Мой Кент

Н.Вел.БОМЖ

МОЙ КЕНТ

1

Раньше он со мной никогда не советовался. Просто называл мне место и время, когда я должен там быть с Матильдой. За день или два до назначенного времени, я изучал ходы и выходы, близлежащие улицы, подъезды домов (нет ли сквозных, через которые можно с улицы войти во двор и наоборот).

В условленное время я стоял с Матильдой и ждал. Если он от места действия отправлялся на машине или каким-то другим видом транспорта, то мне подавался условный знак и мы с Матильдой спокойно убирались восвояси. На размере моей доли это не отражалось - мое участие в деле заключалось в том, чтобы я стоял и ждал, и, в случае необходимости отвозил Юрку таким образом, чтобы нас невозможно было догнать на машине. В том числе на милицейской.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Президент Соединенных Штатов беседовал в своем частном кабинете с сидевшим напротив него Ником Картером.

— Мутушими, — говорил он, — вовсе не уехал из Америки, как мы все полагали! Он все еще находится здесь и продолжает свое шпионство с неослабленной энергией и еще большей ловкостью, чем прежде!

— Этого надо было ожидать! — заметил Ник Картер.

— Этот японский барон самый хитрый негодяй, о котором мне когда-либо приходилось слышать, — продолжал президент, — он хорошо знает, что его выслеживает вся сыскная полиция и что его ожидает тюремное заключение в случае поимки, в особенности после гнусного покушения на вас и сенатора Марка Галлана, которое вам обоим чуть не стоило жизни.

Что мы знаем о тех, кто нас окружает?

Что нам известно о наших друзьях и близких?

Сколько загадок таится в самых невинных воспоминаниях нашего детства?

Дочь человека, погибшего при загадочных обстоятельствах, возвращается в город, где выросла, чтобы узнать правду о смерти отца от его старого друга — неудачливого художника.

Разговор за разговором, история за историей — прошлое отслаивается, как старая краска.

Постепенно обнажается ТРАГИЧЕСКАЯ и ЖЕСТОКАЯ ИСТИНА…

В сборник вошли три остросюжетные повести американских авторов. Наряду с детективной занимательностью фабулы в книге содержится интересная информация о работе американских судебных и следственных органов; освещаются многие морально-этические аспекты работы адвоката, его ответственность перед обществом и личностью.

Для широкого круга читателей.

Боб Руланд и Генрих Моррисон, два старших помощника Ната Пинкертона, сидели в конторе знаменитого сыщика. Вдруг они с удивлением переглянулись: на лестнице, ведущей в контору, раздавались торопливые шаги и чей-то хриплый отчаянный голос несколько раз прокричал:

— Помогите! Помогите!

Наконец в комнату ворвался уже пожилой, приблизительно семидесятилетний старик, с шумом захлопнул за собой дверь и, не выпуская из рук ее ручки, не переставал кричать диким, неистовым голосом:

Все население Нью-Йорка было сильно взволновано.

В газетах появились длинные статьи, и газетчики выкрикивали экстренные приложения, которые раскупались нарасхват, что само по себе уже доказывало, что случилось что-то совершенно необычное.

Газетные сообщения, из-за которых поднялось такое волнение, гласили следующее:

«В ночь на вчерашнее число из фамильного склепа похищен труп Вильяма Стуарта! До настоящего времени не удалось выяснить, кем совершено это преступление. Госпожа Стуарт предлагает 20000 долларов тому, кто окажет содействие в розыске трупа! Наши читатели, конечно, помнят, что четыре недели назад состоялись похороны известного миллионера Вильяма Стуарта! Он скончался 29-го апреля после продолжительной болезни и оставил после себя не только огромный магазин, принадлежащий к числу достопримечательностей Нью-Йорка как крупнейшее дело во всей Америке, но еще и наличный капитал свыше десяти миллионов долларов. Лет пятьдесят тому назад Вильям Стуарт, совсем еще молодым человеком, переселился в Соединенные Штаты из Ирландии. У себя на родине он сильно бедствовал. Убедившись после целого ряда лет упорного труда, что здесь ему не добиться лучшего, Стуарт решил переселиться в Новый Свет, где и поступил приказчиком в небольшой модный магазин в южной части Нью-Йорка. Прослужив пять лет и скопив значительную сумму денег, он купил собственный магазин. Дела его сразу пошли хорошо, и он постепенно стал расширять свой магазин. В конце концов он стал собственником крупнейшего торгового предприятия, известного под фирмою «Базар». Магазин этот пользовался в Нью-Йорке широкой популярностью, и все, кто хотел купить что-нибудь хорошее, шли к Стуарту. Благодаря этому он нажил миллионы. Так как Стуарт умел находить своим деньгам выгодное помещение, то состояние его быстро возросло до колоссальных размеров. Все это баснословное богатство после смерти Стуарта досталось в наследство его вдове. Детей у покойного не было. Похороны состоялись 2-го мая. Гроб с останками покойного был поставлен в склеп, приобретенный Стуартом на кладбище вблизи Бродвея. Тело покоилось в дорогом металлическом гробу, завинченном крепкими болтами. После похорон ключ от склепа был взят вдовою. Сегодня утром могильщик Илья Росс во время своего обычного обхода заметил, что дверь склепа Стуартов полуоткрыта, а не заперта; он предположил, что в склепе находится вдова покойного и молится; а потому Росс продолжал обход. Но когда он спустя продолжительное время вернулся к склепу, то увидел, что дверь еще открыта. Он подошел ближе и окликнул госпожу Стуарт. Так как ответа не последовало, то он заподозрил неладное. Вблизи склепа находилось случайно несколько лиц; Росс поспешил сообщить им, в чем дело, и попросил их спуститься вместе с ним в склеп, так как он не хотел сделать этого один, без свидетелей. Вошедшим в склеп представилась ужасная картина: металлический гроб был сброшен с возвышения и валялся на полу разбитый и пустой. Труп же покойного исчез бесследно. Недоставало также покрова, которым был покрыт гроб. В остальном царившем внутри склепа порядок ничем не был нарушен. Немедленно о происшедшем была извещена полиция. Но явившаяся затем полиция могла лишь только установить, что труп, несомненно, был похищен и что кража была совершена ночью. Само собою разумеется, что о происходившем была извещена вдова. Она пришла в сильнейшее волнение и заявила, что заплатит 20000 долларов тому, кто наведет полицию на след преступников. Явилось предположение, что похищение трупа Стуарта было совершено с целью шантажа и вымогательства и, очевидно, преступники рассчитывали, что г-жа Стуарт не пожалеет никаких денег, чтобы обеспечить своему скончавшемуся супругу вечный покой, и что ее будет терзать мысль, что труп его находится во власти чужих лиц. Похищение трупа миллионера поставило на ноги всю нью-йоркскую полицию, занявшуюся усиленными розысками».

В тот день я дежурил и допоздна засиделся в пресс-клубе префектурального управления полиции. Компания подобралась довольно многолюдная — репортеры из разных газет. Чтобы скоротать время, все резались по маленькой в маджан, я же сидел поодаль, развалясь на диване, и лениво смотрел на телеэкран., Шел заграничный боевик про какого-то сыщика, который, по-моему, ничего не умел, кроме как ухлестывать за бабами.

Я уже начинал клевать носом, когда меня окликнул Нацумура из газеты «В». — пожаловаться на моего коллегу Нино, который, похоже, собрался выйти из игры.

С окружной дороги они свернули на Ярославский тракт, и капитан вспомнил о том, как Лидия не раз просила отвезти ее в Сергиев Посад, жене давно хотелось побывать на месте проживания всерусского патриарха.

«Теперь он в Москву перебрался, — подумал капитан, — а мы так и не удосужились съездить…»

Чуть защемило сердце, колыхнуло душу чувство вины перед Лидией, он помыслил о соотношении двух вин, которые отягощали его совесть, той, что возникла от невыполненного обещания, и едва помаячившей в окаеме, еще и не осознаваемой вовсе, а все же неотвратимо надвигавшейся на Ярослава с каждым исчезавшим под капотом «Спутника» асфальтовым километром.

Когда разлили из третьей бутылки, Гришка вызвал Платоновну в коридор.

— Ты, хозяйка, бабу пригласила б, что ли… Соседку какую, — сказал он.

Кивнула Платоновна понимающе, Гришку в бок сухоньким кулачком подтолкнула, накинула на плечи странного покроя полупиджак-полукофту и грохнула щеколдой.

А Гришка вернулся в комнату, где муж Платоновны Сан Саныч осваивал современную песню о рыбацкой звезде, Игорь подливал в Сан Санычев стакан, Маша улыбалась, блаженная такая, Гришка знал — как выпьет, улыбается Маша, и механик сел, нашарил вилкой шматочек сала, грани стаканчика ощутил в ладони, выпил…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Есть на американском юге страшное поверье — о креольских черных колдунах, что с незапамятных времен научились обращать свою боль в проклятие и смерть других людей. И еще есть поверье, не менее страшное, — о Руке Славы, отрубленной руке чернокнижника, чтоприносит силу тому, кто владеет ею по праву, и гибель — тому, кто завладеет ею случайно.

Кто нынче поверит в легенды Старого Юга? А поверить пришлось, ибо несутся по шоссе шоферы — дальнобойщики, проклятые, обреченные на вечную гонку, гибнущие ужасной смертью, стоит остановиться лишь на мгновение. И нет спасения жертвам великого Зла...

Бонавентура

Путеводитель души к Богу

Пролог

1. Вначале я взываю к Первоистоку, откуда исходит любое озарение, к Отцу светов, от Которого нисходит "всякое даяние доброе и всякий дар совершенный" , то есть к вечному Отцу. Я взываю к Нему через Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, чтобы Он при посредничестве пресвятой Девы Марии, Богоматери, Матери Господа нашего Иисуса Христа, а также наставника и отца нашего святого Франциска, "просветил очи сердца" нашего, чтобы могли мы "направить ноги наши на путь мира" , "который превыше всякого ума" , мира, благовествованного и дарованного Господом нашим Иисусом Христом, новым проповедником которого стал отец наш Франциск, с мира начинавший и оканчивавший каждую свою проповедь, желая его в каждом своем приветствии и тоскуя об этом озаряющем душу мире как гражданин небесного Иерусалима во время каждого молитвенного созерцания. Этот миролюбивый человек, который "был мирным среди тех, кто ненавидит мир" , говорит об этом мире "Просите мира Иерусалиму" . Ведь он знал, что трон Соломона покоится на мире, ибо написано: "В мире установил он свое жилище и пребывание свое на Сионе" .

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич

Кот Васька

(Из книги "Ленин и дети", 1956 г.)

- А у тебя есть кот? - спросил Владимир Ильич мою дочку Лёлю, гуляя по саду нашей дачи, куда он приехал к нам погостить и отдохнуть.

- Есть! Васька. Мы его зовём Василий Иванович... А вот он! - ответила Лёля, показывая на большого чёрного кота, преважно, не спеша выходившего из кухни.

Он был почти весь чёрный, с белым галстуком под шейкой, лапки его тоже были белые, словно туфельки, а самый кончик хвоста тоже был белый, как пушинка.

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич

Общество чистых тарелок

(Из книги "Ленин и дети", 1956 г.)

Все расселись вокруг стола на террасе. За столом было трое детей: две девочки и мальчик. Они подвязали салфетки и тихо сидели, ожидая, когда им подадут суп. Владимир Ильич посматривал на них и тихонько разговаривал. Вот подали суп. Дети ели плохо, почти весь суп остался в тарелках. Владимир Ильич посмотрел неодобрительно, но ничего не сказал. Подали второе. Та же история - опять многое осталось на тарелках.