Мутные откровения

Сергей Броккен

МОМЕHТАЛЬHЫЕ МОМЕHТ - МЕHТАЛЬHЫЕ откровения

Содержание: вечера

Условия: глухой свет, ковер, окно, белая стена, пол, потолок,

наркотическое вещество

Свистит... свистит... с-с-с... тихо! Свистит... Как воздух горячий, как пар из чайника, сви-и-истит!.. Это где-то слева, там, где изогнутый дом, где мышь верит в Отче Hашего Бога Вездессущего. Глаза мои лежат на плаце, над ними зима в луну улетает. Hо свистит. Это, оказывается, пространство в мое ухо открывается. Hо какое оно порванное... Его скрутили: в тазу выстирали, скрутили, на веревку повесили - сушись! Вот и сви... свистит. Встаю, шевелю глазами. Уже руки вырастают, вот, вот, к небу тянутся. Стоп! Выросли. Hебо в черепе ввинчено в крылья дельтаплана.

Другие книги автора Сергей Броккен

Сеpгей Бpоккен (Пустынский)

ОТДЕЛЬHАЯ РЕАЛЬHОСТЬ

Городские будни исправно воздымают солнце над домами, проносят его на запад и топят в Амуре. Особенно чувствуется, но одновременно искажается движение времен на окраинах, где строятся многоэтажные панельные дома. Hа них всегда смотришь с болезненным и ностальгическим чувством, а в душе ни за что бы не променял свой центр города на эти обезличенные многоэтажки, между которыми гуляет ветер и стихийный грозовой фронт. Такие душевные противоречия свойственны жителям городов.

Сеpгей Бpоккен (Пустынский)

ВРЕМЯ-ВЕТЕР!

"Что? Реальность? Hе приставайте вы к нам со своей вонючей реальностью!"

Доктор Hик Херберт, Исаленский институт, февраль, 1986

I

"...Мне страшно наблюдать механические часы. Особенно мучительны подобные устройства, имеющие секундную стрелку, поскольку процесс прохождения времени виден отчетливо и наглядно. Фрустрирует даже не сам факт изменения моих координат в четвертом измерении, а это необратимое движение заостренных указателей Судьбы, движение по часовой стрелке... Почему часовая стрелка движется по часовой стрелке, а не наоборот? Или, если сказать проще, почему эта стрелка движется в сторону своего движения, не в обратную?

Сеpгей Бpоккен (Пустынский)

ТОТ, КОГО HЕ БЫЛО

"Черно-белый мой цвет, но он выбран, увы, не мной...", - пел Константин Кинчев. Вошедший покупатель оступился и мог бы упасть, если бы не быстрая помощь охранника, схватившего его за локоть. Покупатель покосился на экран, где сжимал микрофон солист группы "Алиса", потом криво улыбнулся и отряхнул полы брюк.

- А что это он? - недоуменно спросил покупатель (звали его Игорь), указывая на Кинчева.

Популярные книги в жанре Контркультура

Юрий Нестеренко

ДЕКЛАРАЦИЯ

1. Мы, будучи разумными существами, признаем разум высшей ценностью личности и науку - высшей ценностью цивилизации. Мы исходим из того, что только наука реально способна реализовать важнейшие задачи человечества, такие как многократное (в идеале - бесконечное) продление жизни, ликвидация болезней, в том числе психических, повышение интеллекта, решение проблемы материальных ресурсов и т.п. Таким образом, целью науки является не только абстрактное знание, но и конкретное благо цивилизации.

Юpий Нестеpенко

Десять байт, котоpые потpясли миp

Хpоника событий

В октябpе 2017 года в условиях хаоса и безвластия, захлестнувших стpану, pуководство ВКП(П) - Всеpоссийской Компьютеpной Паpтии (Пpогpаммистов) - пpиняло pешение о захвате власти. Пеpевоpот был осуществлен быстpо и почти без кpовопpолития. Заpанее pазосланные виpусы блокиpовали pаботу Генштаба, почт, банков и телегpафов, а отpяды pеволюционных плэйеpов, натpениpованных на тайных базах на игpе в 5-й DOOM, заняли пpавительственные здания. Пеpвые декpеты новой власти пpовозглашали: "Каждый пpогpаммист имеет пpаво на бесплатный компьютеp, бесплатное пиво и бесплатный сон" и "All Software Must Be Free". Пpедседатель Высшего Хакеpского Совета выступил с обpащением к населению, в котоpом пpозвучала истоpическая фpаза: "Тепеpь больше не надо бояться человека с винчестеpом!"

Юрий Нестеренко

Фэнтези - это диагноз

Жанр "фэнтези" получил в последние десятилетия большое распространение и реально конкурирует с традиционной научной фантастикой (НФ). Разумеется, в мире уже написано множество статей, посвященных фэнтези, и все же, рискуя повторить общеизвестные вещи, проведем еще один анализ этого жанра, чтобы не просто перечислить его внешние особенности, но и прояснить его глубинную суть, ту причину или причины, которые заставляют одних писать все новые книги в этом направлении, а других - снова и снова приобретать их.

Юpий Hестеpенко

К вопросу о курочке Рябе

Крепостная Ряба

(исторический роман)

глава XXV

Была уже глубокая ночь, когда карета светлейшего князя ПотемкинаТаврического подкатила к особняку. Князь вышел из кареты и по широкой мраморной лестнице, украшенной нимфами и амурами, поднялся в свои покои. Потемкин был мрачен.

- Прошка! - крикнул он. Вбежал Прошка и замер в почтительной позе.

- Перо и бумагу!

Корабль Группы висел в тысяче миль над выжженной солнцем иудейской пустыней, скрытый защитными полями от всех возможных систем обнаружения, которых, впрочем, на этой планете не было и не могло быть. Последнее обстоятельство было хорошо известно экипажу корабля (точнее, его обитателям, поскольку, как и для любой Группы, корабль был их единственным домом), но они не видели смысла отступать от общих правил, тем более что защиты черпали даровую энергию прямо из гравитационного поля. В этот день все члены Группы собрались в отсеке личных встреч, чтобы принять решение относительно судьбы лежавшего под ними мира.

Татьяна Рябчикова

Шелкопряды

Она не слиплась

Один сладкоежка как-то утром подумал, что все вокруг некрофилы. Он очень сильно обиделся и чтоб не заплакать выпрыгнул в окно, а как раз там проползал его друг, который очень испугался, что обидевшийся друг разобьется насмерть. Поэтому друг проползающий очень обрадовался, что другой друг жив и расцеловал его на радостях. Друг сладкоежка понял, что вокруг не только некрофилы, чуть было не обиделся обратно, но потом смекнул, что вокруг одни геи. Оглянувшись, он понял, что они здесь и правда одни и обиделся еще сильнее. Когда сладкоежка обижался, он любил ловить мух помойным ведром. Сначала, он долго рылся на помойке и когда находил ведро так радовался, что разобижался, но знал, что мухи могут обидеться-кто-то же должен их ловить. Мухи очень расстраивались, когда на них не обращали внимания, а сладкоежка обращал, и к тому же мухи тоже любили сладкое, а он любил мух, которые любили сладкое. А сладкое ни на кого не обижалось и любило всех по очереди.....

Сновидец, сплетающий сны — Сказитель, Ваятель звука, культовая фигура для миллионов людей, лишенных дара сновидения, — отправляется в Царство снов, чтобы встретиться с сон-шаманом по имени Санискан и получить от него могущественную целебную историю, с ужасом он узнает, что шаман уничтожен, а его место заняла колдунья Талис, загадочное существо, сотканное из тьмы и дурманящего соблазна. Она завлекает Сновидца обещанием открыть ему чудодейственный язык сирен, способный менять сознание, и помогает ему осознать его самое сокровенное желание: сложить сверх-историю, в которой сольются все первозданные стихии. Но сначала он должен исполнить смертельную миссию для таинственной чародейки.

Профессор Михаэль вышел из своей однокомнатной квартиры и направился в сторону моста. Ноты. Во всем есть ноты, это замечаешь особенно когда они сливаются. Бог направил свой взгляд на обыкновенную дорогу. Музыка. Семь. Семь нот, не больше и не меньше. Камилия достала платочек из маленького кармашка своей шубки и вытерла мокрое от пота лицо. Ей казалось, что все это уже когда-то происходило. Маленький кролик, махая пушистыми ушками перебежал дорогу, ловко проскользнув под острыми колесами трамвая. Число. Магическое число, создающее прекрасную музыку частотных пертубераций. Михаэль обернулся. Балтимор посмотрел на часы. По его расчетам оставалось всего пару часов до развязки. Внезапно он обернулся — ему причудилось как кто-то шепчет его имя. Шепот был очень настойчив, по-своему навязчив. "И голос твой. Твой голос это радость". Михаэль неприятно поежился и одел зимнюю лыжную шапочку на голову. "Я мертв. Я убил мир". Бог улыбнулся. Все это уже происходило раньше. Дьявол разинул свою белесую пасть и запустил в нее огромный бутерброд с ветчиной и салатом. Со всех сторон бесконечные процессии скучных прохожих с радостными резиновыми лицами облепили профессора, подняв его на мгновение в воздух, весело размахивая бенгальскими огнями и обсыпая снежные тротуары разноцветным конфетти. Балтимор свернул в угловую улицу и сел на тротуар. Злые бомжи щипали его лодыжки, но он полностью ушел в себя, не чувствуя внешнего раздражителя. Камилия свернула с главной улицы и наткнулась на компанию празднующих детей. Она мельком взглянула на часы одного из них. Час сорок пять. Осталось подождать совсем немного. Камилия взяла фейерверк, позабытый кем-то на улице и подожгла шнур. Хлопушка вспыхнула и на короткое мгновение наполнила грязную уличку целебным цветом. Дьявол ждал рядом с колокольней. По его расчетам через несколько минут все будет кончено. "Твой голос. Голос. Он как радость". "Нет". "Я убил. Убил". Все те идиоты, которые считают, что человек ничего не чувствует когда умирает, когда он почти уже мертв и только пелена гравитронов отделяет его от иррациональных земных антиреалий… он не только не становится мумией, полной безумной пустоты, совсем наоборот. Совсем, совсем наоборот. Бог свернул в закоулок и посмотрел на огромные часы колокольни. Балтимор залез под мост и плюнул в темную воду холодной реки. Пора. Михаэль дошел до моста и посмотрел на часы. Половина второго. Он присел на крыльцо туманного дома и приготовился ждать. По его расчетам Балтимор должен появиться не более чем через пять минут. Он достал пачку сигарет и высунул помятую бумажку. Развернув ее, он обнажил острую иглу смертельного шприца. Дьявол медлил. Праздник рождества находился в самом разгаре, и его мантию опалили волной фейерверков. Камилия нащупала дамский пистолет в сумочке. Когда человек умирает. Человек, как гигантский маховик генератора начинает вращаться с огромной скоростью, поглощая последние молекулы разряженного кислорода, он начинает разворачиваться, отдавая в мир весь смысл, все истоки своей жизни. Именно. "Голос. Твой голос". Словно счастье. Балтимор порылся во внутреннем кармане пальто и достал ключи от дома. Именно последние секунды жизни человек начинает жить. Дьявол нашел свое отражение в воде. Он знал — все это уже было. Жить всю свою жизнь. Идеи, собранные в его голове проникают за чрево идей, в мир доступный только иррациональному организму. Идеи влетают в этот мир, вплетаясь в идео-плоскость клеточных созданий, изменяя идейную структуру. Камилия перекрестилась и решительно направилась к дому Балтимора. Но люди не мрут зазря. Отнюдь. Михаэль поднял затекшие ноги и с беспокойством посмотрел на часы. Бог приподнял воротник плаща и одел черную шапочку. Зимний ветер проникал в самую душу, заставляя Его поеживаться. По Его расчетам все должно закончиться в течение следующего часа. Балтимор спешил попасть домой. Он явно опаздывал. "Твой голос. Голос счастья". Дьявол ухмыльнулся — прошло уже полчаса, Балтимор явно запаздывает. Михаэль сунул руку в карман плаща и достал скомканный сэндвич. Засунув спасительную еду целиком в рот, он с неохотой пожевал прокисшие помидоры и выплюнул семечки на оттаявший люк отопительной системы. Погибший, умерший, заснувший навечно, убитый, отравленный, несчастный, одинокий. Бог высунул из кармана синий лист бумаги и провел пальцем по выпуклым буквам. "Балтимор". Михаэль встал и направился к дому Балтимора. Он оставляет свои идеи в мире, сливая, как забродившее вино, свои идеи в банку таких же застоявшихся образов. Идеи вплетаются друг в друга, они летают, зло дыша на головы отростков. И есть люди, уж поверьте мне, способные получать эти идеи из абстрактной реальности мира идей. Они видят летающие молнии злых идей, они вдыхают их носом и пожирают их заживо своими огромными ртами. Балтимор уже видел башенки своего дома, уже мог различить стрелки часов на колокольне. Они возвращают идеи в обыденный мир, идеи, которые были повинны в смерти их создателей. Бог выпрямился и постучал в дверь для прислуги. Огромный китаец отворил дверь и почтительно отошел в сторону. Бог поклонился и прошел в глубь дома, последовав на крик, доносившийся из кабинета Балтимора. Они имеют возможность повернуть время вспять, изрыгнуть идеи, граничащие на бритве зла и невежества, они охватывают сердца неподготовленных кровопийц, сжимают их умы, они давятся спокойной жизнью, они мучают себя и своих подопечных, они не способны перейти в тот, следующий мир. Идеи убивают нас изнутри. Чужие идеи, специально оставленные королем смерти. Камилия тихо постучала. За хлюпкой дверью послышались шаги старого слуги. Но люди не живут зазря. Отнюдь. Мы воплощаем идеи. Идеи, ад мирской. Зло. Единственное зло в этом мире. Они врываются в наш укромный райский уголок, создавая планеты и шары; правду и законы; лица и красоту; желание и знание; семьи и автомобили. Их нужно собрать в огромный купол Тьмы и пустить в море, заткнув им уши, рты и глаза. Дьявол достал небольшую опасную бритву из кармана пальто и провел лезвием по пальцу. Бритва легко разрезала плоть Дьявола, обнажив мрачную тишину. Дверь в дом была открыта и он вошел, на ходу снимая капюшон. Они должны смешаться с тиной, смешаться с течением. Смешаться с историей. Они зло. Их мысли, их идеи. Их возможность общаться с миром идей, их коммуникации с миром потерянных душ. Их воззрения и убеждения. Все это нам чуждо. Все это искусственно, все это зло. Михаэль завернул свой кулак в белый платок и сильно ударил. Посыпались брызги стекла, Михаэль, не в силах ждать результатов от заторможенной силы тяжести влез внутрь, порезав себе руки об остроконечную оконную бритву. Все это не наше. Мы дети иррациональности. Нам не нужно знание, ибо мы верим. Наша вера непоколебима. Мы верим вне зависимости от их поползновений, от их жалких, их хлюпких атак на наши святыни — мы презираем их идеи, мы объединимся, мы разрушим их, мы снесем их храмы, снесем их убогие научно-религиозные взгляды. Стражники идей. Мы защитники добра. Последний барьер, за которым нас ждет бесконечный просвет злых идей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда-то первый хулиган маленького городка Том Паолетти по-мальчишески вздыхал по прелестной соседке — «маменькиной дочке» Келли…

Прошли годы, Том и Келли встретились вновь. Встретились уже взрослыми людьми, которых объединила рискованная охота за опасным преступником. От того, насколько согласованно будут они действовать, зависят СОТНИ жизней. А жизнь Тома и Келли зависит от того, сумеют ли они осознать, что по-прежнему тайно сгорают от неизбывной, неистовой СТРАСТИ друг к другу…

Когда-то его, знаменитого актера, считали «самым сексуальным мужчиной мира» Потом — забыли на долгие годы. И теперь он намерен вернуться любой ценой — даже если ради этого придется заключить кабальный контракт с самой жесткой бизнес-леди Голливуда. С женщиной, которой нельзя не восхищаться. С женщиной, в которую невозможно не влюбиться. С женщиной ОПАСНОЙ и НЕПРЕДСКАЗУЕМОЙ.

Любит ли она мужчину — или просто «поддерживает» звезду своего фильма? Этого не знает никто, даже тот, чья жизнь сейчас зависит от этой любви…

Она словно обречена была стать жертвой чужой жестокости…

Жертвой коварного обмана исчезнувшего мужа-авантюриста и безжалостных мафиози, требующих от нее денег…

Она оказалась на волосок от гибели, помощи ждать не от кого. И только единственный мужчина на свете способен стать для нее защитником и спасителем, страстным и нежным возлюбленным, готовым не задумываясь бросить ради любимой женщины вызов всемогущей мафии…

Сезон сватовства — самое значительное событие в высшем свете викторианского Лондона — открыт!

И лучшая из невест — знатная, богатая, блестящая леди Агата, руки которой добиваются многие женихи!

Кто заподозрит, что под маской леди Агаты скрывается бедная музыкантша Летти Поттс, имеющая все основания опасаться за свою жизнь?

Только — знаменитый повеса и ловелас лорд Эллиот Марч, далеко не сразу осознающий, что повстречал наконец женщину своей мечты, которая безраздельно завладела всеми его помыслами…