Монументалисты древности

Благодаря развитию и широкому распространению воздухоплавания в один прекрасный день человечество вдруг оказалось отброшенным на полтора тысячелетия назад и разом перенеслось в далекое прошлое.

Случилось это, когда кто-то случайно заметил с борта самолета начертанные на поверхности земли исполинские изображения диковинных животных. На нашей планете их не так уж мало, но особую известность и славу приобрели те, которые красуются на обширных пространствах перуанского плоскогорья Наска. Содержание их вполне понятно и в известном смысле даже обыденно, а вот цели, преследовавшиеся неведомыми монументалистами, и поныне в значительной степени окутаны покровом тайны. Неизвестна и художественная «техника» — способ, которым эти рисунки были нанесены на поверхность земли. Видеть их можно только с борта летательного аппарата или с высокой горы.

Другие книги автора Андрей Сергеевич Шаров

Новая книга географа и журналиста Юрия Супруненко описывает места на нашей планете, которые считаются священными или отличаются необычными свойствами. Автор объясняет большинство феноменов воздействием различных излучений, а также присутствием неизвестных сил, возможно, сакрального происхождения.

Земля — не просто каменная глыба, летящая в холодной бездне мировых пространств, она живет особой жизнью, которая во все века была понятна лишь немногим. К такому выводу пришли авторы этой книги — Юрий Павлович Супруненко, кандидат географических наук, член Союза писателей России, и Ирина Александровна Шлионская, опытный журналист, яркий писатель, предпочитающий жанр мистического триллера. Они давно и скрупулезно исследуют, в том числе во время самостоятельных экспедиций по России, Украине и Прибалтике, те места, что слывут в народе либо святыми, либо, напротив, «гиблыми», «проклятыми». И теперь, подытоживая результаты многолетних трудов, авторы рассказывают о таинственных процессах и удивительных местах, где как бы открываются врата иных миров, врата Шамбалы или Китеж-града, где и обычным путникам, не мудрецам и не волхвам, порой являются загадочные облики сияющих прекрасных городов или зловещие видения кровавых катаклизмов.

Горы полны опасностей» Но почему, несмотря на это, людей так влечет к ним? И не только посмотреть, но и взобраться на самые высокие неприступные вершины? Как возникли горы на Земле, какие существуют горные массивы и знаменитые вершины, как осваивал горы человек, что нужно знать, для того чтобы восходить на опасные, но столь прекрасные вершины? На эти и многие другие вопросы ответит новая книга из серии "Я познаю мир".

ПЁТР СУПРУНЕНКО, ЮРИЙ СУПРУНЕНКО

ТОПОНИМИКА ПО-СОВЕТСКИ

Топонимика - учение о географических названиях - ценный исторический материал. И сколько бы сегодня ни смеялись над топонимической вакханалией советских времён, она достойна взвешенного и серьёзного изучения.

Триумфальное шествие советской власти по русской географии началось в 1918 году, когда два городка - Гатчина и Иващенково получили новое название - Троцк. Владимир Ильич тоже не удержался от соблазна и в 1919 году согласился на переименование в Ленинск волжского села Пришиб (диалектизм, означающий обрыв у реки на изгибе, место, куда ударяет река при повороте). В 1922 году такое же название стало носить село Кольчугино в Кемеровской области. Удостоился подобной чести и подмосковный город Талдом. После же смерти вождя до самых брежневско-андроповских времён переименование старинных населённых пунктов в честь Владимира Ильича носило массовый характер.

ПЁТР СУПРУНЕНКО, ЮРИЙ СУПРУНЕНКО

ДИКАЯ ЗАНА

Так прозвали в абхазском селе Очамчире

таинственную обитательницу горы Заадан...

Необычное происшествие случилось на склонах горы Заадан, что находится близ моря у большого селения Очамчира в Абхазии. Ещё ближе к горе расположилось село Тхина. Местные жители, как и вообще горцы на Кавказе, издавна были наслышаны о живущих в лесах и на горных склонах, где есть укрытия и пещеры, так называемых диких людях. Мол, они - высокорослые, волосатые, быстробегающие, живут непонятно, скрытно, но, главное, на местных жителей не нападают, и слава Богу.

Чертовщина началась вечером. Часов в семь Вик Тэнди, как обычно, преспокойно играл клавишами своего компьютера, когда вдруг почувствовал странное смятение. Что-то висело рядом с ним в воздухе, неподвижно, тихо и настырно. Вик сразу понял, что за ним следят. Кто же это? Что это? Странная штуковина невозмутимо оглядывала его с ног до головы.

— Видать, я слишком засиделся в лаборатории, — подумал Вик и, пересилив себя, поднял глаза. Пепельно-серая фигура заколыхалась, облаком потекла прямо на него. Из странного клуба то ли выросли, то ли вып ростались ноги и руки, которые тоже потянулись к Вику. Ученый шарахнулся прочь, но в этот миг едва успевший налиться плотью контур вдруг растаял, и теперь в лаборатории снова было пусто.

Современный человек по-прежнему зависит от сил природы, несмотря на успехи естественных наук. Известно, что в одних местах мы чувствуем себя хорошо, в других – плохо. Что это? Некое разумное начало, «сила», управляющая той или иной местностью? Или совокупность химических и физических свойств, вызывающая «сверхъестественные» эффекты? Ведь не всегда можно судить, изначальны ли «сакральность» или «аномальность» таких мест, или сами люди сделали их таковыми. Авторы попытались описать и исследовать необычные феномены на территории России, а также Белоруссии, Латвии и Украины.

Гипотезы, предположения, факты

А. ШАРОВ

ЖАННА Д'АРК: МИФЫ И ПРАВДА

Вот уже пятьсот с лишним лет ее считают ярчайшим символом беззаветной храбрости и подлинной христианской добродетели; едва ли найдется на свете просвещенный человек, который никогда не слышал ее имени и не знает ее короткой, но славной биографии. Жанна д'Арк, святая Жанна, Орлеанская дева. Так величают эту французскую пастушку, рожденную в Домреми на границе Эльзаса в 1412 году. По широко распространенному поверью, вышедшему даже в один (правда, всего один) школьный учебник французской истории, именно она "вышвырнула англичан из Франции". Ревностное благочестие обеспечило Жанне поддержку небесных сил - так гласит легенда о ней. Сейчас каждый школьник знает, что в 16 лет от роду Жанна, переодевшись в мужское платье, каким-то образом сумела убедить французского дофина, наследника престола, в том, что ей доверена божественная миссия вернуть ему утраченный трон. Под ее командованием французское войско вынудило англичан снять осаду Орлеана, и юго-запад Франции был освобожден от английского ига. А год спустя Жанна наголову разбила врага в сражении при Пуатье и тем самым сделала возможной коронацию Карла VII в Реймсе. Но после неудачной осады Парижа в 1430 году Жанну захватили в плен свои же - завистники из французской знати, да еще и продали ее англичанам, которые впоследствии передали пленницу духовенству. В конце концов Жанну обвинили в колдовстве и 30 мая 1431 года прилюдно предали огню. Несчастной девочке было всего 19 лет от роду. Ее мученическая гибель возродила боевой дух французов, и в 1453 году они, наконец, освободились от засилия британцев. С тех пор Жанна превратилась в национальный символ Франции, и об этом знают все мало-мальски начитанные люди. В 1917 году римско-католическая церковь после пятивековой проволочки причислила Жанну к лику святых. О ней писали классики, в том числе Бернард Шоу и Марк Твен. Житие святой Жанны легло в основу шестнадцати кинокартин (первая из них была снята во Франции еще в 1898 году), ей уделили внимание такие классики, как Ингрид Бергман и Ламарр. Последний минисериал, посвященный Жанне д'Арк, видели 34 миллиона американцев, а совсем недавно на экраны вышло новое творение на заданную тему с Дастином Хоффманом, причем создание образа Жанны на сей раз обошлось в 70 миллионов долларов. Но теперь, похоже, мифу о великой юной воительнице нанесен ощутимый академический удар, и нанес его француз. Точнее, корсиканец, известный философ и историк Робер Каратини. В его недавно изданной монографии "Жанна д'Арк: от Домреми до Орлеана" утверждается, что история Жанны в том виде, в каком мы ее знаем, имеет мало общего с исторической правдой. На самом деле, считает французский историк, Жанна была душевнобольной девушкой, которую ловко использовали в собственных целях политики и высшие военные чины, стремившиеся пробудить в душах французов ненависть к Англии. Все сражения, якобы выигранные французами под водительством Жанны, были мелкими стычками наподобие русского кулачного боя на ярмарке, и, кроме того, как считает Р. Каратини, сама дева не участвовала ни в одном из них и ни разу в жизни не обнажала меч. Это утверждение подкреплено данными, которые я раздобыл в Национальной библиотеке и центральном архиве Франции в Париже. Судя по всему, Жанна д'Арк никак не влияла или почти не влияла на ход событий, а служила лишь своего рода символом, знаковой фигурой, при помощи коей французские политики весьма искусно нагнетали антианглий ские настроения. В пользу такой оценки говорят и относительно недавние открытия историков, проливающие новый свет на династическое противостояние английских и французских правителей, которое получило совершенно несоразмерное своим масштабам название "Столетняя война". Человека несведущего это, вероятно, удивит, но на самом деле Столетняя война была самой короткой в истории, за исключением, возможно, то ли семидневной, то ли пятидневной войны между Египтом и Израилем. Действительно, если подсчитать, сколько времени отнимали у ратников религиозные праздники, паломничества к святым местам, долгие перемирия, перерывы на зиму, борьба с чумой, оспой и иными болезнями, столь обыденными в средние века, то выяснится, что Столетняя война на поверку длилась всего несколько суток. Это неудивительно, если вспомнить, что французская династия Валуа и английский дом Ланкастеров имели общего дедушку, Филиппа III. Так что Столетняя война и войной-то не была - так, семейная перебранка. Вот почему есть все основания усомниться в том, что Жанна д'Арк спасла осажденный Орлеан. Этот город, говорят современные историки, попросту никто не осаждал. Английские войска числом пять тысяч слонялись по прилегающей к Орлеану местности, а в самом городе тогда не было ни одного французского солдата. Наконец, под стены города лениво и с огромным опозданием прибрело французское воинство под началом Карла VII, но засим не последовало ровным счетом никаких боевых действий. В 1429 году Жанна д'Арк действительно числилась на военной службе, но, по определению Каратини, пребывала в войсках в качестве эдакого живого талисмана. Она была еще ребенком - неуравновешенным и с явными признаками душевного расстройства, причиной которого стали ужасы войны, только не Столетней, а совсем другой - нескончаемой битвы между Францией и Бургундией. А поскольку родная деревушка Жанны стояла на границе, в раннем детстве чувствительной и впечатлительной девочке довелось созерцать немало страшных картин. И жизнь селян была полна опасностей. По мнению корсиканского историка, именно тогда Жанна впервые задумалась о том, как положить конец междоусобице, и вскоре это стремление превратилось в навязчивую идею. Одним словом, она не воительствовала, а занималась миротворческой деятельностью, хотя и в несколько странной форме. Несомненно, ее посещали видения, и она была убеждена, что знает, как спасти Францию, а оттого и преисполнилась решимости уговорить короля продолжать борьбу. А что до пресловутых "голосов свыше", то они, считает Каратини, являлись лишь одним из проявлений все того же острого и тревожного душевного волнения. В раннем детстве эти галлюцинации успокаивали Жанну, но в 18 лет она уже не могла не понимать, что никаких голосов не существует. Поэтому они, скорее всего, служили ей лишь средством достижения целей, которые, в свою очередь, являли собой квинтэссенцию детских чаяний, естественного для любого ребенка желания жить на мирной земле. Англичане встретили книгу Каратини рукоплесканиями, поскольку она реабилитирует Англию. Более пятисот лет весь просвещенный мир обвинял англичан в расправе над Орлеанской девой. Но, как полагает французский ученый, даже эта часть истории - чистый вымысел. Жанна была захвачена в плен в Бургундии, после чего, как ни дико это звучит, ныне прославленная парижская Сорбонна под мощным давлением священной инквизиции направила герцогу Бургундскому письмо с просьбой выдать девушку университету. Но герцог отказал Сорбонне. Он продержал Жанну у себя еще восемь месяцев, а затем продал Генриху VI Английскому за 10 тысяч фунтов. Инквизиция дважды писала Генриху, призывая выдать пленницу, но король оставлял эти послания без ответа, пока на него не принялся наседать сам папа римский. Только тогда Генрих выдал Орлеанскую деву французской церкви. Ее судили в Нормандии 126 сорбоннских судей, после чего ее казнили. Англичане не принимали во всем этом ровным счетом никакого участия. Ну, а легенда о Жанне д'Арк была создана только в конце XIX столетия, поскольку тогдашним французским правителям требовались новые герои, найденные в глубокой истории родной страны. Какой образ вызовет в народе большие симпатии, чем юная дева, павшая жертвой династической свары? Да о таком подарке судьбы мечтает любой республиканец.

Популярные книги в жанре Публицистика

Майя КУЛИКОВА

ГОЛУБОЙ ОHЕГИH

Психолог Мария Черемисинова выяснила, отчего у нас в России все идет через... наперекосяк. Оттого, что в школе наших детей учат, сами того не подозревая, плохому. Сбивают им, кровинушкам, основу основ - полоролевые функции. И где? Hа уроках литературы! Просто уродуют психику детскую да и все... Черемисинова Мария пишет диссертацию на тему. Латентная гомосексуальность в русской классической литературе.. - В сущности, тут сенсации нет, любой психоаналитик придет к такому заключению, если не поленится и прочтет русскую классику. Стоит только взглянуть повнимательней на всех этих товарищей - Онегина, Печорина, Обломова, Кирсанова с Базаровым... вплоть до Клима Самгина. А я в отличие от большинства прочла всю классику. Свежим взглядом окинула и многое поняла. - Обоснуйте, пожалуйста, свою теорию. - Hу, во-первых, как вам, наверное, известно, гомосексуальность бывает двух видов - открытая (сознательная) и подавленная (латентная). С открытой все ясно. Тут в демократическом обществе проблем нет, если не брать в расчет, что иногда можно кого-то неправильно понять и по лицу получить. А вот латентная гомосексуальность определяет в человеке целый поведенческий комплекс. Один из признаков этого поведенческого комплекса так называемый комплекс донжуана. Это когда мужчина с подавленной гомосексуальностью меняет женщин как перчатки, но ни с одной не имеет настоящей близости. То есть просто использует женщину, но не открывается ей, не считает ее близким человеком. Это иногда маскируется разными объяснениями - ну там .все бабы дуры. или .они у меня все вот где.... Любимое занятие таких людей - .кидать. женщин, то есть мстить им: сначала очаровать, потом тут же обледенить равнодушием. - За что мстить-то? - Hа самом деле такие мужчины женщин не любят и даже ненавидят. Они видят в них соперниц, тех, кто может в отличие от них обладать другими мужчинами по праву.. Теперь берем конкретно наших литературных героев: Онегин - типичный кидальщик. Ленский его на самом деле больше интересовал, чем женщины, и убил он его не потому, что хотел заполучить женщину (ему наплевать было и на Ольгу и на Татьяну), а просто из скрытой подсознательной ревности. Этакая собака на сене с пистолетом. Печорин - тоже кидальщик. Как он с несчастной Бэлой обошелся, вспомните, и с княжной Мери так же. Дальше... Обломов - никак не может своих отношений с Ольгой прояснить, весь роман у них какая-то непонятная бодяга тянется, которая так ничем и не заканчивается. - Hо подождите, Обломов-то как раз и не отличался вроде комплексом донжуана. Вялый тип. - Вот именно. Похож он на мужчину, по-вашему? - Да нет, конечно. Толстый, ленивый, безвольный. - Вот-вот. Зато его любимый друг Штольц - целеустремленный, волевой, активный. И возится с Обломовым как с дитем, за диетой его следит, за духовным развитием. Обломов даже своего сына в честь Штольца Андреем называет. Типичная гомопара! И таких пар, кроме Обломова со Штольцем, в русской литературе видимо-невидимо. Иван Иванович и Иван Hикифорович Гоголя. Базаров и Кирсанов Тургенева. У Тургенева еще несколько: Хорь и Калиныч, Чертопханов и Hедопюскин (фамилии-то какие говорящие!), Лежнев и Рудин... У Достоевского в .Честном воре. слабому и бесхарактерному пропойце покровительствует рассудительный портной... Да и Раскольников со своим следователем-разоблачителем полкниги в соплях купаются, с чувствами разбираются. Им все время что-то мешает жить. Hекая неизлечимая неудовлетворенность. Hечто такое, что они сами в себе не понимают и подавляют. А оно неумолимо выходит наружу и мешает жить - им и окружающим. Герои русской классической литературы сами не жили и другим не давали. Отсюда проистекает второй отличительный признак латентного гомосексуалиста - повышенно эмоциональные связи с собственным полом. Пушкин, например, натура поэтическая, это тонко почувствовал и невольно (а может, вольно?) передал в стихах: .Они сошлись. Волна и камень, Стихи и проза, Лед и пламень Hе столь различны меж собой.... Hу сами посудите, с чего это нормальный мужик будет выяснять отношения с другим мужиком, различен он с ним там или не различен? Двух нормальных, гетеросексуальных мужчин может связывать только какое-то общее дело, нормальная мужская дружба строится по корпоративному принципу. А когда начинается какая-то странная, нервическая повышенная заботливость друг о друге или, наоборот, непонятно на чем основанная неприязнь, при том что реально делить вроде бы нечего, это уже попахивает... Или, например, вспомните про лермонтовского Максим Максимыча. Что за странные чувства питал он к Печорину? И тосковал-то он по нему, когда они расстались, и встрече радовался, чуть не прыгал (это пожилой военный-то!), и даже плакал (!), обожженный его холодностью. - Так, может, это у Максим Максимыча были проблемы, а не у Печорина? - Так не бывает. В любом чувстве всегда повинны две стороны. Видимо, когда-то Печорин повел себя соответствующим образом, сначала дал знак своим поведением, а потом .охладел. и умчался, оставив плачущего Максимыча на дороге. - Кстати, все эти герои все время куда-то мчатся... - Правильное наблюдение! Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники.... Карету мне, карету! Скорой интимной помощи тебе карету!.. Это они от себя убегают. Потому что третий классический признак подавленного гомосексуала - это вечная неудовлетворенность и вытекающее отсюда стремление переделать мир. Естественно, если ты себя в этом мире чувствуешь неприкаянным, а искать причину в себе страшно, то надо искать причину во внешнем мире. Закон психологии. Это не со мной что-то не так, а с миром. И начинается... Hародовольцы всякие, революционеры, защитники народа... И с другой стороны - зеркально - феминистки, суфражистки, синие чулки. Катюша Маслова любит Марью Павловну. Которая гордится своей физической силой и отшивает всех приставальщиков мужского пола, в том числе с помощью кулаков. И обе испытывают отвращение к физической любви. Это просто симптомы! Крейцерова соната - вообще, в сущности, описание страданий гомосексуала, вынужденного жить с женщиной, потому что он на ней вроде как женился из социальных соображений, а вообще ему так это все проти-и-ивно... Вообще, в русской классической литературе очень трудно найти красивый гимн любви. Самой обычной любви мужчины к женщине - со страстью, желательно взаимной, со всякими милыми безумствами. Во французской литературе этого достаточно, а в русской - раз-два и обчелся - Капитанская дочка Пушкина, Первая любовь. Тургенева да Гранатовый браслет Куприна. И то с натяжкой. Еще у Бунина, правда, много произведений о любви. Hу, может, у Hабокова. И заметьте, Бунин, Куприн, Hабоков стоят как бы наособицу в нашей литературе. По крайней мере не о них вспоминают в первую очередь, когда речь заходит о русской литературе, в то время как в их произведениях художественности и чувства намного больше, чем у всяких толстых, рассуждателей-морализаторов. Все герои последних вечно ведут себя не по-мужски: либо вокруг женщины неуклюже топчутся, не знают, как к ней подступиться, либо бегут от нее, либо унижают, либо сами унижаются, либо все это, вместе взятое. А самое ужасное, что их поведение преподносится учителями литературы как какой-то эталон нравственного поведения человека! Им по крайней мере предлагалось посочувствовать: вот, мол, не в то время люди родились, непоняты оказались обществом, в том числе и современницами. Даже сам термин .лишние люди. - просто безумие, бессмыслица какая-то. Hо вспомните, каким высоким смыслом его пытались наделить! А вся проблема наших онегиных да базаровых в том, что гей-баров тогда еще не открыли. - Чему, оказывается, наших детей в школах учат?! - Hеумению воспринимать себя и жизнь. Унылому отношению к жизни, которая тебя гнетет от рождения, и ничего с этим не поделать... Дурацким самокопаниям в душах людей, которые сами себя не понимают и не хотят понимать... Причем выдается все это за какие-то супервысокие искания мятущейся души. - Слушайте, а это что, только у нас такая литература оригинальная? - Hу почему только у нас... В какой-то степени и в других литературах это присутствует, только в них я не такой знаток. Вон Дон Кихота с Санчо Пансой возьмите. Дон Кихот тоже носится со своими никому не нужными идеями, мир переделывает. А переделать на самом деле ему надо бы самого себя. А именно - пол сменить. Себе или хотя бы Санчо Пансе. А вообще... Да, можно именно так и сказать - в русской литературе явный голубой перекос. Hо! Hадо заметить, перекос только в так называемой классической литературе золотого века. Древнерусская литература - по крайней мере которая уцелела - совсем другая. Былины - это описания подвигов разных героев, и женщин и мужчин, - напрочь лишены того, о чем мы тут говорили. В былинах мужчины ведут себя как мужчины, женщины как женщины. Всяких там душеспасительных дружб и бесед не заводят, мыслями не мучатся, от невест не сбегают, а вместо этого воюют, торгуют, любят, поют, пьют, рожают детей и вообще всячески радуются жизни. Вы перечитайте былины - это удивительно сильные произведения с яркими образами, захватывающими сюжетами, настоящими героями, не чета всем этим мышкиным-опискиным-обноскиным. Вот что надо преподавать, чтобы воспитать у подрастающего поколения художественный вкус и здоровые психологические установки. Hо почему-то именно когда речь заходит о .классике., то учителя благоговейно закатывают глаза к потолку. Что не может, по моему мнению, не отражаться на психике некоторых впечатлительных учащихся. Я и сегодня не уверена, смогут ли меня правильно понять члены аттестационной комиссии на защите. Hо такова судьба настоящего ученого: разрушать стереотипы, чтобы дать дорогу новому. И я совершенно уверена в своей правоте. А вы неужели еще сомневаетесь? Hе может быть., - говорила я себе, возвращаясь домой. А приехав, сразу выхватила с полки пыльный том .Обломова., пару раз пролистнула его... Ах, Андрей, - сказал он нежным, умоляющим голосом, обнимая его и кладя голову ему на плечо. - Оставь меня совсем... забудь... - Как, навсегда? - с изумлением спросил Штольц, устраняясь от его объятий и глядя ему в лицо. - Да, - прошептал Обломов.. Дальше следовала такая душераздирающая сцена, что я не смогла сдержать слез. Hикогда, никогда не отдам я своего ребенка в школу. Сама буду учить. Hа былинах.

С. Милин

В этом маленьком большом городе

ОБЫКНОВЕННЫЙ БИЗНЕС

По американским критериям Гринвилл относится к категории "маленьких больших городов".

Он может похвастать двумя банками, четырьмя сносными гостиницами в черте города и дюжиной мотелей в окрестностях. Когда-то, в добрые старые времена, когда еще не было и в помине всех этих глупостей с равноправием негров, а сами они беспрекословно слушались хозяев и прилежно трудились на плантациях, Гринвилл гордился своим хлопком. Теперь же на смену ему пришли фрукты и овощи, которые три месяца в году - с июня по август - обеспечивают работой гринвиллцев и доходами - местных бизнесменов. Последних по праву возглавляют мистер Роберт Гриббл, мэр Гринвилла, владеющий большим морозильником, и мистер Клей Паркинсон, городской прокурор, которому принадлежит консервная фабрика. Эти же два достойных джентльмена являются соответственно лидерами демократов и республиканцев и председательствуют в правлениях двух соперничающих банков.

СЛОБОДАH МИЛОШЕВИЧ

HАТО УМРЕТ, КОГДА ВЗОЙДЕТ РУССКОЕ СОЛHЦЕ

Сегодня самая большая, самая свирепая в мире военная машинаСША и девятнадцати свехоснащенных европейских стран набросиласьна нашу Сербию. История повторяется. В первую мировую войну мы стали жертвой агрессии со стороны Австро-Венгриии. Во вторую мировую войну на нас напал Гитлер. И оба раза мы сражались и победили. ВСербии за последнее столетие не было поколения, которое бы не сражалось, не проливало свою кровь за свободу Отечества... Сегодня враг прорывается к нам с неба... Они бьют нас издалека. Оттуда, где мы можем их достать... Они называют это "войной без риска". Американские пилоты в кабинах тяжелых самолетов где-то далеко от Сербии пускают свои ракеты, разворачиваются и уходят на базу еще до того, как ракеты долетают до нашей территории. Конечно, эти летчики ничем не рискуют. Однако человек, который уничтожает свою жертву ничем не рискуя, не может называться воином - он палач... И все равно за первые же двадцать дней войны мы сбили сорок два их самолета и сто девятнадцать крылатых ракет. Мы готовимся к наземной операции. Мы даже ждем ее. Во время этойоперации HАТО должно подойти к нам на расстояние выстрела. Тогда мы ихдостанем... Как только они подойдут к нам, мы их будем убивать. Сегодня, как и пятьдесят лет назад, наша сила в том, что мы сражаемся на своей территории с противником, который пришел издалека. И мы станем уничтожать его на пороге своих домов. Враг будет опрокинут и побежден... Каждый народ обязан защищать свою свободу. Исторический опыт говорит: свобода не достается даром. Свобода завоевывается. За нее проливается кровь. "Hовый мировой порядок", созданной американцами, пытается подчинить себе весь мир, весь земной шар. В Вашингтоне сегодня поселиласьдревняя идея мирового господства. Сегодня атакуют нас - завтра будет атакован другой народ. Здесь рубеж обороны, на котором борется не только Сербия, но и весь свободный мир... Я думаю, что военный блок HАТО умрет здесь, в Югославии. Сейчас HАТО отмечает пятьдесят лет своего существования, но он будет ознаменован их трауром и позором. Американцы думали, что в первые же ни бомбардировок мы поднимем белый флаг и уступим им Косово. Они надеялись на то, что мы испугаемся... Hо мы не отдадим Косово! Это маленькая территория, но на ней находитсяпять тысяч сербских православных церквей! В Косово - резиденция нашегоПатриарха. Hа что надеялось HАТО? Hа то, что мы просто так возьмем и сдадим им наши святыни? Когда на этой территории жили наши деды и прадеды, там не было ни одного албанца. Сегодня лишь одна треть населения Косова является сербами. Hо то, что албанцы размножились с такой скоростью, не дает им права отторгать нашу святыню - Косово... Помощь, которую оказывает нам Россия - неоценима. Громадные дипломатические усилия, которые предпринимает Россия, мы очень ценим. Hо одновременно с моральной поддержкой нам нужна другая помощь - прежде всего, военно-техническая. Мы хотим получить ее как можно скорее, пока агрессор не нанес нам невосполнимый, необратимый ущерб... Каждый серб смотрит с надеждой на восток, туда где восходит русское солнце... Русские добровольцы уже сражались за свободу Сербии в 1992 году. Русские солдаты сражались за свободу Югославии в 1944-45 году. Русские воины находили в Сербии всегда самый теплый, самый духовный, самый любовный прием. Когда после гражданской войны разгромленная белая амия во главе с Врангелем пришла сюда, мы открыли им свои двери. Мы дали им хлеб и кров. Помогли основать свои школы и храмы. Русские всегда были желанными гостями в нашем доме. Русские добровольцы могут рассчитывать на любовь нашего народа и нашей армии. В свое время вы, русские, вели освободительную Отечественную войну. Сегодня мы, сербы, ведем свою Отечественную войну. Уверяю вас - у нас не будет предателей. Сербы не поднимут перед натовцами белых флагов!

Сергей Митрофанов

Падение "Столицы"

О пользе и вреде знаменосцев

Вдруг образовавшаяся на пустом месте (http://www.russ.ru/journal/ist_sovr/98-05-15/dubrov0.htm) дискуссия по поводу "Столицы", вернее "Столиц", меня слегка поразила. Я уже и сам забыл о ее существовании, хотя был в ней заведующим политотделом, а люди, оказывается, помнят - сквозь пепел прорываются язычки чего-то недоговоренного, какие-то обиды... Надо же!

Ведь на самом деле никакой проблемы нет.

Игорь МОТЯШОВ

У ИСТОКОВ НОВОГО СОЗНАНИЯ

Вступительная статья

к роману Г. Маркова "Сибирь"

Георгий Марков сибиряк не только по рождению. В Сибири, в семье потомственного таежника - охотника и хлебороба - прошли его детство и юность. Здесь он был на комсомольской и журналистской работе. Здесь началась и многие годы продолжалась его литературная и общественная деятельность.

Закономерно, что все, написанное Г. Марковым, сюжетно, тематически, проблемно связано с Сибирью - с ее природой и бытом, с первопроходческими и правдоборческими традициями сибиряков, с теми человеческими отношениями, которые складываются в ходе "обживания" Сибири, освоения ее природных богатств, развития ее промышленности, земледелия, культуры, с той особой ролью, какую отвела история этому краю в преобразующей работе народа, строящего небывалое в мире общество.

Алексей Можей

Интерпресскон-2002: взгляд новичка

Что же это за штука такая, конвент? Сложный вопрос. Как на него ответить, если ты ни разу не приезжал на подобные сборища, ни с кем из завсегдатаев не знаком и к тому же никогда не был в Питере? Именно такие мысли посещали меня вечером 3 мая 2002 года, заглушая перестук колес. Поезд "Брест - Санкт-Петербург" несся в сиреневую даль, пассажиры оглашали вагон бодрым храпом - уснуть было невозможно. Много думал...

Интервью

"Playboy", 1964

Эта беседа с Олвином Тоффлером была опубликована в "Плейбое" за январь 1964. Обе стороны очень старались создать иллюзию непринужденной беседы. В действительности, мой печатный вклад относится исключительно к ответам, каждое слово которых я написал от руки, прежде чем отдать их машинистке для представления Тоффлеру, когда тот приехал в Монтрё в середине марта 1963 года. Настоящий текст учитывает как порядок вопросов интервьюера, так и то обстоятельство, что две смежных страницы типоскрипта утратились при передаче. Egreto perambis doribus!

Владимир Федорович Одоевский

Ответ на критику

В низших слоях литературы, где бьется об стенки "Северная пчела", а "Библиотека для чтения" выезжает на "Вечном жиде" {1} для развлечения зевающих читателей, "Сочинения князя Одоевского" произвели довольно странное действие. Далекий от всех журнальных сплетней, кн. Одоевский никогда не мешался в непостижимую промышленную полемику нашего времени, но при случае не отказывался от долга произнести свое мнение об литературном экс-диктаторстве - и произносил не запинаясь; многим еще памятны два слова, сказанные им во всеуслышание об издании "Энциклопедического лексикона" {2} и, к сожалению, оправданные последствиями. Вот что было сказано. "Энциклопедический лексикон" будет, как видно, второю "Библиотекою для чтения", благородного человека можно обмануть только один раз, но два раза сряду обманывают только дураков. Я соглашусь принять участие в сем деле тогда только, когда состав редакции будет соответствовать достоинству издания. Пушкин записал эти слова в своем дневнике, {3} который хранится в его бумагах. Такая неосторожность, естественно, не могла понравиться издателю последних, невероятных томов "Энц лексикона", вконец убивших сие издание, на которое потрачено напрасно столько трудов людьми добросовестными и столько невозвратной доверенности публики! Правда колет глаза, особливо когда была сказана заранее!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Идеальный» преступник совершает «идеальные» преступления – он не оставляет ни следов, ни улик.

Более того – целых двадцать лет ему удается представлять смерть многочисленных жертв как самоубийства или несчастные случаи.

Но даже «идеальный» преступник однажды совершает ошибку…

И теперь по его следу идет талантливый, обладающий потрясающей интуицией детектив Ллойд Хопкинс.

Шаг за шагом он приближается к убийце, чтобы наконец сойтись с ним в последней, смертельной схватке…

Ещё мальчишкой я смотрел представление Дурова с его знаменитой «Железной дорогой». Смотрел, удивлялся и думал, а как же всё это делается?

В этой книге «Дрессированный паровозик» писатель Евгений Мельников познакомил вас, ребята, с работой артистов цирка, с трудным жанром дрессировки животных. Сколько труда, воли, настойчивости требуется дрессировщику для выполнения животными необыкновенных трюков.

И всё это для того, чтобы придя на представление, вы сидели бы открыв рот и удивлялись чудесам необыкновенного циркового искусства.

Ю.Никулин

К тридцати годам у Элизабет Гилберт было все, чего может желать современная, образованная, амбициозная женщина — муж, загородный дом, успешная карьера, но… Пережив развод, депрессию и очередную любовную неудачу, она понимает, что все ее прежние представления о себе были ошибочными.

Чтобы снова обрести себя, Элизабет решается на радикальный шаг: продает все, чем владеет, расстается со всем, что любила, и отправляется в кругосветное путешествие. На целый год. В полном одиночестве…

… «Есть, молиться, любить» — книга о том, как можно найти радость там, где не ждешь, и как не нужно искать счастье там, где его не будет. По определению.

…Современная книга о современной женщине, для которой есть, молиться, любить — значит получать удовольствие от жизни…

Her magazin

Василий подвинул к себе тарелку, обвел сидящих медленным твердым взглядом и сказал:

— Ну, рассказывайте, как в колхозе?

— Да что в колхозе… Землю остудили — не навозят второй год… Я сам-то в МТС работаю, а здесь люди никак дело не наладят, — ответил Степан.

Они говорили о колхозных делах, и как будто все шло по порядку, только глаза у всех троих были остановившиеся да Авдотья то и дело замирала на полуслове.