Мультипликатор

С легким чувством печали я смотрел, как истончается левый берег реки и сливаются с линией горизонта фигурки восторженных всадников. Закончился праздник у степного народа, завершается и мой отдых. Настают суровые будни. Снова племя пойдет на племя, сталкиваясь в чистом поле в смертельной сече. Снова по делу и без дела будут сверкать клинки, без всякой жалости рассекая булатной сталью податливые человеческие тела… Но у меня-то другой путь и другая судьба.

Другие книги автора Юрий Михайлович Манаков

Я стоял на носу кораблика, скрестив руки на груди, закрыв глаза и запрокинув вверх голову. Лицо наслаждалось легким дуновением бриза. Он мягкими и нежными ладонями ласкал разгоряченный лоб и щеки. В какой-то момент с южной стороны прорвался йодистый дух морского побережья. Там - на расстоянии в несколько морских миль нетерпеливая волна во время шторма выбросила на берег неопрятные кучи водорослей. Скоро их окончательно высушит солнце, а более или менее сильный ветерок разметает сухие остатки в разные стороны и пляж снова засияет девственной желтизной.

Это был не мой мир.

Я продолжал тупо смотреть в зеркало портала, наблюдая за гранью другой параллельный мир. Масса потраченного времени и усилий на переделку и организацию нового порядка на Земле остались в другой реальности. Этот 'гадючник' за гранью - до настоящего момента развивался без моего вмешательства. И я с настойчивостью идиота от рождения, ковыряющего стенку пальчиком, раз за разом пытался создать канал входа на Землю и каждый раз окантовка экранного зеркала вспыхивала радугой красок, сообщая, - 'ни-зз-яя'.

Оказывается, очень просто жить, когда имя тебе - стихия. Нужно лишь, выдержав многолетние испытания, стать обладателем артефакта и в дальнейшем следовать велению души и указаниям высшей силы.

Кто-то за обладание чудом отдаст золото, кто-то - продаст дьяволу душу, а главному герою достаточно просто жить на девственной средневековой планете Новый Мир. И лишь изредка, отвлекаться по долгу совести на организацию нового порядка на планете Земля. Оставив на время: охоту, рыбалку, непринужденный мордобой и серьезные военные действия.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Ц.-Е. НАМОРКИН

(Цицерон-Елисей Наморкин)

СУЕТА В БЕЗВРЕМЕНЬЕ

(Палиндром)

Ля фам э ля компань да лем

Амвросии Выбегалло, доктор наук

Струей протекало время. Закольцовывалось пространство, сжималось.

Снова Выбегалло тревожился - тайм-рекогнсциратор-дупликатор клинило.

Дубель возник размытым пятном:

- Привет!

- Привет!

- Знаешь меня, а?

Обнялись.

Стелла фыркнула:

Величка Настрадинова

ПРОДЕЛКИ ДОКТОРА ПРОДЕЛКИНА

Когда в Амарии вспыхнул мятеж, доктор Проделкин находился в джунглях, и потому с полной уверенностью можно утверждать, что не он был его зачинщиком.

Но сначала расскажем о докторе Проделкине, а потом уже перейдем к мятежам.

В сущности, у доктора Проделкина есть прекрасное, длинное и осмотрительно выбранное его родителями имя, но всему миру он известен своим прозвищем или, как он любит сам говорить, - псевдонимом "Проделкин". Ибо вся его жизнь - это непрерывная цепь совершенных им проделок.

Величка Настрадинова

РОДСТВЕННИК МАГРИБИНСКОГО КОЛДУНА

Лежа на берегу озера, Васко с самым беспечным видом наблюдал за рыбками.

В это время к нему и подошел Неизвестный. Он курил диковинную трубку, и в выражении его лица была некая лукавинка. В остальном же он был как все люди, так, ничего особенного. Неизвестный вынул трубку изо рта и сказал:

- А в районе Соломоновых островов скоро будет страшный ураган. Все спешат куда-нибудь укрыться.

Величка Настрадинова

ВЕСТНИК МЕРТВЫХ

Когда над этой пустынной планетой взойдет Светило, вместе с ним на горизонте взметнутся белые язычки пламени. Будто Светило исторгает их из гладкой, словно полированной поверхности. Пламя разгорается, распространяется все дальше и дальше. И приходится отступать...

Вечно я бегу, бегу от этой адской звезды, мечтая о нашем добром солнце, от которого не нужно прятаться на каждый шестой час земного времени.

Елена Навроцкая

ЛИЧНЫЕ НЕБЕСА

Посвящается К.

Я лишь завидую вам, мертворожденные,

Приветствую вас, мертворожденные,

Радуюсь с вами, мертворожденные,

Но не жалейте нас, глядя с той стороны.

Алексей Заев

Пароль? Phileo Ожидайте... Доступ в систему "Инь" открыт. Открой какой-нибудь файл... Уточните запрос. Открой любой файл... Случайный... Ожидайте... Ожидайте... Ожидайте...

Запись 31.

Елена Hавроцкая

ВСЕ ВОЗМОЖHЫЕ ЧУДЕСА...

Запись первая. Решение Купера.

Hикто не знал, что случилось на самом деле.

Это незнание выматывало нас хуже угрозы голодной смерти. Тягостные дни слились в один жуткий кошмар, который не мог отступить из нашего сознания потому, что не был сном. Ожидание постепенно превратилось в отчаяние, отчаяние в безысходность, безысходность в апатию, апатия дышала в лицо могильным холодом. И тогда Дэн сказал те самые слова, определившие нашу судьбу.

Навроцкая Елена

ЗАКРЫТЫЕ

Где этот край,

Край золотой Эльдорадо?

Эдгар Аллан По

1.

Вам нравится смотреть на звезды? Говорят, что они прекрасны и волнуют душу. Hо я не знаю - правда ли это? Если уж говорить начистоту, то я ненавижу их свет. Звезды - мой враг. Звезды - это безнадежная бесконечность и бесконечная безнадежность. Звезды поглощают тебя без остатка, не дают ни малейшего шанса убежать от них и больше никогда не видеть их холодное равнодушное сияние. Они везде. Они вокруг тебя, и в тебе, и в других. Это изматывает, но похоже, что такие ощущения только у меня, иначе бы чудовищный эксперимент давно бы прекратился по причине именно своей чудовищности. Hикто и не подозревает какую неоценимую услугу мне оказали, посадив в этот холодный карцер: по крайней мере я еще несколько дней не буду постоянно натыкаться на звездные пейзажи. Я согласна замерзнуть здесь, и пусть они выкинут мое окоченевшее тело в космос - это будет моим подарком звездам и... Краю. Hесчастные создания, на что они надеются? Сотни лет назад один безумец надул их как малых детей,а они до сих пор верят в Край...Погодите-ка, кто-то открывает дверь. А! Верховный Жрец! Пришел уговаривать. Как обычно в парадной форме - белая куртка, белые брюки, серебристые сапоги, что не идет ни в какое сравнение с моей жалкой одеждой. Он поглаживает свою длинную окладистую бороду и поблескивает своей начищенной лысиной. Хотя Жрецу всего сорок с небольшим лет, он старается выглядеть на все семьдесят, думает, что это придаст ему в глазах окружающих бОльшую значимость. Что-то он мне сейчас скажет?

Валерий Нечипоренко

(Ташкент)

Пересечь Дорогу

Приближаясь к Дороге, Торопов знал, что нарушает одно из основных местных правил. Дорогу категорически запрещалось пересекать по полотну. Об этом ему напоминали раз двадцать. Но Торопов и секунды не колебался. Давно и твердо уверовал: кто-кто, а журналист имеет полное право и даже обязан иной раз рискнуть, нарушить инструкцию, заглянуть за дверь с табличкой "Посторонним вход воспрещен!" Будешь паинькой, послушным и деликатным исполнителем - не рассчитывай раскопать что-нибудь свеженькое.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Комната большая, светлая… Распахнутое окно прикрыто занавесками. Это хорошо, что в окне ничего не видно, только солнечный свет просачивается сквозь белый тюль. Вряд ли оттуда следует ожидать нападения. В комнате порядок, совсем как при ознакомительном визите. Только на столе стоит тарелка с недоеденным супом. Во время ознакомительного визита Игнат представлялся санитаром, что, в принципе, недалеко от истины. Стоял с чемоданчиком в руках, рассеянно оглядывал комнату. Подал пальто старенькой докторше Рине Иосифовне, попытался поухаживать и за хозяйкой, но та шарахнулась как от зачумленного. Игнат тогда решил, что прокололся, но нет, в больнице, освоившись в палате и беседуя с Риной Иосифовной, пациентка не вспомнила подозрительного санитара. Значит, она шарахается этаким манером от каждого встречного. Случай запущенный, но не безнадежный.

Во время Постцивилизации – эпохи анархии и произвола – только настоящий хищник мог выжить в новом жестоком мире. Таким был Патч, одинокий бродяга-авантюрист, таким стал и его приемный сын Джаг, захваченный стремительным водоворотом фантастически опасных, головокружительных приключений.

Во время Постцивилизации – эпохи анархии и произвола – только настоящий хищник мог выжить в новом жестоком мире. Таким был Патч, одинокий бродяга-авантюрист, таким стал и его приемный сын Джаг, захваченный стремительным водоворотом фантастически опасных, головокружительных приключений.

Во время стычки на заброшенной станции Барага Кавендиш убивает сына вождя Костяного Племени. Теперь кочевой Империи Супроктора Галаксиуса нечего и рассчитывать на мирный проезд через Палисаду – бывший железнодорожный узел, а ныне – мощную крепость, столицу воинственных людоедов. В кажущейся безвыходной ситуации Джаг предлагает смелый план...