Мошка в пламени свечи

Сергей Кузнецов

Мошка в пламени свечи

Что я без любви? Проспиртованное млекопитающее, пресмыкающееся перед кишечно-полостными? Разумное существо-недоразумение, выбравшее не ту форму жизни? А может, просто опечатка в книге бытия, которую можно исправить только кровью?

Об этом снова думал я, мирно лежа на своей раздолбанной полутора спальной кровати, которая пятью минутами раньше страстно стонала, как обезумевшая от ожидания оргазма женщина. У меня в ногах, на облезлой крышке тумбочки, горела толстая свеча-фаллос, одурманивая сладким запахом ладана и вырождения. И вдруг неведомо откуда мелкая мошка метнулась на свет, и я увидел, как с тихим треском пламя свечи сначала спалило ее крылышки, а затем выжгло ее всю без остатка. Я тотчас же представил себя лежащим в этой самой комнате на этой самой кровати, только со свечей у изголовья, и жалость к себе сырым туманом окутала меня и скрыла контуры свечи, оставив маячивший где-то там вдали огонек.

Другие книги автора Сергей Викторович Кузнецов

Сергей Викторович Кузнецов

Покойник в отпуске. Сборник эпитафий

Моя первая книжка

САМИЗДАТ

ЕКАТЕРИНБУРГ

Все мы - покойники в отпуске.

Директива Совнаркома: отпуска

отменить!!!

Ульянов ( Ленин )

x x x

Ах, если б можно было жить

В обратном направлении,

Я б отмечал Дни Смерти

Точно Дни Рождения...

x x x

Был Серега парнем классным,

Да и жил он не напрасно:

Сергей Кузнецов

Жизнь по инерции

Не знаю...

Ой, пришла!.. Я не ждал.

Я поел чесноку.

Я не ждал - как же так?

Я не знаю...

Что же делать теперь?

Я не знаю, братва,

Я не знаю, не знаю, не знаю...

Значит, сексу не будет.

Целоваться ведь как?

Значит, сексу не будет,

Не будет, не будет...

Что же делать, братва,

Я не знаю теперь,

Я не знаю, не знаю, не знаю...

Сергей Кузнецов

Летят перелетные птицы...

Пьеса в одном действии.

Сысерть, июнь 1997 г.

Действующие лица:

НАТАХА - женщина 38 лет

ЕГОРКА - мужчина 36 лет, ее муж

МУСЬКА - женщина 35 лет

КОПЧЕНЫЙ - мужчина 31 года

ПРОВОДНИЦА

МИЛИЦИОНЕР

Поздний летний вечер. А, может, уже и ночь. Вроде бы сегодня, говорили, самый длинный в году день. Железнодорожный вокзал небольшого города с нелепым названием Курья Нога. Его серое здание тонет в сумерках. Веет прохладой. Редкие в это время пассажиры сбиваются в кучки в ожидании поезда и застывают, словно экспонаты музея мадам Тюссо. Голос диспетчера гулом разносится по окрестностям: "На третьем пути сцепка! Внимание! Сцепка на третьем пути! Вы что там, уснули?" "Уснули, уснули",- вторит ему эхо...

Сергей Кузнецов, Олег Богаев

Нет повести печальнее на свете...

Комедия в двух действиях.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

РОМА - сын Манькова

ЖЮЛИ - дочь Копылова

МАНЬКОВ

КОПЫЛОВ - главы враждующих домов

МАНЬКОВА - жена Манькова

КОПЫЛОВА - жена Копылова

РОЗА - подруга Жюли

ВАСЯ - племянник семейства Копыловых

ГОБЛИН - друг Ромы

ЛОРИК - студент-медик

УБОРЩИЦА - просто пожилая женщина, не отягощенная родственными связями

Сергей Кузнецов

Манекены - жизнь в стеклах витрин

Пьеса в двух действиях.

Екатеринбург, июль 1997 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПАВЕЛ, мужчина 32 лет

ЕКАТЕРИНА, женщина 28 лет

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ :

Витрина мебельного магазина в самом центре города Коптиловска. Прямо под вывеской "Евро-люкс" за чистым стеклом стоит совершенно новая дорогая мебель иностранного производства - спальный гарнитур, стенной шкаф с заграничной чудо-техникой, чуть дальше, в глубине - кухонный стол с табуретками и раковина для умывания.

Сергей Кузнецов

Шкура неубитого медвежатника

Комедия в одном действии.

Екатеринбург, декабрь 1996 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПЕТР - маленький, щупленький, хиленький человечек 35 лет со скошенным лбом в клетчатой рубашке с короткими длинными рукавами, или с длинными короткими ( как вам больше нравится ), в протертых джинсиках и в шлепанцах.

ВАСИЛИСА - могутная бабища 38 лет с усиками над верхней губой, одетая в цветастую блузку и черную мини-юбищу, с огромным бюстом наперевес.

Сергей Кузнецов

Пиво и квас

Пьеса в одном действии.

Екатеринбург, июль 1997 г

Действующие лица:

СТАС БЛОХИН, юноша 25 лет

ПРОЗЕРПИНА КУКОЛЬНИКОВА, девушка 23 лет

ПОКУПАТЕЛЬ

Место действия:

Третья неделя июня. Рабочий день. Стоит страшная жара. Настоящее пекло. Как в Африке. Температура в тени - 32° С. Плавится асфальт. Положение усугубляется тем, что повсюду летает тополиный пух. Он забивается в глаза и в носы пешеходам. Но горожане мужественно сохраняют на своих лицах остатки обычной чопорности. Как же, приличия должны быть соблюдены. Допустимы небольшие вольности, как то: у мужчин - расстегнутая вторая пуговица, приоткрывающая волосатую грудь и нательный крестик ( у кого он есть ), у женщин - наличие отсутствия капроновых колготок. Впрочем, и сегодня встречаются типы с мокрыми пятнами на боках, застегнутые на все пуговицы. Их приближение чувствуешь по терпкому запаху пота. Они тяжело дышат, но ни за что не допустят для себя послабления. Они блюдут мораль общества. Их доля тяжела, но они несут свой крест с честью. Впрочем, есть и другие...

Сергей Кузнецов

Епсель-мопсель

Комедия в двух действиях.

г.Плес, май 1994 г.

Действующие лица:

ИЗАБЕЛЛА ЮРЬЕВНА ЛАЗАРЕВА, она же - госпожа Лазарева, дирктор дома мод "Изабелла", женщина 36 лет, брюнетка, но может перекрасить волосы в другой цвет, рост - выше среднего, но носит туфли на высоком каблуке. Тип лица - продолговатый, глаза голубого цвета, иногда со стальным отливом, чуть вздернутый нос, чувственные ( когда-то ) губы, тонкий ( но не совсем) подбородок, морщин на коже пока нет или она умело скрывает их использованием кремов и других средств косметики. Имеет изящную фигуру, тонкую талию и красивые ноги. Одевается с безупречным вкусом. Любит носить одежду с использованием комбинации красного и черного цветов. По характеру простая, веселая и общительная, но на людях держится чуть надменно. Разведена. Имеет сына 11 лет. Выдает себя за известного модельера.

Популярные книги в жанре Современная проза

На стене висела тень от часов. Сами часы — в Лешиной душе. Часы старинные, еще бабушкины, прабабушкины. В боковом кармане куртки Леша держал ключик. Небольшой. Удобный. Им Леша заводил часы. Вставлял в отверстие под стрелками и несколько раз поворачивал. Подкручивал пружину. До отказа. Прислушивался.

Тик-так, тик-так… Ничего. Идут. Большая стрелка, маленькая.

Тик-так… Идут.

В душу себе Леша редко заглядывал: «Зачем?» Он смотрел на стенку, на тень от часов.

Нодар Джин родился в Грузии. Жил в Москве. Эмигрировал в США в 1980 году, будучи самым молодым доктором философских наук, и снискал там известность не только как ученый, удостоенный международных премий, но и как писатель. Романы Н. Джина «История Моего Самоубийства» и «Учитель» вызвали большой интерес у читателей и разноречивые оценки критиков. Последнюю книгу Нодара Джина составили пять философских повестей о суетности человеческой жизни и ее проявлениях — любви, вере, глупости, исходе и смерти.

Странный звонок из Сеула раздался в то утро в начале седьмого.

Отдел был еще пуст; Коно сидел в одиночестве за столом и просматривал гранки экстренного комментария Исиоки. Он снял трубку и поднес ее к уху. Слышались характерные для дальней связи частые гудки. Сквозь них вдруг пробился голос:

– Коно-сан, сколько лет, сколько зим! Это Гарри. – Мужчина говорил по-японски довольно бегло.

На секунду Коно растерялся.

– Гарри?… – невольно запнулся он.

Коля Кирюхин по всяким там узорам, морщинкам на своем довольно молодом лице угадал себя деревом в будущей жизни. Конечно, природу уничтожают, вымарывают пестицидами и всякой дрянью, и невольно приходит на ум: выскочишь лет через триста — пятьсот зеленым, полным сил ростком, а кругом — пустыня. Особенно обидно Коле, что в этой теперешней жизни его тоже пустынно оценили. Притесняли прирожденной незеленостью, неуспешностью.

В подмосковном лесу Коля потрогал шершавый ствол сосны. И ствол как бы прошел через сердце Коли.

В доме безработного были найдены мертвыми в своих постелях: сам хозяин дома Ота в возрасте семидесяти семи лет, его жена Хидэ-сан шестидесяти семи лет, их приемная дочь Харуэ-сан пятидесяти одного года и сестра жены хозяина госпожа Оки Хаяси семидесяти двух лет…

Яков Норкин ославянился. И это не вдруг, а как-то по пути движения пригородной электрички к Егорьевску. Сначала ничего. Потом сквозь него стали проглядывать всякие еловые шишечки, сараюшки.

Тишина уплотнилась.

— Мужик, эй, мужик!

Яков Самуилович оглянулся.

— Идем, поговорим.

Рядом стояли трое парней в коже. Один был с вытянутой яйцом головой, с коротким ежиком волос. Яков Самуилович встал. Он шел впереди, а те шли сзади.

И был он в тепле любви, в чреве матери. Простор. Не чувствовал тяжести своего тела.

Котенков после рождения получил имя Веня. Веня был лишен нормальных человеческих размеров: голова вытянута дыней, туловище маленькое, руки огромные. Казалось, он весь ушел в руки и огромные пальцы. Руки-лопаты. Руки, похожие на клешни краба. А вот ноги тонкие, маленькие.

Он жил пустынником среди людей. И постепенно, очень медленно полюбил сначала металл, а уж потом дерево. На людей не обижался. Даже просто не мог. Он будто оставался в чреве матери, будто ждал, будто не пришло его время родиться. И он ждал, накапливая в душе выход к счастью.

Глиняное полуденное небо стремительно разрезали росчерки ласточек-береговушек, прилетевших с ближней реки, и здесь, на земле, среди разбросанных камней гулял низовой ветер, принося из небытия глухое бормотание ушедших голосов. Глаза, налитые сонным покоем, переставали видеть земное, умирали. И Соломон лежал между двух могил — Ниночки Костровой и Софьи Натановны Броверман. Рыжая собака с впалыми боками и лисьей мордой приткнулась к ботинку Соломона, тщательно его вылизывала, точно собирала заповедную соль, которую он накопил за жизнь. За рыжей лежал замухрышистый песик, весь заросший черно-серой грязной шерстью, где-то на морде в этой шерсти пропали у него и глаза, и рот, тут же рядом с песиком белая сучонка с перебитой задней ногой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Кузнецов

ОБУЧЕНИЕ ХАОСУ

Никогда прежде Адамсу не удавалось обнаружить в истории действие закона, и по этой причине он не мог учить истории - хаосу учить нельзя.

Генри Адамс

"Энтропия", наверное, самый знаменитый рассказ Пинчона, во многом определивший восприятие всего его творчества. Сразу после выхода в 1960 году он привлек внимание критики к молодому писателю, был включен в сборник лучших рассказов 1961 года и с тех пор еще не один раз входил в состав различных антологий. Хотя "Энтропия" - не первый напечатанный рассказ Пинчона, но смело можно сказать, что его известность началась именно с "Энтропии".

Сергей Кузнецов

Полюбила парня я...

Комедия в двух действиях.

Екатеринбург, 28 июля - 5 августа 1997 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА :

ЮРАСИК - мужчина 28 лет

ЛОЛИТА - его жена, женщина 31 года

ОЛЯ - женщина 25 лет, его подруга

ПЕТРУХА - приятель Юрасика

ПРОХОР СТЕПАНОВИЧ - сосед

ПРОДАВЕЦ - он же консультант

ЦЕЛКОВСКИЙ - хирург со стажем

СЦЕНА ПЕРВАЯ.

Трехкомнатная квартира улучшенной планировки. Звук хлещущей воды. Кто-то фальшивым голосом поет старую песенку с такими словами: "Она улыбается всем, нет, только тебе". Повторяет эти слова снова и снова. Дверь в ванную комнату открыта и видна фигура голого мужчины, принимающего душ. Он намыливает шампунем голову, а затем смывает обильную пену. Трет руки, не забывая про подмышки, а также волосатую грудь. Его руки привычно доходят до промежности и машинально трут место между ног. Внезапно его движения становятся судорожными, он опускает голову и скрючивается в три погибели.

Сергей Кузнецов

Телеоборзения из Е-Бурга

Поперек-анализы телепрограмм от Нинель Митрофановой.

Местные "сплетники"

Чтобы жизнь простого, скромного обывателя не казалась скучной и неинтересной, чтобы всегда было о чем посудачить с соседями и коллегами по работе, и были придуманы информационные программы. Как это ни странно, но новостийные передачи являются не только лицом телеканала, но и ярким отражением его творческой потенции (или импотенции): чем интереснее коллектив, тем лучше передача, тем более в провинции, где новостей "кот наплакал".

Сергей Кузнецов

Житейские истории

Сборник рассказов

Фантазия ре минор.

Все говорят: нет правды на земле.

Но правды нет - и выше. Для меня

Так это ясно, как простая гамма.

Антонио Сальери.

( АС Пушкин - "Маленькие трагедии")

Наверное, только тогда начинаешь понимать и ценить жизнь, когда каждое утро просыпаешься с мыслью о смерти. Чаще всего это происходит с людьми немолодыми, которые, вопреки времени, никак не могут смириться с состоянием старости и увядания. И хотя Николай Петрович не считал себя пожилым и говорил, что свое он еще не пожил, расцвет его сил был далеко позади, а впереди оставалось не так уж и много времени. Все чаще по ночам у него болело сердце, но еще чаще болела душа, и тогда он содрогался от неизбежности конца и впадал в долгие запои.