Моя проза

Петр Данилов

Моя проза

Это отpывок из моего письма к подpуге. Hа кpутого пpозаика я естественно не пpетендую, но может кому-то будет интеpесно...

Воскресение, 31 августа. В Москве 12:46, то бишь до дня города совсем чуть-чуть осталось. Я в предверии этого события оказался на Кутузовском в своей московской квартире. Черный налет волос на моем подбородке говорит о том, что я только что вернулся с дачи. Как всегда к школе ничего не готово, да и готовить особо нечего: я - в наличии, школа стоит, собственно, вполне достаточно. Впрочем загадывать не будем - то, что будет завтра, завтра и увидим, а сегодня за плечами 3 (три!) месяца каникул. Как ни жалко - это в последний раз. Что ж, эти месяцы я провел не совсем бездарно - есть о чем вспомнить. Вспомнить хочется в полном объеме и в картинках, так что может и фотки приложаться.

Другие книги автора Пётр Данилов

Петр Данилов

Замкнутый путь к счастью

Все имена вымышлены,

Все совпадения случайны...

Я стоял в стороне. Мне было скучно. Hеимоверно скучно.

Если ждешь от вечеринки только выпивку - все, туши свет, заказывай музыку. Именно так вчера все и было. Пришел, выпил, поел... Вот только поел нахаляву...

И черт меня занес сегодня в метро? Толпы народа, как кефир, обволокли привокзальную площадь. Киоски убрали. Их заменили телевизионные машины в пропорции два к одному. И зачем столько суеты? Hеужели всем так же скучно, как мне?

Популярные книги в жанре Публицистика

У фантаста, как у поэта, есть свой «черный человек». Облик его не всегда мрачен: сейчас, когда над робкой еще зеленью мая плещется яркий кумач, на лице незваного гостя простецкая улыбка своего парня, а в словах добродушный укор: «Послушай, не тем ты, брат, занят, не тем! Пишешь о небывалых мирах, куда попадают твои выдуманные герои, странствиях во времени, каких-то разумных кристаллах и тому подобной сомнительности. Да кому это надо?! Бредятина все это, ей-ей… Ты оглянись, оглянись! Кругом делается настоящее дело, варится сталь, выращивается хлеб, солнышко светит, люди заняты земным, насущным, это жизнь, а ты витаешь… Куда это годится!»

Юрий Нагибин о музыке в своей жизни. Запись выступления.

Книга обрисовывает историю войсковой части 74306, становление и развитие учебного центра связи Ракетных войск стратегического назначения,

Очерк написан сухим военным языком, поэтому читать его практически невозможно. Рекомендуется как справочник.

«Октябрьская революция 1917 года, упраздняя буржуазию, причислила к ней все свободные профессии интеллигентного труда, и в конце концов в процессе упразднения они пострадали несравнимо более, чем капиталистическая буржуазия, против которой истребительный поход пролетариата был объявлен. Смею сказать больше: по правде-то говоря, только они одни настолько пострадали. Капиталисты чашу петроградских мучений лишь пригубили, мы же выпили до дна…»

«Я такъ много писалъ, въ послѣдніе годы, по женскому вопросу, что мнѣ распространяться о своемъ отношеніи къ чаемому равноправію женщины и мужчины было бы излишне, если бы не естественное и цѣлесообразное желаніе, свойственное всякому катехизатору: лишній разъ прочитать вслухъ свой символъ вѣры. По моему глубочайшему убѣжденію, женское равноправіе – единственное лекарство противъ язвъ содіальнаго строя, разъѣдающихъ современную цивилизацію одинаково и въ хорошихъ, и въ дурныхъ политическихъ условіяхъ. Нѣтъ политическихъ строевъ, которые не ветшали бы до необходимости обновиться назрѣвшимъ соціальнымъ переворотомъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Убійство въ Царскомъ Селѣ баронессою Врангель сестры своей, Чернобаевскій процессъ въ Москвѣ и рѣчи и ходатайства женскаго конгресса въ Парижѣ заставили печать и общество снова разговориться на тему о ревности, мирно спавшую въ архивѣ чуть ли не со временъ „Крейцеровой сонаты“…»

«Привыкнув с детских лет к авторитету Александра Ивановича, как несравненного русского Демосфена, я услыхал его лично и познакомился с ним лишь в 1896 году, в Москве, в окружном суде. Он выступал в качестве гражданского истца по делу бывшего редактора „Московских ведомостей“ С. А. Петровского, обвинявшегося, не помню кем, в клевете. Говорил Урусов красиво, бойко, эффектно, с либеральным огоньком, был раза два остановлен председателем, но, в общем, я должен сознаться – речь была довольно бессодержательна и неприятно утомляла слух громкими банальностями…»

Я ничего не начинаю и ни къ чему не приступаю; собственно говоря, я продолжаю давно начатое дѣло, и потому долженъ сдѣлать это предисловіе. Читатели найдутъ здѣсь рядъ бѣглыхъ замѣтокъ, тѣхъ замѣтокъ, которыя каждый дѣлаетъ, читая современныя книги и журналы и раздумывая о современныхъ дѣлахъ. Порядка въ нихъ никакого не будетъ; за то я постараюсь, чтобы онѣ имѣли строгую, связь. Начала у нихъ нѣтъ и конца имъ быть не можетъ; но, по мѣрѣ силъ, я придамъ имъ правильное теченіе. Этими объясненіями я хотѣлъ бы заранѣе предупредить нѣкоторые упреки, которыхъ опасаюсь. Можетъ быть читатель, прочтя иную замѣтку, скажетъ: что же это какъ-то ничѣмъ не оканчивается? Отвѣчаю: я бы остался доволенъ и тѣмъ, если бы вы сказали, что это неоконченное хорошо начинается. Можетъ быть читатель въ другой разъ замѣтитъ: какъ мало сказано! Это слѣдовало бы развить и изложить обстоятельно. Отвѣчаю: я радъ, что хоть затронулъ то, что привлекаетъ ваше вниманіе, и, по вашему мнѣнію, заслуживаетъ большаго развитіи.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В.Данилов

МЕЗЕСКИЙ ДНЕВНИК

В томительном ожидании

Подходил к концу март, а весной и не пахло. По утрам держалась сплошная облачность, днем временами проглядывало солнце, к вечеру или снег начинал падать, или после златоперого заката мороз схватывал так, что в роще неподалеку аж трещали деревья. В лесу и поле снег лежал высоким плотным ярко-белым покрывалом, которое в солнечный день слепило глаза, как зимой.

Прилетели грачи, но их пока мало. На днях видел одного: глухо покрякивая, плетет старательно в одиночку гнездо на вершине березы. Видать, вскорости прилетит и подруга...

Писатель рисует драматическую историю крупной банковской структуры в пору её расцвета и краха, картину жизни и нравов людей, создавших всеми правдами и неправдами свою финансовую империю.

Несколько слов об авторе: Всеволод Данилов – кандидат юридических наук. Был оперуполномоченным, следователем, начальником следственного отдела МВД. Несколько лет работал в службе безопасности одного из крупнейших российских коммерческих банков. Автор нескольких романов.

Человек со множеством лиц… Неуловимый маньяк, идущий кровавой дорогой преступлений, отмечая свой путь истерзанными телами женщин. Кто он? Один ли творит свое черное дело?

И почему он так хорошо осведомлен о ходе следствия? Сотрудница частного сыскного агентства Юлия Земцова чувствует – убийца где-то рядом. Ее жизнь буквально висит на волоске. Один раз ей чудом удалось вырваться из его когтей. Ей нужно успеть нанести ответный удар. Ведь везет лишь однажды…

Дина ДАНИЛОВА

АЙСБЕРГ ТАУМАТЫ

Поэтическая драма в трех действиях

по повести А. и Б.Стругацких "Малыш"

Памяти советских первопроходцев Космоса посвящается

Действующие лица

Малыш

Яков Вандерхузе

Геннадий Комов

Станислав Попов

Майя Глумова

ПРОЛОГ

Диктор. 23 апреля 2048 года с международного ракетодрома ПЛУТОН-2 стартовал звездолет "ВИТИМ". В состав экипажа вошли: капитан корабля Яков Вандерхузе, начальник экспедиции ксенопсихолог Геннадий Комов, кибернетик радист Станислав Попов и геолог Майя Глумова. "Витим" благополучно опустился на планете Таумата.