Мотыльки на свет

Владимир МАЛОВ

мотыльки НА СВЕТ

- Все! Опустились! - устало проговорил Невиль и откинулся на спинку кресла.

С минуту они молчали, взволнованные торжественной тишиной, наступившей после выключения тормозных двигателей. Оба, конечно, думали сейчас об одном и том же: если сигналы сверхмощного радиоизлучения, уже давным-давно отмечаемые в районе этой планеты, действительно подавались высокоорганизованной разумной цивилизацией, то тогда им, Невилю и Бельеру, выпало счастье своими глазами увидеть живых существ инопланетного происхождения. Впрочем, могли ли они считать себя первооткрывателями? Ведь едва на Земле зарегистрировали эти сигналы, в космос отправился самый совершенный в ту пору звездолет, который должен был долететь до планеты через 180 лет. Ничего страшного! Достигнутое на Земле долголетие это позволяло. Затем, 150 лет спустя, когда появились более совершенные конструкции, стартовал еще один, идущий уже со световой скоростью звездолет. Понятно: ведь всем на Земле хотелось как можно скорее узнать о природе сигналов и, может быть, впервые встретиться с чужим разумом. И наконец - третий, их надпространственник "Привет", который затратил на путь сюда лишь несколько месяцев.

Другие книги автора Владимир Игоревич Малов

Футбол — самая популярная игра. Вот уже более полутора веков этот командный вид спорта приковывает к себе внимание миллионов болельщиков. На страницах своей книги автор рассказывает о зарождении и развитии этой популярнейшей игры, о примечательных чертах мирового футбола и самых именитых клубах планеты. Читатель узнает о результатах великих матчей, тренерах и игроках, прославивших свои клубы, и разберется в хитросплетениях футбольной терминологии.

«Манчестер Юнайтед» и «Арсенал», «Бока Хуниорс» и «Боруссия», «Реал Мадрид», московский «Спартак» и многие другие… Где были основаны эти клубы? Что скрывается за их названиями? Сколько побед и поражений они испытали?

На эти и многие другие вопросы отвечает очередная книга популярной серии.

Повести и рассказы о космических полетах и контактах с представителями иноцивилизаций.

Содержание:

ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ

Посылка

...Остался один...

Под Солнцем Матроса Селкирка

Форпост "Надежда"

На Кубок Кларенса

ФАНТАСТИКА В ШУТКУ

Загадка Этаны

Приведение подобных

Своим чередом

Интервью

Давно прошедшие рыцарские времена — одни из самых ярких и живописных страниц в истории человечества. Им и посвящена очередная книга многотомной популярной энциклопедии «Я познаю мир». Читателя ждет увлекательный рассказ о рыцарских традициях и воспитании рыцаря, об оружии и знаменитых битвах, замках, геральдике, турнирах, крестовых походах, рыцарских орденах, тайнах ордена тамплиеров и о многом другом, что связано с рыцарями и рыцарством. Книга расширяет кругозор юного читателя.

Футбол – одна из самых популярных спортивных игр в мире. Потому неудивительно, что история его интересует очень многих. Несмотря на то что зарождение игры уходит в глубокую древность, подлинно всемирная любовь к футболу возникла только в XX веке. Рассказ о ста великих футболистах – это повествование о самых увлекательных и интригующих событиях футбольного мира XX столетия. Диди, Гарринча, Пеле, Бобби Мур, Эйсебио, Роберто Ривелино, Уго Санчес, Роберто Баджо, Зинедин Зидан, Луиш Фигу, Роналдо – многие герои книги хорошо известны любителям футбола, но, несмотря на это, читатели в ней найдут немало нового, неожиданного и интересного.

Футбол всегда был спортом номер один в СССР, предметом горячей любви миллионов советских людей. В его истории было все: великие победы и горькие поражения, кумиры трибун и «серые кардиналы» клубов, выдающиеся матчи и заказное судейство. А тема футбольного меценатства — вовсе неисчерпаема! Эпоха советского футбола закончилась в 1991 году, вместе с распадом СССР, но в истории мирового футбола остались великие имена…

Повесть о необыкновенных событиях и о необыкновенной дружбе в самые обычные времена: восьмидесятые годы двадцатого века и шестидесятые годы двадцать третьего века.

Эта книга повествует о тех людях, чья слава не меркнет с годами, к чьим титулам не добавляется приставка «экс», чьими наградами и рекордами гордятся целые страны — об олимпийских чемпионах. Автор подробно и занимательно рассказывает о лучших из лучших в истории легкой и тяжелой атлетики, борьбы, бокса, плавания и прыжков в воду, гребли, лыжного и конькобежного спорта, футбола и хоккея. На страницах книги воспевается величие человеческого духа, приведшего чемпионов Олимпийских игр через тяжелейшие испытания, травмы и разочарования к подлинному величию.

Эльдорадо, Магеллания, Земля Санникова — эти таинственные и загадочные страны манили романтиков в течение многих веков. О странах-легендах, с которыми связаны подлинные географические открытия, рассказывается в этой книге. Путешественники отправлялись за призрачной мечтой на край Земли, совершали новые географические открытия. И хотя уже нет на карте «белых пятен», тайн и загадок осталось еще немало…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Берендеев Кирилл

В четырех стенах

"Приветствую тебя, Виталий!"

Написав эти слова, он откинулся на спинку стула и посмотрел в окно, незаметно для себя постукивая ручкой по столешнице. Мысли теснились в голове; еще вчера вечером, укладываясь спать, он заготавливал первые фразы послания; из-за этого разволновался и долго лежал в темноте, повертываясь с боку на бок, слушая далекое тиканье ходиков и пытаясь примирить свой взволнованный разум с его меланхоличным перестуком, забыться и заснуть. И сегодня, едва он написал стандартную приветственную фразу, все те же недреманные мысли столпились пред его внутренним взором, и каждая старалась привлечь к себе внимание, вылезти вперед, забыв про стройность изложения и собственную малую важность.

Дмитрий Биленкин

Не бывает

Экспериментируя, профессор Арцинович был въедлив, как серная кислота, и тверд, как молибденовая сталь. Но даже сталь утомляется. В тот день его настолько замучили пляшущие в глазах черные мушки, что он вопреки обыкновению взял велосипед и покатил дышать свежим воздухом.

От научного городка до деревенских проселков было рукой подать, и некоторое время спустя профессор очутился в незнакомой местности. Мирно светило солнце; слева от пыльной дороги были сосенки, справа зеленел овес, а навстречу Арциновичу летел человек.

Дмитрий Биленкин

Однажды ночью

Неоном горели в ночном воздухе названия многочисленных отелей. Было тепло и тихо, но осень уже пробралась в этот уголок юга. Отражая свет фонарей, всюду лежали опавшие листья, отчего полутьму аллей наполнял мягкий отсвет, и какая-то запоздалая пара остановилась, чтобы полюбоваться им, глубже вдохнуть щемящий запах и услышать далекий шум моря.

- Гляди, лошадь! - встрепенулась девушка.

Бесшумно возникнув из темноты, асфальтовую дорожку неторопливо, можно сказать, задумчиво пересекала лошадь. Она была без седла, уздечки и шла, наклонив голову, в полосах света. Юноша и девушка замерли, так это было необычно и так соответствовало тишине ночи, когда спят машины и люди. Пожалуй, это было даже неправдоподобно - вот так, сама по себе гуляющая посреди международного курорта лошадь.

Дмитрий Биленкин

Откуда он?

Юрьев все еще не решается выступить с научным сообщением о появлении на Земле в июне 1958 года неведомого творения природы. Я его понимаю. В подтверждение своих слов он не может представить толстого журнала наблюдений, диаграмм, фотографий и таблиц анализов - тут легко прослыть мистификатором.

По-моему, однако, все же лучше выслушивать упреки в ротозействе, чем дальше молчать о случившемся.

Упреки мы, конечно, заслужили. Нас подвела будничность обстановки. Никто из нас, даже Юрьев, хотя он теперь и отрицает это, не допускал и мысли о том, что можно встретиться с необыкновенным явлением природы в дачном подмосковном поселке. Улицы с гуляющими дачниками, крючкохвостыми дворнягами и белыми инкубаторными курами, приусадебные делянки, за оградой которых зреет садовая клубника, редис и огурцы, сутолока перрона в момент прибытия электрички так мало подходят для поразительных открытий. Это не оправдывает нас, но по крайней мере поясняет наше тогдашнее поведение и первоначальное скептическое отношение к мысли о необычной природе Неведомого.

Дмитрий Биленкин

ПАРАДОКСЫ ФАНТАЗИИ

С конца 40-х годов земные радиостанции и особенно телестанции почти удвоили радиояркость Солнечной системы в метровом диапазоне волн. Кванты электромагнитных выплесков уже докатились до Веги и Фомальгаута. Многие из нас говаривали в микрофон; быть может, наши смятые, чудовищно ослабленные расстоянием голоса сейчас изучают где-нибудь в звездных далях? Вероятность этого ничтожна, но не равна нулю.

Дмитрий Биленкин

Проблема подарка

Результат небывалых событий и надежд фирма "Интерпланет" со всеми своими апартаментами, блистательными экспертами и безграничными кредитами была, если разобраться, самым грандиозным в истории мыльным пузырем.

Город за окнами был сер, как невымытая пепельница, и взгляд директора тоскливо скользил по плоским крышам и подернутым пеленой фасадам. Горизонт утяжеляли заводские дымы, чей сумрак всякий раз напоминал о задаче, которую так и не удалось решить.

Дмитрий Биленкин

ТАМ ЧУДЕСА...

Не успел я опомниться после внезапного выброса и чуточку оглядеться, как чужая действительность преподнесла мне свой первый сюрприз. На горизонте вспыхнули чьи-то огненные глаза, во мраке затрепетали далекие усики светолокации, смутно обозначились какие-то темные громоносные фигуры; все это так напоминало ночное шествие оргов, что я едва не бросился их приветствовать. Но стоило мне вглядеться, как Вселенная зримо напомнила, что двух одинаковых миров не бывает и всякая новая планета, в особенности если ты очутился на ней не по своей воле, - уравнение с тысячью неизвестных.

Дмитрий Биленкин

Уходящих - прости

На свете есть много дыр, и Наира еще не худшая. За овалом окна муть и вихрь, желтая пена мглы, сернистый мрак, сам воздух помещения словно колышется под этим напором, хотя такого не может быть, база загерметизирована не хуже, чем консервная банка, и в ней, кстати, так же тесно. Под боком из аппаратуры Кенига рвется вой и свист, щелканье, лай, кашель, бормотание, щебет, будто в электромагнитных полях планеты трудятся сотни пересмешников, и, закрыв глаза, легко представить себе как стадо взбесившихся камнедробилок, так и хорал неземных голосов. Сквозь весь этот кавардак пробивается мерное титиканье позывных Стронгина. Ох, и неуютно же ему сейчас в вездеходе! Впрочем, весь этот грязно-желтый за окном самум не смог бы перевернуть даже парусник, так разрежен воздух Наири. А, погожих дней на планете немного.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир МАЛОВ

Hа Пандейре их ждал сюрприз

- Я видел столько разных звездолетов, что потерял им счет, - сказал Крен, - но такой вижу впервые. Неизвестный космический корабль поражал прежде всего своими размерами - он был грандиозен до неправдоподобия, кроме того, на землян произвела впечатление его подковообразная форма. - Я думаю, что парни, построившие его, не лишены фантазии, - одобрительно заметил радист Бел. - И юмора, - вставил Крен. - И юмора, - повторил Бел. - Это очень редкие качества в наши дни! Земляне несколько минут помолчали. Потом Крен сказал: - Кто бы мог подумать, что на Пандейре нас ждет такой сюрприз! На эту планету никто никогда не обращал внимания всерьез. - Если я не ошибаюсь, - сказал Бел, - вот тот овал на стене должен быть крышкой люка. В этот момент раздался тяжелый металлический лязг, и прямо перед землянами в стене звездолета возникло отверстие. - Ты был прав, - отозвался Крен. - Парни с фантазией и юмором приглашают нас войти. Когда они вошли в звездолет, снова раздался тяжелый металлический лязг, и дверь за ними захлопнулась. Где-то высоко-высоко вспыхнул ослепительный свет. Бел и Крен увидели большой круглый зал; стены его казались огромной приборной доской со множеством кнопок, рубильников и переключателей. Бел растерялся. Крен не находил слов. Они медленно обошли зал и вернулись на прежнее место. - Неужели все внутреннее помещение звездолета состоит из одного только зала? - спросил Бел у самого себя. Голос его прокатился по всему залу, многократно отражаясь от стен, потолка и пола; Бел испугался звуков своего собственного голоса. - Этого не может быть, - продолжил он, переходя на тихий вкрадчивый шепот, - во-первых, этот зал круглый, а не подковообразный; во-вторых, где же тогда обитатели звездолета? Где эти парни с юмором и фантазией?! Здесь, несомненно, есть и другие помещения! Он оглянулся на овал закрывшейся за ним двери. Новая мысль пришла в голову Белу. - Мы здесь заперты, - сказал он. - Мы не сможем отсюда выйти! - Пустяки! - успокоил его Крен. - Может быть, обитатели звездолета просто хотят испытать нас? Бел приосанился. Он протер перчаткой стекло шлема и улыбнулся. - Если так, - сказал он, - давай покажем им, что мы стоим с ними на одной ступени развития и способны справиться с любой задачей. Если мы сумеем выбраться отсюда, они поймут, что мы - мыслящие разумные существа. Не ударим лицом в грязь! Он пошел вдоль стены по часовой стрелке, нажимая подряд все кнопки. Сделав полный круг, он вернулся к Крену, стоявшему возле закрытой двери. - Мы мыслим, - смущенно произнес Бел, - и мне бы хотелось, чтобы обитатели данной потерянной подковы заметили это! Крен пошел против часовой стрелки и сделал целых три оборота. Дверь не открывалась. - Черт побери! - не выдержал Кран. - Я же говорил, что впервые вижу звездолет такого типа. То ли дело на нашем "Привете"! Возле каждой двери кнопка; подойдешь, нажмешь - открылась. Белу пришла в голову новая идея: - Фотоэлемент... Что если нужно сделать какое-нибудь движение. Поднять, скажем, правую или левую руку... Крен помрачнел. Он прислонился к стене и десять минут, ни разу не улыбнувшись, наблюдал за телодвижениями Бела. Бел в последний раз махнул левой рукой и тяжело рухнул на колени. - Мы атеисты! - строго сказал Крен. - И молитвы нам не помогут. К тому же, я не знаю ни одной молитвы, - добавил он, немного помолчав. - Я тоже! - печально отозвался Бел. Через полчаса Крен и Бел забыли обо всем на свете. Во всей вселенной для них существовала одна только эта овальная дверь, которую нужно было открыть во что бы то ни стало. - Мы никогда не выберемся отсюда! Никогда больше не увидим Солнца, дрожащим голосом сказал Бел и отрешенно повторил: - Никогда! Крен бросился на дверь с кулаками и стал колотить в нее. И она открылась. Земляне снова увидели оранжевую пустыню, увидели свой вездеход, стоявший на прежнем месте, и свои следы, обрывающиеся возле самой двери... Крен, не говоря ни слова, схватил Бела за руку и бросился из зала. Очутившись в безопасности, они остановились и оглянулись. Потом они посмотрели друг на друга. - Как ты открыл дверь? - спросил Бел. - Не знаю, - неуверенно сказал Крен. - Похоже, что она не была заперта... - Не может быть! - вскричал Бел. Они снова посмотрели на овальное отверстие. Крен выпустил руку Бела и зашагал к звездолету. - Куда ты? - крикнул Бел. Крен не ответил. Он вошел в зал, захлопнул за собой дверь и несколько секунд постоял, прислушиваясь к биению своего сердца. Потом он вытянул правую руку, отдернул ее, снова вытянул и осторожно толкнул дверь. Дверь открылась. - Кто бы мог подумать, что на Пандейре нас ждет такой сюрприз, пробормотал он. Крен вышел из зала, аккуратно притворил за собой овальную дверь, взял Бела за руку и повел к вездеходу. Он вспомнил о таинственных обитателях звездолета и о том, что они хотели показаться им мыслящими разумными существами...

Владимир Малов

Низший балл

"Электронная обучающе-экзаменационная машина предназначена для ведения учебного процесса без помощи учителя... Чтобы ответить на вопрос, предложенный машиной, ученик должен нажать пять клавиш. На каждой клавише написана часть ответа. На каждую клавишу с правильным элементом ответа приходится по две клавиши с неправильными элементами. Таким образом, ответ строится так: сначала учащийся выбирает нужные клавиши, затем нажимает их в определенной последовательности... Правильно выбранная последовательность соответствует правильно построенному и логически обоснованному четкому ответу..."

В.Малов

Оружейник

То, что он сделал, наверняка знает каждый. На множестве фотографий, оставшихся от Великой Отечественной войны, в кадрах кинохроники тех лет, в художественных фильмах о войне часто видишь в руках бойца автомат с круглым диском. С этим оружием бойцы отстаивали Москву и сражались в Сталинграде, с ним прошли пол-Европы и ворвались в Берлин... Название автомата стало знаменитым - ППШ, пистолет-пулемет Шпагина. А вот создатель его, конструктор Георгий Семенович Шпагин, как бы остался в тени - об этом человеке, надо признаться, мы ничего почти не знаем. Объяснить это просто - о работе военного конструктора не пишут в газетах и журналах, он не дает интервью, не делится планами. Только с течением времени, когда все дальше уходят годы его деятельности, становятся известными факты его биографии...

Владимир Малов

Семь пядей

Фантастическая история Вити Сайкина, десятиклассника

"После очередного опыта синтезирования, поставленного в Шестой лаборатории 30 марта сего года, получен новый объем вещества; затем, обычным порядком, вещество подверглось воздействию биотоков 432 сотрудников лаборатории.

Эксперимент впервые принес ожидаемый результат. Как известно, две предыдущие модели отличались направленным математическим настроем и были лишены каких бы то ни было иных качеств; среди более ранних была модель, интересующаяся исключительно футболом, а также в свое время была получена модель, усвоившая лишь огромное количество текстов современных эстрадных песен. В отличие от всех предшествующих новая модель, как показали уже первые дни работы с ней, аккумулировала в себе громаднейший запас самых разнообразных знаний. Этот факт свидетельствует о том, что впервые получено вещество достаточно сложной организации, и структуры, и должен быть расценен как огромный шаг вперед по сравнению со всеми предыдущими опытами синтезирования..."