Миссия на Землю

Александр Карапанчев

Миссия на Землю

21.01.1997

Венцислав Марков, долговязый восьмиклассник с бронзово-рыжими, цвета крепкого индийского чая, волосами и зелеными глазами, закрыл ворота гаража. Январский морозец тут же стал щипать его лицо, по спине побежали ледяные мурашки. Прямо перед ним возвышалась гора Витоша, хмуро проглядывавшая сквозь клубящуюся мглу. Юноша накинул капюшон куртки и зашагал вверх по пустынной улочке - вдоль нее с двух сторон тянулись уже спрессовавшиеся грязно-белые сугробы, сползавшие на мостовую. Там, на сером полотне проезжей части, поблескивали мазутной амальгамой заиндевевшие лужи. Воздух, тяжелую гущу которого непрерывно пронзали мчавшиеся по Перникскому шоссе машины, давил на плечи и, казалось, оседал в легких.

Другие книги автора Александр Карапанчев

Александр Карапанчев

БРАТЬЯ С ЛЕВСА

перевод с болгарского Людмила Родригес

Воркон был двадцать седьмым городом, который мы посетили на Левcе. Человечество, переступив второе тысячелетие, открыло гиперпространственный полет и мы отправились к чужим мирам, о которых мечтали еще в эллинских храмах и под звон римской бронзы.

Отдохнув, мы выехали в окрестности города, расположенного на живописном полуострове. Местный воздух почти не отличался от земного, поэтому мы носили легкие одежды, подставляя кожу ласковому ветерку. С нами в амфибии было трое левсианцев, рекомендованных как сопровождающие. Первой была большая змея, которая вела машину. Ее мускулы переливались под зеленой кожей, а в огромных ледяных глазах отражалось небо. Она не любила разговаривать, кивком отвечала на команды, и только изредка шипела: "А не лучше ли проехать здесь?"

Унимо! Это звучное сокращение вот уже век олицетворяло надежду человечества на невиданные возможности. Ему были посвящены тысячи томов, сотни тысяч судеб научных сотрудников и дерзких дилетантов, миллионы надежд, ставших семейными преданиями, социальные мифы, бойкие анекдоты и фантастические сюжеты. Многочисленные неуспешные попытки создания Унимо канули в Лету, и вот наконец, на пороге двадцать второго столетия, заговорили о том, что его появление – вопрос месяцев. Вся планета лихорадочно ожидала небывалого чуда…

Александр Карапанчев

СТАПЕН КРОЙД

перевод с болгарского Игорь Крыжановский

В ста двадцати километрах юго-восточнее СанФранциско приткнулся заурядный пятимиллионный городишко со звучным названием Аболидо. От своих многочисленных братьев-близнецов, разбросанных по всему земному шару, он отличался разве что соседством с вольфрамовыми рудниками, запасы руды в которых были наполовину исчерпаны, да Национальной библиотекой поэзии.

Александр Карапанчев

ПУСТАЯ КОМНАТА

перевод с болгарского Людмила Родригес

Он поднял голову от родника и заметил плавающий березовый лист. Лист был янтарный, с алыми крапинками и резко очерченными прожилками. Было в нем что-то недозрелое, но жизненное, старческое и мудрое, болезненное.

Возможно, это был последний лист, слетевший с ветки. Наверное, он хотел как можно дольше оставаться там, на ветке, ласкаемый солнцем и воздухом, и взираясь в синеву. "А ну-кавниз!" -стала ворчать береза. "Не хочу. Я передавал тебе солнечные лучи, дай мне еще порадоваться миру". "Ты слышал? Я засыпаю и ты мне больше не нужен. Отдаю тебя ветру". Лист задрожал и вот он уже в роднике, плывет неизвестно куда.. Плывет не спеша, весь зрение и слух, продлевает свою блестящую, но уже закончившуюся жизнь, которая скоро отлетит как дым. Разве не похож этот лист на миг нашей судьбы, когда едва мы сумели понять красоту поступков и чувств, как кто-то отнял их у нас? Ручей увлекает лист под густую тень.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

В странном мире живут персонажи этого рассказа. Время меняется у них как погода - вчера могут быть восьмидесятые годы, а завтра вполне могут наступить пятидесятые. Вместе с изменением времени меняется все: транспорт, мода, отношение людей друг к другу. 

Предлагаемый рассказ опубликован в американском журнале научной фантастики «Аналог», 1988, № 1. Насколько нам удалось узнать, это первая публикация Элис Лоренс, и это, к сожалению, практически все, что мы можем о ней сообщить, потому что ее фамилия не встречается ни в американских справочниках, ни в критических статьях и обзорах. Но это вместе с тем дает повод заключить, что на русском языке ее произведение публикуется впервые.

(© «Изобретатель и рационализатор», № 8, 1988.)

Середина 21 века. Семья простого обывателя Фрэнка Миллера оказывается втянута в грандиозный эксперимент, посвященный созданию идеального общества на Земле, вот только никто не предполагал, насколько лживым и опасным оно окажется…

С глобальным падением температуры и последующей двадцатилетней Третьей Мировой Войной карта мира оказалась полностью переписанной:

Соединенные Штаты объединились с Канадой и с каждой страной Центральной Америки от Мексики до Панамы, образовав USNA.

Россия снова поглотила Украину и Беларусь, образовав Новый Советский Союз.

Китай завоевал северную часть Бирмы, Вьетнама, Лаоса и весь Корейский полуостров, образовав Великий Азиатский Альянс.

Никогда еще весенний Вашингтон не казался ему таким прекрасным… Последняя весна, мрачно подумал сенатор Стилмен. Даже теперь, хотя слова доктора Джордена не оставляли места для сомнений, трудно было примириться с истиной. Прежде он всегда находил выход, пусть полный крах порой казался неизбежным. Если его предавали люди, он увольнял их, даже сокрушал в назидание другим. На этот раз измена таилась в нем самом. Так и кажется, что чувствуешь тяжелый ход своего сердца, а вскоре оно и вовсе остановится. Нет никакого смысла готовиться к президентским выборам; хорошо, если он доживет до выдвижения кандидатур…

Три повести, составляющие эту книгу, связаны общим содержанием и как бы продолжают одна другую, Пользуясь средствами политического памфлета, приключенческой и научно-фантастической литературы, автор, занимательно строя сюжет, показывает, как империалисты некоей западной страны пытаются в своих корыстных целях использовать новейшие достижения науки, как они терпят крах в этом. В книге разоблачены разжигатели военного психоза, проповедники «холодной» и «горячей» войны.

Опустившись на глубину пяти миль на дно океана, герой рассказа нашел не только лишь ил…

Селин Вадим

Половина половины

Жесткие мысли

Над домом повисли:

Красные полу-утёсы,

Бело-синие горе-матросы,

Полу-бритва, полу-мина

И вся жизнь наполовину,

Полу-бритвой полу-миной

Свою жизнь наполовину

Полу-подарю кому-то

Полу-правда, полушутка...

Полу-шепот, полу-хрип,

Полу-голос, полу-грипп.

Полу-мы? Полу-они?

Полу-дети - полу-люди полу-луны?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рустам Карапетян

МУЖИКИ (сборник из 23 хармсов)

1й хармс

Одному мужику было хорошо, а потом ему стало плохо. И он умер. А другой мужик ехал по мосту, упал в речку и утонул. Два мужика подрались.Один ударил другого топором между глаз. И тот умер. А первого мужика расстреляли. А еще у одного мужика сдохла корова. А потом у него передохли все овцы. А потом все куры и все свиньи. А потом умерла жена. А мужик живет себе и ничего...

Эдуард Караш

БАКИНЦЫ

(На мелодию из к/ф "Песня первой любви")

I

У бакинцев всех от рожденья

Есть девиз - "Namus и Hormat!"[1],

С ним любые в жизни свершенья

Зрели в душах бакинских ребят.

Город первой любви с тех пор навсегда со мной

С буйным ветром, с каспийской волной!

II

Быть друзьям опорой - учили,

Мы заветам предков верны,

Как в Баку дружили, любили

ЭДУАРД КАРАШ

III

БОЕВАЯ НИЧЬЯ

...- Так как насчёт "Арарата"? - Стeпан ужe доставал из рeзного буфeта рюмки, высвобождая их из спeциальных зажимов ("слава Богу, нe чайныe стаканы", машинально подумалось мнe), бeрeжно устанавливая каждую рядом с тарeлками, наполнeнными дымящимися макаронами по-флотски, в которых говяжьeго фарша просматривалось нe мeньшe, чeм макарон. Таким наглядным способом кок, видимо, выказывал уважeниe к гостям своeго начальника.

Эдуард Караш

Пародия

..."Вновь пошёл к нeй Стeпан Ананьич

Прямо в горницу, на ночлeг!"

Отмахнулись:"Всeго лишь на ночь..."

Утром выяснилось - навeк.

(Сeргeй Макаров, сб. "Рассвeты", М.,

Молодая гвардия,1981, стр. 39)

ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ

Нe прикажeшь молвe бeспeчной: "Глянь, к зазнобe с ночёвкой Фрол!" Утром выяснилось - навeчно! Разнeслось - рановато, мол...

Утром выяснилось, конeчно, Утро вeчeра мудрeнeй: "Знать, сeрдeчником был, сeрдeшный, Вот и помeр вeсь, дуралeй..."