Мутабор

Igor Bogdanets

Мутабор

"Мутабор!" Ты шла по мне, и острые каблучки терзали мою плоть. Боль накатывала стремительно и резко, как штормовая волна, и, достигнув пика, стекала, разбившись на тысячу мелких струящихся ручейков. Сначала ты касалась меня каблучком нежно, почти невесомо, и я вздрагивал от предвкушения, изо всех сил прижимаясь спиной к бетонной поверхности. Ты переносила на него всю тяжесть своего тела, и я, судорожно замерев, тянулся к тебе всеми своими ворсинками, ласкал твои подошвы, вожделея, желая полностью опутать, запеленать в тугой кокон, обездвижить и лежать долго и неподвижно, заключив в объятиях. Двадцать шесть томительных шагов от края до края. Двадцать шесть сладчайших мгновений. Жаль, что у меня нет глаз. "Мутабор!" Я обнимал твои ягодицы. Ты крепко сжимала ими мои сбившиеся складки. Я чувствовал каждое их подрагивание, каждое сокращение твоих мышц. Волосы щекотали меня, и я ерзал от восторга и наслаждения. Прильнув к твоему лону, я ощущал припухлость твоих губ и впитывал его влагу. "Мутабор!" Капелькой пота я сбегал по твоему телу, задерживаясь и перекатываясь в восхитительном углублении твоего пупка. "Мутабор!" Я держал твои груди. Я не давал им вырваться на волю. Я мял их и тискал, с трудом пресекая попытки твоих затвердевших сосков пронзить мое тело. "Мутабор!" Я колыхался твоей юбкой. Я обнимал твое запястье тоненьким браслетом. Я был твоей простыней и твоим одеялом, твоей мочалкой и мылом, струями душа и губной помадой. Я познал тебя всю. Я был женской сумкой в переполненном троллейбусе, вдавленной в твой живот. Я был твоим гигиеническим тампоном и биде, гинекологическим креслом и оранжевыми дольками апельсина. - Слава! обратилась она ко мне. - А у меня сегодня день рождения! Она улыбалась. Улыбалась и явно хотела моего общения. - Мои поздравления.. - скомканно пробормотал я. - Приходи ко мне в семь. Я тебя приглашаю. - Извини, виновато сказал я, - работы сегодня много. Задержаться придется. Hу никак не могу я сегодня. - А-а-а... - ее глаза потухли и погрустнели. - Hет, так нет. Ты извини. Закусив губу, она пошла прочь маленьким обиженным щенком. Я обнимал ее маленькие ступни, нежно касаясь своей итальянской кожей каждого пальчика, ноготка на этом пальчике и розовой пятки. Я ловил каждой твое движение. Пятка-носок, носок-пятка. Что мне день рождения, если я знаю каждую родинку на твоем теле? "Мутабор!" "Мутабор!" "Мутабор!"

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Аляскин-сан, олдер

Мелодия бесконечной печали, исполненная на яшмовой флейте

в лунную ночь, или: месть по-хиросимски!

1.

В эпоху Великого Спокойствия, Справедливого Управления и Совершенного Благоденствия, жил в Хиросиме некий самурай, господин Мураноскэ. Как то он зарубил другого самурая на огороде, а тот самурай был любовником его дочери. Узнав, что сделал отец, дочь собрала вещи и убежала в Фукусима.

2.

А в те времена люди избегали жить в Фукусима - в Фукусима жили водяные, лешие, дьяволы Срединных Гор, разбойники и самураи-ронины, из известного сорта ревнителей самурайского кодекса чести, которые пропустили врагов в дома, предали господ-сюзеренов, зарезали жен, растлили детей, промотали имущество, ну и, сами понимаете, что если когда случались огородные кражи, поражения в битвах, государственные измены и другие низкие для самурая вещи, то подобные герои всякий раз бывали так заняты, что недосуг им было и тыкву взрезать. Ещё там попадались монахи-волшебники, которые волшебным способом побывали в мирах возвышенных и потусторонних и предавались удовольствиям тоже возвышенным и потусторонним: они пили сакэ из такой посуды, словно задумали осушить Восточное Море; откладывая пядями точную меру; толковали о размерах тайного уда Владыки Ада; пёрлись животами на женщин, хватали за члены мальчиков, и лезли бормоча сутры руками в мужские фундоси деревенских парней и рыбаков - вот где самая вкусная рыба прячется! - и всё им с рук сходило, такие они были волшебники.

Вы перешагнули 40-летний рубеж, и вам кажется, что лучшие моменты жизни уже позади? Поверьте, именно сейчас ваш возраст — это неоспоримое преимущество, когда накопленная мудрость и житейский опыт гармонично сочетаются со зрелой красотой и изящностью.

Наш биологический возраст во многом зависит от нас самих, ведь молодость и привлекательность напрямую связаны с жизненным ритмом и психологическим настроем. А нам лишь нужно поддерживать свое здоровье и красоту.

В этой книге Валерия Фадеева собрала множество разнообразных советов:

— как заботиться о коже и продлить ее молодость;

— как сделать удачный антивозрастной макияж и создать свой неповторимый женственный образ;

— как построить собственный рацион питания, чтобы сохранить здоровье и избавиться от лишнего веса;

— как распознать появление болезней и предотвратить их дальнейшее развитие;

— как бороться со стрессом и применять психологические приемы работы над собой;

— как сохранить сексуальную привлекательность и избавиться от возможных проблем;

— как строить отношения в семье и сберечь свое семейное счастье.

В этой книге собраны увлекательные и местами острые беседы протоиерея Максима Первозванского о влюбленности, любви, смысле и целях брака. У отца Максима многолетний стаж общения с юношеской аудиторией и с семейными парами, а также опыт работы главным редактором популярного молодежного журнала «Наследник». В этой книге нет назиданий и увещеваний, напротив, – это живой, увлекательный и, главное, откровенный разговор на очень важную тему: как быть счастливым в любви самому, и как сделать счастливым любимого человека.

Книга вечной тайны представляет собой сборник стихов о Любви, о Боге, о Вечной Тайне Мироздания. Своего рода это прижизненное духовное завещание поэта, который в своих стихах передал свое осмысление Вечности и жизни, пережитой им в виде четверостиший. В данный сборник вошел 1 том Книги Вечной тайны – «Кролик Господа Бога», включающий в себя более 300 стихов. Общее количество Книги Вечной тайны 1001 стих.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Рыбы.

Наше светило делит все человечество на 12 типов. Каждому типу соответствует свой месяц и знак зодиака. Каждый из нас наделен особыми качествами, которые предопределяют сексуально поведение. Обладая знаниями о знаке зодиака партнера, можно не только предугадать его поведение, а также завоевать сердце возлюбленного.

Вашему вниманию предлагается сексуальный гороскоп для знака Стрелец.

Поэзия с уклоном эротики с мечтами и с пылкой страстью о ней …На целую жизнь,или на вечность останутся те впечатления отданные с глубоким чувством о ней… Любовь поверила автора продолжить творческую деятельность.В этой книге собрано все,что автор отдал,ради любви к героини:от любви к ненависти,от веры к отчаянью, от страдания и глубокому чувству радости заденет каждого,кто любит современную поэзию…

Прочитав простые, но действенные советы Агафьи Тихоновны – женщины, прожившей долгую, счастливую супружескую жизнь и подарившей мужу пятерых здоровых и красивых детей, вы, милые дамы, сможете повысить свою сексуальность и восприимчивость к положительным эмоциям и ощущениям. А добиться этого можно с помощью самых простых продуктов питания, физических упражнений, расслабляющих или тонизирующих ванн, ароматов, эротического массажа и психологических настроев на лучшее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей 'Steelzer' Богданов

Девятая смерть

I.

...Самое дорогое пальто, какое только можно было купить за деньги в Hью-Йорке было меткими выстрелами пробито насквозь и залито кровью. Я еще слышал свист пуль, когда видел приближающийся мрак мокрого асфальта...

Я скакал из тела в тело, но неуловимый и невидимый враг неустанно настигал меня, где бы и кем бы я ни был. Это было раннее утро дожливого понедельника, и наследственный сарказм задумался о том, что же будет к концу недели, если она так началась.

БОГДАНОВ Е.Ф.

БЕРЕГ РОЗОВОЙ ЧАЙКИ

(из трилогии "ПОМОРЫ")

книга вторая

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

Холодное февральское солнце до рези слепило глаза. В небе - пустынная неуютная синева. Если бы не лютый холод да не льды, глядя на него, можно было подумать: лето, исход дня перед закатом, когда усталое солнце, плавясь от собственного усердия, клонится к горизонту. Родион в цейсовский морской бинокль всматривался во льды. Тяжелый вахтенный тулуп оттягивал плечи, обындевевшая овчина воротника терла шею, космы шерсти с намерзшими от дыхания льдинками лезли в рот. Родион оглаживал их, надевал рукавицу и снова подносил к глазам бинокль. Кругом белая безмолвная равнина. Кое-где на ней вспучивались торосы. У горизонта они были затянуты белесоватой туманной пеленой, пронизанной розовым светом. Темнели разводья, еле заметные из-за торосистых нагромождений. Вахта длилась четыре часа. Отстояв ее, Родион выбирался из бочки, спускался вниз, торопился в кубрик греться чаем. Внизу на палубе матросы в ушанках и ватниках баграми обкалывали с бортов намерзший лед. Корпус ледокольного парохода чуть вздрагивал от работы двигателя. В чреве корабля, в машинном отделении, кочегарам было жарко у огня - в одних тельняшках кидали широкими совковыми лопатами уголь в топки. В котле клокотал, буйствовал пар, приводя в действие шатуны, маховики, ось гребного винта. Лошадиные силы железной махины яростно боролись со льдом. "Садко" то отступал задним ходом, то снова обрушивался форштевнем на зеленоватые на изломе глыбы, обламывал, колол их многотонной тяжестью. Снова пятился, снова наваливался на лед - и так без конца. Из трубы выпыхивал черный с сединой дым. За кормой ярилась под винтом холодная тяжелая вода. Вдоль бортов скользили отколотые льдины, оставались позади, замирая и смерзаясь. Лед впереди стал толстым. Даже "звездочкой" - ударами в кромку в разных направлениях его одолеть не удалось. Штурман, высунувшись из рубки, поднял кверху озабоченное лицо. Волосы из-под шапки волной на ухо: - Бочешни-и-ик! Давай разводье! Не сводя бинокля с чернеющей справа по курсу полыньи, Родион отозвался во всю мочь. Пар от дыхания затуманил стекла бинокля: - Справа по курсу-у-у! Румбов пять. - Есть пять румбов справа по курсу! - донеслось снизу. Ледокольный пароход попятился, нос соскользнул с края неподатливой льдины и стал медленно поворачиваться вправо. Снова команда. Лед не выдержал, раскололся, раздался. "Садко" рванулся к солнцу, горевшему впереди белым факелом. Потом все повторилось сначала. Достигнув разводья, корабль некоторое время шел свободно. Но вот на пути его опять встали льды. Родион высмотрел полынью: - Лево руля четыре румба! Словно большое сильное существо, привычное к тяжелому труду, упрямо продвигалось судно в поисках тюленьих залежек, без авиаразведки, без радионаведения, с помощью одного только капитанского опыта да штурманской интуиции. За эти три недели не раз зверобои спускались на лед артелью в восемьдесят человек, с карабинами да зверобойными баграми. В трюмах "Садко" на колотом льду уже немало уложено тюленьих шкур и ободранных тушек. Еще один удачный выход на лежбище, и пароход пойдет обратным курсом. Команда на судне постоянная, северофлотовская. Зверобои - колхозные промысловики из Унды. Старшим у них Анисим Родионов, а помощником у него и бочешником - Родион Мальгин. Трижды в сутки взбирался он по жестким обледенелым вантам на мачту и привычно занимал свой наблюдательный пост в пышущей морозом бочке. Родион опустил бинокль и, сняв рукавицу, провел теплой ладонью по жесткому от мороза лицу. На "белесых бровях у него иней, губы потрескались от ветров. Когда у Родиона родился сын, он отпустил усы, и они щетинились под носом, вызывая усмешки и шуточки друзей. На усах намерзали сосульки. В бочке имелся телефонный аппарат, но он пользовался им в самую лютую непогоду, когда голоса на палубе не слышно. Большей частью обходился без телефона, не любил прикладывать к уху холодную трубку.

БОГДАНОВ Е.Ф.

ПРОЩАЙТЕ ПАРУСА

(из трилогии "ПОМОРЫ")

книга третья

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

Пустынен и неприветлив Абрамовский берег глубокой осенью. Холодные резкие ветры наносят с моря туманы и дожди пополам с мокрым снегом. Нет преград ветрам, на все четыре стороны размахнулась безлесная тундровая равнина, и они свободно стелются над ней, насквозь прошивая рыбацкое село, рассыпанное возле самого устья на берегу Унды. Избы содрогаются от ударов непогоды. На дворе октябрь, сумеречный, зябкий, моросный. Навигация закончилась. Рыбачьи суда надолго прилепились к берегу, почти все карбаса и ёлы вытащены из воды, опрокинуты вверх днищами - до весны. Моторные бота поставлены в затишки на зимовку. Движение пассажирских пароходов по линии Мезень - Архангельск прекратилось. Скоро ледостав. В эту глухую пору шел из Каменки в Архангельск внерейсовый последний пароход "Коммунар". Председатель колхоза Панькин накануне договорился по телефону, чтобы пароход сделал около Унды остановку и взял на борт три бочки свежепросольной семги из последних сентябрьских уловов. Доставить их на рейд в парусной еле было поручено Семену Дерябину с Федором Кукшиным. - Глядите в оба, - предостерег Панькин. Ветра ныне изменчивы, волна крута. Постарайтесь успеть до прилива к пароходу. - Почему раньше-то не отправил рыбу? - спросил с неудовольствием Дерябин. Выходить на взморье ему не очень хотелось: стужа, сырость, а у него побаливала поясница. - С дальней тони рыба, - ответил председатель. - Пока доставляли ее в село, - упустили время. Хоть бы теперь, с последним пароходом, отправить.

Илья БОГДАHОВ

ИО И ГАЛ

Холодная вода выpвала из забытья. Едва нашлись силы сплюнуть. Кашель деpнул за гоpло pаз, дpугой, но потом отпустил, будто тоже устал. Мышцы затекли, зашевелилась боль в пальцах ног и pук. Снова появилась дpожь. Стянуло челюсти. Стpанно, что так холодно. - Очнулся, - буpкнул кто-то сзади, там, куда посмотpеть было никак невозможно. Угли в жаpовне гоpели pовно. Hа тоpсе палача капли пота. Гоpячо. - Вижу, - там же. Hо голос дpугой. Знакомый. Зашуpшали одежды. Вздох. - Ио! Ты меня слышишь? Голос такой знакомый. Такой неуместный в этом жаpком холоде. Говоpить не хотелось. Устал. - Знаю, слышишь. Зачем ты мучаешь меня, Ио? Заставляешь делать все это? Чем я заслужил твою ненависть? Зашуpшали угольки. Мучаешь. Hенависть. Hет, ничего этого нет. Только дpожь, надоедливая дpожь. - Зачем? Из упpямства и мстительности? Хоpошо, ты отомстил. Ты сделал больно своим вpагам. Господь всемогущий! Как нелепо это звучит. Вpагам! Ты же один из нас, Ио, зачем тебе это?! Зазвенел металл. Палач задумчиво пощупал инстpумент. Закололо в боку. - Да славы он захотел! Пpославиться pешил за счет нас! - Помолчи. Ио? Гал? Это Гал? Почему не видно лица? Ох, как прихватило бок! - Отpекись, Ио. Откажись от своей затеи. Ты никому не поможешь, а себя погубишь. Ты же умрешь, Ио! И ведь ты же знаешь этих людей, они еще не готовы, они будут веселиться, глядя как ты умиpаешь. Оставь это! Бpось! Светло. Интеpесно, сейчас день или ночь? Каким боком эта планетка повеpнулась к светилу? - Ему смешно, Гал! Он улыбается! Ему плевать! Лежит себе, зажмуpился, только что не муpлыкает! - Заткнись! Палач поднажал на меха. Угольки вспыхнули с новой силой. - Ио, брат мой. Послушай меня, послушай еще pаз. Отpекись! Ты не понимаешь, к чему все это пpиведет... Ладно, это секpетная инфоpмация, Ио, но тебе я скажу. Распад экосистемы. Десять пpоб. Десять, Ио! Глобальная война. Семь пpоб... - Гал, ты что! Это категоpия тpи! Тебе же голову снимут за pаскpытие! - Заткнись! Ио, ты слышишь? Слышишь меня? Ты пpиносишь в жеpтву не себя, ты pискуешь будущими поколениями! Сциентический доктpинизм. Тpи пpобы. Ио, ну, подумай же! Думать. Думать. Добрый Гал. Бедный Гал. - Гал. - Да, Ио, друг мой, да, я слушаю тебя! Палач отошел. Почесался. Дыхание. - Гал... Котоpый сейчас... час? - О чем ты, Ио? - Hе бойся, Гал... Ты не виноват... Я сам... Палач вопpосительно посмотpел туда, куда не посмотpеть. Бедный Гал. - А ведь она веpтится... Так, Гал? Тpеск гоpячего масла. - Hу, все, Гал, ты же видишь, это бессмысленно. Шаги. Скpип двеpи. - Стpажа! Проводите господина Галилея наверх. А еретика Бруно отведите в камеpу. Да пошевеливайтесь, остолопы, не то сами попадете на костер! Вздох. Зашуpшали одежды. - Пpощай, Ио, ты совеpшаешь ошибку. - Пpощай, Гал, может, ты еще поймешь. Пpощай...