Мой знакомый учитель

Михаил Аношкин известен уральскому читателю по книгам «Сугомак не сердится», «Человек ищет счастья», «Уральский парень» и др.

В новом сборнике представлены повесть «Мой знакомый учитель» и рассказы.

В повести, составляющей основу книги, рассказывается о нелегкой, но вместе с тем интересной судьбе учителя, попавшего в исключительные обстоятельства. Столь же твердый и несгибаемый, сколь добрый и щедрый душой, он побеждает все превратности судьбы и находит свое место а ряду строителей нового коммунистического общества.

Отрывок из произведения:

У Владимира Андреевича не клеились дела в девятом классе. Ученики встречали его настороженно, и в этой настороженности чувствовалось осуждение. Ему было обидно, что ученики, у которых он был еще и классным руководителем, так к нему относятся. Появилась скованность; урок объяснял сухо, понимал, что говорит в пустоту — его плохо слушали, хотя тишины никто не нарушал.

В классном журнале появились первые двойки. Владимир Андреевич попытался вызвать учеников на откровенность, выведать причину их неприязни: все-таки это был народ взрослый, у каждого за плечами не один год трудового стажа. Но разговора начистоту не получилось, словно бы между учителем и учениками кто-то встал и мешал сблизиться.

Другие книги автора Михаил Петрович Аношкин

Часто бывает так. Работает долго человек на каком-нибудь месте и до того с ним, с этим местом, сживется, сработается, что уж и представить потом не может ни себя без этой работы, ни работы без себя.

И кажется ему: случись что-нибудь с ним — заболеет или переведут на другое место — пропадет дело. Захиреет, развалится оно, пойдет без него кое-как.

Вернувшись из армии, Лаптев проработал несколько лет ведущим технологом участка крупных отливок первого литейного цеха, но потом неожиданно заболел и был надолго оторван от привычного и полюбившегося дела.

«Семкина находка» — маленькая приключенческая повесть о героическом поступке двух друзей-мальчишек, живших во время войны на оккупированной фашистами территории.

Уже несколько лет Владимир Бессонов жил в Челябинске. До этого много скитался — такая выпала судьба. Сейчас жизнь определилась, и казалось, можно было безошибочно угадать, что будет завтра или через месяц. Командировки вносили разнообразие. Из поездок Владимир возвращался полон новых впечатлений.

С вокзала спешил к семье, и на душе было хорошо. Лида встречала улыбкой, старалась сделать что-нибудь приятное. Валерка бросался навстречу. Владимир, подхватывал его на руки, подбрасывал к потолку. Сынишка визжал от восторга и просил подбросить еще. Но отец прижимал его к себе, целовал, а Валерка кричал:

Ранним июньским утром 1944 года недалеко от Бобруйска началась мощная артиллерийская подготовка. Сотни тысяч тонн металла обрушились на позиции немецко-фашистских войск. Григорий Андреев и его боевые друзья с восторгом наблюдали за этим карающим вихрем огня — они впервые участвовали в таком грандиозном прорыве вражеского фронта.

Так начинается новая повесть Михаила Аношкина «Трудный переход». В ней прослеживаются солдатские судьбы не только Григория Андреева, но и Юрия Лукина, Василия Ишакина, Николая Трусова, Михаила Качанова и других героев, которые известны читателям по повестям «Прорыв» и «Особое задание». И хотя новая повесть является продолжением двух предыдущих, она имеет самостоятельное сюжетное развитие.

Кульминационным моментом книги «Трудный переход» являются эпизоды, в которых рассказывается о форсировании реки Вислы и об освобождении от немецких захватчиков Польши. Как и в других сражениях, здесь ярко проявились высокие боевые качества героев повести, их мужество и героизм.

В этой книге две повести — «Прорыв» и «Боевое задание». С первой читатель знаком. Она издавалась в Челябинске и Москве.

В повести «Боевое задание» действуют те же главные герои — Григорий Андреев и Петро Игонин. События развертываются летом 1943 года в партизанском отряде на Брянщине. Григорий Андреев и группа его товарищей-гвардейцев оказались у партизан по особому заданию командования.

В новой повести использован фактический материал, хотя она и не является документальной. Автор благодарит работников Брянского областного архива, которые предоставили ему возможность изучить интересующие его документы. Большую пользу принесла встреча с бывшим секретарем Брянского подпольного горкома КПСС товарищем Щекиным А. М. Хорошим подспорьем в работе был также двухтомник документов и воспоминаний «Партизаны Брянщины», выпущенный издательством «Брянский рабочий».

По-разному сложилась литературные судьбы у авторов этой книги. Писатели Михаил Аношкин («Партизанские разведчики») и Петр Смычагин («В Данциге») авторы не одной книги.

Николай Новоселов («Я подниму горсть пепла») только становится на литературный путь, а для Леонида Хомутова («Роковой» командир» ) эта первая публикация в печати.

Но все они прошли суровую школу войны. То, кто ими увидено, пережито, нашло отражение в произведениях, вошедших в этот сборник.

Автобиографическая повесть. Автор выступает в ней представителем поколения, что пришло в жизнь после Великого Октября, а в пору зрелости первым приняло на себя удар фашистских полчищ, ценой великих жертв отстояло свободу и независимость Родины.

Во время войны командир роты партизанского отряда Балашов — уроженец города Кыштыма — сталкивается не только с врагами в немецкой форме, но и с предателями, обманным путем попавшими в партизанский отряд. За мужество и героизм ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Павел Нилин

Осень в Жухарях

1

Ах, как сладко, как томительно сладко пахнут травы на Жухарях!

Нонна Павловна вышла из поезда и, как в море, погрузилась в предрассветный туман, полный запахов и прохлады.

Поезд лязгнул, загремел и тяжело покатился дальше в темноту, тускло посвечивая окнами и мигая красным огоньком последнего вагона.

В этом последнем вагоне спит сейчас на верхней полке капитан Дудичев. А может, он и не Дудичев вовсе. И не холостой. Все мужчины любят прихвастнуть в поезде.

ВИКТОР ПАНОВ

МАМКИ

Дети умирали от поражения головного и спинного мозга. И у Филиппа были признаки этого заболевания. Врач сделала поясничный прокол. Спинномозговая жидкость с желтовато-красным оттенком заполнила шприц. Лабораторное исследование показало в осадке высокое содержание белка.

Смерть от менингита наступала обычно через двадцать - двадцать пять дней с начала заболевания, и матери, приводимые к нам конвоиром для кормления их младенцев, вспоминали эти тяжелые дни - высокая температура, рвота, параличи, судороги.

Тихон Антонович Пантюшенко

Главный врач

Роман

Рецензент Владимир Глушаков

"Добро и красота незримо разлиты в мире" - эти слова принадлежат великому американскому поэту Генри Лонгфелло. Категории добра и красоты вечны, потому что они не существуют вне жизни, изменяются вместе с ней, не терпят оцепенения.

Новый роман Тихона Пантюшенко о борьбе добра и зла, о нелегких судьбах врачей написан в остросюжетной манере.

Борис Пильняк

Speranza

По морям и океанам, под Южным Крестом и Полярной Звездой, в тропиках и у вечных льдов - идут корабли. По морям и океанам - идут бури, ночи, дни, месяцы, годы. Море же - это две чаши: одна над другой чаша неба и чаша воды, да с неделю от берега и за неделю до него - чайки и точкою в небе кондор. И на кубрике, у кормы на кораблях, живут возчики кораблей матросы. В Сидни с шерстью, в Кардифе с углем, в Бенгуэле с каучуком, в Порт-Петербурге с лесом и пенькой - грузятся корабли, чтобы итти, нести грузы - на острова Зеленого мыса, в Марсель, в Сайгон, Сан-Франциско, Буэнос-Айрес, Суэцами, Панамскими каналами, Индийскими, Великими, Атлантическими океанами. Так корабли ходят десятки лет, неделями и месяцами в море, и матросы говорят о себе и друг о друге:

Бор. ПИЛЬНЯК

ТРЕТЬЯ СТОЛИЦА

ПРЕДИСЛОВИЕ.

"Третью Столицу" читали многие до напечатания, и она вызывала неожиданные недоразумения. - В каждом рассказе есть печка, от коей танцует автор, - так вот об этой печке я и хочу сказать.

Я писал "Третью Столицу" сейчас же по возвращении из-за границы, - по сырому материалу, писал, главным образом для Европы, - поэтому моя печка где-то у Себежа, где я смотрел на Запад, не боясь Востока (на востоке, как известно, восходит солнце).

Андрей Планонов

О ЛАМПОЧКЕ ИЛЬИЧА

Моя фамилия Дерьменко. Идет она от барского самоуправства: будто бы предки мои в давнее время с голоду ели однаждь; барские тухлые харчи -дерьмо, оттуда и пошло Дерьменко.

Наше село Рогачевка от города шестьдесят верст; расположение имеет вкось по реке Тамлыку, что втекает в другую речку Усмань.

По преданию говорят, что Тамлык, иначе сказать Тимур-лык, по-татарски значит маленький сын Тимура. А Тимур, как исторически известно, был предводитель татар, кои в старые времена здесь скакали по степям и пользовались их сладкими травами для своих коней. А Усмань у татар значит красавица. И вот будто бы Тимур влюбился раз в степную красавицу гречанского роду, родил от нее сына Тимурлыка и ускакал бить балканцев. Гречанка от горя иссохла и умерла вместе с сыном-ребенком; вернувшийся Тимур так затосковал по своей скончавшейся любимой семье, что велел войску своему и пленным горстями насыпать два памятных кургана, а сам Тимур носил и сыпал землю мечом.

Андрей Платонов

ПРИКЛЮЧЕНИЯ БАКЛАЖАНОВА

(Бесконечная повесть)

"Тянется день, как дратва: скука бычачья.

Рассказать тебе про дни?"

Апалитыч

1.

Жил некоим образом человек -- Епишка, Елпидифор. Учил его в училище поп креститься: на лоб, на грудь, на правое плечо, на левое -- не выучил. Епишка тянул за ним по-своему: а лоб, а печенки...

-- Как называется пресвятая дева Мария?

-- Огородница.

Андрей Платонович ПЛАТОНОВ

СЕДЬМОЙ ЧЕЛОВЕК

1

Через фронт к нам пришел человек. Сначала он заплакал, потом осмотрелся, покушал пищи и успокоился.

Человек был одет худо - в черные тряпки, привязанные к туловищу веревками, и обут в солому. Мягкого тела у него осталось мало, не больше, чем на трупе давно умершего человека, - сохранились лишь кости, и вблизи них еще держалась его жизнь. По лицу его пошла темная синева, словно по нему выступила изморозь смерти, и оно у него не имело никакого обыкновенного выражения, и только всмотревшись в него, можно было понять, что в нем запечатлена грусть отчуждения ото всех людей, - грусть, которую сам этот исстрадавшийся человек, должно быть, уже не чувствовал или чувствовал как свое обычное состояние.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Элизабет Берк обладает всем, о чем может мечтать женщина: красотой, положением в обществе, удачным бизнесом — всем, кроме личного счастья. Мучительные воспоминания о трагической гибели мужа надолго закрыли для нее эту сторону жизни. Но надолго — не значит навсегда. Иногда достаточно одного счастливого случая, чтобы вновь обрести любовь...

Абигайль была из богатой и знатной семьи, она никогда ни в чем не знала отказа. Ее первой любовью стал Мартин, сын небогатых родителей. Абби так сильно хотела получить его в мужья, что использовала все средства, чтобы добиться желаемого. И что значит невинный обман, когда на кону стоит счастье всей жизни? Но когда Мартин узнал, что Абби его обманула, он не захотел остаться с ней больше ни одной минуты.

Прошло почти десять лет, и вот Абби снова собирается замуж. Сможет ли она быть счастлива в браке, основанном лишь на сословных и имущественных интересах?

Книга посвящена семейству операционных систем UNIX и содержит информацию о принципах организации, идеологии и архитектуре, объединяющих различные версии этой операционной системы.

В книге рассматриваются: архитектура ядра UNIX (подсистемы ввода/вывода, управления памятью и процессами, а также файловая подсистема), программный интерфейс UNIX (системные вызовы и основные библиотечные функции), пользовательская среда (командный интерпретатор shell, основные команды и утилиты) и сетевая поддержка в UNIX (протоколов семейства TCP/IP, архитектура сетевой подсистемы, программные интерфейсы сокетов и TLI).

Для широкого круга пользователей

После падения СССР под Россию заложена бомба колоссальной разрушительной силы. РФ катится в ад этнополитической катастрофы, повторяя судьбу Югославии и Косова. Ситуация ухудшается на глазах. Во многих районах Москвы русские уже в меньшинстве! «Коренной этнос» вытесняется не только с рабочих мест, занятых гастарбайтерами, но и теряет свою среду обитания — Москва стремительно превращается в «Масквабад». Нашествие мигрантов, эта Золотая Орда XXI века, всё поедающая на своем пути, как вставшая на крыло саранча, грозит нам новым Игом.

Правда ли, что «точка невозврата» уже пройдена? Кто в госструктурах крышует незаконную миграцию, угрожающую самому существованию России? Почему из ведомства, призванного решать национальные проблемы, ФМС превратилась в контору, которая их создает? Какие семьи и кланы контролируют эту преступную деятельность? Кто стоит во главе гигантской пирамиды коррупции, ежегодно «осваивающей» более 10 миллиардов долларов, и превращает нашу Родину в «Россию НЕ для русских»?.. Бывший глава пресс-службы ФМС (уволенный за то, что посмел открыто заявить, что будущее белой расы под угрозой) отвечает на все эти вопросы.