Множественные умы Билли Миллигана

Множественные умы Билли Миллигана
Автор:
Перевод: Антонина П. Кострова, А. Бойков
Жанры: Современная проза , Психология , Биографии и Мемуары
Серия: Билли Миллиган
Год: 2003
ISBN: 5-699-03903-1

Эта поражающая воображение история, основанная на реальных событиях, раскрывает перед нами расколотый мир сознания Билли Миллигана, человека с множественной личностью. 24 отдельные личности, разные по интеллекту и устремлениям: взрослые и дети, мужчины и женщины, лица с криминальными наклонностями и тонко чувствующие художественные натуры, – ведут борьбу за обладание его телом, не позволяя ему контролировать свои действия.

Множественная личность – своеобразный эксперимент природы над человеком. Изучение этого загадочного состояния сознания может многое рассказать нам о нас самих, помогает понять нечто важное с точки зрения контроля над телом и разумом.

Отрывок из произведения:

Эта книга является достоверным описанием жизни Уильяма Стэнли Миллигана, первого человека в истории Соединенных Штатов Америки, которого суд признал невиновным в серьезных преступлениях по причине психического расстройства подсудимого в форме множественности его личности.

В отличие от других людей с множественной личностью, описанных в психиатрической и популярной литературе, чьи имена обычно изменены, Миллиган стал известен широкой публике с момента своего ареста и предания суду. Его лицо появилось на первых страницах газет и на обложках журналов, результаты судебно-психиатрических экспертиз передавались в вечерних теле новостях. Миллиган – первый пациент с множественной личностью, который был тщательно исследован, находясь под круглосуточным наблюдением в клинике. Множественность его личности была подтверждена под присягой на суде четырьмя психиатрами и психологом.

Другие книги автора Дэниел Киз

Чарли Гордон — идиот. В прямом смысле этого слова — с самого детства он болен фенилкетонурией, при которой умственная отсталость практически неизбежна. Сейчас ему около тридцати, он работает уборщиком в пекарне и ходит на занятия для умственно отсталых. И именно он стал первым в мире человеком, подвергшемся экспериментальной операции по устранению этого заболевания — грубо говоря, хирурги удалили повреждённые участки его мозга и заменили их здоровыми. Что получилось в итоге? Много разного получилось, надо сказать...

Билли просыпается и обнаруживает, что находится в тюремной камере. Ему сообщают, что он обвиняется в изнасиловании и ограблении. Билли потрясен: он ничего этого не делал! Последнее, что он помнит, – это как хотел броситься вниз с крыши здания школы. Ему говорят, что с тех пор прошло семь лет. Билли в ужасе: у него опять украли кусок жизни! Его спрашивают: что значит «украли кусок жизни»? И почему «опять»? Выходит, такое случается с ним не впервые? Но Билли не может ответить, потому что Билли ушел…

Перу Дэниела Киза принадлежит одно из культовых произведений конца XX века – роман «Цветы для Элджернона». «Таинственная история Билли Миллигана» не менее потрясающа и проникновенна.

Многие из тех, кто встречался с Билли Миллиганом и навещал его в период, описываемый в книге, щедро делились со мной своими воспоминаниями и переживаниями. Хотя большинство этих людей хорошо узнаваемы по ходу повествования, я считаю важным выразить им мою глубокую признательность за оказанную мне помощь.

Для начала я хотел бы поблагодарить людей, которые давали мне интервью и предоставляли мне (или подтверждали) подробности о событиях, упомянутых в книге.

«Пятая Салли», написанная за два года до знаменитой «Таинственной истории Билли Миллигана», рассказывает историю Салли Портер – официантки из нью-йоркского ресторана. На первый взгляд это обычная, ничем не примечательная женщина.

Но, неведомые для Салли, в ней скрываются еще четыре женщины. Нола – холодная интеллектуалка-художница, Дерри – неунывающая сорвиголова, Белла – сексуально озабоченная несостоявшаяся актриса и певица и, наконец, Джинкс – переполненная злобой и ненавистью потенциальная убийца.

Перед психиатром Роджером Эшем стоит непростая задача: посредством слияния четырех разных личностей создать «пятую Салли».

Барни и Карен были счастливы, пока не стали жертвами радиоактивного заражения. Одно прикосновение – и смертоносная зараза проникла в их дом и во все остальные дома, куда они заходили.

Они стали изгоями в своем городе, в семьях своих близких и соседей.

И самое страшное – именно сейчас, когда их жизнь на волоске, Карен после многих неудачных попыток наконец смогла забеременеть. Барни понимает – радиация не оставила им шанса на счастливую жизнь. Но Карен верит, что ее любовь к неродившемуся ребенку сотворит чудо.

Одни разыскивают по букинистическим лавкам старинные книги, другие ищут на аукционах бесценные антикварные вещицы. А я охочусь за необычными детьми. Я адвокат, и у меня есть доступ в отличные заповедные места: детский приют, школу для неполноценных подростков и, конечно, суд по делам несовершеннолетних преступников.

Я получил хорошие деньги за редкие экземпляры. Пятьдесят тысяч долларов за тринадцатилетнюю белокурую преступницу, отбывшую полгода в колонии для несовершеннолетних в Джорджии. Поторгуйся я как следует, гонорар был бы вдвое больше – она оказалась первым настоящим телепатом, которого моим клиентам удалось заполучить.

Популярные книги в жанре Современная проза

Ал.Никишин

Голубиная душа

(летние встречи)

Опрятный старичок, с аккуратно подстриженной седой бородкой спокойно рассказывал слушателям: - Вы выбираете большой водоем со слабым течением или без негo, запасаетесь живцами и отправляетесь на увлекательную ловлю... Вот вы уже на месте - выезжаете на плес. Ваш товарищ на веслах, он медленно ведет лодку, вы - на корме и один за другим ставите на воду красные, заряженные живцами кружки. Вскоре за вашей лодкой уже образуется из них сторожевой отряд, выстроившийся поперек плеса. Ставите последний кружок, тихо отъезжаете в сторону и занимаете наблюдательный пункт... Ни звука на плесе, по эта тишина обманчива - будьте наготове. ...Проходит немного времени, и вдруг... один из кружков переворачивается белой стороной кверху. За ним другой.. Это хищные обитатели глубин принялись за ваших живцов. Белые кружки быстро разматываются и начинают нырять по плесу... Не теряя времени, вы подъезжаете к первому перевернувшемуся кружку, поднимаете его, подсекаете и чувствуете, как до предела натянутая шелковая леса вот-вот оборвется. Нужно сохранить спокойствие, вынимая рыбу. Приготовьте подсачек,.. Обычно с хорошим уловом и в приподнятом настроении вы покидаете водоем. Рюкзак приятной тяжестью давит на ваши плечи. - Уговорили, - сказал Антон. - Попробуем половить на кружки.

Ганс Эрих Носсак

Орфей и...

Пер. с нем. - А.Карельский.

...Эвридика - сразу готовы мы продолжить, потому что мы так привыкли. Но недавно мне довелось узнать, что историю эту до сих пор пересказывали неточно.

А было все так. Когда Орфей закончил свою мольбу, обращенную к царице мертвых, богине Персефоне, которую люди называют жестокосердой, ибо она, бледная и безучастная, делит с Аидом владычество над преисподней... Впрочем, что мы, люди, знаем о царицах? Вот эту, например, однажды звали Ясноликой и боготворили, как весну. Мы просто это забыли, как забыли и слова, сказанные ее матери Деметре родичами, всевышними богами, когда она пожаловалась им, что Аид похитил у нее дочь. Оно так и лучше, сказали они, а то во гневе брат наш может привести на землю своих мертвых, и они опустошат ее... Так вот, когда певец смолк, Персефона некоторое время выжидала, не заговорит ли царь. Но царь молчал.

Новацкович Нина

ДАШЕHЬКА

Ее звали Дашенька, Дарья, и это имя ей необыкновенно шло. Было в этом что-то старинное, дворянское, напоминающее о темной усадебной аллее, марлевом зонтике от солнца и воздушно-белом пятне платья в тени под вековыми, еще пра-прадедами сажеными, дубами. Да и фамилия у нее была хорошая, старинная, русская. И вся она - рано, уже в пятнадцать лет, повзрослевшая, посерьезневшая, уже чуть насупившая ровные светлые дуги бровей, как-то плавно округлившаяся, в отличие от нас, остролоктых и тонконогих - заставляла вспомнить недавно прочитанные, а больше и еще не прочитанные, но смутно угадываемые за тиснеными корешками страницы прошловековых романов.

Магсад НУР

ЭРО-ГИГИЕНИЧЕСКОЕ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

ПОЖАP

Мне бы бабушку-стpадалицу, чтобы оплакала мое обманчивое положение. Чтобы понаpошку плакала! (Людям так надо!) Чтобы показала дpугим мое положение и плакала так, чтобы те тоже пpослезились и так далее и тому подобное... Лишь бы меня в покое оставили! И чтобы потом, наедине, бабуля погладила меня по голове и сказала:

- Пpавильно сделал, сынок, так и надо, кpовинушка.

Магсад НУР

ВДРУГ ОСТАТЬСЯ НАЕДИНЕ

Перевод с азербайджанского Ульвиры Караевой

Пусть парни, которым надоели заплесневелые истории, заткнут уши:

останутся брательники, которые верят человеку...

                                                                       

м.нур

                       

I

... Не останавливаясь спрашивал на бегу: ну что за дело у тебя в церкви, с кем ходила: может ты скрытая христианка: и почему ты упала в церкви: другой мужик тоже (знай правду, отец!) так говорил бы: ну что за дело у тебя там-то, почему то сделала, да почему сё: сама рассказывает: тонкими, длинными, с выступающими поперёк костяшками, продолговатыми пальцами жёстко бил её по лицу: а она пыталась выше держать голову, хотела поднять подбородок, но тут же пошатывалась и падала: это падание дрянная штука - тебя бьют, на тебя нападают, брат, сам упадёшь, тогда узнаешь: тоненькие, как хворост, собранный в одно, как будто сломаются, если притронешься - тонкие кости гнулись, оставляли её без поддержки и всё, что случалось с ней, случалось из-за неустойчивости костей: сама рассказывает то, что сам знаю (неустойчивость костей, брат, возникает из-за таких вещей - но на самом деле это называется неустойчивость мозгов: как-то, испугавшись пощёчин, захочет спрятать в мозгу что-то, то место прикроется, брат, останется таким закрытым, что по мере твоего взросления станет гнить изнутри: снаружи есть, а изнутри останется пустым. Споткнёшься - крышка откроется, за что-то потянешь для равновесия, голова тебя кинет, твоя голова окажется кидалой, брат...): если б только знали, как спрашивать, как стать близким с девушкой... да не о той близости базар: станете, тогда поймёте, что значит мусульманке упасть на ступеньках церкви и разбить ноги-руки в кровь: хоть за волосы таскай - на виду у улицы, хоть намотай косы сзади к машине и волочи - на виду у города: она уже прошла то, что прошла... ну а что мне делать с такой девушкой: взял за руку, перевёл через большую дорогу, не посчитался с машинами, ночь, около двенадцати, они со скрежетом обгоняют, кто смотрит, что видит в свете фар - мне до фени, прислонил её к стене Сальянской казармы, приподнял на себя, прижал... нет, не то говорю, перейду к другому, до этого встали на ступеньках, нас ждали ворота закрыть, каждый держится за одну створку, на нас смотрели: к чёрту, пусть смотрят - нет базара: что-то сказали, уже выходя, вернулась вымыть руки, я стал ждать на первой ступеньке, сказали: подмазывались, сунул деньги, сказал спасибо, благослови Бог и вас, с чего бы ему быть благим: вышла, взял её за талию, прислонил подбородок к плечу, поднялись по ступенькам, они смотрели - к чёрту, пусть смотрят, бетонные ступеньки шириной в два метра с выпуклым покрытием, справа туалет, сауна: да не оттуда я выходил, брательник, клянусь, слева высокий забор, снизу как из-под земли поднимаешься, но это не подземелье, как подъём, под подъёмом поднял то, что нужно: вышли, сначала обвились, не постеснялись - поцеловались, достаточно отшагали, прошли мимо арбузной горки, а потом я обернулся, посмотрел, была ещё и дынная горка, подумал, что это я не заметил дыни, был бы один, вернулся бы ещё раз посмотреть дыни, пощупать - дыни ли, при деле ли: не обернулся, прошли квартал, на перекрёстке перешли с этой дороги на обочину большой дороги, теперь я взял её на руки, со скрежетом проносятся машины, светят, один вообще понтовый, просигналил, она на моих руках сказала, отпусти, у меня всё видно: я сказал к чёрту видно, или же она так сказала несколько дней тому назад, когда впервые взял её на руки, тогда я не сказал к чёрту, это сейчас подумал к чёрту... сел задом на землю: в моих объятиях погладила меня по голове, встала, одёрнула платье, утешила (как тут не сдвинуться?) тогда я смекнул, что нахожусь рядом с другой арбузной горкой, кто-то из-за горки... да, какая-то дерёвня на нас смотрит, из автолавки, сидит выше арбузов, из темноты в темноту глядит: к чёрту, пусть смотрит, потом взял за руку, перевёл через дорогу: нет, до этого сказал по-русски из "Однажды в Америке": "я подскользнулся, Лапша", взял за руку, перевёл через дорогу, притиснул к стене, хотел усадить на стене, на чём (кайф, брат!) - на себе: сжал, прижал до самых её костей, отпустил, что-то говорила: нутром, или же сказать хотелось, всхлипывала. Хотела сказать, да я сказал:

Фрэнк О'Коннор

Часовой

Перевод Н. Рахмановой

Отцу Мак-Энерни все с большим трудом удавалось удерживать сестру Маргарет на грани взрыва. Она чувствовала себя одинокой, спору нет, но ему и самому было одиноко. Ему нравился его маленький приход, соседствовавший с большим военным лагерем под Солсбери; нравилась эта местность и ее жители и нравился его уютный огородик, несмотря на то, что огород по два раза на неделе подвергался набегам солдат. Но ему страшно не хватало соотечественников. Если не считать экономки и ; двух-трех рядовых из лагеря, единственными, с кем он мог поговорить, были три ирландские монахини из монастыря, потому-то он и захаживал туда так часто - поужинать и прочесть вечернюю молитву в монастырском саду, Но теперь и тут покою его угрожал необузданный брав сестры Маргарет. Беда, конечног в том, что прежде, до войны, отцы, матери, сестры и братья, а также разные тетушки и прочие родственники наезжали иногда в монастырь или проводили по нескольку дней в местной гостинице. И каждую неделю из дому приходили длинные красочные письма, рассказывающие монахиням, путем каких политических интриг Падди Данфи устроился на место ветеринарного инспектора в районе Бенлики. Нынче же из Ирландии давным-давно никто не приезжал, а письма с родины просматривались по обе стороны канала любопытными девицами, охочими до сплетен, так что постепенно всякую откровенность будто парализовало.

Фрэнк О'Коннор

Длинная дорога в Аммеру

Перевод М. Шерешевской

Каждый вечер ее можно было видеть с кувшинчиком в руке на дороге в лавку мисс О., куда она тащилась за пивом, - бесформенная, словно куль, старуха в клетчатом, вылинявшем до цвета табачной пыли платке, который пригибал ей голову на грудь, где она придерживала его, сжимая в горсти складки; холщовый фартук и пара мужских башмаков без шнурков дополняли ее наряд. Набрякшие глаза казались тугими комочками плоти, а розовое, словно вырезанное из редиски, старческое лицо было сведено надвигавшейся слепотой. Старое сердце служило плохо, и она то и дело останавливалась передохнуть, ставила кувшинчик на землю и прислонялась к стене, спуская на плечи тяжелый платок. Мимо проходили люди; она пугливо разглядывала их; они здоровались с ней, а она поворачивала голову и долго смотрела им вслед. Пульс жизни бился в ней все тише, щшгь с трудом можно было уловить его слабое, неохотное биение. Иногда, в порыве странной робости, она отворачивалась к стене, доставала из-за пазухи табакерку и, отсыпав щепотку на тыльную сторону кисти, нюхала табак. Табачная труха оседала на носу, верхней губе, осыпала ветхую черную кофточку. Подняв отекшую кисть к глазам, старуха придирчиво и укоризненно рассматривала ее, словно желая понять, почему рука уже не служит ей верой и правдой. Затем отряхивалась, подхватывала кувшин, утиралась подолом и тащилась дальт"

Фрэнк О'Коннор

Единственное дитя

Из автобиографических книг

Перевод М. Шерешевской

Свободное время пареньки вроде меня проводили у витрин и газовых фонарей. Главным образом потому, что вечером редко кто мог привести приятеля к себе в дом.

Все жили скученно, и, когда отцы возвращались с работы, дети становились помехой. К тому же почти в каждом доме приходилось что-то скрывать - либо старую бабку, как у пас, либо пьяницу-отца, либо то,, что в доме живут впроголодь. Последнее было чрезвычайно щекотливым обстоятельством, и верхом снобизма считалось у нас поведение одной зычной тетки с верхнего конца улицы, про которую в насмешку говорили, что своего заигравшегося сына она кличет не иначе как:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хол Клемент (1922-2003) – признанный классик американской научной фантастики XX столетия, в 1998 г. удостоенный Ассоциацией американских писателей-фантастов звания Великого Мастера.

Но прежде всего этот писатель – знаменитый «творец миров». Фантаст, чье кредо – придумать «совершенно невероятный», но при этом совершенно логично построенный мир. Придумать его природу, его законы, его обитателей. Придумать – и дать ход событиям...

Перед вами – лучшее из творческого наследия писателя.

Юный фермер, тело которого состояло из метана и кислорода, не справился с работой. Он решил отодвинуть один участок подальше от источника энергии, в результате чего большая часть этой планеты испарилась...

Наш мир неузнаваемо изменился, когда на Землю вторглась орда демонов из другого измерения. Пушки и ракеты оказались бессильны против сокрушительной боевой магии. Армии разгромлены, столицы государств обращены в руины, человечество почти истреблено. Но среди развалин продолжают скрываться представители нового поколения, те, кто вырос после вторжения и не мыслит жизни без постоянной борьбы с захватчиками. Способные встретить лицом к лицу самого беспощадного врага – и не отступить в страхе. Виртуозно владеющие холодным и огнестрельным оружием, практикующие боевые искусства и освоившие вражескую магию. Бесстрашные бойцы, единственная и последняя надежда человечества.