Мы искали друг друга

Мы искали друг друга

Мужской вариант «женского романа». Конец 20 века. Горы, геологи, война в Таджикистане. И любовь.

Отрывок из произведения:

Максим Шведов был из породы невезучих — все шишки на него. Вот и в тот раз: вывезли их на сельхозработы, собирать хлопок — и на тебе. Со всего курса заразу эту, вирусный гепатит, подцепил один Макс.

Тогда еще не было таких мрачных болезней, как «ласковый убийца» импортный гепатит «Цэ». Люди недужили нормальным гепатитом «А», нашей отечественной болезнью Боткина. В инфекционной больнице, известной в народе под именем «Заразка», студента встретили как родного. Там привыкли: каждый год, по окончании хлопковой компании, некоторое количество студентов неизбежно попадает к ним с болезнью, в просторечии именуемой «желтухой».

Другие книги автора Сергей Валентинович Щипанов

Молодая женщина прямо с новогоднего корпоратива попадает в Прошлое. Сможет ли она выстоять в суровом и беспощадном мире? Штормы и абордажные схватки, борьба со смертельными болезнями и козни инквизиции… Героине предстоят непростые испытания.

В подъезде было темно — какая-то зараза вывинтила последнюю лампочку. Гена ругнулся и начал восхождение на четвертый этаж. Потом еще с минуту он возился с ключом, — не слушались закоченевшие руки, — стараясь при этом не наделать шума и избежать объяснений с мамой. Она могла учуять, что сынуля хлебнул портвешка.

— Это ты, сынок? — подала мама голос из спальни, когда Гена наконец-то очутился в квартире. Она как обычно уже улеглась и, подобно всем мамам, не спала, поджидая блудного сына.

Старший офицер полиции Барт Эрвуд глянул на часы, затем откинулся на спинку кресла, стараясь расслабить мышцы спины, задеревеневшие от долгого пребывания в неудобной позе. До конца дежурства оставалось каких-нибудь пятнадцать минут, значит, через час он уже будет дома, залезет сразу под теплый душ, а потом завалится спать. Он так и не смог привыкнуть к ночным дежурствам — они выматывали, даже если проходили относительно спокойно, как, скажем, сегодняшнее. Барт повернулся вместе с креслом к монитору, на который поступала информация обо всех происшествиях в городе. По экрану бежали, ежесекундно меняясь строчки, высвечивались все новые и новые цифры. Барт потыкал пальцем в клавиши. Появилась итоговая таблица — все зарегистрированные с начала его смены преступления, как то: кражи, нападения с применением насилия, угон автомобилей, торговля наркотиками, убийства… Тут офицер даже присвистнул от удивления — в графе «убийства» значился прочерк. Такого не случалось лет пять, а то и больше, а уж в последнее время…. Гигантский мегаполис, — свыше десяти миллионов населения, — жил в особом ритме. Как и всюду, при таком значительном скоплении людей, здесь неумолимо действовали законы статистики, а она давно определила среднее число убийств, приходящееся на год, месяц, сутки. Разумеется, имели место колебания в ту или другую сторону, но и их учли и классифицировали должным образом дотошные социологи. Эрвуд по собственным наблюдениям убедился, что хитрая эта наука не всегда врет, во всяком случае, в вопросах, касающихся разного рода незаконных деяний, количество которых неизменно укладывалось в определенные параметры. Город все более становился прибежищем всякого рода отщепенцев, не желающих быть законопослушными гражданами, вроде нищих эмигрантов со всего света, легальных и нелегальных. Число убийств неуклонно росло. И вот — на тебе.

За месяц перед описываемыми событиями

1

Дверь не имела опознавательных знаков, кроме нанесенного черной краской через трафарет двойного номера «47, 47а». По обе стороны коридора выстроились в ряд не менее полусотни подобных крашенных в цвет лимонной плесени дверей, с табличками и без, некоторые с цифровыми замками и запрещающими надписями.

Работники Института имели разные формы допуска к секретным материалам, и, соответственно, подразделялись на тех, кому «можно» и на посторонних, которым «вход воспрещен». Впрочем, в последние лет пять, где-то с восемьдесят девятого года, штат возглавляемой доктором физико-математических наук А.А.Велеречевым «сорок седьмой» лаборатории, сократился настолько, что малоквалифицированных, подпадающих под запрет сотрудников не осталось вовсе. Даже вместо уборщицы полы мыла (за четыре отгула в месяц) инженер второй категории.

— Повтори задание.

Странно. Не в духе Старика экзаменовать диверсантов. Само собою разумеющимся считалось: задание каждый должен помнить наизусть. Набираю ответ на клавиатуре:

—…проникнуть на «полигон Z-11». Не допустить, чтобы ракета SW72 достигла цели…

Стучу и стучу.

Шеф внимательно смотрит на меня сквозь толстые линзы очков. «Старик»…, а ведь ему только сорок семь. Но по виду — все семьдесят. Болезненная худоба, резко очерченные морщины, седина — жизнь потрепала моего Старика. Белоснежный мундир с золотисто-черными шевронами сидит мешковато. Маленькая слабость шефа — перед заброской агента он всегда являться «при параде». Я наблюдаю за ним через монитор из-за стеклянной перегородки: строжайший карантин, не менее жесткий, нежели при подготовке к длительному космическому полету. Яркий, как в операционной, свет бьет в глаза, отвратительно пахнет лекарствами; мне предстоит еще накачка ударными дозами стимуляторов и прочей дрянью.

Опубликована в сборнике «Аэлита-004»

Популярные книги в жанре Современные любовные романы

Лёха — идеальный молодой человек. В этом уверены все вокруг: Янины родители, подруги, одноклассники. Только сама Яна больше не уверена. Ей всё время кажется, что Лёха не принимает её всерьёз. Ещё бы! Они ведь такие разные! Но до встречи с художником Женей девушке и в голову не приходило, что когда-нибудь она будет думать о том, чтобы расстаться со своим парнем… Лёха ведь так её любит! Неужели она способна его предать?

Маленькая история о любви

Всемирно известный дирижер Сол Ксавьер, казалось, имеет все – он богат, красив, знаменит, относительно молод. Но два величайших желания в его жизни оставались неисполненными, пока он не встретил Тэру.

О том, как складываются и чем заканчиваются непростые взаимоотношения главного героя, его жены – холодной красавицы Джорджианы и его любовницы Тэры, читатели узнают, прочитав этот прекрасный роман о большой любви.

Хелен Вудли, редактор популярного австралийского журнала, решает познакомить своих читательниц с молодыми фермерами, которые достигли успеха и благосостояния, но никак не встретят свою любовь.

Успех превосходит все ее ожидания. За парнями начинается настоящая охота…

Так кто же первым найдет свое счастье? Грег, обладающий душой художника и склонный к искусству? Простодушный и честный Питер, в одиночку воспитывающий близнецов? Красавец Мэтт, который вообще не знает, что его фото опубликовано в журнале? Или случайно затесавшаяся в ряды холостяков хорошенькая фермерша Ли, давно махнувшая рукой наличную жизнь?..

Темная сторона любви — что может быть привлекательнее для читателей всех стран и времен, чем эта щекотливая тема? Где есть любовь, там порой неприметной тенью прячется за спиной измена. Но однажды наступает прозрение, и тогда обманутая женщина не останавливается ни перед чем, чтобы отомстить сопернице. Вот и в романе Доусон Миа, главная героиня, узнав, что ее возлюбленный получает интимные SMS от неизвестной ей молодой актрисы, затевает изощренную интригу с целью вернуть потерянную любовь.

Книга Люси Доусон — один из самых ярких литературных дебютов последних лет. Ведущие критики прочат писательнице перспективное будущее.

Сексуальная длинноногая блондинка, вызывающая у мужчин повышенный эротический интерес, и примерная домохозяйка, любящая жена и мать. Неужели это одна женщина?

Казалось бы, столь редкий дар - быть привлекательной всегда - дает Ане все шансы на счастье. Но его так трудно удержать, если встречи с мужчинами превратились в азартную игру.

Что ждет ее в будущем, когда очарование молодости потускнеет?

Сможет ли она найти того человека, который станет для нее единственным и неповторимым?

Она была юна, наивна и влюблена. Ее избранник отвечал ей взаимностью. Но будто бы весь мир воспротивился соединению двух сердец: молодым людям пришлось расстаться. Каждый из них создал свою семью, однако где-то в глубине души сохранилась верность первому юношескому чувству и все еще теплилась надежда

Аня – фотограф. Она на своем опыте убедилась: отличное фото определяет не глубина резкости, а глубина чувств.

Ник – ведущий инженер-программист. Он тот, кто знает: от его ошибки зависят жизни многих людей. И его собственная – тоже.

Два профессионала, два совершенно противоположных характера, два совершенно разных мира. Они не должны были встретиться. Но их дороги пересеклись, когда на загородной трассе заглохла одна старенькая семерка. И это была только вторая за день крупная неприятность у Ани. Или у Ника?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Желтый автобус, всю дорогу дребезжа и чихая клубами сизого дыма, всего за полтора часа довез Виктора Викторовича Крюшевица до села Ровного. Сойдя на остановке, он сразу же отметил, что село не отвечает своему оптимистичному названию. Несколько деревянных и пара кирпичных хат были будто бы специально расположены наперекор друг другу, развернувшись в разные стороны фасадами. Дорога, с ноября не чищенная от снега, виляла от двора к двору зигзагами. Вдобавок в радиусе видимости не было ни одного прямого забора и ровно врытого столба. Перекошенная физиономия, явно начавшего принимать уже с утра, встречающего превосходно дополняла картину. В руках местный держал картонку с криво выведенной надписью: «Метиаролох».

Фермерское хозяйство «Красный дол» было одним из тех уединенных местечек, к которым никто и никогда не покажет точного пути. Если какой-то путник заедет в ближайший городок — едва заметный на карте Ративиль, войдет в питейное заведение «Соло», и спросит у тамошних старожилов: «Где находится «Красный дол?» То, выждав, пока выпивохи осмыслят вопрос, сообразят, кому он был адресован и оглядятся по сторонам, будто ища «Дол» прямо в пабе, получит, сопровождаемый неуверенным взмахом руки ответ: «Где-то там». С тем и удалится.

Перед собеседованием Дэн забежал выпить кофе, заглянул в чашку, загляделся и… попал.

Рассказ участника спортивных соревнований на 58-х Олимпийских играх.