Мистер Смех

Спольдинг вспомнил счастливые, как ему казалось, минуты, когда он положил в портфель аттестат об окончании политехнического института.

Он инженер-механик, и перед ним открыт весь мир. Для него светит солнце. Для него улыбаются девушки. Для него распускают павлиньи хвосты роскоши витрины магазинов, для него играет веселая музыка в нарядных кафе, для него скользят по асфальту блестящие автомобили.

Правда, сегодня все это еще недоступно для него, но, быть может, завтра он возьмет под руку голубоглазую девушку с ярко-пунцовыми губами, сядет с ней в блестящий автомобиль, поедет в лучший ресторан города.

Другие книги автора Александр Романович Беляев

Перед вами однотомное издание самого полного в истории отечественной литературы собрания сочинений знаменитого фантаста — Александра Романовича Беляева(1884–1942). Оговоримся, однако: полного все-таки условно. Цель издания — вернуть читателю в первую очередь все (насколько это будет возможно) художественные тексты писателя — вне зависимости от их литературного качества. Произведения выстроены в условно хронологическом порядке. Сначала идут крупные произведения — романы и повести, затем все рассказы писателя, а также две пьесы, статьи и очерки. В заключение же читатель сможет узнать много интересного о трудной жизни и удивительном творчестве писателя из мемуарного очерка, написанного дочерью Александра Романовича — Светланой Александровной Беляевой.

* * * А. Беляев — единственный писатель, у которого было претворено в жизнь такое количество фантазий. Вот для примера небольшая литературно-историческая справка, приведенная в сборнике «Замок ведьм» (изд-во «Пермская книга», 1992). Сначала идет название рассказа из сборника, затем научная идея, затем — осуществлена ли она. «Ни жизнь, ни смерть» Замораживание людей как последнее средство спасения от неизлечимой болезни — осуществлено. Анабиоз живой рыбы для перевозки — осуществлено. Авиэтка с автоматическим управлением — делаются экспериментальные экземпляры. Замена ручного труда машинами — реализовано. Пассажирские дирижабли — реализовано, но потом остановлено. «Сезам, откройся» Механический слуга — реализовано. Телеуправление домашним хозяйством — реализовано. Человекообразные роботы — созданы прототипы. «Мистер Смех» Технология получения музыки заданных эмоциональных свойств — ведутся опыты. Механическое получение музыки — реализовано с помощью ЭВМ. Социология смеха — осуществлено. Технология смеха — ведутся опыты. «Нетленный Мир» Экологическая катастрофа — осуществимо. Дезинфекция короткими волнами — реализовано. «ВЦБИД» Искусственное дождевание — осуществлено. Искусственное рассеивание туч и туманов — осуществлено. «Шторм» Использование энергии ветра — осуществлено. Гидростанции на Волге, Ангаре и Енисее — реализовано. Гидроаккумулятор — осуществлено. «Земля горит» Гидростанция на Волге как средство мелиорации засушливых земель — осуществлено. Заводы по переработке сельхозсырья в колхозах — осуществлено, но не до конца. Агрогорода — осуществимо. Кабели электропередач — осуществимо, но распространения не получило. Электротракторы — осуществлено. Ионизация воздуха — осуществлено. Биологическая борьба с вредителями — осуществлено. Добыча нефти со дна моря — реализовано. Плавучие буровые — осуществлено. Пенотушение пожара — осуществлено. Москва-порт — осуществлено. В девяти повестях и рассказах книги содержится приблизительно 52 научно-фантастические идеи. Из них к настоящему времени, хотя и не до стадии экспериментальных образцов, осуществлено 42 идеи. Отброшены или остаются фантастическими 10 идей.Дочь писателя Светлана Александровна Беляева

Возможна ли жизнь человеческого разума вне тела? И, если да, то, что ждёт этот разум под властью морально нечистоплотного человека? Ставя свои дерзкие эксперименты, профессор Доуэль и не предполагал, что однажды в роли подопытного животного окажется он сам, а его бывший ученик получит в полную собственность голову своего учителя, чтобы безнаказанно распоряжаться его гениальными мыслями.

На 2-й стр. обложки рисунок В. ЛОГОВСКОГО.

«Константин Эдуардович Циолковский космический человек. Гражданин Эфирного Острова…

Математик, физик, астроном, механик, биолог, социолог, изобретатель, «патриарх звездоплавания» Циолковский мыслит астрономическими цифрами, считает миллионами, биллионами, миллиардами. Бесконечность не устрашает его…»

Эти слова принадлежат Александру Беляеву. Ученый-мечтатель и писатель-фантаст… Они оба мечтали о покорении космоса, оба, пусть в разных областях, работали над «великой задачей XX века».

Исследователи творчества Циолковского и Беляева обнаружили переписку между ученым и писателем.

Открыта еще одна страница, которая рассказывает о большом внимании Циолковского к фантастике и о глубоком интересе романиста к идеям космических полетов.

Переписка впервые опубликована на страницах «Искателя».

Александр Беляев (1884–1942) — один из основоположников жанра научной фантастики в нашей стране. Прикованный к постели, писатель жил в изумительном мире, созданном его воображением. Силой своей фантазии он рисовал будущее, предвосхищая возможность дальнейших открытий и новых достижений.

В романе «Ариэль» главный герой приобретает способность летать. Этот чудесный дар едва не делает его орудием шайки преступников.

А.Р. Беляев — один из зачинателей советской научно-фантастической литературы, создавший за свою короткую жизнь более двадцати повестей и романов, несколько десятков рассказов, множество очерков, критических статей, пьес, сценариев. В сборник вошли как и хорошо знакомые читателям произведения (“Вечный хлеб”, “Последний человек из Атлантиды”, “Прыжок в ничто”), так и малоизвестные (“Золотая гора”).

Содержание:

Вечный хлеб

Последний человек из Атлантиды

Прыжок в ничто

Золотая гора

“Он обгонял время… и звал вперед…” Послесловие М.А.Соколовой

Иллюстрации: С.Ю. Ермолова

Послесловие: М.А. Соколовой

В книгу вошли известные научно-фантастические произведения А. Р. Беляева. «Властелин мира» - роман о проблемах телепатии, власти человека над миром и над самим собой; в нем автор подчеркивает, что наука не должна служить орудием злой воли. «Голова профессора Доуэля» - повесть о фантастическом открытии профессора Доуэля, научившегося поддерживать жизнь отделенной от тела человеческой головы. Действие приключенческой повести «Остров Погибших Кораблей» происходит в Саргассовом море, куда течениями принесено множество погибших кораблей. «Ариэль» - последний роман А.Р. Беляева, это поэтическая сказка о летающем юноше.

Александр Беляев – один из основоположников советской фантастики. В своих произведениях, написанных еще в 1920—1930-е годы, он предсказал современные достижения трансплантологии, генной инженерии, биохимии. В одном из его романов появился прообраз современных орбитальных станций. Но прежде всего его творчество – это гимн свободе, воспевание человека, пытающегося победить земное притяжение.

Представляем лучшие романы Александра Беляева.

Александр Романович Беляев (1884 — 1942) — первый советский писатель, посвятивший всю свою творческую жизнь работе в жанре научной фантастики. Им создана целая серия увлекательных и оригинальных произведений, в занимательной форме популяризирующих интереснейшие вопросы науки и техники. В его книгах воплощены мечты о полетах в мировое пространство, о передаче мыслей на расстояние, об освоении Арктики, покорении морских глубин, овладений атомной энергией, о продлении человеческой жизни.

В настоящую книгу вошли широкоизвестные произведения А. Беляева. «Голова профессора Доуэля» (1937) — о враче-преступнике, использовавшем в корыстных целях исследования и опыты талантливого ученого, и «Человек-амфибия» (1929) — о смелой попытке усовершенствовать природу человека, дать ему возможность освоить глубины океана.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Доктор Ахтин Михаил Борисович живет в сумерках своего сознания. Он лечит людей, используя и традиционные методы лечения, и свою неординарную способность. Ночью он не спит. Он рисует, размышляет и приносит жертвы Богине: любимой женщине, тело которой он сохранил.

Следователь Вилентьев продолжает искать Парашистая. Уверенный в том, что он идет в правильном направлении, при попытке задержать преступника, он погибает.

Доктор Ахтин понимает, что заканчивается определенный этап его жизни. Жертвы больше не нужны. Он может прийти к женщине, которая его любит. Он совершает этот шаг, и с этого начинается его путь в бездну.

Человечество однажды уже открыло дорогу к звёздам. Увы, потом мы сбились с правильного пути, сами себя заперев на руинах родной планеты. Но я верю, что когда-нибудь нам снова суждено вновь распахнуть врата, ведущие в бескрайние просторы Космоса. Никто из «братьев по разуму» не станет нам в этом помогать, и если мы хотим этого добиться, то должны действовать сами.

Кто находится на самом верху пирамиды? Чьи капризы управляют системой, близкой к идеалу — насколько это вообще возможно?

«Алекзандер знал от следователя, который вел дело, что получит за свое преступление восемь лет тюремного заключения. И он почти смирился с этим, когда поступило предложение принять участие в научном эксперименте. …При ближайшем рассмотрении условия эксперимента показались весьма выгодными. Алекзандеру предложили поучаствовать в тестировании лекарственного препарата, «повышающего адаптивность индивида к изменениям внешней среды».

«Я дерусь, потому что дерусь!»

Светящиеся буквы на фоне темного неба вспыхивали пронзительно-синим, постепенно выгорали до багрового, и снова ярко-синяя вспышка — каждые три минуты, своеобразный таймер Деринга.

Отсюда, с балкона оракул его знает какого этажа, лазерный слоган над стадионом скорее угадывался, чем читался на самом деле. Впрочем, высота непричем, просто ракурс неудачный — со стороны космопорта надпись была видна четко и сверху, Стась обратила на нее внимание еще в отстойнике, пока Бэт и остальная команда проходили таможню. Сама она освободилась раньше — рабы шли через особый терминал, вместе с домашними любимцами, да и проверяли их куда менее дотошно. Забавно. Меньше прав — больше свободы. Например, свободы любоваться припортовыми пейзажами этой самой… кстати, а действительно, как она называется, эта планета? Спросить у кого, что ли? Помнится, ее тогда восхитила еще одна грань свободы — можно ведь спросить, а можно и не спрашивать, выбор только за ней самой. Пустячок, а приятно…

Я стою перед вами, почтенные братья, обязанный дать отчёт об известных вам событиях. То есть наполовину известных, конечно. По древнему преданию нашему, приступая к своему отчёту, именем Творца Изначального обязуюсь говорить правду, нимало не разбавляя её ложью. Рассказ мой будет долгим, ибо вы велели не упускать ни малейшей подробности, хоть бы мне самому она казалась пустяковой. Я, как мне объяснили, принёс камешки, а уж мудрейшие сложат из них недоступный моему пониманию узор.

Кресло под главным аналитиком привычно недовольно заскрипело. В конце концов, не так уж и часто ему приходилось это делать — добро, если раз в неделю. С другой стороны — и не сказать, чтобы совсем уж редко…

— Ну, Марк, что у нас новенького? — столь же привычно поприветствовал главного аналитика шеф, протягивая руку к чайнику. Конечно, кофе должна бы приносить секретарша, но маленькую слабость — наливать себе и некоторым посетителям кофе собственноручно — шеф себе позволял.

Л. Лагин — автор известных романов «Патент АВ», «Остров разочарования», «Атавия-Проксима», повестей «Старик Хоттабыч», «Белокурая бестия», «Майор Велл Эндъю», «Съеденный архипелаг»; цикла сатирических «Обидных сказок».

Роман «Голубой человек», несмотря на положенную в основу его сюжета фантастическую предпосылку, меньше всего является фантастическим в обычном значении этого слова. Сатирическая заостренность сочетается, в нем с реалистической достоверностью.

Герой романа Георгий Антошин — советский молодой человек, рабочий и студент-заочник, удивительным, необъяснимым путем попадает в Москву 1894 года, проводит в ней несколько месяцев, полных встреч, раздумий, переживаний, и, наконец, снова возвращается в Москву самого конца пятидесятых годов двадцатого века.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Закон причинности – это бесконечно сложный механизм из зубчатых колес и шестерен. Кто бы мог подумать хотя бы о такой связи явлений: в Свердловске молодой ученый Меценко предложил своему другу – летчику Шахову осмотреть его лабораторию. Шахов осмотрел ее, похвалил работу товарища и ушел. Только и всего. А из-за этого визита старший радист в Гонолулу едва не сошел с ума. Редактор «Нью-Йорк трибюн» разбудил по телефону среди ночи сотрудника, ведущего отдел «Новости науки и техники», заставил его писать статью, которую потом еще и не принял. Советские граждане Барташевич и Зубов целые сутки ужасно волновались, а с самим летчиком Шаховым случилось такое, чего он всю свою жизнь не забудет.

Евгений Беляев

Дневник сторожа садоводческого товарищества "Утес"

15.05

Председатель предложил мне, раз уж я все равно здесь все время живу, подработать сторожем. Подумал. Согласился.

16.05

Осмотрел вверенные участки. Определил, где что растет. Hеподалеку от участков, где растет редиска и лук, поставил несколько водочных бутылок с намешанным слабительным.

18.05

Hа участки равномерным слоем внесено много органического удобрения.

Михаил БЕЛЯЕВ

Коричневые ампулы

...Я ощущал отвратительный вкус бессонной ночи.

Ф е р е н ц К а р и и т и

Бессонница! Отняла одну ночь, другую. И пошло...

Ельчанинов начал выспрашивать способы борьбы с нею.

Один посоветовал считать в такие часы слоников, другой - как бы ехать в поезде и скользить глазами по шпалам, третий - думать о качке на волнах, а четвертые - самые эрудированные- убеждали браться за книги и читать. Пробовал. Не помогало. И однажды молодой техник, помощник Ельчанинова, предложил ему пить снотворное, которым еще раньше одарил помощника его приятель, побывавший за границей.

"НОВЫЙ РУССКИЙ" И АМЕРИКАНКА

Перевод с завирально-американского Лилии Беляевой

Случилось невероятное. Я даже не знала поначалу, что делать - хохотать или биться в истерике. Или взять пистолет и пристрелить его на месте, как собаку.

- Пошла вон! Проваливай! - рявкнул он мне и по существу вытолкнул меня за дверь.

Чего-чего, а такого оскорбительного, унизительного удара судьбы я никак не ожидала! Чтобы какой-то "новый русский" с криминогенным прошлым и грязными пятками... Мне, мне! Во все горло! Как последней шлюхе: