Моя Москва

— Слушай, — предлагает он, — давай-ка я прямо здесь прочитаю, что там у тебя получилось. В такой день не хочется залезать в мрачные кабинеты.

Заведующий садится на зеленую скамейку у подножия Толстого и углубляется в чтение. А я пускаюсь бродить по двору. Не так давно здесь обосновались несколько кафе, они же пивные. Расположились по всей окружности, эдакое кольцо распутства внутри писательского святилища. Сам Лев Николаевич сидит, размышляет над своей бронзовой книгой и ухом не ведет. А вот многим писателям обидно. Они было, как когда-то Иисус Христос, попытались изгнать торговцев из храма литературы, но не вышло — документы на аренду в порядке, “за все уплочено”.
Другие книги автора Андрей Васильевич Саломатов

Мальчик Филипп неожиданно для себя попадает в удивительный сказочный мир. Чтобы вернуться в реальность, ему нужно пройти через всю сказочную страну и найти Черный камень. А сделать это очень непросто, потому что на пути встречаются не только леший с кикиморой, русалка с лесовиком, но и разные тролли, нетопыри и целые стаи анчуток. Погони, засады, ловушки и другие трудности пришлось преодолеть Филиппу, чтобы найти заветный камень и вернуться домой.

Сборник фантастических рассказов А. В. Саломатова

Действие книги происходит в недалеком будущем, когда межпланетные полеты стали обычным делом для землян. Космический корабль, на котором летели Алеша и его друзья, делает вынужденную посадку на одной из планет созвездия Орион. Когда экипаж корабля попадает в сложную ситуацию, друзья отправляются ему на помощь. В этой полной опасных приключений экспедиции нашим героям пришлось познать коварство жителей Зеленой планеты, столкнуться с невиданными животными и необычными природными явлениями.

А.Саломатов

УРОК ИСТОРИИ

Фантастический рассказ

Урок истории в шестом "б" был последним. Инна Ивановна отвела ребят в зал, откуда они должны были всем классом переместиться на девяносто миллионов лет назад в мезозойскую эру, во времена, когда динозавры разгуливали по планете, как обыкновенные животные.

В зале перемещения учеников проинструктировали и посадили под защитный прозрачный колпак, под который из прошлого не могла проникнуть даже мошка. Но мальчишки давно знали, как можно выбраться из-под колпака. Что бы не попасть под силовое поле, надо было всего лишь накрыться портфелем как зонтиком и выскочить наружу. Именно это и собирался проделать один из учеников - Петька Сенцов.

Эта невероятная история произошла летом 2017 года на планете со странным названием Тимиук. Герои повести: мальчик Алеша, его друг грузовой робот Цицерон и необыкновенное существо с планеты Федул, которое умеет принимать любой облик, - мимикр по имени Фуго

Андрей САЛОМАТОВ

Необыкновенный Гоша

Гоша - это наш домашний робот. Вообще-то его зовут РБ-034, то есть робот бытовой, модель 034, но сколько я помню, мы всегда звали его Гошей. Папа говорит, что Гоша бракованный, и все время грозится заменить его на более современную модель, но не делает этого, потому что Гоша - подарок. Гошу подарил папе его друг - специалист по торговым контактам с внеземными цивилизациями. Может, благодаря Гоше папа часто вспоминает своего друга, и не всегда добрым словом. А я очень люблю Гошу, хотя у него куча всяких недостатков. Но у кого их нет? Кстати, Гошины недостатки все какието человеческие. Он, например, привык ковырять своим металлическим пальцем в обонятельном отверстии. А слуховые решетки у него вечно забиты пылью и паутиной. Это от того, что Гоша любит лазать по чердакам и подвалам. Из-за пыли и паутины Гоша плохо слышит и все время переспрашивает: "Чего-чего?" Он так привык переспрашивать, что даже когда слышит, все равно повторяет: "Чего-чего?" А еще Гоша любит скрипеть несмазанными частями. Часто он специально расхаживает по квартире и скрипит. Мама в таких случаях говорит ему: - Гоша, немедленно возьми масленку и смажь шарниры. А Гоша ей на это отвечает: - Да я только неделю назад смазывал. Сколько можно-то? Если папа оказывается в это время дома, то Гоше приходится несладко. Папа вообще относится к нему, как к холодильнику или утюгу. Он совершенно спокойно может при Гоше сказать маме: - Запри ты эту чертову куклу в шкаф. Что он здесь болтаетсй? Гоша обижается на папу, но делает вид, что разговор идет не о нем. Он останавливается посреди комнаты, спрашивая: - О чем это вы, Павел Петрович? А папа ему отвечает: - Если ты сейчас же не перестанешь скрипеть, я переделаю тебя в электромясорубку. Испугавшись этой угрозы, Гоша сразу перестает скрипеть. Он тихонько называет папу "рабовладельцем", уходит ко мне в комнату и садится там в угол. После этого он долго отказывается со мной играть. Сидит в углу, подперев голову манипулятором, и бормочет: - Вот уйду от вас, посмотрим, как вы запоете. Небось сами за продуктами ходить не хотите. И машину небось сами не помоете. Все Гоша... В таких случаях я всегда стараюсь его успокоить. Придумываю какое-нибудь оправдание для папы. Говорю: - Гошенька, папа сегодня не в духе. У него на работе что-то там не так. То ли ракетный двигатель отказал, то ли пилот пошел в зоопарк погулять и не вернулся. А Гоша отворачивается и говорит: - Да ну ладно врать-то! Что ж у него, каждый день пилоты в зоопарке пропадают? Иногда Гоша пропадает на целый день, а то и на два дня. Когда он возвращается, то рассказывает такие небылицы, что даже папа не может удержаться от смеха. Гоша всегда был неплохим рассказчиком. Еще когда я был совсем маленьким, по вечерам он рассказывал мне сказки. Сказок Гоша знает очень много, но всегда путает их. Начнет рассказывать "Приключения Буратино". а заканчивает победой Чипполино над сеньором Помидором и Карабасом Барабасом. А один раз у него Кащей Бессмертный в красной шапочке по всему лесу за волком гонялся. И только совсем недавно я узнал, что Илья Муромец никогда не был в Америке и не воевал с ветряными мельницами. Во всяком случае, в былинах об этом ничего не сказано. А как-то, в очередной раз обидевшись на папу. Гоша пропал на целых три дня. Где мы только не искали его. А обнаружился он в подвале нашего дома. Гоша сидел и рассказывал соседским роботам о том, как он один спас целую планету от ядерной войны. Я не слышал с самого начала - как Гоша добрался до этой планеты. Наверное, он тайно проник на космический корабль. А дальше Гоша рассказал примерно следующее: - Ну. что делать? Пришлось украсть дочку президента. А дочка то заглядение. Фотоэлементы синие-синие. Манипуляторы тонкие и мягкие, как дивилоновые шланги. В общем, красавица из красавиц. Ну вот, прихожу я к президенту, то есть к ее отцу, и говорю: "Бомбу на бочку или увезу твою дочку, куда Диоген телят не гонял! А он мне: "Я,- говорит,- тебя, самоварная труба, прикажу сейчас на шурупы разобрать".- "Не можешь,говорю,- у меня бластер-шмастер есть. Порежу твой дворец на ломтики, как огурец". А он мне: "Если ты,- говорит.- кипятильник чумазый, мою дочку загубишь, я и без бластера из тебя колючей проволоки понаделаю". А я говорю: "Ты, президент, не бойся. Цела твоя дочь. Всю до последнего винтика верну, только бомбу отдай мне, и поеду я к себе на Землю. А то скоро хозяева с работы вернутся, а у меня еще картошка не чищена". - Ну и что, отдал? - спросил один из соседских роботов. - А куда он денется.- ответил Гоша,- отдал как миленький. По дороге на Землю я эту бомбу к метеориту привязал. Он как раз в другую галактику летел. Там еще и жизни-то никакой нет. Не страшно. Когда Гоша закончил рассказ, я вышел из укрытия и сказал: - Гоша, мы тебя уже третий день ищем. Пойдем домой. Гоша победно посмотрел на своих приятелей-роботов и ответил: - Ясное дело. Гоша всем нужен. Гоша туда, Гоша сюда. Ну ладно, пойдем, коли нашел меня. Папа с мамой после этого Гошиного побега долго не трогали его: не делали замечаний и даже работы давали поменьше. А Гоша важно расхаживал по квартире, вовсю скрипел и ворчал: - Нет, чтобы новые шарниры мне поставить. Еще ругаются, скрипит, мол... Мама иногда начинала оправдываться: - Гошенька, мы же только в прошлом году меняли тебе шарниры. Гы же не домкратом работаешь. Возьми, смажь... - Смажь, смажь,- ворчал Гоша,- неделю назад смазывал. А потом как-то все позабыли о Гошином побеге, и снова папа с мамой начали делать Гоше замечания. И снова папа начал называть Гошу разными обидными словами. И в один совсем не прекрасный момент Гоша исчез, и на этот раз надолго. Сколько мы ни искали его по чердакам и подвалам, по свалкам и металлоприемникам, найти не смогли. Думали уже, что металлоломщики давно переплавили Гошу, да понаделали из него ложек или проволоки. Я опросил всех роботов в нашем районе, дал объявление в газете, но о Гоше не было никаких вестей. Правда, нам несколько раз звонили, предлагали других роботов. Один раз даже предложили универсального игроробота с автономным питанием, но мне было не до него. Я страшно скучал по Гоше и, что самое интересное, папа тоже скучал по Гоше, и мама тоже скучала. Один раз папа даже признался в этом. Он сказал: - Возьмешь нового робота, а он окажется чуркой бессловесной. Все-таки хорошим мужиком был Гоша. - Да,- охотно поддержала мама.- Ну, скрипел иногда. Так это ж мелочь. Ты вон,- сказала она папе,- как начнешь петь, так у меня зубы после этого целый день ноют. Лучше уж пусть Гоша скрипит. У него это музыкальнее получается. Прошел месяц. Мы уже совсем потеряли надежду когда-нибудь отыскать нашего Гошу. Папа заказал нового робота - самую последнюю модель, и мы даже ездили на него посмотреть, но как-то в воскресенье, когда мы сидели за завтраком, в квартиру вошел тот самый папин друг, Михаил Иванович, а вслед за ним наш Гоша. Михаил Иванович поздоровался, пожелал нам приятного аппетита и спросил: - Ваш? - Наш, наш! - закричал я и бросился к Гоше. - Конечно наш,- встав из-за стола, сказала мама, а папа нахмурился и ответил: - Ну а чей же еще? А Гоша в этот момент стоял и крутил кнопку у себя на груди. Мне показалось, что он волнуется и не меньше нашего рад своему возвращению. - Что же вы его одного отпускаете? - спросил Михаил Иванович. А когда мы налюбовались Гошей и снова сели за стол, папин Друг рассказал Гошину историю: - Ну, как он на корабль пробрался, это он вам сам расскажет. Где прятался - я тоже не знаю. А вот дальше ваш Гоша вел себя совсем безобразно. Есть в созвездии Девы маленькая планетка. Не планета, а рай, цветущий сад. Так вот, поручили нам договориться с правительством этой планеты о поставках на Землю семян овощей и фруктов. Этот ваш Гоша, видимо, слышал наши разговоры во время полета и решил нам помочь. Сидим мы во дворе, беседуем. Уже обо всем договорились, как вдруг врывается этот тип, размахивает над головой бластером и орет: "Кто здесь царь-король-падишах? Семена на бочку!" Хорошо, что у него переговорного устройства не было. Аборигены ничего не поняли. А так не избежать бы нам межпланетного скандала. Я тут же подбежал к нему и выключил. Так он и лежал в корабле до самой Земли. После этого своего возвращения Гоша совсем возгордился. Теперь у нас в квартире, в моей комнате, собираются иногда чуть ли не с десяток роботов, и Гоша рассказывает, как он заставил инопланетного падишаха подписать договор о поставке семян экзотического фрукта "тубуса". - Тубус,- говорит Гоша,- это нечто такое, что даже у меня при виде его текли слюнки. Кожица титановая, а внутри чистейшее машинное масло марки ММТ-01215. Манипуляторы оближешь. Роботы обожают слушать нашего Гошу, только вот папа опять начинает привыкать к тому, что Гоша дома. Что-то будет, когда он совсем привыкнет?

Когда папа согласился взять Алешу в экспедицию на другую планету, тот, конечно, дал слово вести себя послушно и аккуратно. Но разве такое обещание выполнишь?! Сначала мальчик познакомился с Фуго, мимикром, способным принимать любую форму. И тайно пронес его на космический корабль. Потом новые друзья отправились погулять за пределы лагеря ученых… и тут-то начались неприятности. Алешу с Фуго похитили дикие инопланетяне! Хорошо, что на выручку мальчику уже спешит Цицерон, сильный и сообразительный грузовой робот. Только вот сюрпризы на неисследованной планете Тимиук еще не кончились…

Мимикры Фуго и Даринда — разумные существа с планеты Тимиук — получили возможность отдохнуть в Подмосковье со своим другом Алешей. Необычайные способности братьев по разуму чуть не свели с ума всех жителей деревни Игнатьево.

Популярные книги в жанре Документальная литература: прочее

1. О. Д. АГАЛИ

1880 г. Москва.

На фотографии 1880 г.

Одному из незабываемых таганрогских друзей от будущего нездоровых дел мастера

Антона Чехова.

2. M. M. ДЮКОВСКОМУ

1880–1883 гг. (?) Москва.

На обороте фотографии: «И. А. Назимов. Москва».

Коллежскому Секретарю Михаилу Михайловичу

Дюковскому

от покорнейшего слуги будущего действительного статского советника

3. M. И. МОРОЗОВОЙ

Публицистический талант И. Г. Эренбурга с особой яркостью развернулся в годы Великой Отечественной войны. В настоящую книгу вошли его статьи и корреспонденции, написанные в эти годы для зарубежной печати. Несмотря на большую отдаленность от нас событий по времени, книга, несомненно, интересна и современному читателю, так как это летопись мужества советского народа в дни тяжелых испытаний, созданная по горячим следам, в огне событий. Второе издание книги «Летопись мужества» дополнено статьями И. Эренбурга, разысканными в архивах уже после выхода в свет в 1974 году первого издания этого сборника.

Эту книгу написали заместитель Генерального прокурора СССР Н. В. Жогин и журналист А. А. Суконцев. В ней — рассказы об ошибках и преступлениях, о нелегких человеческих судьбах, о бессонных ночах, об операциях с риском для жизни, о кропотливом и увлекательном труде тех, кто всегда на переднем крае борьбы со всяческим отребьем, кто охраняет труд и покой наших людей.

В книге действуют многие следователи и прокуроры, работники уголовного розыска и органов борьбы с хищениями социалистической собственности. Мужественные, самоотверженные люди, они сумели раскрыть самые, казалось, запутанные преступления, обезопасить матерых рецидивистов, помогли стать на ноги не одному оступившемуся человеку.

Что лучше — стоять на улице и смотреть в окно своей комнаты или стоять у окна своей комнаты и видеть мир? К вопросу о «камерности».

Он был поэтом в душе, но у него получались только первые строчки.

Век пиши — век учись.

Писатель-рецидивист.

Выдумывать — легче, чем думать.

Поэзия — бегство от опыта.

Кино отучило меня от кино.

Дирижер рисует музыку палочкой.

Иногда хочется прожить подольшe не для тoгo, чтобы увидеть новое, а чтобы полнее изучить старое.

Господа народные представители. Тысячи казачьих семей и десятки тысяч детей казацких ждут от Государственной Думы решения вопроса об их отцах и кормильцах, не считаясь с тем, что компетенция нашего юного парламента в военных вопросах поставлена в самые тесные рамки. Уже два года как казаки второй и третьей очереди оторваны от родного угла, от родных семей и, под видом исполнения воинского долга, несут ярмо такой службы, которая покрыла позором все казачество. История не раз являла нам глубоко трагические зрелища. Не раз полуголодные, темные, беспросветные толпы, предводимые толпой фарисеев и первосвященников, кричали: «Распни Его!»… — и верили, что делают дело истинно патриотическое; не раз толпы народа, несчастного, задавленного нищетой, любовались яркими кострами, на которых пылали мученики за его блага, и, в святой простоте, подкладывали вязанки дров под эти костры или, предводимые правительственными агентами, на наших глазах обливали керосином и поджигали общественные здания, в которых находились люди, неугодные правительству. Скорбь и ужас охватывают сердце при виде таких трагических зрелищ, невольно вспоминается грозный символ Евангелия: «Жернов на шею совратителя этой темноты». Но еще более трагическое зрелище, на мой взгляд, представляется, когда те люди, которые, хорошо сознавая, что дело, вмененное им в обязанность, если страшное, позорное дело, все-таки должны делать его, должны потому, что существует целый кодекс, вменяющий им в святую обязанность повиновение без рассуждения. Прежде всего, подчинение, слепое подчинение, которое признается исполнением служебного долга, верностью данной присяге. В таком положении находятся люди военной профессии, в таком положении находятся и казаки. Главные основы того строя, на которых покоится власть нынешнего командующего класса над массами, заключаются в этой системе безусловного повиновения, безусловного подчинения, безусловного нерассуждения, освященного к тому же религиозными актами. Молодые люди, оторванные от родных мест, от родных семей, прежде всего, обязываются присягой, религиозной клятвой, главное содержание которой, по-видимому, заключается в том, чтобы защищать отечество до последней капли крови и служить Государю, как выразителю идеи высшей справедливости и могущества этого отечества. Но затем идет особый гипнотический процесс, который подменяет это содержание другим — слепым, механически-рефлекторным подчинением приставленным начальникам. Особая казарменная атмосфера с ее беспощадной муштровкой, убивающей живую душу, с ее жестокими наказаниями, с ее изолированностью, с ее обычным развращением, замаскированным подкупом, водкой и особыми песнями, залихватски-хвастливыми или циничными, — все это приспособлено к тому, чтобы постепенно, пожалуй, незаметно, людей простых, открытых, людей труда обратить в живые машины, часто бессмысленно жестокие, искусственно озверенные машины. И, в силу своей бессознательности, эти живые машины, как показал недавно опыт, представляют не вполне надежную защиту против серьезного внешнего врага, но страшное орудие порабощения и угнетения народа в руках нынешней командующей кучки. Теперь представьте себе, что этот гипнотический процесс обращения человека в машину, в бессознательное орудие порабощения или истребления совершается не в тот сравнительно короткий срок, который требуется на пребывание в казармах, на отбытие воинской повинности, но десятки лет или даже всю жизнь! Какой может получиться результат? Результат такой, какой мы видим в лице современного казачества: казак, и находясь в казармах, и находясь дома, должен прежде всего помнить, что он не человек, в общепринятом высоком смысле слова, а нижний чин, только нижний чин, так называемая «святая серая скотина». С семнадцати лет он попадает в этот разряд, начиная отбывать повинность при станичном правлении, и уже первый его начальник — десятник из служилых казаков, — посылая его за водкой, напоминает ему о царской службе и о его, нижнего чина, обязанностях — в данном случае, исполнить поручение быстро и аккуратно. 19 лет казак присягает и уже становится форменным нижним чином, поступая в так называемый приготовительный разряд, где его муштруют особые инструктора из гг. офицеров и урядников. Воздух вокруг него насыщается пряными словами начальственного происхождения: его приучают смотреть бодро, «есть глазами начальника», приучают иметь вид бравый и воинственный, его «поправляют» руками, так что он здесь впервые практически ознакомляется с принципом прикосновенности личности. Затем следует служба: в первоочередных полках — четыре года, во второочередных полках четыре года, в третьеочередных полках — четыре года, и, наконец — состояние в запасе, всего приблизительно около четверти столетия. Даже в домашней жизни, в мирной обстановке, казак не должен забывать, что он, прежде всего, нижний чин, подлежащий воздействию военного начальства, и всякий начальник может распечь его за цивильный костюм, за чирики, за шаровары без лампас. Казак не имеет права войти в общественное помещение, где хотя бы случайно был офицер; старик казак не может сесть в присутствии офицера, хотя бы очень юного; казак не имеет права продать свою лошадь, не спросясь начальства, хотя бы эта лошадь пришла в совершенную негодность; но зато казак имеет право быть посаженным на несколько дней в кутузку за невычищенные сапоги или запыленное седло. Здесь не раз упоминалось о гнете земских начальников. Что такое земский начальник по сравнению с нашим военным администратором, для которого закон не писан ни в буквальном, ни в переносном смысле, с военным администратором, при посещении которого воздух станицы насыщается трехэтажными словами, обращенными как к казаку, еще не отбывшему своих военных обязанностей, так и к старику, его отцу. Я как сейчас вижу перед собой эти знакомые фигуры, вижу и молодого казака в чекмене, в шароварах с лампасами, в неуклюжих сапогах, голенища которых похожи на широкие лопухи, и старика, его отца, униженно упрашивающего «его высокоблагородие» принять представленную на смотр лошадку. А «его высокоблагородие», сытый, полупьяный, подчищенный офицер, не принимает лошади, находя ее или недостаточно подкормленной, или обнаруживая в ней скрытые пороки, известные только ему одному. А нижнему чину-казаку и старому отцу его предстоят новые затраты, истощающие хозяйство, новые заботы о сокрушении об исправности снаряжения. Ведь казак на алтарь отечества несет не только свою силу, свою молодость и жизнь, он должен предстать на сей алтарь во всеоружии нижнего чана, в полном обмундировании, на свой счет сделанном, со значительной частью вооружения и даже с частью продовольственного запаса. И он берет у своей семьи, у своих детей на снаряжение сотни рублей, и сколько крепких казачьих хозяйств, в которых не было недостатка в сильных молодых работниках, разорялись на долгие годы, именно в силу того, что эти молодые, сильные работники должны были унести на царскую службу почти все сбережения, скопленные целым рядом поколений. И, разоряя казака, начальство постоянно внушает ему, что это делается во имя его долга перед отечеством, во имя военного звания, во имя его присяги; внушает, дабы в забитой и темной голове казака ничего, кроме благоговения к своим разорителям, не было, дабы ни тени сомнения, тем паче ропота, в законности этого не возникало. Никакая казарма, никакая солдатская муштровка не может идти в сравнение с этим своеобразным воспитательным режимом, сковавшим все существование казака. Чтобы сохранить человеческий облик в этих условиях, нужна масса усилий. Эта беспощадная муштровка тяготеет над каждым казаком около четверти столетия, тяготела над его отцом и дедом — начало ее идет с николаевских времен. Она постоянно истощает хозяйство его, а главным образом — опустошает душу. Ею окрашено существование казака в молодые годы и в старости, потому что едва успеет казак отбыть свою службу, как подходит служебный возраст брата, а там детей, внуков. И все это сопровождается значительными затратами, разоряющими хозяйство, унизительными понуканиями, напоминаниями начальства. Такие понукания проникают решительно все циркуляры, или — на военном языке — приказы по военному ведомству, приказы, в которых разные титулованные и нетитулованные казнокрады напоминали казакам об их долге, забывая о своем собственном. Вне этих приказов казак немыслим. Всякое пребывание вне станицы, вне атмосферы этой начальственной опеки, всякая частная служба, посторонние заработки для него закрыты, потому что он имеет право лишь кратковременной отлучки из станицы, потому что он постоянно должен быть в готовности разить врага. Ему закрыт также доступ к образованию, ибо невежество было признано лучшим средством сохранить воинский казачий дух. Как было уже сказано, в 80-х годах несколько гимназий на Дону — все гимназии, кроме одной, — были заменены низшими военно-ремесленными школами, из которых выпускают нестроевых младшего разряда. Даже ремесло, и то допускалось особое — военное: седельное, слесарно-ружейное, портняжное, и то в пределах изготовления военных шинелей и чекменей, но отнюдь не штатского платья. Кроме того, нужно прибавить, что не только вся администрация состоит из офицеров, но в большинстве случаев интеллигентный или, лучше сказать, культурный слой приходится тоже на долю казачьих офицеров. Казачьи офицеры… они, может быть, не хуже и не лучше офицеров остальной русской армии; они прошли те же юнкерские школы с их культом безграмотности, невежества, безделия и разврата, с особым военно-воспитательным режимом, исключающим всякую мысль о гражданском правосознании. Когда-то в старину казачьи офицеры, правда, стояли довольно близко к подчиненной им в строю массе. Узы единой родины, одинаковые условия труда, почти одинаковое образование — все это сближало их тесно с казаками. Но современный военный режим все это уничтожил в интересы офицера резко отделил от интересов казака, даже противопоставил их, и недоверие к офицеру теперь резко сквозит во всех общественных отношениях казака. Освободительное движение захватило нескольких идеалистов в казачьих офицерских мундирах, глубокой скорбью болевших за свой родной край, за темных сограждан-станичников. Но где они? Ныне они, эти офицеры, сидят по тюрьмам. Что же сказать об остальной офицерской массе? Лучше ничего не говорить. Военно-административная среда, правда, выдвинула несколько блестящих имен, но исключительно на поприще хищения и казнокрадства.

На исходе дня 20 сентября 1966 года в посольство Кубы в Москве поступила телеграмма:

«Из Темиртау Кемеровской. Дорогие товарищи, имею честь предупредить вас опасности появления очень сильного урагана Карибском море конце третьей декады сентября. Начальник метеостанции Горной Шории Дьяков».

Работники посольства были озадачены: что это — шутка или предвидение ученого?

На подробной карте Советского Союза, среди горных кряжей Кузбасса, едва видна крапинка, обозначающая поселок Темиртау. По самым скромным подсчетам, от крапинки до Кубы добрых пятнадцать тысяч километров. Может, этот Дьяков самостоятельно запускает метеорологические спутники Земли, которые докладывают ему о состоянии атмосферы на всем земном шаре?

Чертов источник бьет из-под земли возле санатория «Борково» — в прошлом «Luisenbad» — в Полчин-Здруе. Источник старый, заброшенный, в глубине зеленоватый — в воде много железа. В январе или начале февраля 1944 года к нему подбежала смеющаяся девочка в красном пальтишке. И стала звать по-немецки свою младшую сестренку посмотреть на чудо: кругом снег и лед, а тут из земли вытекает вода. Алисе в то время было пять лет, Доре — на полтора года меньше. Обе светловолосые, бойко щебетали по-немецки, только

«Удивительная простота нравов наблюдается в нашей политической жизни! Разительные примеры этому дает на-днях организовавшаяся новая Государственная дума. ...В самом деле, мы так привыкли думать, что Россия в потенции хранит неисчерпаемый источник культурных сил и богатств, и вдруг на спине ее взгромоздился такой «парламент», в котором большинство одарено одной добродетелью: прекрасно владеть «резиной». А ведь принято предполагать, что в парламенте собирается цвет всей страны, гордость ее.»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юля Бронникова запросто может пойти работать в преуспевающий банк своей матери, жить в роскошной квартире и одеваться как фотомодель. Но всему этому она предпочитает напряженную работу журналистки и бесконечные заботы о подруге-неудачнице и ее маленькой дочке. Юля ценит личную свободу и не хочет зависеть от своей гиперактивной мамы, поэтому такая жизнь ее устраивает. Но неожиданно в привычные будни вторгается неведомый враг – вернувшись однажды домой, Юля обнаруживает свою квартиру полностью разгромленной, а на стене видит неизвестный шифр с тремя шестерками на конце.

Книга посвящена исследованию и реконструкции представлений славян о мире и Вселенной. Авторы убеждены, что заложенные на заре истории славян особенности мировосприятия продолжают в той или иной степени оставаться актуальными и сегодня. Понимание архаичных пластов традиционной культуры только и позволяет осмыслить её во всей полноте и разнообразии, проследить пути взаимодействия народов.

Помимо фольклорного материала в книге широко использованы разнообразные данные из области истории и сравнительно-исторической мифологии народов индоевропейской культурно-языковой общности. Отдельное внимание авторы уделяют пересечению христианских и языческих представлений, сложившихся в ходе христианизации племени русь и славян и последующий период двоеверия.

В XX веке пропаганда стала мощным оружием воздействия на умы. Умелое создание образа врага, возбуждение и поддержание чувства ненависти к противнику – одна из причин беспрецедентной жестокости и бесчеловечности войн ушедшего столетия. Автор-составитель этой книги, профессиональный историк Д.Хмельницкий знакомит читателя с особенностями восприятия Советского Союза нацистами. Инструментом воспитания в немцах антисоветских убеждений служили не только специальные пропагандистские тексты, выставки, но и просто путевые заметки оказавшихся в СССР немецких инженеров, откровения политических беженцев и т. п. Благо сталинский тоталитарный режим дарил множество сюжетов для нацистских пропагандистов. Представленные здесь тексты, тщательно откомментированные Д.Хмельницким, несомненно, будут интересны не только специалистам и студентам, но и обыкновенным читателям как исторический источник о жизни в Советском Союзе в 30—40-х годах прошлого века.

Где только не сражались наши бойцы! Зачастую – на чужой земле, под чужими знаменами. Во время американского вторжения в Индокитай советским летчикам-инструкторам довелось облачиться во вьетнамскую форму. Официально СССР не участвовал в той войне, нашим «летунам» предписывалось лишь готовить вьетнамских пилотов, не ввязываясь при этом в воздушные бои. Но какой настоящий летчик удержится от соблазна сразиться с американскими асами в небе? И наши парни садились за штурвалы боевых самолетов, прекрасно зная, что если вдруг попадут в руки врага, то родина от них отречется…