Эйнштейн и не фон Браун и вообще звучит как-то слишком по-мексикански. Астронома переименовали в Эль Рико и отправили в бесплатный круиз по Нигерии.

Илья ВАРШАВСКИЙ

Назидание для писателей-фантастов всех времен и народов, от начинающих до маститых включительно

Юмореска

Трудно перечислить все богатство тем современной фантастики. Тут и разумные растения, и разговаривающие животные, и многое другое, что хорошо известно психиатрам, изучающим тяжелые формы заболевания паранойей.

Количество поклонников научно-фантастической литературы неуклонно растет. Наряду с футбольными болельщиками они представляют собой интеллектуальный цвет населения нашей планеты.

Маленькая пародия из сборника «Фантастика-77» (Москва, «Молодая гвардия», 1977)

Пародийная фантастическая повесть в рассказах.

Читатель, листающий эти страницы, — нехотя или с интересом, от нечего делать, со скуки или пресытившись дефективными романами о приключениях бешеного слепого однорукого бандита, или книжками в яркой обложке с загадочными и интригующими названиями вроде «Террорист с летающей тарелки — 10» или «Темные волонтеры Химеры», об одном прошу тебя, читатель: не отнесись всерьез к тому, о чем написано здесь…

Есть ряд научных и фантастических идей, которые позволяют сколь угодно долго развивать сюжет литературного произведения почти без привлечения дополнительного материала. (Точно так же человеку, желающему увидеть бесконечное количество своих отражений, достаточно двух параллельных зеркал.) Одну из таких идей и использует автор предлагаемой читателям «ТМ» юморески. Вернее, пародии: в фантастике (особенно западной) нередки произведения, в которых люди представляются этакими марионетками, послушно выполняющими чьи-то приказания свыше, биороботами, управляемыми некими высшими существами. А что, если объединить такую, очевидно, абсурдную «идею» с упомянутым уже «методом параллельных зеркал»? Что из этого получилось — судить читателю.

Рианлин открыл глаза, и в них тут же хлынул свет — яркий, почти нестерпимый. Но лучник не отвернулся, не заслонился рукой: для него это сияние было подобно прохладной воде для умирающего от жажды.

Слишком долго он блуждал по подземным коридорам, куда никогда не проникают лучи солнца, слишком тяжёл был его путь. Он помнил, как погас последний из факелов, запасённых могучим Хлодгаром, как истаяли один за другим люминаторы, давным-давно украденные пройдохой Нимблом у какого-то колдуна, как призрачный огонь, зажжённый молодой эльфийкой Т’эанн, угас вместе с её силами. И только его глаза — глаза лучшего лучника Кальдеры, победителя Имперского турнира — по-прежнему вглядывались в темноту. Он должен был найти дорогу, должен был вывести друзей из этого лабиринта, куда их привела его безумная мечта…

Одной из задач экспедиции являлось основание будущей колонии на планете Марс. Была проведена тайная жеребьевка, в результате которой в состав экспедиции вошли 29 женщин и… всего 1 мужчина. Причем впоследствии данный представитель сильного пола получил прозвище Чемпион. Но мало кто из людей знал благодаря чему он получил данное прозвище…

© tevas

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Вольтер! Вольтер! Как славно звенело это имя весь XVIII век!» Его превозносили до небес, знакомством с ним гордились самые знатные и богатые особы, его мечтали привлечь ко двору Людовик XV, Екатерина Великая, Фридрих II…

Вольтер — гениальный философ и писатель, «вождь общественного мнения» и «ниспровергатель авторитетов». Его любили и ненавидели, им восторгались, ему завидовали. Он дважды был заточен в Бастилию, покидал родину, гонимый преследованиями.

О великом французе и его окружении, о времени, в котором жил и творил сей неистовый гений, и в первую очередь о его роли в жизни другой ярчайшей звезды того времени — Жан-Жака Руссо рассказывает писатель Гай Эндор в своем романе.

На русском языке издается впервые.

Примечание. В русском издании книги, с которого сделан FB2-документ, переводчик и комментатор сделали много ошибок. Так, например, перепутаны композиторы Пиччини и Пуччини, живший на сто лет позже событий книги, вместо Шуазель пишется Шуазей, роман Руссо «Эмиль» называется «Эмилией», имя автора книги «офранцужено» и пишется Ги Эндор вместо Гай Эндор и т. д. Эти глупости по возможности я исправил.

Кроме того сам автор, несмотря на его яркий талант, часто приводит, мягко говоря, сомнительные факты из биографий Вольтера и Руссо и тенденциозно их подает. Нельзя забывать, что книга написана евреем, притом американским евреем.

Amfortas

В книге — жизнеописания московских жителей, прославившихся своей ученостью, чудачествами, полезными делами и благими намерениями. Это новое, значительно дополненное издание книги — верный помощник тому, кто хочет глубже познать историю России и ее древней столицы, ибо через занимательные документальные рассказы о москвичах XVIII и XIX веков — врачах, иконописцах, фабрикантах, генералах, педагогах, юродивых и шутах — во всей полноте и живописности предстанет ее облик. О многих персонажах современный читатель даже не подозревает, так как о них за последние восемьдесят лет не написано ни строчки.

В романе Н. Картера «Голубая смерть» агент ФБР расследует зловещие опыты тайной нацистской организации, связанные с разработкой химического оружия.

При изменении истории либералы не меняются!