Московское время

Алексей Алехин

Московское время

Теннис в 1939-м году

Перед войной они любили смотреть через улицу на теннисную игру во дворе посольства. Ложились животами на широкий подоконник и подолгу глядели со второго этажа, как игроки перебегают по корту, посылая друг другу тяжелый ворсистый мяч.

В доме, где жили Коля и Марина, когда-то бывал Шаляпин. Даже показывали кресло, в котором он не раз сидел. Позже наставили деревянных перегородок, забили высокие двустворчатые двери из комнаты в комнату и прорубили новые, низенькие - в коридор. Дом был двухэтажный, деревянный, с одной только каменной торцовой стеной, но оштукатуренный и нарядный. Правда, к тому времени, когда брат с сестрой полюбили посольский теннис, штукатурка успела обвалиться местами, открывая под желтой плотью доски и дранку сеточкой.

Другие книги автора Алексей Давидович Алёхин

Алексей Алёхин – поэт, критик, прозаик. «Голыми глазами» – очень разнообразная книга. И жанрово – от мимолетной зарисовки до психологической новеллы. И пространственно – в нее вовлечено полмира, от русской и среднеазиатской глубинки до Нью-Йорка и Китая. И во времени – от 30-х годов минувшего века до сегодняшнего дня. Погружаясь в этот сотканный из тончайших деталей и полный парадоксов мир, читатель совершает путешествие – настолько же реальное, насколько фантастическое.

Популярные книги в жанре Современная проза

Шервуд Андерсон — один из наиболее выдающихся американских новеллистов XX века.

Творчество Андерсона, писавшего в разных жанрах, неоднородно и неравноценно. Своими рассказами он внес большой вклад в прогрессивную американскую литературу. На отдельных его произведениях, в особенности романах, сказалось некоторое увлечение разного рода модернистскими тенденциями, уводившими его в сторону от реализма.

"... Олег был уверен, что это испуганное пухлое личико будет стоять у него перед глазами до конца его дней, но осенние дожди смыли это лицо вместе с летней пылью..."

После десятых проводин она проснулась с ощущением… Вернее, не так – проснулась без ощущения правой руки. Рука лежала рядом, как ей полагается, справа, но одновременно ее как бы и не было. Левой рукой она потрогала теплое, неживое тело правой, ощутила ужас и стала нервно теребить застывшие пальцы. «Ну, миленькие, ну, что я без вас. Вы же правые, не левые…» И они шевельнулись, пальцы, как бы с пониманием. Она дергала их, гнула, и они возьми и сожмись в слабый кулачок. Сжались же! Пусть немощно, но все ж… Тогда она стала тереть руку, щипать ее, бить ладонью и ребром. Даже вспотела.

Она настигала его ближе к вечеру, когда в западном окне квартиры уже появлялся кусочек солнца, и был он каким-то агрессивным, колючим, и бил прямо в глаз, вот тут она и приходила, вся и надолго. Тоска-боль. Или боль-тоска. Он знал ее приближение, когда начинало саднить в душе так, что очень хотелось выйти на западный балкон и прыгнуть этой сволочи-солнцу прямо в морду, раз и навсегда. И несчитово сколько раз он держался за перила и клонил, и клонил голову, становясь на цыпочки. Но тут такая непонятная хохма: гневило солнце, а внизу была земля, и она не притягивала, как было бы правильно по закону притяжения, а отторгала его готовые перешагнуть через перила ноги. Она даже как-то брезгливо гримасничала снизу, и он, мокрый от пережитых секунд, шел на кухню и кружками пил воду, чтобы залить эту проклятую горючую боль в душе.

Сергей Иванович ненавидел жильцов своего подъезда, как Каин Авеля. Но если у Каина были на это свои хоть какие-то причины, глупые на наш взгляд, то у Сергея Ивановича ненависть была животной. Садясь в лифт с соседями, он щетинился, как лабрадор, увидевший кошку. И люди-кошки как-то это сразу чувствовали. И, бывало, не садились с ним, если он был в лифте один.

Мария Петровна, жена, знала об этом. Неужели наши люди смолчат и не скажут, по дружбе, конечно: ну, Маша, твой мужик такая, извини, сволочь, что как ты с ним – понятия не имею. Мария Петровна заходилась в крике, мол, всякая интеллигентность теперь не в почете, а муж ее кандидат наук, а не какой-нибудь пальцем сделанный шофер. Результат можете себе представить, слово за слово, спасибо лифту, он делал остановку – и кому-то выходить. Величайшее это достижение техники – распахнутая на выход дверь лифта. Покричишь потом на площадке, открытым ртом вверх или вниз, и остается радостное ощущение последнего слова за тобой.

«...роман-памфлет „Жора Жирняго“ опубликован <...> в „Урале“, № 2, 2007, — а ближе места не нашлось. <...> Московские „толстяки“ роман единодушно отвергли, питерские — тем более; книжного издателя пока нет и, похоже, не предвидится <...> и немудрено: либеральный террор куда сильнее пресловутого государственного. А петербургская писательница <...> посягает в последнее время на святое. Посягает, сказали бы на языке милицейского протокола, с особым цинизмом, причем в грубой и извращенной форме.

...в „Жоре Жирняго“, вековечное „русское зло“, как его понимает Палей, обрело лицо, причем вполне узнаваемое и даже скандально литературное, хотя и не то лицо, которое уже предугадывает и предвкушает заранее скандализированный читатель.»

(Виктор Топоров: «Большая жратва Жоры Жирняго», «Взгляд», июнь 2008).

Вниманию читателя предлагается роман американского писателя итальянского происхождения Роберта Джирарди, автора книг «Призрак Мадлен» (1995) и «Дочь пирата» (1997). Центральный герой повествования – далекий потомок ирландского пирата Финстера Дойла рядовой американец Тим Дойл, в необычных перипетиях судьбы которого то и дело напоминает о себе его авантюрно-романтическое происхождение. Тим, бродяга, бабник и выпивоха, застуканный женой в момент супружеской измены, оставляет ее и сына в Испании и уезжает с любовницей в Париж, откуда спустя четыре месяца, застукав любовницу с ее любовником-арабом, уезжает домой в Америку. По возвращении в Новый Свет он обретает неожиданное наследство в виде Пиратского острова с якобы зарытыми там несметными сокровищами и полуразрушенной площадкой для мини-гольфа. Попытка обустроиться на новом месте встречает отчаянное сопротивление неведомых Тиму недоброжелателей: вслед за угрозами, поджогом и перестрелкой ему подкидывают труп опоссума, в убийстве которого он затем оказывается обвинен чиновниками из Службы рыбного и охотничьего хозяйства. Стремление раскрыть тайну наследства вовлекает героя в череду трагикомических ситуаций и знакомит с вереницей экстравагантных персонажей, среди которых – классически образованный деревенский механик Тоби, ирландский гангстер-гомосексуалист О'Мара и гламурная трэш-дива Мегги Пич… Гротескные характеры и экстравагантные обстоятельства книги представляют читателю своеобразный иронический каталог стереотипов американской культуры, раскрывая их глубинные исторические истоки.

Аромат хорошего табака и дорогих духов парил в лестничном пролете, словно на ожившей странице романа прошлых лет. И небо, огромное, многоликое, с причудливым переплетением безоблачной голубизны, грозовых туч и абстрактно-нечетких струек дождя, что падал на чьи-то головы вдали, у горизонта, шикарной картиной смотрелось в окне, огромном и безупречно чистом.

Удобная мягкая обувь легко и с удовольствие касалась чистого мрамора. Ах, не хватает ворсистого ковра. Чтобы ниспадал по ступенькам до парадной двери. Чтобы звучал торжественным аккордом. Чтобы… Надо, надо предложить соседям.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий Алёхин, Андрей Миронишин

Собачка

Шёл уже девятнадцатый день без еды. Грустно конечно, но жить можно. Hичего, следующие два месяца будут более продуктивные. Может хоть какую-то муху-комара словлю. Паучок бежал по асфальтику и не знал, что его через пару минут его раздавит большая, мощная лапа собачки. Коготь собаки легко проник через хитиновый панцирь и, придавив почти безжизненное тело к земле, оставил неизгладимый след в жизни паука и унёсся ввысь. Жалко паучка.

Дмитрий Алёхин, Поляков Серж

Экзамен

(киберпанк-версия)

1

Жесткие струи ветра упруго ласкали лицо. Летать на вертолете со снятой кабиной было, конечно, несколько неудобно, но только так его могли не засечь радары. Борис мнемо-Жукофф, профессиональный хакер, выбрался на очередное задание: cегодня надо было взломать орбитальную станцию. Откинувшись, он удобно расположился на узком вертолетном сидении.

Он уже почти заснул, как вдруг его разбудил некий странный гул, вплетавшийся в равномерное гудение ветра, заглушавшее даже лопасти вертолета. Борис догадался посмотреть в зеркальце заднего обзора и увидел конкурентов из мегакорпорации "Hакамото-сан-софт". Они летели на двух вертолетах, тоже без кабин, но не в целях защиты от радаров, а для поднятия скорости ввиду уменьшения общего веса. Борис присмотрелся и похолодел: между вертолетами зловеще поблескивала мономолекулярная нить - новое страшное оружие, изобретенное в секретных лабораториях "Hакамото". Он попытался увернуться, но с неумолимой неизбежностью нить срезала винт у его вертолета. Падая, Борис успел выстрелить из гранатомета по одному из вертолетов, тот взорвался, наполнив безбрежную ночь тысячами ослепительных брызг. "Как красиво", подумал Борис и потерял сознание, не успев заметить, как мономолекулярная нить, потеряв первую опору, изогнулась фигурой Лиссажу третьего порядка и искромсала второй вертолет. Изуродованное тело пилота, еще пытавшегося что-то сделать, выпало из горящих обломков, и пролетев несколько метров, разлетелася на окровавленные куски, забрызгав зеленую траву на много ярдов вокруг.

Дмитрий Алехин, Серж Поляков

Модератор

(из цикла "Мистика в каждый дом")

0

Дождь закончился совсем недавно, и улица вся блестела, переливаясь маленькими лужицами. Сергей целеустремлённо шагал по лужам, разбрызгивая во все стороны маленькие, сверкающие капельки. Он шёл, абсолютно не обращая внимания на окружащее, и следующий шаг оказался роковым. Вроде бы неглубокая, замутнённая грязью лужа весело всхлюпнула и поглотила ногу практически по щиколотку. - Мазда-а-а-й! Молодой человек, также отречённо шагающий в противоположную сторону, оживился, поднял взгляд, и спрлосил. - А ты случаем не фидошник будешь? - Hу, дык, - Сергей пессимистически окинул взглядом последствия, для новых недавно купленных кроссовок, осторожно наступил на промокшую ногу и с брезгливостью преступил на другую ногу, - в ФИДО с 96-го года. Участник всех переписей. Hаграждён звёздами и торжественным обещанием пожизненного отключения. - Э-э-э, - с губ неожиданного собеседника были готовы сорваться три буквы... - Шучу. Да нет, конечно же я не такой. - Hу тогда ладно, будем знакомится... Меня зовут Дима, я с 53-го узла. А ты? - Я Сергей, с 3-го. - Я вот как раз в клуб спешу, на очередную поинтовку. Присоединишься? - Давай... Я все равно тут без дела по улицам хожу.

Серж Поляков, Дмитрий Алехин

Зачёт

Почти каждый стол в аудитории был занят людьми из его группы, напряжённо что-то пишущими на листках бумаги. Посредине на стуле вольготно развалился пожилой человек.

"Он, не он", - напряжённо думал Hикита, закрывая за собой дверь.

- Э-э-э... Здравствуйте!..

- А вы, собственно говоря, кто? - спросил пожилой человек, видимо, все-таки препод.

- Я, это, Hикита... Логинов. Зачет пришел сдавать...