Морским, песчаным, долгим берегам

Олег Дмитриев

Морским, песчаным, долгим берегам...

* * *

Морским, песчаным, долгим берегам Моя душа обязана стократно. Когда волна ползла к моим ногам И отходила медленно обратно, Я понимал, чего хотел прилив, В чем заключался вечный труд отлива... Когда ракушки, ил и камни скрыв, Их море вновь являло терпеливо, Две истины открыла мне вода, У берега отсвечивая бледно: "Все в мире исчезает без следа"; "Ничто на свете не пройдет бесследно".

Другие книги автора Олег Михайлович Дмитриев

«…Ибо сам путешественник, и поэт, и актер», — сказал как-то о себе Николай Глазков (1919–1979), поэт интересный, самобытный. Справедливость этих слов подтверждается рассказами его друзей и знакомых. Только сейчас, после смерти поэта, стало осознаваться, какое это крупное явление — Н. Глазков. Среди авторов сборника не только известные писатели, но и кинорежиссер В. Строева, актер М. Козаков, гроссмейстер Ю. Авербах… В их воспоминаниях вырисовывается облик удивительно своеобразного художника, признанного авторитета у своих собратьев по перу.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Поэзии ток неясен иногда,

Она копится, как в листке вода,

То каплет, то прольется полной чашей,

И в строфах отраженьем жизни нашей

Прошедших лет проходит череда.

Александр Авербух родился в 1985 году в Луганской области Украины. В шестнадцать лет переехал в Израиль, жил в Тель-Авиве, прошел срочную службу в израильской армии. В 2006 году вошел в короткий список премии «Дебют». Окончил Еврейский университет в Иерусалиме (диплом с отличием и премия Клаузнера за магистерскую диссертацию «Тип украинского литератора в русской литературе XVII–XVIII веков»). Публиковался в журналах «Двоеточие», «Воздух», «Октябрь», «Волга», «Зеркало», «TextOnly». В 2009 году вышла первая книга стихов (серия «Поколение» издательского проекта «АРГО-РИСК»). С 2015 г. живет в Торонто.

«Родное и светлое» — стихи разных лет на разные темы: от стремления к саморазвитию до более глубокой широкой и внутренней проблемы самого себя.

Я родился двадцать пять лет назад в маленьком городке Бабаево, что в Вологодской области, как говорится, в рабочей семье: отец и мать работали токарями на заводе. Дальше всё как обычно: пошёл в обыкновенную школу, учился неровно, любимыми предметами были литература, русский язык, история – а также физкультура и автодело; точные науки до сих пор остаются для меня тёмным лесом. Всегда любил читать, - впрочем, в этом я не переменился со школьных лет. Когда мне было одиннадцать, написал своё первое стихотворение; толчком к творчеству была обыкновенная лень: нам задали сочинение о природе или, на выбор, восемь стихотворных строк на ту же тему. Конечно же, я подсчитал и нашёл, что восемь строк – это меньше, чем две страницы прозой, а, следовательно, быстрее – уж очень хотелось идти гулять. Прошло немного времени, стихи стали почти необходимым средством самовыражения. В 1996 и 2000 годах мне удалось выпустить два сборничка своих стихов, ничтожными тиражами; печатался в местных газетах.

По окончании школы в 1997 году поступил в Литературный институт на дневное отделение. Но, как это часто бывает с людьми, не доросшими до ситуации и окружения, в которых им выпало очутиться, в то время я больше валял дурака, нежели учился. В результате армия встретила меня с распростёртыми объятиями. После армии я вернулся в свой город, некоторое время работал на лесозаготовках: там платили хоть что-то, и выбирать особенно не приходилось. В 2000 году я снова поступил в Литературный институт, уже на заочное отделение, семинар Галины Ивановны Седых – где и пребываю до сего дня. В Москве публиковался в таких известных и не очень изданиях, как журнал «Литературная учёба», альманахе «Братина», поэтическом сборнике «Возрождение».

Стихотворения, представленные в этой дипломной работе все, за единственным исключением, написаны в период моего обучения на заочном отделении в 2000-2005 г.г.

«Поэт отчаянного вызова, противостояния, поэт борьбы, поэт независимости, которую он возвысил до уровня высшей верности» (Станислав Рассадин). В этом томе собраны строки, которые вполне можно назвать итогом шестидесяти с лишним лет творчества выдающегося русского поэта XX века Наума Коржавина. «Мне каждое слово будет уликой минимум на десять лет» — строка оказалась пророческой: донос, лубянская тюрьма, потом сибирская и карагандинская ссылка… После реабилитации в 1956-м Коржавин смог окончить Литинститут, начал печататься. Но тот самый «отчаянный вызов» вновь выводит его на баррикады. В результате поэт был вынужден эмигрировать, указав в заявлении причину: «нехватка воздуха для жизни»… Колесо истории вновь повернулось — Коржавин часто бывает в России, много печатается, опубликовал мемуары. Интерес к его личности огромен, но интерес к его стихам — ещё больше. Время отразилось в них без изъятий, без искажений, честно.

Николай Доризо — один из популярнейших советских поэтов. В сборнике представлен цикл военных стихов: поэма «О тех, кто брал рейхстаг», «Край готовности постоянной», «Быть танкистом», «Реактивные летчики». «Песня о бдительности». В 1975 году Н. Доризо был удостоен литературной премии Министерства обороны СССР за книгу стихов «Меч победы». Сборник рассчитан на массового читателя.

Поэзия войны бывает разная. Есть стихи самих воинов, есть стихи тех, кто сам не был в боях, но сердцем глубже других пережил состояние наро­да на войне. Но есть еще и третий вид военных стихов — в них говорится не столько о войне как таковой, сколько о том состоянии, которое она вызывает в людях. Как она пробуждает людей от сна мирной жизни, заставляя оставить в стороне все мелочное и привычное, и вспомнить о глав­ном. Эти стихи могут быть, по сути, о чем угодно, потому что они на самом деле всегда об одном и том же — о непостижимости, мимолетности, хрупкости и бесконечной ценности жизни.

Итак, я приступаю к созданию второго тома поэзатворений. Шутка в деле… Самому не верится: по моим ритмическим текстам уже написано более ста песен. Более ста!… И все они мне дороги, как дети, а объективную оценку можете выставить лишь вы, дорогие читатели-слушатели.

В прологе поэтических сборников или в «пердисловии», как писал Довлатов, принято в свободной форме излагать концепцию книги, обстоятельства при которых складывались строки. Например, первый том «Скит поэзы» появился исключительно благодаря затворничеству в одинокой избе на Белом море (авторский сайт: http://kostjunin.ru; раздел «Произведения»). У второго тома судьба складывается не столь романтично…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наталья ДМИТРИЕВА

Существа иного мира

Не знаю, почему до сих пор в Книге рекордов Гиннесса нет данных о том, сколько времени хозяева кошек могут, не останавливаясь, рассказывать о чудесах, связанных с их пушистыми друзьями. День, два, месяц... Впрочем, можно ли назвать людей, которых кошки выбрали себе в сотоварищи хозяевами? Здесь совершенно другой уровень взаимных отношений... И вот, когда начинаешь постепенно узнавать, с кем оказался рядом, кто это мурлычет у тебя под ухом или трется теплым боком о больную ногу, кто встречает у двери, но делает вид, что случайно там оказался, кто тычется лбом в ладонь и требует гладить, гладить упруго гнущуюся спину, когда тебе плохо и никого нет рядом, а ты выполняешь через силу это требование напористого кота... И вдруг чувствуешь, что полегчало, по крайней мере нет уже состояния безысходного одиночества,- вот тогда вместе с новыми, бог весть откуда взявшимися силами, возникает радость и удивление перед ласковым, неприхотливым пушистым чудом. На одном из папирусов древнего Египта исследователи недавно прочитали о кошке: "Когда ты думаешь,- она слышит тебя, даже если ты не произносишь ни слова. Взглядом Бога она читает в тебе твои мысли". Она-то читает, а как нам прочесть ее мысли и удастся ли нам когда-нибудь найти хоть какое-то объяснение уникальным способностям простой домашней кошки, постигнуть ее природу? Француз Жан Прийор в своей книге "Душа животных" рассказал об удивительных приключениях кошки по имени Амадо. Ее хозяйка была одинока, жила на ферме и в определенном возрасте решила, что пора ей умирать. Она попросила подругу, которая жила в 25 км от нее, приютить любимую кошку. Через две недели старая фермерша услышала знакомое мяуканье под дверью: Амадо вернулась страшно похудевшая, с лапами, изодранными до крови. Самое удивительное в этой истории то, что кошка была абсолютно слепа, а ферму ее старой хозяйки и новое жилище кошки разделяли не только 25 км, но и полноводная река Рона, и ближе, чем за 100 км, моста не было. Вот еще одна нашумевшая история - с американским котом Шугар. Вместе с ним семья перебралась из штата Калифорния на новое место жительства - в штат Оклахома. По дороге кот исчез. Через 14 месяцев семья сидит на кухне, завтракает, и вдруг в форточку прыгает кот, кидается к хозяйке на колени! В этом доме кот никогда раньше не был, но он нашел его, пройдя не менее 2500 км! К слову сказать, наши коты проходят и большие расстояния хотя бы потому, что страна наша огромная. Но дело не только в километрах. Какое-то удивительное крепкое чувство влечет котов через неведомые им раньше пространства, а ведь они, наши домашние капризные киски, совсем не расположены к путешествиям. И, казалось бы, не так уж и привязаны к нам все эти мурки и васьки, однако какой пример дружелюбия, человеколюбия дают они нам. Помню, в редакцию пришел старый писатель и рассказал, что у них в доме несчастье: сняли дачу в Перловке, под Москвой, взяли с собой любимого кота. Хозяева дома заподозрили его в том, что он крадет и душит цыплят. Тайком увезли его далеко в лес, в мешке, да там и бросили. Потом признались. Семья с дачи этой съехала. Кота искали, но не нашли. Прошло два года. Однажды в доме творчества "Переделкино" жена писателя гуляла после обеда, и вдруг ей под ноги бросился облезлый, худой, грязный кот. До того страшный, ободранный, больной, что совсем не был похож на того прежнего, обожаемого. Но что-то заставило женщину не только взять этого ободранца на руки, но и немедленно поехать с ним в Москву. Она внесла его в дом, открыла дверь. С того времени в квартире сделан ремонт, мебель переставили, но кот подбежал к своему любимому креслу, впрыгнул на него и громко замурлыкал. Кота отмыли, залечили раны, откормили. Это действительно был ОН! Никогда этот кот не был в Переделкине раньше. Какие сверхсилы, какие сверхчувства привели его туда, к любимой хозяйке? Как мало мы способны постичь, какие мы беспомощные по сравнению с ними. Достойны ли мы их любви и преданности?

Андрей Дмитрук

Аурентина

Цикл "Летящая" #1

Коралловый песок, блестящий, белый и тонкий, как алмазный порошок, песок, уходящий с края необозримых пляжей в изжелта-голубую, почти невидимую глубину воды; слоистые обрывы, прикрытые фестонами разноцветных мхов; буйный, пронизанный солнцем лес в ущельях, ледяные родники, играющие прозрачной галькой, - такой встречала гостей Аурентина.

Когда легкий алый "Эльф", спасательный катер П-7655, коснулся воды и встал на три опорные подошвы, на дне, подобном застывшему сахарному сиропу, заметались голубые многоножки, испуганно взвихряя пышную дыхательную бахрому. И каждый капилляр этой бахромы был отчетливо виден на глубине в десять человеческих ростов.

Андрей Дмитрук

Бегство Ромула

Цикл "Летящая" #7

...Любовь, что движет солнце и светила...

Данте Алигьери

Трехцветная кошка охотилась. Почти ползла в гуще трав, длиннолапая, тощая, мускулистая, сплошной каучук. От холеных пращуров осталась у кошки только неудобная для охоты, некогда престижная окраска.

На расстоянии прыжка хищница сжалась, готовая схватить ближайшую птицу, но белые ширококрылые птицы, давно косившиеся в сторону шороха, вдруг тяжело вспорхнули, паническим кудахтаньем воскрешая образ нелетающих домашних предков.

Андрей Дмитрук

Чудо

Гравиход опустился, подмяв одуванчики. Вся семья отставила недопитые стаканы и смотрела, как приближается незнакомый мужчина.

Он шел по колено в траве меж двумя рядами яблонь - старый и крепкий, одетый в черную кожу. Углы его рта были навсегда опущены, улыбка только приподнимала губы над передними зубами; седой "ежик" подползал к самым бровям и шевелился вместе с ними.

Мужчина остановился перед чайным столом.