Монолог о пути

1

Писать свою биографию, от события к событию - скучное занятие. Стоит ли повторять то, что хорошо знаешь? И в то же время своя жизнь постоянно притягивает. Я ее не понимаю. Почему именно так все получилось? Почему такой путь, а не иной?

Что толку сетовать на случай или восторгаться, в какое интересное время родился. Также мало проку в фантазиях - что могло бы случиться, поступи я не так, а эдак... Меня интересует, в какой мере моя жизнь зависела от меня самого - моих решений, действий - каких?.. От чего они сами зависели, могли ли быть иными?

Другие книги автора Дан Семёнович Маркович

Дан Маркович

VIS VITALIS

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава первая 1

Электричка дернулась и заскользила вдоль перрона, и вот уже за окном осенняя грязь, развороченные дороги, заборы, заборы... сгорбленные бабы, что-то упрямо тянущие на себе, солдатики, изнывающие от скуки у высоких зеленых ворот с красными звездами, скособоченные сараюшки, крошечные огородики - все это быстрей, быстрей, и, наконец, вырвались на простор. Следы городского беспорядка исчезли, деревья сбиваются в рощицы, рощи, всюду желтый отчаянный цвет - листья трепещут, планируют над черной землей, стволы просвечивают сквозь редеющую листву, но нет еще в пейзаже уныния и страха, не было ледяных дождей и утренних заморозков, репетиций зимы.

Моя первая повесть. Книга о будущем, о развалинах империи, об увядании разума и культуры?.. Может быть... но когда я писал ее, у меня перед глазами была картина из «Машины времени» Уэллса - развалины, залитые теплым вечерним светом... Я не пророчу, не ужасаюсь и не обличаю - пишу об этой бедной заброшенной жизни, о развалинах, зверях и людях - с интересом и любовью. В моем понимании это не антиутопия, а идиллия. Герой возвращается домой, находит там старого друга, а также новых друзей, простых и наивных, как и он сам. Нет воли, но есть покой и тепло сердец. Островок покоя. Пусть ненадолго (а что долго? в вечную жизнь я не верю). Если гибель человечества неизбежна (а я так думаю), то пусть она будет такой - тихое теплое место, природа безмятежна, живут звери и старики, пережившие все бури... Сон золотой. Пусть недолгий. Пусть без высокой мудрости и глубоких истин, но с теплом и любовью. Д.Маркович

Дан Маркович

Белый карлик

Глава первая

***

Я стою на стремянке, согнувшись под потолком. В этих многоэтажных курятниках чуть приподнимешь тело над полом, уже не выпрямиться. Лариса у двери молча наблюдает за операцией, а теща беснуется внизу, отдает приказы. Короткая старуха в голубовато-сером выцветшем балахоне. Сверху видно, как груди мотаются, могучее прокопченное южным солнцем мясо. Год как приехала с Украины, навела порядок. Подай ей немедленно банку варенья, трехлитровую. Вся верхняя полка заставлена банками, но ей понадобилась именно эта, с красной ленточкой. Умение выделить из кучи мелочей единственную восхищает. И настаивать на своем даже на смертном одре. Выходит, накликал?..

Дан Маркович

Предчувствие беды

Начало

***

В то утро, прошлым летом, ребята из училища принесли картинки, десятка три холстов. Сначала общий взгляд, потом начинаем разбираться. Налево то, что не годится, направо - стоит присмотреться... Набросочек, похоже, неплохой, сразу направо... Один из двоих, кто показывал, дернулся, но промолчал. Пока мало интересного, кроме этого этюдика... серый тонкий цвет... Напомнил эскиз Марке, на январском аукционе, высший пилотаж. Промелькнул и скрылся, цена не по зубам.

Дан Маркович

Лиха беда начало...

КОГДА Я БЫЛ МАЛЕНЬКИМ.

Настоящий дед

Свечка

Рассказ

Без названия

В старой школе

Физкульт-ура!

Профиль

Из-за волос

Так поступали не все

Немец

Сила

Попадать в девятку

Новая жизнь

Свой дом

Так было

ФАКТОР ИКС.

Фактор икс

Осталось три дня

Трамвай - мое ощущение

Тот самый Морган

Дан Маркович

Последний дом

***

Место, где я живу - дом на высоком берегу реки. Не совсем на берегу, до воды еще спускаться и спускаться. Двести девяносто метров до нее. Почему последний?.. Нет ли скрытого смысла, да?.. В очередях раньше спрашивали "вы крайний?" Считалось, последним быть обидно. Мне всегда не везло, как подойду - очередь длиннющая, а после меня - пусто. Но это давно было...

А недавно спросили, "этот ваш дом... последнее прибежище, что ли?.."

Дан Маркович

Жасмин

1. ВЕСНА-ЛЕТО

x x x

А помнишь, Малов, как мы нашли нашего Жасмина, как возились с ним, лечили, и про всю нашу остальную жизнь, или забыл?.. Ведь со времени твоего отъезда прошло сто сорок пять дней, а ты говорил, скоро вернусь, ну, шестьдесят... Одно письмо я получил, как ты выставил мои картинки, сначала никто не ходил, что за цветы, какие еще цветы... не соображают без рекламы, а потом как повалили, и ты продал одиннадцать штук, нет листов, ты ведь всегда поправляешь "не называй их штуками!"... и привезешь кучу зеленых. Знаешь, пригодятся, должен ремонт нижним соседям, потом расскажу, и откупиться от бабкиных потомков, насели, требуют свою долю за квартиру, я о них не знал, откуда взялись?..

ДАН МАРКОВИЧ

Что было, то было...

Содержание

Ничего не надо

Васильевна

Пусть умрет

Идиот

На своих местах

Дай спокой

Отверженный

Посмотрим

Нож

Откуда я?...

Повышение

За билетом

Будьте уверены

Прогресс налицо

Еще не зима

Мерзость

Как жить?...

Хочу сказать

Всяк сверчок...

Старая история

Толстый и Тонкий

Популярные книги в жанре Современная проза

Андрей Смирягин

ПИСТОЛЕТ, КОТОРЫЙ НЕ СТРЕЛЯЕТ

(комедия положений в четырех частях)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

* * *

Студия фотографа. Слева тяжелая бархатная портьера закрывает вход. Справа дверь в проявочную комнату с табличкой "Посторонним просьба не входить". На стене висит портрет дедушки фотографа. Чуть в стороне во весь рост стоит чучело египетского фараона. Прожекторы на треножниках направлены на белый экран, перед которым стоит стул.

Андрей Смирягин

ПРОГУЛКИ с МЭРИЛИН МОНРО

Напротив моего диванчика висит роскошный черно-белый портрет Мэрилин Монро. Как-то от нечего делать я стал практиковать "второе зрение" и "остановку" внутреннего диалога. Я расфокусировал взгляд, немного прищурился и стал ждать, что сейчас произойдет. От долгого взгляда все окружающее, кроме лица Мэрилин Монро, покрылось туманной пеленой и стало пропадать. Затем ее лицо стало как бы светиться по теневым контурам желтоватым огнем. Но здесь я еще понимал, что скорее всего это вызвано оптическими эффектами моего зрения. Потихоньку я стал останавливать "внутренний диалог", то есть отключать все звуки и мысли в мозгу. К тому времени портрет приобрел невероятную четкость и как бы слегка начал плавать, смещаясь и возвращаясь на место. И вдруг произошла вещь, вызвавшая у меня неописуемый ужас животного. Плоское до того лицо актрисы стало приобретать объем, фактуру и черты абсолютно живого лица. Она на самом деле стала выходить из стены. Это необычное явление полностью забрало все мое внимание и как бы стало втягивать в себя мое существо.

Андрей Смирягин

СМЕШНОЙ НАРОД

Все-таки смешной народ, эти люди. Как в окно к ним с ветки не заглянешь, так всегда что-то любопытное начнешь наблюдать. А то и какую плохо лежащую вещичку пристроить понадежнее повезет. Кой черт они нам нужны, я и сам не пойму, но быть обладателем такой ценности невероятно льстит. Вот, например, недавно мне красивая брошь людьми подарена была, так полстаи от зависти чуть не передохло. А досталась она мне при обстоятельствах, которые до сих пор глубоко переживаются у меня внутри, о чем сейчас и расскажу.

Андрей Смирягин

СОВЕТЫ БЕЗНАДЕЖНО ЗДОРОВОГО

Лично я здоров, как бык. И не смотрите, что я чуть-чуть приволакиваю ногу. Такая манера ходить у меня появилась после того, как в детстве папа уронил меня с пьяну на пол. И не важно, что не хватает трех зубов спереди. Те, что выпали, были молочными, а коренные еще растут.

Сегодня я сам буду вас лечить. Я не буду ставить вам клизму или пускать кровь, пусть этим занимаются другие. Если организм в самом деле задумал скопытиться, его трудно от этого отговорить даже такому светилу, как я.

Андрей Смирягин

ТРИ ДЕЛОВЫХ СОВЕТА

I. Как начать свой бизнес

Для начала надо иметь в друзьях преуспевающего финансиста (например, бывшего соседа по университетской скамье), заявится к нему в офис и после теплых похлопываний по плечу (при этом ваш протертый на локтях пиджак выпустит облако пыли) с порога заявить: - Лева, друг, сколько лет, сколько зим, одолжи денег! - С удовольствием, Кеша!- обрадуется тот, доставая из пухлого бумажника рубли.- Тысяч пять тебе хватит? Дальше разговор проходит в дружеско-радостном тоне: - Ты не понял, Лева, я решил открыть свое дело, и для начала мне надо хотя бы тысяч пять, но не рублей, а долларов. Я куплю что-нибудь всем очень нужное, продам подороже, верну долг, а остаток снова пущу в оборот. - Замечательный бизнес-план, Кеша, но проблема в том, что пять тысяч я тебе не то что на месяц, а даже на пять минут подержать в руках дать не могу. - Лева, ты не хочешь помочь старому другу? - Хочу, поэтому денег и не дам. Я дам кое-что подороже, а именно добрый совет. - Спасибо, Лева, это именно то, чего не хватает моим голодным детям. - Запомни, Кеша, продать дорого всем нужную вещь - это каждый дурак может. Впарить дорогую и никому не нужную вещицу сложнее, но можно - люди обожают покупать дорогие безделушки. Труднее всего пристроить никому не нужный хлам. Этим я и предлагаю тебе заняться. - Как это? - А так: у нас на складе в результате одной неудачной сделки скопилось большое количество бракованных презервативов. - Презервативов?! - Надеюсь, ты не ханжа? Прибыль поделим пополам, если она, конечно, будет. - А если не будет? - Тогда ты заберешь ее себе.

А.Смирягин

ТУАЛЕТ КАК ЗЕРКАЛО ДУШИ

Каждый, кто хоть раз в жизни бывал в общественном туалете какого-нибудь учебного заведения, знает, что это место, замечательное во всех отношениях. Во-первых, его можно использовать по прямому назначению. Однако это далеко не самая важная его функция. Во-вторых, здесь можно покурить, но и это полезное качество имеет второстепенное значение по сравнению с самой важной для учащихся стороной общественного сортира - служить своеобразным информационным мостом между людьми.

Алексей Смирнов

Белый карандаш

Мы договорились встретиться в метро.

Я торчал внизу, у схода с эскалатора, прислонившись к стене и равнодушно следя за нарядным людским потоком. Горожане стекались в центр на народное гуляние; мелькали воздушные шары, прыгали раскидаи, сверкали карманные стробоскопические установки, пользоваться которыми в метро было строго запрещено.

"Вниманию пассажиров, - заговорила балюстрада. - На станции "Университетская" по техническим причинам выход в город закрыт. Пользуйтесь выходом на станции "Флагманская".

Алексей Смирнов

Дачное общество "Ностальжи"

Сумерки. Веранда.

АРКАДИЯ СТЕПАНОВНА. Воротников, идемте пить чай!

Молчание. Цикады, кузнечики, далекие пьяные песни.

АРКАДИЯ СТЕПАНОВНА. Воротников!

Появляется   В о р о т н и к о в. Он в белом костюме, в руке - ведерко, через плечо - рыболовные снасти.

ВОРОТНИКОВ. Ох, знаете ли, Аркадия Степановна, как комары заели! Хватило, знаете ли, на пару плотвичек, а сверх того - увольте!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

1.

Я скольжу, качусь, остановиться не могу, надвигаюсь на девушку в коричневой старой шубейке, попутчики мои, отставшие, слышу, хохочут, а девушка, светлые кудряшки, круглое лицо - тоже смеется. Улочка кривая, спускается в овраг, за ним подъем, поликлиника, больница и приземистое могучее, с красными обводами вокруг окон, здание, анатомичка, мы туда бежим. Холодно, ветрено, ноябрь, гололед, черные с грязно-желтым листья, вмерзшие в ледяную корку... В конце спуска скамейка, на ней старик в серых длинных лохмотьях, подпоясанных желтым шарфом. Его звали Никонов... нет, Кононов, и он каждый день в полдень пил пиво, в столовой у вокзала, деревянном домике, сидел широко расставив колени, наклонившись над столом лысой в коричневых пятнах башкой, стучал не кулаком - согнутыми растопыренными, застывшими в напряжении, в судороге когтистыми пальцами, крючьями, когтями... и нос крючковатый, а глаза белые с булавочными уколами зрачков.

* * *

Рем лег, покрылся тяжелым одеялом, а кота не было. Это странно, давно он так не опаздывал. Кот жил с ним двенадцать лет, спал в ногах, на одеяле. Когда он был маленьким, то забирался на грудь, сопел и царапал край одеяла, чтобы Рем прикрыл его, - весь под одеялом, только голова выглядывает, он смотрел в подбородок Рему и был доволен. Позже он перестал добиваться, чтобы его покрыли, а потом и вовсе не спал на груди, потому что среди ночи раз или два уходил, и не любил сообщать об этом, он всегда был, и будет, а если на время исчез, значит нужно... Легкой тенью он возвращался, и Рем слышал, как он довольно облизывается и трет лапами за ушами. Мышей было много в старом доме, кот охотился... А сегодня кота не было и не было.

Имя Виктора Тельпугова хорошо известно читателям всех возрастов. Одна из главных тем писателя — тема подвига советского человека в борьбе с фашизмом. Событиям Великой Отечественной войны посвящен ряд ранее печатавшихся рассказов В. Тельпугова и его недавняя повесть «Парашютисты». Книга «Все по местам!», открывающаяся новой повестью и содержащая цикл рассказов, тоже о героях фронта, о летчиках, воздушных пехотинцах, а также о самоотверженном труде рабочих, ковавших оружие для победы. В книге много автобиографического, как, впрочем, в значительной мере автобиографично все, что пишет В. Тельпугов о войне. Писатель прошел по многим военным дорогам. Был десантником, вместе со своими однополчанами дрался с гитлеровцами в лесах и болотах Белоруссии. Работал на авиационном заводе. Именно поэтому так впечатляющи, так достоверны его рассказы и повести, такой живой отклик находят они в сердцах людей.

Филадельфия

начало декабря 1821

Спенсер Лоу, пятый Виконт Рейвенсвуд, осушил еще одну кружку крепкого сидра. Это не помогло. Он все еще мог помнить, что зашел в эту шумную Американскую таверну со своим младшим братом, чтобы забыться.

Утром он собирался возвращаться в Англию. Назад к беспорядочному Парламенту и рассерженным народным массам. Назад к своим обязанностям в качестве заместителя министра в Министерстве внутренних дел во время беспорядков в стране. Бремя его обязанностей, которое чудесным образом уменьшилось во время пребывания в Америке, уже снова начало давить тяжким грузом на его плечи.