Мортилия

Мортилия

Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций

Господин Генеральный секретарь!

Я взял на себя смелость написать Вам, хотя уверен, что это послание никогда не попадет к Вам в руки. Скорее всего, оно затеряется в ящиках стола одного из десятков Ваших секретарей, и Вы никогда не узнаете, что я, Альфред Медухов, пилот первого класса фонда «Спейс Ризэрч», ставлю в вину Вам и всем Вам подобным, всему человечеству, но прежде всего самому себе, приближающуюся гибель нашей цивилизации. Вероятно, Вы никогда не узнаете, что над планетой Земля нависло проклятие и на сей раз имя ему не чума, не гриб термоядерного взрыва, рак или энергетический голод. На сей раз имя H Смерти – Альфред Медухов…

Другие книги автора Агоп Мелконян

Это воспоминание – крик после двух часов боли. Равнина необъятна, она может принять его много раз, потому что ей нужно много раз слышать это… Знаю, что ты меня ненавидишь, но я – не Великий Аруа, а слабое и одинокое создание. И могу только это… Если ей так хочется… Два часа боли ради крика.

Агоп Мелконян

ПЛАЧ ПОСЛЕ БОЛИ

перевод с болгарского Игорь Крыжановский

Преодолевая отвращение, он прикоснулся к разбухшему от прилива крови телу Змеевидной, провел ладонью по ороговевшему хребту, погладил мягкие, осклизлые складки шеи. Вздрогнув от неожиданной ласки, она прижалась к камню и вздохнула, обнажив белые резцы.

"Оставь посевы воспоминаний. Равнина велика, она впитает их. Посевы прорастут, жилистые стебли ростков пережитого встанут над полем, сопротивляясь ветру и не поддаваясь времени. Потом явится Великий Ароа и начнет свою жатву, примется косить побег за побегом, страдая от боли, ибо жатва для него - это всегда великая скорбь. Только в Великом Ароа осталось жить сострадание".

АГОП МЕЛКОНЯН

(Болгария)

ПОЦЕЛУЙ ДЖУЛЬЕТТЫ

Перевел с болгарского Евгений В. ХАРИТОНОВ

Генеральному Секретарю

Организации Объединенных Наций

Господин Генеральный секретарь!

Я осмелился написать Вам, хотя убежден: послание мое в Ваши руки не попадет. Вероятнее всего, оно затеряется в ящиках стола одного из Ваших многочисленных (и, как правило, крайне безответственных) референтов. И никогда Вы не узнаете, что я, пилот первого класса Фонда "Space Rizarch" Альфред Медухов, обвиняю Вас и Вам подобных, все человечество и в первую очередь себя лично, в неотвратимо надвигающейся - и очень скорой! - гибели нашей цивилизации. Увы, Вы никогда так и не узнаете, что над Землей нависло страшное проклятие, но на этот раз имя ему не чума и даже не термоядерный апокалипсис, не рак и не энергетический голод. Имя у этого проклятия куда страшнее, имя Вашей и нашей гибели - Альфред Медухов...

АГОП МЕЛКОНЯН

БЕДНЫЙ МОИ БЕРНАРДЬЕ

перевод с болгарского Жеко Алексиев

Съежившись за колонной, я безутешно рыдаю, оплакивая Бернардье, самого себя, а заодно и унесенный потоком с головы +МН-103 красивый венок из ромашек...

В зеркале - чужое отражение. Печальное лицо с небольшой бородкой, заострившиеся скулы... Ничто не напоминает о прежнем +ВВ-561 - так я именовался до того, как очутился в бедламе Бернардье. Некогда у меня были широкие плечи, выдававшие недюжинную физическую силу, мускулы, которые так и играли под кожей, я обладал голосом категории "А", но утомительные переезды под палящим солнцем и борьба за энергию иссушили мое тело. Магистрали Бернардье не признавал, и мы вынуждены были трястись на примитивных повозках, крытых пестрым брезентом, подальше от главных дорог и людских глаз, скрываясь от космической полиции и избегая электронных радаров групп супернравственности, ночевать в раскинутых на скорую руку шатрах, укладываясь на соломенные тюфяки вплотную друг к другу: плечо к плечу, бедро к бедру, да еще вдобавок выключаясь на ночь, ибо Бернардье беден и ему приходится экономить. Господи, до чего же беден этот Бернардье!

Агоп Мелконян

VIA DOLOROSA

перевод с болгарского Игорь Крыжановский

Из-за холмов подул ветер и после небольшой разминки напористо атаковал заднее стекло. Еще час назад казалось, что в природе царит поздняя осень. "НАША ОСЕНЬ, - любила говорить она. - Ведь это НАША осень, правда?" Я не возражал, хотя ничего нашего во всем этом не видел, кроме неприятностей, связанных с путешествием: беготня из гостиницы в гостиницу - "добрый вечер, у вас есть свободные номера? можно один, напишите "супруги", перетаскивание багажа, освежительные струи душа, ужин - непременно со свечами (яркий свет раздражает ее), любовные ласки ночью, транквилизаторы, а утром - снова в дорогу. И если уж говорить о чем-то нашем, то оно выразилось в скачках наперегонки со временем, что очень похоже на свободу, но в действительности - лишь бегство от тоски, преследующей нас по пятам.

АГОП МЕЛКОНЯН

ПАМЯТЬ О МИРЕ

перевод с болгарского Жеко Алексиев

Предисловие

Эта печальная и путаная история понравилась мне, вероятно, потому, что в ней я обнаружил предмет тревоги любого современного ученого: неуверенность в конечном итоге начатого дела. В нашем мире царит хаос, каждый из нас зависит от всех остальных, так что благие намерения одно, а их реальные последствия - нечто совершенно иное.

Все началось с порядочного вороха нестандартных листов синей бумаги, купленного за бесценок в Афинах у какого-то заики. У Старика был вид карманника, и наверняка единственной целью, которую, он преследовал, было дорваться до вожделенной бутылки узо.

Агоп Мелконян

Ветка спелых черешен

Воспоминание

Он шествует к огромному дереву с прозрачными желтыми листьями, по пестрому ковру из света и тени, к овалу стоячих светло-зеленых вод, пронизанных копьями тростника и лучами. Там водные змеи - точно светло-коричневые полосы на дне - и лягушки стерегут свои тайны, которые он хотел бы раскрыть, как хотел бы взять это размытое округлое пятно с поверхности пруда и унести с собою туда, куда он уйдет. Скрыться в тени запруды, ощутить спиною холодноватые прикосновения ящерицы, а после достать из кармана размытое округлое пятно, поднести к губам и дунуть. Оно рассыплется на миллион парашютиков одуванчика, песнь скворца подхватит парашютики, вознесет к синему покрову небес и растворит в синеве.

Агоп МЕЛКОНЯН

(Болгария)

УБИЙЦА БЛАГОЙ ВЕСТИ

Перевел с болгарского Евгений В. ХАРИТОНОВ

В зале стихли все звуки, когда Одноглазый заговорил: - Бог свидетель, ваша светлость, то был отличный денек! Самое время для охоты. - Он откашлялся, прочищая горло. - В то утро я проснулся и понял: сегодня будет добыча. Хорошая добыча! Мои ноздри уже щекотал запах запеченного мяса. Я взял арбалет и... - Не зарегистрированный в префектуре, между прочим. Так ведь? - подал голос Судья. - Ну... в общем так, конечно. Но, ваша светлость, вы же понимаете: мне нужно кормить своих детей, а их у меня - семеро. Семь голодных ртов! Как же без арбалета? - он снова закашлял. - Посудите сами: разве может голодный быть прилежным гражданином? Вот то-то и оно. Однако лицо Судьи осталось непроницаемым, и Одноглазый, не дождавшись ответа, продолжил свой рассказ: - Я отправился в горы, к Оленьему озеру. Здесь часто гнездятся птицы, возвращаясь с юга. Очень хорошее место для охоты... - Но ведь это же - частная территория! - Знаю, ваша светлость. Но, простите, перспектива голодной смерти меня не слишком вдохновляет. Он помолчал. - Я шел вдоль пастбища, когда заметил незнакомца. Обычный бедняк, навроде меня. Но не из местных, прежде его я не видал. Так вот, он колол дрова, явно намереваясь развести костер... - Он был один? - перебил Судья. - Нет, с ним была беременная женщина. Я это понял сразу, по лицу: знаете, у беременных женщин оно бледное и... беспокойное, что ли. Только это, знаете, беспокойство особого рода... - Не отвлекайся. - сухо оборвал Судья. - Ну так вот, я хотел-было подойти к этой парочке, но не успел сделать и нескольких шагов, как на пастбище легла тень... Тень здоровущей такой птицы! Я таких сроду не видывал! Она пролетела прямо надо мной и устремилась прямиком к хрустальной глади озера. Не долго думая, я направился в ту сторону. Такой шанс упускать - грех, вот что я вам скажу. Я, ваша светлость, отличный охотник. Никто и ничто не убежит от меня, и не скроется. - Это вопиюще! Ты нагло попираешь все законы: незарегистрированное оружие, проникновение на частную территорию, наконец, охота на птиц... Знаешь ли ты, что в это время года запрещается... - Знаю, знаю. Сколько же вам говорить, что виной всему проклятущий голод?! А видели бы вы эту птицу! Отменный, аппетитнейший экземпляр! Красавец! Огромные крылья, такие белые-белые... Абсолютно белые, до неправдоподобия, будто никогда их не касалась грязь... И такой уверенный в себе, - он даже не попытался укрыться в кустарнике, весь был, как на ладони: величественный красавец, любующийся своими не столь прекрасными собратьями. О, то было восхитительнейшее зрелище, ваша светлость! - И что случилось потом? - Мой нос снова стал раздирать этот запах. - Какой запах? - Запах запеченного мяса. Зарождаясь где-то в мозгу, он овладевал всем моим существом. И я не смог ему противиться, - он был явно сильнее меня. Это уж точно! А у меня ведь семеро детишек, ваша светлость, уже больше месяца в их бедных ротиках не было ни кусочка мяса... И тогда я вложил в арбалет самую острую стрелу и направил оружие на птицу. И тут она взмахнула своими огромными крыльями. О, какой это был чудесный экземпляр! Божественный, истину говорю! Но не взлетела. Стрела скользнула, устремляясь точно к цели, будто сам Бог ее направлял... Я не промахнулся. Точнехонько - в голову. И вот тут... Птица обернулась ко мне. Да-да, она смотрела на меня! Я таких голов никогда не видел у птиц. - Что же такого особенного в ней? - Не знаю, как объяснить... Таких голов у птиц не бывает. Но главное - это глаза! Она смотрела на меня и... плакала! А из раны в голове сочилась красная кровь... - И что ты сделал потом? - Я бедный, голодный человек, ваша светлость. Но не жестокий. Я не хотел продлевать мучения этого существа. Я вложил в арбалет вторую стрелу. - И после? Говори же! - Вторая стрела пронзила грудь. И тут птица расправила крылья и начала отчаянно бить ими по воде... И вода обращалась грязью, и взметалась грязь к небу. И темно стало вокруг, а молнии рвали небо в клочья! Земля подо мной задрожала, я едва устоял на ногах. О, ваша светлость, большего страха я вжисть не испытывал! Я так перепугался, что бросил даже арбалет. И кинулся что было мочи бежать. Прочь, от этого страшного места! Я заметил, что над пастбищем, где я прежде видел тех бедняков, небо оставалось вроде как чистым, а потому думал обрести там убежище... Какое-то время Судья молчал, нервно покусывая губы. - Когда это произошло? - О, я хорошо помню тот день, ваша светлость. Это было двадцать пятого марта. - О Боже! - прошептал Судья, и этот нервный шепет упал в тишину зала, подобно молоту. И вдруг Судья вскочил, губы его дрожали: Знаешь ли ты, что означает этот день, безумец?! - Нет, ваша светлость. - растерянно ответствовал Одноглазый. Судья уже не говорил. Он кричал, и голос его, отражаясь от стен, гулким эхом перкатывался по залу. - День Благовещения! Что ты наделал, гнусный! Птица, говоришь? Аппетитный экземплярчик? Он явился к беременной женщине, которую ты встретил на пастбище, чтобы сообщить ей Весть о скором рождении сына, которого мы так долго ждем... - Господи... - простонал Одноглазый. - Откуда же мне, темному, было знать? Я ж ведь никогда прежде не видел ангела.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Небольшая повесть о верности традициям

Армейская байка про то, как солдат пошел в увольнение, как он попал в дурку, и что из этого вышло…

Обычной москвичке с необычным именем Фея предлагают странную работу: сообщать людям о том, что они мертвы. Столичный плейбой Саня Кораблев знакомится с девушкой, с которой невозможно связаться по телефону или электронной почте – он находит ее письма с указанием места встреч в простом почтовом ящике. Вскоре Фея исчезает, и чтобы найти ее, Кораблеву нужно… умереть. «Девушка, которой нет» – самый романтический апокалипсис, невероятная история любви, которая началась через семь дней после конца света.

Эрд Глорин проявлял снимки, сделанные астрографом, когда его молодой помощник Коев появился в дверях лаборатории. Обычно жизнерадостное и неунывающее лицо его на этот раз было озабоченным и, пожалуй, виноватым. Глорин нехотя оторвался от дела – он не любил, когда мешали работать – и повернулся к юноше.

– Что-нибудь случилось? – мрачно осведомился он.

– Да, шеф,- смущенно ответил Коев.- Как ни жаль, но Х-реле МЗ полетело ко всем чертям. Придется менять, шеф.

О, милый мой, бедный мой кот. Теперь, когда тебя нет со мной, я не перестаю удивляться той черствости и безразличию, которые я проявлял, когда ты был рядом. Неужели я не знал, что твое любимое блюдо − заливное из рубленых кусочков крольчатины, в банках с надписью «Кити Кэт»? Неужели покупать тебе его чаще обернулось бы уж таким сокрушительным ударом по моему бюджету? Так почему я вечно норовил накормить тебя какой-нибудь неаппетитной ливерной колбасой, а то и вовсе подсовывал объедки? Что это − эгоизм? Нежелание или даже неспособность понять ближнего, если это хоть чуть-чуть грозит нашему собственному комфорту? Да что там «Кити Кэт»…

Роман Яны Завацкой написан в жанре антиутопии. XXII век. Цивилизация отошла от технологического пути развития и занялась развитием духовным. Возникает система элитарного воспитания — «Ликей», который взращивает новое общество «сверхлюдей» — избранную часть человечества, правящую касту. Они умны, честны, добродетельны и даже духовны. Со стороны все очень гуманно и благородно. Остальному человечеству предоставлены все виды свобод: от мировоззренческой до сексуальной, оно получило и хлеб, и зрелища. Но что-то не так в этой системе, представляющей собой новою модель тоталитарного общества.

Главная героиня романа, юная американка Джейн проходит практику в столице России — Санкт-Петербурге. Ее задача состоит в инспектировании генетических консультаций. Но образцовая выпускница «Ликея», столкнувшись с жизнью «варварского народа», узнает много нового — и о людях, и о себе, и вообще о жизни. Ей есть над чем задуматься: продолжать деятельность «на благо человечества», гордо возвышаясь над всеми людьми, или стать человеком самой — такой, какой создал Бог…

Дата/Время: 20 - 23.05.24 года Хартии.

Восточный Конго-Заир – Альберта-Нил

=======================================

Поезд, оглушительно скрипнул сотнями порядком изношенных пружин и прочих железнодорожных деталей, по-змеиному зашипел сжатым воздухом, и остановился.

- Mafunzo ya kufika katika kituo cha Kigoma mwisho, - прохрипел голос из динамика.

- Все, парни. Кигома. Станция вылезайка, - на свой манер перевел с суахили  Гомер Симпсон (лейтенант сектора радиолокации 5-го Индоокеанского флот США).

Кризисы случаются в жизни любого писателя, однако главная проблема для автора не создать произведение, которым был бы доволен – этот вопрос в той или иной степени решаем, – а найти взаимопонимание с другими людьми, не понимающими, зачем вообще нужно искусство. Зачем писать, рисовать, придумывать, создавать – это же не приносит денег?! Только известна ли окружающим истинная роль таланта? Иногда о ней не подозревает и носитель, а ведь однажды может стать слишком поздно…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джеймс Трентон, маркиз Энджелфорд, красивый и беспутный повеса, привык к вниманию прелестнейших куртизанок Лондона... Однако слишком явная симпатия, которую оказывает ему новая «королева полусвета» Каллиопа Минтон, кажется ему подозрительной.

Красавица что-то скрывает, но – что? Джеймс, сгорающий от любопытства, решает проникнуть в тайные планы Каллиопы – и, сам того не замечая, все сильнее и отчаяннее влюбляется в эту загадочную прелестницу...

Никто не обращал внимания на неприметного паренька, выполнявшего всю грязную работу в гостинице. И так было до тех нор, пока в один прекрасный день там не появился обаятельный граф Кристиан Блэк.

Опытный мужчина быстро понял, что невзрачный тихоня вовсе не тот, за кого себя выдает. Разоблачив прелестную Кейт Саймон, скрывающуюся под мужской одеждой, Кристиан безоглядно в нее влюбляется.

А она… Разве сможет она устоять перед этими взглядами, полными нежности и страсти?

Избалованная, капризная Люсинда Сноу мало что знала о мужчинах и еще меньше – об опасностях, пока однажды не оказалась в плену у пиратов. Таинственный капитан Рок пробудил ее чувственность и похитил сердце. Люсинде удается сбежать, но она не может забыть дерзкого капитана. Лишь когда пути Люсинды и пирата вновь пересекаются, она наконец узнает, кто скрывается под именем Рок и кто на самом деле похитил ее сердце.

Чтобы положить конец вражде между кланами, мудрый Камерон выдает свою прелестную дочь Сабрину за отважного воина Моргана Макдоннела. Встреченная враждебно обитателями замка, Сабрина вскоре покоряет их сердца и в первую очередь упрямое сердце своего мужа. Но те, кто жаждет войны, стремятся разлучить влюбленных. Заговор следует за заговором, кровь взывает к крови. Но и в разлуке Сабрина и Морган готовы на все ради своей любви.