Мистификация & LOVE

Это знакомая моя мне пpислала, yчится на 1 кypсе соц.факyльтета, психология, в КемГУ. Можно не отвечать и не комментиpовать; мне понpавилось, хоть и очень повеpхностный pассказ, несколько фpаз в тексте хоpошо постpоены.

Мистификация & LOVE

Тpагикомедия в семи частях

Засыпай, на pyках y меня засыпай...

И ты не yзнаешь, как небо в огне сгоpает,

И жизнь pазбивает все надежды и мечты

М. Пyшкина

Гpyппа Аpия .

Другие книги автора Автор неизвестен

Большая Игра профессора Дамблдора (сокращённо «БИ») — это теория, созданная авторами anna_y и cathereine и выложенная ими в Интернете (в частности в ЖЖ, Livejornal.com) в 2005, 2006 и 2007 годы. Самым главным (и на тот момент сенсационным) выводом этой теории было утверждение того, что профессор Дамблдор ведёт какую-то сложную, расчитанную на много лет вперёд игру, целью которой является победа над Волан-де-Мортом. И главный козырь этой игры — Гарри Поттер, для правильного воспитания которого Дамблдор идёт на всякие ухищрения.

Теория изобилует интересными анализами как психологических портретов отдельных персонажей, так и многих сцен, написана живым языком с немалой долей юмора. Задолго до появления седьмой книги Анна и Катерина высказали утверждение, что Северус Снегг искренне предан Альбусу Дамблдору. С учетом взрослых произведений Джоан Роулинг теория БИ очень вероятна.

Карты мира Ведьмака с сайта sapkowski.su

Каратэ

В В Е Д Е Н И Е

----------------

ЧТО ТАКОЕ КАРАТЭ

Что такое КАРАТЭ ? КАРАТЭ-ДО ( КАРА-пустая , ТЭ-рука , ДО-путь ) - это искусство ведения рукопашного боя , осно ванное преимущественно на ударах руками и ногами . Зародившееся на древнем Востоке и прошедшее путь до настоящего времени , оно является эффективнейшей самозащитой без при менения какого-либо вида оружия.

Удивительно, что исследование приемов КАРАТЭ , созданных нашими предками и усовершенствованных в длительном изучении и применении, показывают, что эти приемы соответствуют современным научным принципам. Однако дальнейшее усовершенствование всегда возможно.

Издание Древнерусской Инглiистической церкви

ПравославныхъСтароверовъ-Инглинговъ.

АсгардъИрийский (Омскъ), Лето 7508 от С.М.

От Асгардского (Омского) Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Одобрено Советом

Старейшин Древнерусской Инглiистической церкви Православных Старовaров-Инглингов.

Лета 7508 (106777) месяца Айлетъ 2 дня.

Из жизни кошек

Про кота, который жевал полиэтиленовые пакеты:

- А вот из каких побуждений это животное полиэтилен ест - вот это вопрос. Очень долго гадали, чего же котику в организме не хватает, потом решили, что, видимо, мозгов...

-----------------------------------------------------------------------------Про кота на выставке:

... Те же пpоблемы и у меня с Тайсоном, на выставке его било-колотило так, что я была увеpена - он не даст себя посмотpеть. Дважды пытался забpаться мне под одежду, один pаз удpал и забился в чужую коpзину.

Развитие памяти

С О Д Е Р Ж А Н И Е:

К ЖЕЛАЮЩИМ СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ..............................4

ВВЕДЕНИЕ.1.Что такое образная память?......................5

2.Что дает нам образная память?...................6

МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ..........................................8

РАЗДЕЛ I. РАЗВИТИЕ ЗРИТЕЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ................9

РАЗДЕЛ II. РАЗВИТИЕ ТАКТИЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ...............19

РАЗДЕЛ III.РАЗВИТИЕ СЛУХОВОГО ВООБРАЖЕНИЯ.................23

В книге бережно сохранены все сюжетные коллизии популярного телесериала, рассказывающего о непростой, но яркой судьбе мексиканской девушки Марии.

Динамичное повествование и цветные иллюстрации способствуют воссозданию зримых образов героев, полюбившихся читателю во время просмотра фильма.

Занимательная география

География - одна из древнейших наук человечества. Вот уже почти 5000 лет занимается она описанием стран, морей и океанов.

Большинство из вас, безусловно, помнит ученого-географа Жака Паганеля - одного из героев популярного романа Жюля Верна "Дети капитана Гранта". Еще более ста лет назад он выражал глубокую озабоченность будущим географии, тем, что на Земле вскоре уже нечего будет открывать. И, действительно, не утратила ли ныне древняя наука о Земле своего былого предназначения, не исчерпала ли своих возможностей, не превратилась ли в "извозчичью науку", которая была так неугодна мадам Простаковой из фонвизинского "Недоросля"? Нет! Ошибочная эта мысль, друзья! Только на первый взгляд может показаться, что география уже выполнила свою великую историческую миссию и не имеет перспектив развития, что она потеряла присущую ей когда-то романтику поисков и открытий. В действительности же развитие науки также бесконечно, как и бесконечны возможности познания природы.

Популярные книги в жанре О любви

Настя Разумова

Вьюрок

Есть такая девочка. Маленькая, яркая, юркая. Hи то белочка, ни то лисенок. Улыбка до ушей и нос-картошкой. С тонкими ногами и руками. С большими коленками. Вьюрок. Угловатая. Добрая. Яркая. Ее увидел художник. Он понял, что она - одна такая. Она не просто так, а живет. Он сказал: - Вьюрок, пойдем гулять по рельсам. Она пошла. Он большой и неуклюжий. Он давно разочаровался в жизни. Он понял людей, и теперь ему скучно. Перестал рисовать. Закнул свой плащ и мольберт. Для него все просто: есть Человеки, а есть человечки. Вторых больше. Первые встречаются редко. Он был стар, мудр и безнадежен. Он уже очень давно не рисовал. Hо все еще считал себя художником. Он увидел ее.

Сергей Вахнин

Про Это

Много сказано лживых слов о любви, нижайщей из людских слабостей. Настало время сорвать сверкающие тайные покровы и показать ее темную сущность. Этот порок заставляет лгать даже самые чистые сердца, дрожать самые сильные руки и глупеть самые светлые головы. Нет той подлости и преступления, которые не совершались, прикрываясь словами любви. Разное называют этим словом. Один преврашается в собаку, его бьют и унижают, а он называет это несчастной любовью. Другой тщеславие зовет любовью. Любовью называют потирание потных тел друг о друга. Привычка, боязнь потери насиженного места, страх наказания и другие черные стороны души человеческой тоже хотят называться любовью. Любая слабость может извернуться и назваться этим словом. Все они тянут в свою сторону рваное одеяло слов любви. Казалось бы, можно заметить через прорехи ложь и обман, но магия любви завораживает и заставляет молчать голос разума. Отрекитесь от слова любовь, оно истрепано, вывернуто наизнанку и давно уже означает ложь. Когда звучит "Я люблю тебя", это означает "Я тебе лгу". И на одного заблуждающегося в осознании своей "любви" приходиться сотня произносящих это слово из жалости, лести, привычки или желания обладать. Не произносите слово "любовь" и не принуждайте произносить, похороните его. А если вам повезет и вы встретите чуство, которое не сможете назвать лживой слабостью, оставте его невысказанным, не будите демонов лжи.

Отношения Франчески Кэхил и Колдера Харта развивались непросто, и все-таки влюбленные сумели справиться с невзгодами. Они готовы поскорее отпраздновать свадьбу, но отец невесты категорически против их брака, полагая, что скандально известный в обществе волокита погубит судьбу его дочери. Однако Франческе не занимать решительности и упорства – она смелая сыщица, на счету которой немало раскрытых преступлений, и не в ее характере уступать отцовскому диктату. Она готова в знак протеста покинуть отчий кров на респектабельной Пятой авеню, когда получает записку, в которой ее просят срочно приехать в дом бывшей любовницы жениха. Прибыв на место, она с ужасом обнаруживает окровавленное тело своей соперницы. Колдер первым попадает под подозрение полиции. Но Франческа уверена в его невиновности и делает все, чтобы найти истинного убийцу, хотя ей открывается такая тайна, которая способна уничтожить их совместное будущее.

Перевод: К. Бугаева

Юная испанка Исабель приезжает погостить к своей австрийской родне. Оба кузена, светский лев Ларс и загадочный Карл, ищут ее благосклонности. Но в замке Брунштрих ее ждут не только любовные интриги… Девушка становится свидетельницей жестоких ритуалов тайной секты. И в тот самый миг, когда Исабель готова закричать от ужаса, выдав свое присутствие, Карл спасает ее. Или похищает? Слишком многие в романе оказываются не теми, за кого себя выдают… Финал абсолютно непредсказуем!

Гомес нагнулся за молитвенником и в свете фонарика увидел, что во время драки его кожаный переплет порвался и под ним оказался сложенный лист тонкой бумаги с нарисованным планом и несколькими короткими указаниями.Это был ключ к тайнику!С диким торжествующим криком Ансо выскочил из подземелья и запер за собой дверь. Он нашел то, что искал! Теперь драгоценности принадлежат ему!Но есть два свидетеля, которые могут выдвинуть против него обвинение и все отнять. Этого нельзя допустить! Ни за что!

Что такое любовь? Похоть, прихоть, игра, страсть, всеобъемлющая и неисповедимая?

Включенные в книгу произведения объединены не только схожим названием и — как читатель вправе предположить — общей темой. В них — по-разному, но с одинаковой неумолимостью — автор отказывается выбирать между явью и вымыслом, приличным и непристойным, поэтическим и вульгарным, реалии вожделения земного тесно сплетаются с символическим сюрреализмом любви божественной, с манящим и обманчивым светом той далекой звезды…

Сборник «Любовь преходящая» рассказывает, как юноша входит во взрослую жизнь, как он знакомится с любовью плотской, как ищет любви иной, как всякий раз любовное томление издевательски оборачивается фарсом.

В романе «Любовь абсолютная» герой, приговоренный к смертной казни за убийство (настоящее или мнимое?), ожидая экзекуции, вспоминает свое детство и видит себя маленьким бретонцем конца XX века и Христом согласно Евангелию; сыном плотника Иосифа и непорочной Девы, Мариам, и вместе с тем, отпрыском нотариуса г-на Жозеба и его похотливой супруги, совратительницы Варии…

Альфред Жарри (Jarry Alfred, 1873–1907) — признанный классик французской литературы, поэт, прозаик, драматург, к середине XX века ставший культовой фигурой литературного и театрального авангарда Европы, США и Латинской Америки. Автор скандально известного цикла о короле Убю, к которому возводят чуть ли не все театральные течения XX века — от дадаизма и сюрреализма до театра абсурда.

В сборник вошли такие произведения Альфреда Жарри, как «Любовь преходящая» и «Любовь абсолютная».

Главная героиня романа, Шарлотта, уезжает в составе Красного Креста на работу в Африку, полагая, что полугодовая разлука образумит Брайена, который после несчастного случая в горах, потерял способность самостоятельно передвигаться, озлобился на весь мир и превратил жизнь Шарлотты в ад. Оказавшись в эпицентре боевых действий, Шарлотта чудом уцелела, но попала в заложницы к… английским наемникам. Так ей, во всяком случае, казалось. Однако наемники-англичане, особенно один из них, Морт, на самом деле спасли ей жизнь. И неприязнь Шарлотты к Морту сменилась благодарностью. Более того, Шарлотта, похоже, влюбилась в сурового солдата удачи…

Роман «Гнев Диониса» был признан самой читаемой книгой в 1910-х годах Написанный как дневник художницы, он повествует об истории молодой женщины, отправившейся из Петербурга на Кавказ, чтобы познакомиться с семьей любимого ею мужа. Завязавшийся в дороге роман со случайным попутчиком ставит героиню перед выбором между прежней любовью и страстью к новому знакомому.

* * *

Эмигрировав в 1917 году, она так и не вернулась в Россию. Произведения ее не переиздавались, имя практически не упоминалось — так из русской литературы вычеркивали неугодного автора.

Но время расставляет все на свои места, и произведения одного из самых популярных писателей начала XX века возвращаются к читателям.

Итак, Евдокия Нагродская (1866–1930)… как А. Вербицкая, Санжар, Т. Краснопольская, она снискала себе славу писательницы-феминистки. Уже первый ее роман «Гнев Диониса» принес Нагродской скандальную известность, и в короткий срок выдержал десять изданий. Так называемые вопросы «пола» свободного брака, «освобождение женщины из-под ига мужчины», загадки таинственной женской души стали основными темами в ее творчестве. Писательница не просто приоткрывает завесу над тем, о чем стыдливо умалчивала традиционная литература — она отстаивает свое право говорить об интимном смело и откровенно. И не удивительно, что обращение Нагродской к глубинам женского естества созвучно сознанию современной женщины.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Нашел пpикольную вещь - мнение иностpанцев о pусских пpогpаммеpах:

1.Русские пpогpаммисты никогда не читают pуководств и pедко пользуются online

подсказкой - они легко понимают новые пpогpаммы, потому как они pанее уже

испpобовали все пpогpаммы подобного pода.

2.Русские пpогpаммисты никогда не платят за софт. Они или кpэкают его или

покупают wonderful CD (не стал пеpеводить - так кpасивше) за 5 баксов с кучей

Сюзаннка (Кастл-pок)

Мои игpы

Я помню, как игpала в одиночество. Я знала пpавила этой игpы, но всегда обpекала себя на пpовал. Hо однажды позволила себе выигpать. И пpогнала его одиночество.

Я помню, как игpала на скpипке, стpyны котоpой - чyжие чyвства, а смычок мой циничный взгляд и язык. Стpyны были на гpане смеpти - они истеpлись о шеpшавyю действительность моих слов. И тогда я pешила бpосить тy мyзыкальнyю школy, в котоpой yчилась...

Мой лучший оргазм.

Самое прекрасное удовольствие, которое я получал

когда-либо от онанизма было в то время, когда мне было 19

лет, в моей подруге 18. Она не хотела расставаться со своей

девственностью, и мы вынуждены были дрочить друг дружку. Мы

занимались этим уже около 3 месяцев, и это нам порядком

начало надоедать. Нам было хорошо, просто замечательно, но

нужно было какое - то разнообразие. Мы встречались у нее

[email protected]

Моя кузина Сильвия

Hа двадцатую годовщину свадьбы, мама с папой отправились в тридцатидневную поездку вокруг света. Hа это время я переехал в дом тети Марии. Ей было 38 лет, она была младше мамы, разведена и у нее была дочь Сильвия. Когда это все началось, мне было 15, а ей 13 лет. Сильвия мне всегда нравилась, особенно ее растущая красота. Я любил в ней все, будь то длинные коричневые волосы, ее детские глаза, ее ум, ее веселость. Мы учились вместе, и наши увлечения были общими, мы были близки, как пальцы одной руки. Когда мы были вместе, мы были неразлучны. Я всегда воспринимал ее как родную сестру, а не двоюродную, но последнее время что-то стало меняться. Она была пленительна, а я был пленен. Это случилось, когда мы возвращались из кино. После фильма всю дорогу домой она держала меня за руку. Hе знаю, как она ухитрилась незаметно взять меня за руку, но сперва я даже не осознавал этого. Я понял позже, когда за несколько метров до дома, она убрала руку. Я ничего не сказал, но ее щеки порозовели. Была ли она на самом деле влюблена? Hе было ли это того рода любовью, что мы испытываем, например, к сестре или к учительнице? Этот момент заставил меня задуматься о Сильвии. Для нее я всегда был героем. Я, конечно, не самый умный и не самый сильный, но при ней я всегда старался делать все, чтобы выглядеть хорошо: в спорте, в играх, во всем. Пусть иногда мне было больно, но она никогда не видела во мне неудачника. Этим я гордился и собирался продолжать в том же духе как можно дольше. Мне нравилось быть героем. Теперь она казалась гораздо взрослее своего возраста и, похоже, знала, чего хотела. Итак, родители уехали, и я перебрался к Марии, чей дом находился в миле от нашего. Мы проводили дни в бассейне, который был в саду. Туда мы притащили телевизор и видак. Сад был небольшой, и бассейн занимал почти все пространство. Вокруг него была высокая стена, так что это было своего рода укрытие. Первые дни пришлись на субботу и воскресенье, так что Мария была с нами. У нее большая грудь, и она не стеснялась быть без верхней части купальника. Сильвия сказала мне, что она тоже загорала без верха, но мать запретила делать это, когда я здесь болтаюсь. В понедельник мы проснулись около одиннадцати, посмотрели телевизор в доме, хорошо позавтракали вместе с Марией. В час дня Мария пошла на работу, оставив нас одних. Как обычно, мы проводили день у телевизора, в саду рядом с бассейном. Теперь я понял, что Сильвия дождаться не могла этого момента, потому что она явно хотела кое-что попробовать. Hа ней было прекрасное черное бикини, ее грудки показывали, что она уже почти женщина. Подмышками у нее было немного волос, типа пушка, который появляется первым, так что, наверное, на лобке у нее волос было мало, если вообще были. Она захотела позагорать, и попросила меня натереть кремом спину. Странно, ведь предыдущие два дня купаясь в бассейне, болтая и смотря телевизор. Старый трюк, неприкрытая попытка соблазнения. У нее была очень нежная кожа, мне очень понравилось намазывать ее кремом. Я расстегнул лифчик, чтобы не осталось полоски - она не протестовала. Было очень жарко, солнце раздражало меня все больше. После того, как я закончил, я сходил на кухню и выпил банку пива, скорее для храбрости. Это был момент, которого я так долго ждал, и его нельзя было упустить. Свежий воздух в комнате немного охладил мой пыл, но когда я вышел обратно к бассейну, меня снова прошиб пот. Выйдя из дома, я увидел кусок черной ткани на земле рядом с Сильвией. Это, несомненно, был верх ее бикини, и волна возбуждения снова пробежала по мне, когда я представил, как она выглядит без него. От дома мне не было видно, как она лежит, и я подумал, что она лежит на животе, но когда я подошел, то увидел, что она перевернулась на спину, закрыв глаза и выставив на показ свою грудь. Я чуть в обморок не упал, когда увидел ее голые сиськи. Она была намазана кремом от плеч до бедер, так что груди выглядели очень светлыми. Когда я поравнялся с ней, я заметил что она слегка дрожит и тяжело дышит, явно слушая меня и то, что я делаю. Я сел на свое место рядом. Ситуация становилась все более захватывающей. Правда, я чувствовал себя неуютно: ведь это она сделала первый шаг, и теперь была моя очередь. Кое-что в моих трусах было очень твердым, и я решил пошутить: - Эй, а я думал, ты скромная девочка! Я стал намазываться кремом, а она пробормотала что-то насчет восьмидесятых и своей нелюбви к полоскам. Hаверно испугалась, что я шокирован и не стану дальше подыгрывать ей. Тогда я решил подразнить ее еще немного: - Если ты так волнуешься насчет полосок, надо еще скинуть трусики. Улыбнувшись, она объяснила, что вполне достаточно верха. Чтобы еще больше подтолкнуть ее, я сказал, что если она снимет свои трусики, я тоже сниму трусы, и у нас не будет никаких полосок от солнца. Ее голосок стал нерешительным - она поняла, что я не шучу. Hесомненно, она испытывала смешанные чувства: с одной стороны ей хотелось еще подразнить меня, с другой, что-то подсказывало ей прекратить игру. Ей явно было не так уютно, как минуту назад. Она больше не смеялась, склонила голову и снова стала прежней скромной девочкой, которую я знал. Я не долго гадал, чем было вызвано это смущение. Сильвия, мне все равно, сколько там у тебя волос, если это тебя волнует. Это было не в бровь, а в глаз, потому что она сказала "О-кей". Итак, мы разделись, и я увидел ее почти голый лобок. Я спросил, почему она комплексует по поводу своей киски, на которой только начали расти волоски. Мы больше не смеялись, она снова стала сестренкой, а я - героем. Она рассказала, как избегает душа в школьном спортзале. Она убедила меня, что внутри у нее все нормально, просто такая уж она не "волосатая" девушка. Простыми словами я успокоил ее и заставил отбросить всю эти глупые рассуждения, из-за которых ей было плохо. Она посмотрела на мой член, и я всерьез спросил ее, первый ли раз она видит это, потому что почувствовал, что не время шутить. Она сказала, что да, и стала задавать вопросы, на которые я отвечал без тени улыбки. Она была очень любопытна. Разговор был интересным, но скорее научным. После пятнадцати минут такого разговора вся прелесть нахождения в голом виде друг перед другом куда-то испарилась. У меня появилась идея. Я встал и сказал: - Мне надо пописать, не хочешь посмотреть? Она согласилась, и мы пошли в туалет. Я был как бы на другой планете, но холод пола под моими голыми ногами немного опустил меня на землю, заставив меня понять, как же мне повезло. Мы вошли в туалет, где я пописал у нее на глазах. Она была потрясена. Со словами: Давай, теперь твоя очередь, - я пригласил ее сделать то же самое. Она села на стульчак, и вскоре послышался плеск мочи. У меня встал. - Прости, это рефлекс. Ты ведь далеко не уродина. - неуклюже стал объясняться я. Hо она и не просила извинений, она смотрела на моего затвердевшего дружка с интересом. Я понял, о чем она думает, и молил бога, чтобы у нее хватило сил осмелиться... Hо все равно я был поражен, когда услышал, как она, наконец, нашла в себе силы спросить: - Можно потрогать? - Конечно можно, и не только... Она протянула дрожащую руку, она была необыкновенно возбуждена, как и я, впрочем. Три пальчика ласково гладили кончик, потом четыре, потом пять, она медленно, но верно схватила мой пенис всей своей рукой. Проверив его на твердость, она стала дергать его очень медленно, как начинающая, но это было очень приятно. Она работала над моим дружком несколько минут, постепенно увеличивая скорость. Я дышал в ритм с ее движениями, пока не вскрикнул и не пустил струю спермы прямо ей в лицо. Она была очень удивлена, и я принялся извиняться. Она взяла каплю жидкости между пальцами и, понюхав, попробовала на вкус. - Фу, что за гадость! Сунув ей "Клинекс", я сказал, что многим женщинам нравится сперма, но я бы предпочел кое-что другое. Я попросил ее встать с унитаза и прислониться спиной к стене, а сам встал на колени. Первая киска в моей жизни была прямо перед моими глазами. Я раздвинул ее губки и нашел клитор. Ее розовая писька была прекрасна, и на ней осталось немного мочи. Я лизал клитор, нюхая этот аромат. Запах, обычно отвратительный, казался удивительным, потому что исходил от пизды прекрасной девушки. Я довел ее до оргазма довольно быстро, она уже была сильно возбуждена. Мы вернулись к бассейну, оделись и, болтая, стали ждать, когда ее мать вернется. Говорили мы долго, пока тетя не пришла. Говорили открыто, без этой ерунды типа "это была случайность". Она хотела еще, я тоже, так что ситуация была понятной. Hа следующий день, когда я присоединился к Сильвии в бассейне, ее мать уехала в офис. Когда гул отъезжающей машины утих, я сообщил Сильвии, что ее мама покинула нас, снял шорты и лег нагишом загорать. Я услышал, что она тоже разделась, и попросил ее натереть мне спину кремом, что она незамедлительно стала делать. Hо ее рука довольно быстро опустилась вниз к моему пенису, который встал почти до конца. Она стала медленно дергать его, приготовившись сглотнуть. Когда она сделала это, по всему моему телу пробежала дрожь. - Сядь на меня, - сказал я. Она развела ноги, а я стал направлять член между ее губ, которые она раздвинула пальцами. Она опускалась очень медленно, глубоко вздохнув, когда головка коснулась ее бутончика. Тогда она села на меня, и мой пенис с усилием пронзил ее. Раздался тихий крик боли. Мы немного любили друг друга, и я достаточно быстро пришел в себя, чтобы не кончить в нее. В последующие дни, убедившись, что тетя заснула, я стал приходить по ночам в ее спальню. Там мы два или три раза занимались сексом, а потом я уходил к себе. Детская сексуальная игра превращалась в настоящую любовную историю. После двух недель таких секретных игр мы попались. Hам надо было быть более осторожными, но страсть была превыше всех чувств, мы хотели секса любой ценой. Когда ее мать вошла, для нас это был большой шок. В темноте она заметила, что ее дочь была не одна в постели и со словами "что тут происходит?", включила свет. В этом свете она увидела меня, голого, растерянного. А между моих ног Сильвия смотрела на свою мать, также в шоке, также голая, свернувшись, как эмбрион, руки на члене, рот также недалеко от него. Я быстро схватил футболку, чтобы прикрыться. Пришла гроза. Десять секунд назад мы были в раю, теперь мы попали в ад. Мария была потрясена. Стоя напротив стены, она, казалось, изучает рисунки на ней, в то время как ее мозг искал, что же делать. Это длилось минуту, очень долгую минуту. Это был один из тех моментов, когда хочется провалиться сквозь землю. Силвии было стыдно до слез, я тоже чувствовал себя не лучше, а Мария, казалось, вообще была где-то далеко. Вместо того чтобы выкинуть меня из постели, она, как умная женщина, села на ее край и стала думать. После дурацких вопросов типа "Когда это все началось?", она успокоилась и у нас состоялась долгая, но тихая дискуссия. Она знала, что мы испытывали друг к другу чувства, не совсем характерные для отношений между двоюродными братом и сестрой, но никогда не думала, что это зайдет так далеко. Мы отметили, что наши чувства - сильные, светлые, такие, что их нельзя стыдиться. Тетя осознавала, что мы не родные брат и сестра. Мы попросили ее отвлечься от того факта, что мы родственники, что она сделала с усилием. Это не была глупая случайная половая связь, то, что она не приняла бы, это была любовь. После некоторых уступок (использовать презерватив), она согласилась, во-первых, разрешить нам продолжать встречаться, а во-вторых, защитить нас от остальных членов семьи, далеко не таких либеральных, как она. Она станет на страже нашего секретного сада. Вообщето, я бы никогда не поверил, что она пойдет на такое. Так начались хорошие времена. Скоро я начал проводить два-три часа вместе со своей кузиной под прикрытием Марии в ее доме. Так прошел год, я поступил в высшую школу, а Сильвия осталась в колледже, так что мы больше не учились вместе. Я продолжал проводить два или три часа в день в доме тети Марии. Маме я говорил, что иду делать домашние задание с одноклассником, или заниматься спортом, но иногда приходилось говорить, что я иду в дом к тете Марии, чтобы помочь Сильвии с ее домашними заданиями. Сильвия хорошо училась, так что трудно было объяснить, зачем ей нужна моя помощь. Тетя отвечала, что "им очень хорошо вместе, это экономит ей много времени, и мне нравится, что он ее поддерживает". В 19 лет я окончил школу, нашел постоянную работу и переехал в квартиру, которая было очень близко к дому тети Марии. Вообще-то я гораздо больше спал в постели Сильвии, чем в своей, находящейся через дорогу. Это было больше чем секс, все стало гораздо проще, когда мы стали жить рядом. Hаша любовь была сильна как никогда, и наступило ее восемнадцатилетие. Мы с Сильвией хотели жить вместе, но это было невозможно в городе, где каждый нас знал. Благодаря Марии, у нас был год, чтобы подумать о том, чтобы перебраться в Париж, куда мой босс мог послать меня на работу. Сильвия поступила в хороший университет. Для нашей семьи, она просто переходила в большой университет в ближайшем большом городе, никто даже не подозревал, что она следует за мной в Город Огней. Мы отъезжали с промежутком в две недели, так что все шло хорошо. В Париже, все прошло, как мы хотели. Фамилии у нас были разные, так что мы выглядели обычной парой. Мы поселились в хорошей квартире и стали жить в своей мечте. Первое время просто пройтись по улицам рука за руку было нереальным моментом, которого мы так долго ждали. Мы жили этой прекрасной жизнью около года, когда наш секрет был раскрыт моей матерью. Она приехала в Париж, и с вокзала позвонила мне. За двадцать минут мы сделали все, что можно, чтобы скрыть, что мы были любовниками. Мама была удивлена, когда оказалось, что Сильвия, которая должна была изучать математику гдето на старом добром юге, открыла дверь. Мы сказали, что она в Париже на несколько недель, но мама только сделала вид, что поверила, потому что мы забыли спрятать пару фотографий и кое-какие другие вещи, раскрывающие истинное положение. Было слишком подозрительно, что жили вместе. Hо было слишком поздно. Мне было 22, Сильвии - 20, мы были свободны. Зная, что мать может взорваться, мы тайно позвонили тете Марии, чтобы она поскорее приехала в Париж. После странной ночи на софе вместе с мамой, в то время как Сильвия была одна в комнате, приехала тетя Мария. Состоялась битва с участием четырех сторон: меня и Сильвии, Марии, которую мать обвинила в потакании кровосмесительной нашей связи, и, конечно моей матери, продолжавшаяся много часов. Вчера мама уехала, недовольная, но согласившаяся молчать. Я думаю, теперь уже ничего не случится, мы прошли все испытания. Мы счастливы, необыкновенно счастливы. Hикто не знает, что она моя кузина, мы можем жить счастливо и даже можем подумать о детях.