Му-Му возвращается из ада

Владимир Белобров, Олег Попов

МУ-МУ

ВОЗВРАЩАЕТСЯ

ИЗ АДА

Памяти семидесятых

1

Это произошло в ту пору, когда еще никто не слышал о евроремонте.

Москва. Середина лета. Жарко. Закончилась летняя сессия. Все разъехались кто куда - кто на юг, кто в деревню, кто в стройотряд.

Лишь немногие остались в Москве.

Виделись часто, потому что компания была нужна, а выбирать было не из кого.

Петя вбежал по старой стоптанной лестнице на третий этаж и постучал в дверь квартиры своего друга Жени. Звонок не работал.

Другие книги автора Владимир Сергеевич Белобров

Владимир Белобров, Олег Попов

Уловка водорастов (наживка для людей)

Посвящается Славе Вострых,

монументалисту.

Егор вышел из кассы, сунул билет в карман и прошелся по перрону. До поезда оставалось еще сорок минут.

Егор огляделся. Недалеко от платформы стоял деревянный домик с вывеской "ПИВО".

Егор поставил корзину с грибами на платформу, сам спрыгнул вниз, взял корзину и пошел к домику.

Сонная продавщица налила Егору кружку жигулевского.

Что получится, если события «Дракулы» Брема Стокера развернутся в глухой тамбовской деревне в наши дни?

Чем закончится история, завязавшаяся в мае 1945 года в Германии, где советские солдаты познакомились, на свою беду, с таинственным немецким аристократом?

Кто из сельчан выживет после встречи с вампирами в плащ-палатках?

Почему американская разведчица ведет себя, как русская баба?

В каких обстоятельствах москвичи забывают, что они – москвичи?

Как удается темным силам навести боевую авиацию на церковь?

Обо всем этом читайте в романе Белоброва – Попова «Красный Бубен».

После обеда наши супруги предложили нам сходить на улицу, выбить из ковров пыль. Мы наотрез отказались выбивать ковры, чтобы не испортить впечатление от прекрасно проведенного дня. Мы решили немного отдохнуть и полистать книгу. Книга оказалась очень интересная, мы не заметили, как пролетело время до ужина. Такой интересной книги мы давно уже не читали. Автор рассказывал в ней о королях. Книга нас настолько поразила своей неординарностью, что мы решили опубликовать ее под своими фамилиями.

В.Белобpов, О.Попов

ЧЕPЕП С ЗУБАМИ

(из pомана "БОЛЬШАЯ ШИШКА")

- Hо! - сказал Иван Шаpоваpов и стегнул лошадь.

Лошадь поехала.

"У всякого мастеpового, - думал он, - имеется свой инстpумент. У поваpа - нож, у меня - кнут."

Шаpоваpов засунул кнут за пояс и понюхал табаку. - Апчхи!

Пpоехали мимо скамейки.

Шаpоваpов убpал табакеpку.

Миновали забоp.

Hа забоpе сидел глупый мужик. - Чего ты, дуpень, на забоp сел?!

Популярные книги в жанре Современная проза

Мне приснилась мама.

Что она не умерла.

Что она варит щи, красные, как я любила в детстве.

И компот, который я любила в детстве.

По кухне плыл жар, и вся моя жизнь, нескладная, неуютная, обогрелась вдруг и наполнилась щемящим теплом. Мне было жалко, что она торопится уходить, и я сказала:

– Сама-то не поешь?

– Нет.

Ее уже ждали. Я видела белое облако и мужскую фигурку на берегу.

– Как там Люда? – спросила она, надевая фланелевый халат прямо на платье, в котором ее похоронили. Халат красный, старый, я берегла его, как будто знала, что понадобится.

Сколько Роза себя помнила, ей всегда хотелось спрятаться ото всех подальше. Дома она залезала под кровать или забиралась в шкаф. В детском саду подходящих мест было намного больше: шкафчики для одежды, ящики для игрушек, спальня с длинными рядами кроватей и горшечная, в которой можно было выстроить целую стену из горшков и притаиться за ней на корточках. В начальной школе Роза наловчилась прятаться в туалете для мальчиков.

Главный герой этой повести пишет сценарий, который представляет собой не что иное, как пересказ глубоко поэтичного болгарского фильма „Томление на белом пути". Я выражаю большую признательность Николе Корабову за то, что он позволил вернуть литературе сюжет, почерпнутый в свое время из рассказов Константина Константинова. Любое сходство с действительностью, любое подобие истинным событиям случайно и непреднамеренно.

Я придвинул бланк и, поклевав чернильницу, нацарапал: “МОСКВА САВВИНСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ 5 КВАРТИРА 14 КОЗАРОВЕЦКОМУ МЕНЯ ВЫЗЫВАЛИ ГАЛИНЕ БОРИСОВНЕ”.

Телеграфистка пробежалась по количеству слов и протянула мне бланк обратно: оказывается, надо еще дописать свою фамилию.

Я почесал затылок и, заменив правую руку на левую, накорябал: МИХАЙЛОВ.

Уже полез в карман за деньгами, но в последний момент вдруг вспомнил, что передо мной не конверт, а в телеграмме почерк у всех одинаковый, и, заметая следы, решил свою фамилию зашифровать.

Был май. Все вокруг цвело и благоухало. Хотелось чего-то необыкновенного, и я побежал, и за моей спиной дико завихрялся ветер, и огромное чистое солнце восходило в степи, и я побежал туда.

А потом отец смазал тачку, и мы потащились на станцию за цементом и наскребли его в цементовозах почти два мешка.

На обратном пути отец зашел в забегаловку, откуда вышел оживленный, веселый, разговорчивый, а потом он стал спотыкаться и падать, и я уложил его на мешки с цементом и потащил окольными путями, чтобы никто не видел.

После долгого и нудного оформления в аэропорту (печенья, булочек, кофе — сколько угодно — что значит, к себе домой приехала, да еще и деньги дали!), Софочка хотела пойти к конвейеру за своим багажом, но Веня крепко взял ее за руку:

— Куда вы?

— Как куда? За своими вещами!

— Так пойдем вместе, там ведь и мой багаж! И вообще, разве мы не должны теперь всюду вместе? — Веня робко смотрел на пунцовеющие Софочкины щеки. Но твердо стоял на своей позиции. — Софа, — ласково сказал он, — все евреи отзывчивые. Евреи помогают друг другу.

От издателя. "Роман о себе" - произведение большого мастера прозы. Оставляю читателям его содержание, скажу лишь о стиле, особой языковой материи, передающей обостренное, нервное состояние героя, фатально разлученного со своей Герцогиней (такое имя имеет Муза в романе) и водящего пером как бы не по листу бумаги, а прямо по живой натуре

О творчестве замечательного русского прозаика Бориса Екимова написано много, но, возможно, самым емким высказыванием стала формулировка премии Александра Солженицына, которой он был удостоен в 2008 году: «За остроту и боль в описании потерянного состояния русской провинции и отражение неистребимого достоинства скромного человека; за бьющий в прозе писателя источник живого народного языка».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Белобров, Олег Попов

Муха или Лаврентий Зайцев в командировке

Зелень лавра, доходящая до дрожи...

(Иосиф Бродский)

1

ЛАВРЕНТИЙ ЗАЙЦЕВ СПАСАЕТ МУХУ

Лаврентий Зайцев чистил зубы в туалете купейного вагона, глядя в зеркало на проносящиеся у него за спиной заснеженные верхушки деревьв.

"Достаточно чистый вагон, -- подумал Лаврентий, обработав верхние зубы и перейдя к нижним. -- Скоро приеду на место. Куплю шишек... кедровых... Достаточно чистый вагон..."

Владимир Белобров, Олег Попов

Новогодняя ночь с Фрицем Дубертом

Татьяна залезла под одеяло и засунула холодные ноги под мужа. Миша дернулся.

-Брррр!..

- Завтра Новый Год... Ты что мне подаришь?

- Не скажу!

- Духи?

- Нет.

- Сапоги?

- Не скажу.

- Значит, сапоги.

- Нет.

- Часы?

- Увидишь!

- ... А ты угадай, что я тебе подарю?

- Рубашку.

- У-у.

Владимир Белобров, Олег Попов

И Древнеяпонские Поэты.

Палка с резиновой нахлобучкой

НЕДОСКАЗАННОСТЬ - ЭТО КОГДА НЕЧЕГО СКАЗАТЬ

Нам всегда казалось странным, что весь мир так восхищается разными

недоделанными вещами, принимая недоделанность за какие-то изыски. Мы не

знаем от кого это пошло, но все как обезьяны и попугаи повторяют друг за

другом подобные глупые восторги. Восхищаются недорисованными картинами

Владимир Белобров, Олег Попов

Первые немцы на Луне

"... Быть может, кто-нибудь из вас, друзья, удостоится чести лететь с одним из первых кораблей на Луну или Марс. Это случится, я верю, скоро, гораздо раньше, чем мы обычно себе представляем. Ведь не в сказке, не в фантастическом романе, а в контрольных цифрах семилетки сказано, что у нас "проводится подготовка к полетам на небесные тела". Вот вы и примете участие в этих полетах. И может статься, именно Петр Кузьмич Исаков будет тем врачом, который в последний раз нащупает ваш пульс, заглянет вам в глаза и скажет подчеркнуто спокойно: