Море, мечты, Марина и ее рыбки

Марина всю жизнь мечтала о море, и наконец ее желание исполнилось — она переехала жить в Анапу!

У нее сразу появился друг — самый красивый мальчик в классе. Но там, на прежнем месте, остался другой парень. Как же ей разобраться, где настоящая любовь? И что делать с сестрой, которая считает Марину своей соперницей?

Отрывок из произведения:

Море. Всего четыре буквы, а в них так много. Шум прибоя, шелест песка, шорох гальки на берегу. Шелковистость водорослей, удивительные существа, словно пришедшие с другой планеты, властная ласка воды, она обнимает тебя со всех сторон, сковывает движения, ты погружаешься в глубину, где тишина, и солнце, которого почти не видно сквозь толщу воды, излучает мягкий свет, равного какому нет на земле. И только тогда, в этой тишине, ты слышишь голос прошедшего и будущего, и тонкой материи настоящего, о которой не узнал бы, если бы не погрузился в воду. Я никогда не видела моря.

Другие книги автора Татьяна Сергеевна Леванова

Как же хочется пожить чужой жизнью, сидеть на троне в богатом наряде и повелевать рыцарями! Вернее — рысарями, потому что именно к ним попала Маша, когда перенеслась в другой мир, чтобы выполнить миссию Сквозняка.

В этом мире миссии словно звенья цепи, словно диски на пирамидке, словно матрешки, только завершишь одну, соберешься домой — вот тебе следующая. Маша меняет титулы как наряды, от принцессы до самозванки, от дикарки до ученицы лекаря, и все равно не приближается к разгадке, Кто этот ледяной рыцарь, которого ей нужно спасти? Кто третий жених, несущий с собой гибель? Кто принес в эту заснеженную страну проклятие ледяной кости? И, наконец, как выбраться из всех этих переделок и все-таки выполнить свою миссию?

УДК 82-3

Хотела самостоятельной жизни — получай! Маша уже пожалела, что поссорилась с родителями и убежала из дому. С ней никогда не случалось ничего подобного. Она оказалась в странном лесу, неизвестно где, в обществе великого шарлатана Фаринго Великолепного, как он представился, и ничего не понимала. Вместе с шарлатаном, в его фургончике, Маша приехала в веселый город Как-о-Дум, слишком веселый, чтобы можно было поверить в искренность его жителей. Теперь девочка уже знала, что попала в другой мир. Она странник, проходящий сквозь ткань миров, попросту Сквозняк, и пришла сюда выполнить свою миссию...

Маша обладает необычными способностями: она странник, проходящий сквозь ткань миров, или попросту Сквозняк. И в каж­дом своем путешествии девочка должна выполнить особую миссию. В этот раз из суровой зимы она попадает в жаркое лето, но... в совер­шенно другой реальности! Это настоящее царство океана, сюда при­летают из самых удаленных уголков космоса, чтобы отдохнуть и под­лечиться на солнце и морском воздухе. К тому же всем гостям на не­делю дается неограниченный кредит на любые товары и услуги! Просто рай... Но раз Маша здесь оказалась, значит, на этом курорте происходит что-то неправильное. Например, кто этот загадочный человек-рыба и почему его имя вызывает у всех ужас? Куда пропада­ют должники? И какую тайну хранит первая красавица планеты Мо­рена с прекрасными аквамариновыми глазами?..

Оформление серии Д. Сазонова Серия основана в 2005 году

Первый удар колокола предупреждает жителей Рогонды о приближении Черного Часа, ко второму удару все спешат домой, запирают ставни и двери, а с третьим – в город прилетают Ночные Птицы и приходит Тьма. Никто не знает, что происходит с теми, кто не успел попасть до этого времени в укрытие, они просто исчезают…

Маша уже побывала в пяти мирах, и в каждом из них она сделала важное открытие, которое очень помогло их обитателям. А все потому, что Маша Некрасова – Сквозняк, то есть «сквозь ткань миров проходящий странник», значит, путешествовать по Великой Спирали и спасать миры – ее миссия. И раз она попала на рыбацкий остров Рогонда – там явно что-то идет не так и нужна ее помощь. Но сначала надо узнать, почему жители города боятся Ночных Птиц и Смотрителя маяка, что скрывается за Тьмой, приходящей с третьим ударом колокола, и кто такие морские тельца, о которых все говорят только шепотом?

Маша Некрасова оказалась здесь не случайно. Значит, тут нужна ее помощь. Ведь Маша — Сквозняк, то есть «сквозь ткань миров проходящий странник». Она немного владеет магией и способна ориентироваться в пространстве. Она путешествует по мирам, где возникли серьезные проблемы, и помогает с ними справиться. Такова миссия Сквозняка. Но Маше никто не верит, что она пришла из другого мира, ее все принимают за опасную «задумчивую», подключившуюся к Лабиринту Иллюзий. Уже тысячи подростков, испробовавших на себе действие Лабиринта, этого страшного изобретения, томятся в «Приюте мечтателей», а некоторых отправляют на дикие острова, на верную смерть. Попала туда и Маша. Чтобы выжить в этом неведомом мире, а потом вернуться домой, Маше придется найти того, в кого никто не верит — Повелителя Иллюзий…

Хотела самостоятельной жизни — получай! Маша уже пожалела, что поссорилась с родителями и убежала из дому. С ней никогда не случалось ничего подобного. Она оказалась в странном лесу, неизвестно где, в обществе великого шарлатана Фаринго Великолепного, как он представился, и ничего не понимала. Вместе с шарлатаном, в его фургончике, Маша приехала в веселый город Как-о-Дум, слишком веселый, чтобы можно было поверить в искренность его жителей. Теперь девочка уже знала, что попала в другой мир. Она странник, проходящий сквозь ткань миров, попросту Сквозняк, и пришла сюда выполнить свою миссию…

Прижаться спиной к ребристой стене и не дышать. Раз, два, три… Пол чуть ощутимо дрогнул. Вдох. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Выдох. Раз, два, три. Вдох. Теперь бежать. Бежать, согнувшись, потому что над головой, словно гнездо окаменевших змей, — трубы. Пол снова дрогнул под ногами и, кажется, стал чуть теплее. Из трубы над головой со свистом вырвалась струйка пара. Всё.

Когда у меня есть минута покоя, я снимаю кепку. Защитная пластина на макушке перекрывает родничок, это не очень заметно поначалу, лишь слегка неприятно, словно кто-то проводит над головой рукой. Но уже через полчаса я теряю сверхчувствительность, словно слепну на один глаз и глохну на одно ухо. Начинаю присматриваться и прислушиваться с напряжением, и от этого ломит в висках и ноет между лопатками. К счастью, сверхчувствительность восстанавливается, стоит ненадолго освободить канал родничка. Терпимая плата за возможность защитить голову. А вот фонарик между бровями мне нравится — хорошо, когда есть стекло в области третьего глаза. Горный хрусталь, говорят, лучше, но я не пробовала, не знаю. У Ночки есть, но на то она и доктор. Хороший доктор у нас бесценен, ей нельзя терять чувствительность.

Популярные книги в жанре Детская проза

Крошечный кудрявый Алик, восьмилетний сынок переписчицы на пишущей машинке Марьи Петровны Зиминой, остался один в квартире.

Мама поехала с вечера отвозить работу писателю Полянову, несмотря на Великий Праздник, и вернется только после заутрени, так как с Васильевского Острова, где живет Полянов, проедет прямо в церковь, а оттуда уже домой разговляться со своим милым Аликом.

Служанка Зиминых Фекла отпросилась у мамы еще с вечера к заутрени и, захватив с собой святить кулич, пасху и пяток крашеных яиц и наказав Алику не снимать ни под каким видом цепочки с дверей, ушла, шумя туго накрахмаленным ситцевым платьем.

В 1947 году автор побывал на восстановлении Запорожского металлургического комбината. Гигантский завод, разрушенный до основания фашистами, еще только начинал восстанавливаться. В этой работе помогали все — и дети в том числе. Эта повесть о ребятах, работавших в Пионерстрое на восстановлении этого завода.

Книга о подростках. Школа, первая любовь, духовное и нравственное становление личности — такова тематика этого произведения.

«…Стояло начало мая мѣсяца; теплаго, яркаго, цвѣтущаго мая.

Всегда красивая Одесса разрядилась вся въ зелень и цвѣты, и глядѣлась въ голубое море словно шестнадцатилѣтняя красавица въ зеркало.

Въ желѣзно-дорожномъ вокзалѣ суета, толкотня и шумъ: только что прибылъ утренній поѣздъ. Разъѣздъ необычайно оживленъ.

Двѣ дамы спокойно ждутъ въ залѣ перваго класса, никуда не спѣша, ожидая безъ всякихъ признаковъ нетерпѣнія, чтобы люди – лакей и горничная, получили багажъ и все устроили. Одна изъ дамъ, пожилая, некрасивая, одѣтая съ такой аккуратностью, что никому и въ голову не могло придти, что она четвертыя сутки не выходила изъ вагона, сидитъ молча, вытянувшись въ струнку, на диванѣ…»

Рассказ про Серёжу Брусничкина, который боялся милиционеров.

Сергей Сергеевич Козлов

 

СКИНЬКЕДЫ

маленькая повесть в память о погибшем племяннике

* * *

Душноватыми, липкими от недавно отступившей жары сумерками вкрадчиво входил в город июльский вечер. Солнце ещё полыхало оранжевым заревом на западе, будто катился в сторону горизонта огненный вал, и день вроде бы не совсем кончился, но все малыши давно уже посмотрели программу «Спокойной ночи». Те же, кто был постарше, собирались в это время в беседке в центре детской площадки, доставали сигареты, кока-колу, кое-кто потягивал пиво, некоторые просто сидели, поддерживая пустую болтовню многозначительным молчанием. Дюжина ребят от 14-ти до 20-ти ежедневно обреталась здесь для того, чтобы придумать продолжение вечерних похождений, либо, отдав время бесцельным разговорам, разойтись по домам после полуночи. Днём в беседке собирались реже. Туда приходили вследствие приступов безделья в надежде встретить хоть кого-нибудь и разжиться деньгами или сигаретами, прокачать округу принесённой на плечах новомодной музыкой, побренчать на гитарах; приходили, если уже некуда было или, наоборот, никуда не хотелось идти. Таким образом, в большей степени это было место сбора ни для чего, а потому... Зато здесь всегда могло начаться что-то, хотя не всегда хорошо кончиться. В этом, кстати, легко усмотреть вселенскую закономерность. Уж если История порой начинается от места, к примеру: от египетских пирамид, от гималайских вершин, от Акрополя, - то нет ничего удивительного, что житейским историям тоже надо плясать от какого-то места. И молодые люди приходили сюда, в первую очередь, потому, что здесь более всего ощущалась сопричастность к масштабным событиям, даже если они таковыми не были или их не было вообще. Ощущение причастности заменяло то, что взрослые называли самореализацией. Но уж если эта самореализация начиналась, то история могла получиться пусть не с большой буквы, но с восклицательным знаком!

В произведениях В. Бахревского отстаивается чистота нравственных идеалов в отношении человека к своему труду, к Родине, к любви, в стремлении прожить достойную и полезную людям жизнь.

Перевод и обработка

C. Лялицкой

Рисунки художника

А. Топикова

ЗАПОЗДАВШИЙ ВЗРЫВ (Рассказ из жизни рабочих на нефтяных приисках)

Полдень. Долина Эль-Сентро[1] добела раскалена жгучими лучами солнца; покрывающий ее песок горяч, как раскаленные угли, и сух, как хороший порох. С двух сторон долина заключена между обнаженными скалистыми холмами, голые вершины которых совсем почернели от беспощадного солнца.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Да чего бы там ни говорили про Лони, по мне, он был просто классным. И сколько я себя помню, я всегда считал его классным. Даже будь он мне не братом, а кем-то посторонним, я любил бы его не меньше, но все же я был рад, что он мне — не чужой.

Он не был похож на меня: он был стройным и всегда выглядел классно, что бы там ни надел. Только ему нравилось одеваться в классическом стиле, и он всегда выглядел так, будто шагнул прямо из подарочной коробки, даже когда просто слонялся по дому. Зубы у него были белые, как ни у кого, волосы пышные, а пальцы длинные и холеные. Он был похож на отца, каким я его помню, только еще красивее. А я, как говорила Ма, больше пошел в ее родню, в Малонов, но весь смех-то в том, что именно Лони назвали в их честь, как первенца: Малон Болан. Правда, от них он тоже кое-что получил находчивость. Он был из тех, на кого, как говорится, где сядешь — там и слезешь; может, поэтому кое-кто и имел на него зуб, и, может, потому же ему было так трудно договориться с Питом Гонсалесом.

Юная София Хатауэй, мечтавшая стать художницей, не желала ни доставшихся ей по праву рождения миллионов, ни унылого брака без любви. Взяв с собой мольберт и краски, она бежит из дома, чтобы отправиться в далекое путешествие на корабле «Афродита». И словно сама богиня любви покровительствует Софии — ведь именно на «Афродите» она встречает мужчину, своей мечты — изысканного, дерзкого, мужественного Бенедикта Грейсона, с первого же взгляда покорившего ее сердце. Увы, София даже не подозревает, в какого опасного человека страстно влюбилась — и кому готова отдаться душой и телом…

Король Леарко Справедливый и его супруга Дубэ все делали для того, чтобы Всплывший Мир забыл об ужасах войн, но древние эльфийские тексты говорят о том, что Разрушитель снова вернется. Будет война, смерть, разрушения и страшная, непобедимая болезнь. Вечное противостояние Посвященного и Разрушителя, борьба добра со злом. Но, если у Всплывшего Мира на этот раз не будет Посвященного, мир погрузится во мрак. И тогда, чтобы быть готовыми к встрече с неизвестным Разрушителем, запрещенная секта Недремлющих решила создать Посвященную в своей тайной лаборатории…

По ночам Анна втайне ото всех ведет дневник в обложке из розовой замши. Всякий раз ей приходится его прятать, чтобы избежать наказания за нарушение правил. В Грейндж-Холле правил много. Их все надо запомнить и неукоснительно им следовать. Это кара за нарушение главного закона.

Анна знает, ей надо радоваться тому, что она оказалась в Грейндж-Холле. Ее родители проявили безответственность, подарив ей жизнь. Они нарушили закон о запрете на право иметь ребенка, и теперь Анна вынуждена искупать перед обществом их преступление. Она должна стать Ценной Помощницей.

Однажды в Грейндж-Холле появляется Питер, который рассказывает Анне удивительные вещи про ее родителей, Декларацию и жизнь за стенами Воспитательного учреждения. И вскоре Анна начинает сомневаться: правда ли то, во что ее заставляли верить с самого детства?

Захватывающий роман рассказывает читателю о приключениях Анны и Питера, которые пытаются сбежать от прошлого и добиться для себя лучшего будущего.