Моя улица

Крамаренко Виктор

Моя улица

Книга стихов

Андрей Платонов

У Платонова "тихая" проза, Не кричащая, не зовущая. Словно нежная в поле береза, На ветру о земле поющая, Что заложено было с рождения И в эпохе лихой не утрачено, Каждой строчкой несет пробуждение, "Сеять души людей" предназначено. Не философ, а думал по-новому, Не заискивал с властью, как водится. Красота не спасет. По Платонову, Мир спасет только мать - богородица.

Другие книги автора Виктор Викторович Крамаренко

Виктор Крамаренко

Круговорот

(поэма)

Один закон движенья во Вселенной Путь по спирали, Жизнь вокруг светил. Притягивает осью неизменно Всех нас, Кто смертный грех себе простил. Кто мы Земле? Кто Солнце мирозданью? Кто - Сириус? Кто - темень и кто - свет? Простые существа? Всевышнего созданья? Нам не дано на то найти ответ...

КРУГ СОМНЕНИЙ

Когда-нибудь уйду и я, Быть может, тихим, незаметным. А утром новая заря Зажжет костер огнем рассветным. Проснутся люди и вдохнут Прозрачно-чистую прохладу, Продолжат свой житейский путь, День получая, как награду. Уйду и я когда-нибудь... Не попрощавшись, безвозвратно. В последний раз сожмется грудь И не поднимется обратно. Я, не признав своей вины, Уйду в бессрочные страданья И будут ли кому нужны Мои последние желанья?!.

ВИКТОР КРАМАРЕНКО

Музыкально-литературный сборник для детей

33.

1. В алфавите много букв, В книге много строк. Нужно каждый знак и звук Помнить назубок. Перепутаешь чуть-чуть И пойдет молва, Что другая в книге суть И ни те слова.

2. Вместо Бочки будет Дочка По волнам лететь. Вместо Печки будет Речка Угольком пыхтеть. Не в маШину, а в маЛину Сядут ездоки. Не Дружиной, а Пружиной Станут казаки.

3. И нелепы будут книжки, Горькими до слез. И девчонки, и мальчишки Зададут вопрос: - Сколько букв и сколько знаков? Ну-ка повтори? В алфавите их, однако, Ровно - тридцать три.

Крамаренко Виктор

БЕЛАЯ РУСЬ

Музыка Григория Квача

Русь бела - и косы белые.

А туманы - рушники.

И березки всюду нежные,

Синеглазы родники.

Припев:

В небе вновь любимая

Занимается заря.

Ты живи, земля родимая

Белоруссия моя.

Я взращен твоими весями,

Добротой души твоей.

Я живу твоими песнями,

Широтой твоих полей.

Припев.

Зеркала-озера чистые,

Крамаренко Виктор

Свиданья на краю эпохи

Книга стихов

БЕЛАЯ РУСЬ

Михаилу Казакову

Русь бела - и косы белые. А туманы - рушники. Зори, словно вишни спелые, Синеглазы родники.

Зеркала - озера чистые, Рощи, хлебные поля, Травы сладостно-душистые Это Родина моя.

Я взращен твоими весями, Добротой души твоей. Я живу твоими песнями, Широтой твоих полей.

По-над братскими могилами Занимается заря. Ты живи, земля родимая, Белоруссия моя.

ВИКТОР КРАМАРЕНКО

ВСТРЕЧИ С АНГЕЛОМ

сборник рассказов

БЕЛОЧКА

Никто не знает, когда появилась Белочка в этих краях. Сколько себя помнит, она жила здесь в старой сторожевой будке, оставленной когда-то людьми. Зимой замерзала, а летом погибала от жары, но считала свой дом уютным и хорошим. И никто не покушался на её жилище, не проникал с обманом, не просил укрыться от дождя и жестокости большого города.

Белочка была замкнутой, тихой и незаметной. Целыми днями, склонившись над мусорными кучами, выковыривая еду, бутылки и металлолом, она молча бродила по свалке по давно укоренившемуся в её жизни маршруту. Одежда и обувь, да и весь её вид мало чем отличался от грустного пейзажа свозимых сюда отходов. Даже белый бант, торчащий из неизменно перекошенного на бок берета, похож на прикорнувшую чайку, которых развелось тут превеликое множество. Взгляд Белочки постоянно устремлен вниз, за редким исключением она поднимала глаза, и то, когда удавалось звездной ночью попасть на самую высокую гору. Полчище крыс в эти ночи уходило в ближайший лес, и она могла спокойно лечь на спину и свободно разглядывать небо.

Виктор Крамаренко

Любовь

(венок сонетов)

1 Мир вздрогнет от пожарищ и крови И захлебнется ею в наказанье За то, что сжег величие любви И не признал законы Мирозданья.

И мгла покроет раненую плоть, Застынут изваяньями руины, И слезы проливающий Господь Покроет рощи, горы и долины.

Уйдет туда, где мир еще живой, Где ждут его любви и воскрешенья, Где небо еще дышит синевой И на земле нет жертвоприношенья.

Уйдет туда, где за любовь в ответе И травы, и туманы на рассвете.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Борис Викторович Шергин

Иван Рядник говаривал

Дела и уменья, которые тебе в обычай, не меняй на какое-нибудь другое, хотя бы то, - другое, казалось тебе более выгодным.

В какой дружине ты укаменился, в той и пребывай, хотя бы в другом месте казалось тебе легче и люди там лучше.

Пускай те люди, с которыми ты живешь, тебе не по нраву, но ты их знаешь и усвоил поведенье с каждым.

А с хорошими людьми не будет ли тебе в сто раз труднее?

Борис Викторович Шергин

Новоземельское знание

Отец мой всю жизнь плавал на судах по Северному океану. Товарищи у него были тоже моряки, опытные и знающие. Особенно хорошо помню я Пафнутия Осиповича Анкудинова. Он был уже стар. Когда собирался в гости, концы своей длинной седой бороды прятал за жилет.

Бывало, я спрошу его:

- Дедушко Пафнутий, вам сколько лет? Он неизменно отвечал:

- Сто лет в субботу.

Отца моего Пафнутий Осипович иногда называл "Витька" или "Викторко".. Я и пеняю отцу:

Борис Викторович Шергин

Общая казна

Был дружинник - весь доход и пай клал в дружину, в общую казну. И некогда пришло на ум: "Стану откладывать на черный день. А то вклады у нас неравные, мне не больше людей надо".

Стал. давать в общую казну, равняясь по маломочным,

Бывало, когда он все отдавал, дак и люди ему все отдавали. А он отскочил от людей, и люди не столь его жалеют.

Однажды не пошел на ловы: "С меня запасу хватит" Захворал. И бывало, как он неможет, двое при нем останутся - знают его простертую руку. А теперь никто не остался.

Борис Викторович Шергин

Понятие об учтивости

Деревня Лодьма славна была изготовлением изящных корабельных моделей. Здесь подолгу живал Маркел Ушаков.

...Царский чиновник едет мимо ряда лодемских крестьян, сидящих на бревнах.

- Эй, борода! - кричит чиновник.

Все с бородами,- усмехнулись крестьяне.

- Кто у вас тут мастер? - сердится чиновник.

-Все мастера, кто у чего, - отвечают крестьяне.

-Я желаю купить здешнюю игрушку - кораблик!

Борис Викторович Шергин

Пуговка

...К нам на завод приезжает Ленин. Мне кричат: "Наторова, ты примешь пальто..." В клубе жарко. Ленин стал говорить, скинул пальто на стул. Я схватила - да в гардеробную. Вижу, у левой полы средней пуговицы нет. Я от своего жакета оторвала да на ленинское пальто и пришила толстым номером, чтобы надолго: Он уехал, не заметил. А пуговка немножко не такая... И так мне это лестно, а никому не открываю свой секрет.

Герои «Вафельного сердца» Лена и Трилле из бухты Щепки-Матильды подросли – им уже по двенадцать лет, а в этом возрасте все непросто. Дед Трилле стареет, неподалеку поселяется девочка-иностранка, а новый тренер футбольной команды изводит Лену придирками и держит на скамейке запасных. Друзья по-прежнему пускаются в невероятные авантюры, ссорятся и мирятся, ведут разговоры о пустяках и о важном. Год им предстоит нелегкий, он принесет любовь и ревность, страх смерти и отчаяние, мужество в трудную минуту и стойкость на пути к цели. Остроумная и трогательная повесть, как и предыдущие книжки Марии Парр, читается на одном дыхании: вместе с героями мы смеемся и плачем – и верим каждому слову. Для младшего и среднего школьного возраста.

Пятнадцатилетняя Эйверин потеряла все в один день – дом, родителей, спокойную жизнь. У нее не осталось ничего, кроме цели найти родителей. И она точно знает: разгадка находится в доме властительницы города, госпожи Полночь.

Тюльпинс, которому исполнилось шестнадцать, тоже потерял все в один миг. Его единственный способ остаться в живых – поступить в услужение к госпоже Полночь.

Что ждет Эйверин и Тюльпинса в этом таинственном доме? И почему они были так нужны госпоже Полуночи?

Над Санпеттерийским материком нависла угроза страшной войны: в мир рвутся Тени, сея ужас и смерть, предвещая приход Нечистого. Мало кто способен противостоять им – разве что монахи и ведуньи. Бран, послушник из храма в маленькой деревне, вынужден отправиться с ведуньей Лигией по следам таинственного черного монаха. Но так как между монахами и ведуньями множество разногласий, то у Нечистого и его Теней вполне есть шанс…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Крамаренко

Сборник стихов (переводы)

Николаус Ленау

ЗИМНЯЯ НОЧЬ

Холодный воздух отвердел, Хрустящий снег клокочет рьяно, Парит дыхание. Я смел. Иду вперед, иду упрямо!

Молчит торжественно тоска, Луна на ели наседает, Как будто смерть уже близка, И старость ветви опускает.

Мороз! Прими в свой дом лесной И остуди души биенье, Чтоб обрела она покой, Как обрела земля смиренье.

Константин Миладинов

Александр Борисович Крамер

Черно...(быль)

Я сразу должен предупредить, что никаких документов, подтверждающих написанное, у меня нет. Я надеюсь только на то, что найдутся те, кто, в случае необходимости, смогут и захотят подтвердить написанное мною. Итак...

1.

Время действия апрель-июль 1988 года. Место действия жилая (окрестности села Ораное) и рабочая (30-ти километровая) зоны ВЧ 34003 КВО.

Но сначала повестка. Вечером, после работы, она обнаружилась в почтовом ящике. Предписано: явиться на следующий день к 9.00 в комнату N... Являюсь. Дальше все происходит в темпе Чаплиновских фильмов. Убыть немедленно. (Вы не забыли: год 88!) Медкомиссия - тут же, в подвале.Челюсти есть?.. Нет?.. Годен!.. Падучей страдаете?.. Нет?.. Годен!..

Даниил Федорович КРАМИНОВ

ДОРОГА ЧЕРЕЗ НОЧЬ

Повесть

В основу повести "Дорога через ночь" положены действительные

события, разыгравшиеся в последние два года второй мировой войны в

Арденнах, где сходятся границы Бельгии, Франции, Люксембурга,

Германии и Голландии. С помощью бельгийских патриотов советские люди,

бежавшие из германских концлагерей, создали партизанскую группу,

которая выросла в бригаду и приняла активное участие в вооруженной

Андрей Кранин

Дочки-матери

Пролог...

Колючий мартовский ветер пронизывал до самого нутра. Уже не было сил стоять перед этой проклятой могилой. Церемония ещё не закончилась, но толпа уже начинала редеть. Желающих почтить память покойного было на удивление мало, если учесть, что тело, из которого в настоящий момент вылетала душа, принадлежало не увешенному сединами старцу, а совсем ещё молодому человеку юноше немногим старше 20 лет. В этом возрасте человек ещё не растерял старых друзей и не рассорился с новыми, и желающих проводить усопшего в последний путь всегда наберется предостаточно. Смерть...! Каждая из троих поежилась....И такая смерть... Заслуженная смерть. Если только смерть можно заслужить...