Московский душегуб

Молодая красивая женщина становится профессиональным убийцей на службе у московской мафии.

Она безжалостна к своим жертвам, но ее настигает любовь…

Отрывок из произведения:

Девушка, стоявшая на ступеньках Курского вокзала, была в джинсах и светлом плаще, в руках держала чемоданчик из кожзаменителя и спортивную сумку-рюкзачок. Она привлекла внимание угрюмого горожанина лет тридцати. Он подошел сбоку и негромко спросил:

– Куда надо? Могу подбросить.

Девушка посмотрела на него с радостной гримаской – ее первый собеседник в Москве.

– Вы именно меня хотите подбросить? Или вам все равно кого?

– Как это?

Рекомендуем почитать

Сегодня Анатолий Афанасьев — один из самых популярных современных писателей… Его книги везут почитать на отдых куда-нибудь в Ниццу или на Багамы живые персонажи его писаний. Пресыщенные «новые русские», полеживая на золотистом песке, по-мазохистски читают о своих же дьявольских деяниях… Афанасьев любит гротеск, любит бурлеск с фантасмагорическими героями… Его поразительная ирония вызывает шок у читателя.

В новом романе «Мимо денег» писатель вступает в битву с сатанинским укладом, вторгается в страшный и мерзкий мир, как в синильную кислоту, в которой невозможно уцелеть живому…

Другие книги автора Анатолий Владимирович Афанасьев

В суперсовременном московском научном центре претворяются в жизнь безумные планы массового клонирования людей. Сотни россиян превращаются в предмет торговли, дешевую рабочую силу, поставляемую за рубеж.

Казалось бы, в разрушенной, разграбленной "демократической" России нет силы, способной остановить современных работорговцев.

У элитного сотрудника спецгруппы "Варан" на этот счет другое мнение...

Сюжет романа лихо закручен: торговля детьми, донорскими органами — жуткая фабрика смерти.

Но на пути зла встает прекрасная девушка Лиза Королькова, богиня спецназа.

Небольшой российский город захвачен криминальными структурами: пытки, страдания, массовое зомбирование, смерть…

Кто прервет этот ад?

На сей раз в жестокую схватку с мафией вступают не элитные силы спецназа, а "обыкновенные" местные жители…

Современный мир в романах Анатолия Афанасьева — мир криминальных отношений, которые стали нормой жизни — жизни, где размыты границы порока и добродетели, верности и предательства, любви и кровавого преступления… «Первый визит сатаны» — роман писателя о зарождении московской мафии считается одним из лучших.

Рыночная чума, обрушившаяся на некогда великую державу, пошла братве только на пользу. Представление о мире, как о большой воровской малине, являлось сокровенной сутью братвы, ее единственным духовным постулатом.

Но всей правды о братве не знал никто. Кроме нее самой.

Об этом читайте в бестселлере Анатолия Афанасьева «Реквием по братве».

В романе «Сошел с ума» сюжет уводит читателя в мир жестокого насилия и преступных разборок, в мир, где только любовь помогает человеку остаться человеком.

В романе Анатолия Афанасьева — история человека, который волей роковых обстоятельств обрел богатство и власть, попал туда, где льется кровь, торжествует обман, бушуют самые низменные страсти и выживает лишь сильнейший.

Однако жизнь устроена так, что не всё в ней можно купить за деньги…

Главные герои нового романа Анатолия Афанасьева «Последний воин» Павел Кирша и девушка Варя являют собой типы мужчины и женщины, кажется, ещё не замеченные сегодняшней романистикой. Это люди, в сущности, порвавшие духовные святи с социумом и ведущие, каждый по-своему, яростную борьбу с миром.

Динамичный остроумный сюжет, полный приключений и мистики, не лишённый сатирических обобщений, делает роман интересным для самых широких кругов читателей.

Популярные книги в жанре Боевик

Hочь. Большое трёхэтажное здание гудит, как никогда, трещит по швам от грохота. Это потому, что сегодня — последний день… даже уже не в школе — последний день старой жизни, которую с наступлением утра Маринка собиралась отбросить, как змея выбирается из старой кожи, как краб сбрасывает ставший тесным панцирь.

Краб? Панцирь? Маринка звонко рассмеялась от этой мысли, и все вокруг вновь — в который раз — подивились и позавидовали её необыкновенному, заливистому смеху, услышав его даже сквозь напористые, упругие волны музыки. Панцирь? Маринка снова рассмеялась. Уж если прибегать к образному сравнению, то она скорее похожа на бабочку, покидающую куколку и впервые распускающую яркие, расписные, такие лёгкие и удивительно красивые крылья.

Провокация – излюбленный метод работы скандально известного политика Дубова, возомнившего себя спасителем России. И чем она чудовищнее, тем лучше. Писатель Бодров, не по своей воле оказавшийся в особняке Дубова, понимает, что этого маньяка надо остановить любой ценой. Бодров совсем не кабинетный затворник, за его спиной немалый боевой опыт, и на удар он отвечает двумя. Теперь для подручных Дубова нет вопроса – мочить или не мочить строптивого писателя…

«Сингапурский квартет», роман. Скрывающий свое прошлое российский финансист Севастьянов, выдающий себя за индонезийца биржевой бандит китаец Клео Сурапато, бывший капрал Иностранного легиона и глава охранного агентства немец с французским паспортом Бруно Лябасти, полушотландка-полукитаянка журналистка Барбара Чунг и другие герои романа втягиваются в схватку за миллионы московского холдинга «Евразия». Ставкой в борьбе становится жизнь её участников. Встречную операцию развертывают журналист и детектив-наемник, реэмигрант Бэзил Шемякин и его «подрядчик» полковник ФСБ Ефим Шлайн. Действие романа развивается в Бангкоке, Москве, Сингапуре, Турции и Германии

В иракском городке Баакуба, на секретной базе частного охранного агентства, его знают под именем Иван Козак. Он – наемник из Восточной Европы, один из многих ловцов сомнительного военного счастья, рискующих жизнью в Большой Песочнице за тысячу баксов в сутки. Хорошие деньги, но каковы условия? Строжайшая дисциплина, жесткая иерархия, полная изоляция от внешнего мира. И – глухая неизвестность. Козак чувствует, что его командиры ведут странную игру, отводя ему непонятную пока что роль. А вот какую – именно это и предстоит выяснить ему, агенту ГРУ Ивану Козакову…

Сержанта-контрактника Владимира Локиса преследует навязчивое воспоминание, избавиться от которого он не может: когда-то давно, в ходе антитеррористической операции, он не сумел спасти девушку, и она погибла у него на глазах… Похоже, что этот кошмар повторяется. Группа исламских террористов захватила детский дом на побережье Испании и грозится взорвать его вместе с полусотней женщин и детей. Ситуация страшная. Но и от приказа командования можно поседеть в считаные минуты: Локису поручено вместе с напарником-испанцем захватить террористов живьем и освободить захваченных людей, при этом использовать огнестрельное оружие запрещено. В приказе особо отмечено: никто из заложников не должен пострадать.

Кровавый долг велик. Жизнь моего мужа, взятая его собственными руками. Презрение лорда, отказавшего в той же милости. Бесчестье, выпавшее на долю клана после предательства. Это огромный долг, и его нужно взять, пока он не увеличился...

Бывший российский морпех Михаил Самсонов служит в Иностранном легионе под именем Мишеля Мазура. Его перебрасывают на юг Ирака, чтобы он вместе со своим подразделением обеспечивал безопасность российских геологоразведчиков, занимающихся поиском нефтяных месторождений. Но враг не дремлет - кое-кому присутствие российских нефтяников в регионе что кость в горле. Сформирована террористическая группа, перед которой поставлена задача любой ценой скомпрометировать россиян, чтобы затем выдавить их из Ирака. Для начала террористы нападают на лагерь геологов и захватывают заложников. Среди пленников оказывается и сестра Мишеля. Мазур понимает, что гуманными методами людей не освободить, и использует свой способ расквитаться с террористами...

Главный герой этой книги (как всегда, красавчик, супермэн, любитель кетча) в один момент перечитывает «детектив с очень мягким сюжетом, если принять во внимание, что на одиннадцатой странице случается всего лишь пятое убийство». Вот и «Женщинам не понять» — боевик с очень мягким сюжетом, если принять во внимание, что в сцене, например, двойного изнасилования положительные герои — собственно, насильники, а ближе к концу романа читатель едва ли не овациями встречает, скажем так, умышленное и не очень обязательное нанесение тяжелых увечий женщине. Много насилия, много секса (причем их сложно отделить друг от друга), яростное противостояние натуралов и гомосексуалистов, праведное негодование против наркотиков и людей, их употребляющих.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Семен Ратайский – скульптор из Петербурга – польстился на крутые бабки и по приглашению своего студенческого друга Керима приехал в Хасавюрт ваять местных нуворишей. Однако Керим обманул Семена и продал его в рабство.

В порыве ярости к рабовладельцу Семен хватает кувалду, реальность расплывается перед ним, и он проваливается в бездну времени.

Древний Египет. Страна жрецов и воинов. Интриги, заговоры, перевороты. Царствование прекрасной Хатшепсут.

Захватывающая история нашего современника, сумевшего пройти путь от песков пустыни до нефритовых ступеней царского трона, от рабства – до любви египетской царицы.

А Н Н А

А Х М А Т О В А

ГОРОД

О "красоте" Петербурга догадались художники-мирискусники, которые, кстати сказать, открыли и мебель красного дерева. Петербург я начинаю помнить очень рано - в девяностых годах. Это в сущности Петербург Достоевского. Это Петербург дотрамвайный, лошадиный, коночный, грохочущий и скрежещущий, лодочный, завешанный с ног до головы вывесками, которые безжалостно скрывали архитектуру домов. Воспринимался он особенно свежо и остро после тихого и благоуханного Царского Села. Внутри Гостиного двора тучи голубей, в угловых нишах галерей большие иконы в золоченых окладах и неугасимые лампады. Нева - в судах. Много иностранной речи на улицах.

А Н Н А

А Х М А Т О В А

ИСКРА ПАРОВОЗА

Я ехала летом 1921 г. из Царского Села в Петербург. Бывший вагон III класса был набит, как тогда всегда, всяким нагруженным мешками людом, но я успела занять место, сидела и смотрела в окно на все - даже знакомое. И вдруг, как всегда неожиданно, я почувствовала приближение каких-то строчек (рифм). Мне нестерпимо захотелось курить. Я понимала, что без папиросы я ничего сделать не могу. Пошарила в сумке, нашла какую-то дохлую Сафо. но... спичек не было. Их не было у меня, и их не было ни у кого в вагоне. Я вышла на открытую площадку. Там стояли мальчишки-красноармейцы и зверски ругались. У них тоже не было спичек, но крупные, красные, еще как бы живые, жирные искры паровоза садились на перила площадки. Я стала прикладывать (прижимать) к ним мою папиросу. На третьей (примерно) искре папироса загорелась. Парни, жадно следившие за моими ухищрениями, были в восторге. "Эта не пропадет",- сказал один из них про меня. Стихотворение было: "Не бывать тебе в живых..." См. дату в рукописи - 16 августа 1921 (может быть, старого стиля).

Ахмеджанов Фарит

Куpьеp DV двенадцатый

************* Hовости от автоpов

Hиколай Пеpумов pаботает над двенадцатым томом своего академического ПСС.

- И это пpи том, что последний, сто пятый, уже готов, - посетовал он в беседе с нашим коppеспондентом.

Ряд pоссийских писателей с возмущением встpетили новость о том, что фиpма Микpопpоз с 1998 года включает в свои игpы генеpатоp автоматического описания пеpипетий их пpохождения игpающими.