Мозаика (в сокращении)

Мозаика (в сокращении)

Дина Ахмад — владелица процветающего цветочного бутика, она успешна, красива, и, главное, у нее замечательная семья. Но однажды судьба наносит сокрушительный удар: вернувшись с работы домой, Дина узнает, что ее восьмилетние сын и дочь исчезли. Ее благополучной жизни приходит конец.

Эта книга — рассказ о любви и предательстве, рассказ о женщине, которая борется за свое счастье.

Отрывок из произведения:

Исчезли.

Близнецы исчезли. Их забрали. Увезли.

Дина никак не могла это осознать. Отказывалась в это верить, несмотря на тишину в доме, несмотря на пропавшие из шкафа детские вещи, даже несмотря на записку мужа. Наверное, он решил так подшутить. Наказать Дину. Она кинулась в кухню, бросила взгляд в сторону стола — словно надеялась, что сейчас все встанет на свои места и она увидит Сюзанну и Али, которые сидят и с нетерпением ждут угощения, которое она принесла.

Рекомендуем почитать

Джек Ричер возвращается. Застряв из-за бурана в Болтоне, Южная Дакота, Ричер сталкивается с бандой байкеров, наркомафией и беспомощной полицией, и ему приходится охранять пожилую библиотекаршу, которой грозит смертельная опасность. Ричер делает то, к чему лучше всего приспособлен: сражается, не жалея себя, за справедливость.

Сокращенная версия от «Ридерз Дайджест»

Между ними нет ничего общего. Уилл Роби — агент-киллер. Джули — девочка-подросток, ставшая свидетельницей убийства своих родителей. Когда их пути пересекаются (при более чем неблагоприятных обстоятельствах), им приходится бороться, спасая себя и друг друга.

Сокращенная версия от «Ридерз Дайджест»

Как бы ни была сложна ситуация, бывший наемник и частный детектив Джо Пайк неизменно справляется с ней, не проявляя ни единой эмоции. Однако, когда богатый лос-анджелесский бизнесмен поручает ему защиту своей избалованной юной дочери, Пайку приходится не только переигрывать безжалостного и неизвестного врага, но и противостоять чарам своей взбалмошной подопечной.

Сокращенная версия от «Ридерз Дайджест»

Захватывающий роман-расследование принадлежит перу признанного мастера медицинского триллера. Загадочная смертельная болезнь поражает Бекки Реггис в десять лет, ее отец решает ответить на этот вопрос, но поиски ответа едва не стоят ему жизни.

По приказу британской разведки капитан парашютного спецназа Алекс Темпл должен выследить человека, последовательно убивающего высокопоставленных сотрудников разведывательного ведомства. Подобные убийства, по мнению начальства Алекса, способен совершать только его коллега - такой же спецназовец, как и он сам. Чтобы поймать убийцу, Алекс попытался проникнуть в его мысли. И тут капитану спецназа открылось много неожиданного.

Полет по околоземной орбите должен был стать главным приключением в жизни Кипа Доусона. Но у космического корабля отказал двигатель, и, кажется, у Кипа нет ни единого шанса вернуться на Землю. Пытаясь побороть отчаяние, он начинает вести компьютерный дневник. Кип не знает, что каждое его слово передается на Землю. За исповедью Кипа следит вся планета. Но дождется ли Кип помощи с Земли?

Чувствуя, что не выдерживает груз несбывшихся надежд, Анджи Малоун возвращается в родной город, к своей шумной и любящей семье. Может быть, здесь ей удастся изменить свою жизнь? Трогательная драма, прославляющая силу материнской любви и цену, которую мы готовы заплатить за любовь.

Адвокат Мэри Динунцио пытается устроить свою личную жизнь и одновременно оказывается втянутой в дело, которое кажется таким же зловещим сегодня, как и в дни Второй мировой войны, когда оно начиналось. Мэри готова рисковать собственной жизнью, чтобы поймать безжалостного убийцу.

Другие книги автора Сохейр Хашогги

Кто бы мог предположить, что популярная американская писательница-психолог — вовсе не та, за кого себя выдает? Что в действительности она — принцесса Амира, рожденная в далекой стране Востока, с детства заточенная в золотую клетку, но не пожелавшая быть игрушкой в руках знатного негодяя-мужа и совершившая отчаянно храбрый побег? Вот уже много лет, как Амире приходится опасаться за свою жизнь — ведь наемные убийцы, посланные ее супругом, буквально следуют за нею по пятам, и смертельный удар может быть нанесен в любую минуту.

Популярные книги в жанре Триллер

Футбольные страсти становятся смыслом существования, ради благополучия любимой команды фанаты готовы пойти на преступление, сломать чужую жизнь, но наступает момент истины, и...

«Топ Дог» (буквально «Вожак стаи») — такое прозвище получает в одноименном романе Дуги Бримсона — продолжении нашумевшего триллера «Команда» — главарь одной из группировок футбольных хулиганов Билли Эванс. На этот раз Билли, сумевший уйти от правосудия в финале предыдущего романа, оказывается во главе службы безопасности футбольного клуба...

Данный текст является первым вышедшим в России переводом книги Дуги Бримсона «Top Dog». Существует и другая, более поздняя, версия перевода, также выпущенная издательством «Амфора», под названием «Самый крутой».

Джейсон Хэнфорд обуреваем страстью — страстью к написанию писем. Он пишет, и его письма меняют действительность, распахивают перед ним все двери, исполняют самые прихотливые желания и… убивают. Эпистолярный талант подарил главному герою власть, но за все приходится платить. И платить не кому иному, как самому дьяволу. Добро пожаловать в ад!

Каждую ночь выходит на улицы тот, кто не умеет ни жить, ни умереть. Тот, кто способен выдавать себя за человека, человеком себя не чувствуя. Он умеет властвовать, ненавидеть, лгать, убивать. Он умеет жить нашими жизнями. Он умеет пить нашу кровь.

Он – одинок и безжалостен в своем одиночестве. Возможно, тот, кто убьет его, окажет ему большую услугу. Однако убить того, кто не живет, будет очень непросто…

— Бобер, я Лиса. Бобер, я Лиса. Что нового? Конец связи.

— Лиса, я Бобер. Ничего, кроме потрясной киски, загорает на солнышке. Выглядит одинокой и озабоченной. Конец связи.

— Бобер, я Лиса. Не отвлекайся от работы, Жако.

— Лиса, я Бобер. Прошу прощения, шеф. Конец связи.

— Лиса, я Леопард. У меня подозрение насчет черного «пежо-402», который двигается на север вдоль Рут де Лак. Я его заметил в зеркале заднего обзора и готов поклясться, что он тут проехал дважды. Кружит.

Одна из террористических арабских группировок предъявила правительству Израиля ультиматум: государство погибнет, если не будут выполнены их требования… — таков сюжет романа «Падение Иерусалима» («Мегиддо»).

В. Вас спрашивали — хотите ли вы вступить в объединение?

О. Никто нас не спрашивал — хотим мы или не хотим.

В. Как же это произошло? Расскажите подробно.

О. Он сказал: впредь будете получать одну треть доходов от вашего бизнеса. Две трети — мои.

В. Кто сказал?

О. Тэккер. Так оно и произошло.

В. И все?

О. Он еще сказал…

В. Кто сказал?

О. Тэккер. Он сказал, что переломает мне все кости, вышибет из меня дух, если я буду артачиться.

За ней охотятся сильные мира сего. Ее стараются перетянуть на свою сторону авторитеты разных мастей. Но та, которую прозвали Шаровой молнией, всегда готова нанести ответный удар. Она подвластна только себе, своим представлениям об этом мире, тем спорным истинам, усвоенным еще в детстве от прабабки-цыганки.

В романе, посвященном сегодняшним проблемам и противоречиям итальянской действительности, ярко, в психологически интересной форме разоблачается мир хищничества и утверждается неизбежность нравственного разложения личности в условиях современного капиталистического общества. Прямым порождением этого общества является терроризм в его нынешних формах.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

У бедного жителя индейской резервации обнаруживается ценнейший бриллиант, исчезнувший почти полвека назад. Проводя расследование, лейтенант Липхорн и сержант Чи узнают, как необычным образом оживает древняя легенда индейцев о Человеке-Скелете и об опасностях, таящихся среди величественных скал Большого Каньона.

В портовом Гулле, десятилетиями не знавшем снега, метель. Снег сыплет который день, небо цвета ртути низко нависло над землей, в городе ночь сменяется сумерками, которые сменяются ночью. Зимние сумерки и в душе Эктора Макэвоя, детектива из убойного отдела Гулля. Дома его ждут красавица-жена и очаровательный маленький сын, в отделе его уважают, хотя сторонятся, но ему не дает покоя прошлое, оставившее отметины на его теле… Серия подозрительных смертей происходит в этом городе на севере Англии. Старый рыбак погибает в открытом море; девочка-подросток заколота на ступенях церкви после рождественской службы; алкоголик сгорел заживо при странных обстоятельствах… Между этими смертями нет ничего общего. Но на взгляд Эктора Макэвоя, рыжего гиганта с кроткими глазами, есть. И пусть ему никто не верит, он убежден, что это не простые убийства. Он ведь и сам чуть не стал жертвой – столкнувшись с убийцей, лицо которого было спрятано под маской, оставлявшей открытыми лишь глаза. Голубые глаза, полные слез…

Офицерские погоны Григорий Семенов носил с удовольствием, иногда, словно бы не веря, что он на самом деле — после окончания военного училища в городе Оренбурге — стал офицером, косился то на одно свое плечо, то на другое, осматривал погоны и гордо вздергивал голову: знай наших!

Училище он окончил по первому разряду, потом двадцать восемь дней гостил дома, у отца, в станице на реке Оной — после учебы был положен отпуск, — и уже оттуда отбыл в полк, стоявший в городе Троицко-Савске, на границе с Северной Монголией, или, как звали ее в ту пору — Халхи.

Бухта была неровной, с рваными обкусами берега, на котором гнездилась крупная, хорошо обкатанная галька, справа в воду отвесно и несколько настороженно, словно сомневаясь в правильности поступка, падала скала, и ее надо было огибать вплавь, потому что под скалой было «с ручками», слева же дно мельчало, и ломкий, со стесанной макушкой мыс можно было обойти по воде, завернув вещи в полиэтиленовую пленку, чтоб не замочить.

Вода в бухте была божественной, чистой, как... «как слеза?» — нет, это не то сравнение, слезы часто бывают мутными, подкрашенными — и все из-за обмазки, которой нынешние девчонки повадились штукатурить глаза, — она была чистой, как речной лед, как скол хрусталя, сам излом, как оптическая линза, сквозь воду были видны все камни, все вымоины на дне, хотя до дна этого толщь была ой-ой какая — не донырнуть! В чистой глуби нежились, распустив зонты, медузы, шныряли туда-сюда вороватые темноспинные бычки, посверкивали любопытными выпуклыми глазами, причем тут были бычки самых разных пород — и кнуты, и ротаны, и рыжики, и песочники, и кругляки, и поматосхистусы, стайками клубилась хамса и феринка, иногда с глупым, намертво припечатанным удивленным выражением проплывали луфари, а за ними стрелами проносились длинноносые и жутковатые, с гвоздями зубов, теснящимися в пасти, сарганы, степенно передвигались привычные ко всему лобаны и окуни. Иногда встречались рыбины и неприятные — плоскобрюхие, похожие на ресторанные подносы морские коты, за которыми веревками волочились хвосты — самые опасные предметы туалета, поскольку в каждой веревке спрятан костяной шип, способный располосовать ногу от пятки до бедра; еще попадались (и немало) морские скорпионы, или, как их здесь называют, дракончики, чей удар вызывает ожог, паралич, а иногда и смерть.