Мы, скандинавы. Искусство быть отцом (фрагмент)

В древности мы, скандинавы, называли себя викингами, ходили с длинными колючими бородами, испачканными медовой брагой, и плавали, опередив Колумба, в Америку. Как только в мире пошла мода на горностаевые мантии, Дания, Норвегия и Швеция сделались монархиями. Скандинавские короли популярны и по сей день: в любом скандинавском доме их величества висят на стене под стеклом среди других семейных портретов, каждый скандинав на «ты» с королём и королевой и, встретив на улице, раскланивается с ними.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Над Эвенкаром никогда не сверкали молнии, не гремел гром, люди, родившиеся здесь и ни разу не покидавшие город, знали о песчаных бурях, ураганах, потопах и наводнениях только понаслышке, да и то считали все эти капризы бушующей природы, изредка случающиеся где-то в далекой глубинке, не чем иным, как делом рук каких-нибудь магов, в очередной раз что-то не поделивших. Впрочем, ничего удивительного здесь не было. В этом мире стихия редко показывала свой характер, дожди случались тогда, когда это было нужно, солнце не выжигало посевы, в реках было достаточно рыбы, а почва всегда давала если не богатый, то хороший урожай.

Эндрю, лорд Дрейк, оказался вычеркнут из завещания своего отца из-за беспутного поведения. Чтобы его восстановили в правах, Эндрю решает притворится, что изменился. И часть его плана заключается в том, чтобы убедить отца, что он собирается жениться на приличной женщине. Проблема лишь в том, что он не знает ни одной приличной женщины, кроме сестры своего друга Кейда — старой девы мисс Каролины Харгрэйвз. Шантажом он вынуждает Каролину согласиться помочь ему, и фарс начинается…

Сирин выросла среди бандитов и убийц. Она не ведает жалости, не умеет прощать и ничего не знает о нормальной жизни. Но это её выбор. Она готова на всё, ради осуществления своей мечты. Хорошо это или плохо? Зависит от мечты? Или от того, какими путями к ней идти? Сколько жизней можно принести в жертву цели? Сотни? Или одну — свою?

I

Хей-Ди. Самый загадочный корпус Ормрона. Здесь не слышно возбуждённого щебета младших учеников — нитто-хей и топота сотен ног. Воздух пропитан запахом бальзамических веществ — миррой, кассией и щелоком. Ни горячее дуновение самума — знойного дыхания пустыни, ни северо-восточный хамсин, несущий пыль и песок, ни нежный тёплый сирокко, за которым приходит долгожданный дождь, не могли выдуть этот запах из тёмных коридоров, в углах которых в любое время дня метались, словно запертые, тени.