Миракль рядового дня

Святослав ЛОГИНОВ

МИРАКЛЬ РЯДОВОГО ДНЯ

День начинался обычный - невеликий праздник святого Стефана, и жизнь шла будним порядком, только маленький Стефан бегал по случаю именин в новой, специально для того сшитой рубахе, да Ханна торопилась дошить штаны Якову. Это тоже был подарок имениннику: старые яковы штаны должны были отойти Базилю, и тогда базилевы порты, из которых он напрочь вырос, станут первой мужской одежей Стефана. Еще к вечеру готовился пирог. И ничто поначалу не предвещало чудес, но к полудню явилось знамение. Тяжко ударило вдруг в безбрежно голубеющем небе, грохнуло, но не трескучим грозовым раскатом, а словно сам Антихрист хлопнул единожды в ладоши, или лопнул туго надутый бычий пузырь, да так лопнул, что качнулись деревья, дрогнули дома, а улежавшиеся за годы бревна стен заскрипели, укладываясь по-новому. Разом смолкли птицы, зато собаки со всех дворов завыли, скликая беду. И с треснувшего неба ответно завыло, ровным утекающим звуком.

Другие книги автора Святослав Владимирович Логинов

Самый ценный капитал, который сколачивает человек за свою жизнь, – это память о себе. И не обязательно добрая, главное, чтобы долгая. А уж распорядиться этим капиталом можно по-разному, благо нихиль – потусторонний мир – предоставляет изобилие возможностей и альтернатив для удовлетворения самых фантастических желаний, о которых страшно было даже мечтать в земной жизни. Главное, чтобы в кошеле никогда не переводилась звонкая монета.

Дилогия «Фэнтези каменного века» в одном томе.

Лук и копье с каменным наконечником - надежное оружие в привычных руках воинов и охотников из человеческих родов. Волшба колдунов и шаманов - тоже оружие, без которого никак не обойтись. Особенно когда каждую кроху жизни нужно отстаивать у суровой природы, когда леса и реки кишат всякой нежитью, а орды чужинцев могут нагрянуть в любое мгновение и не пощадят ни старых, ни малых.

Смелый эксперимент двух признанных лидеров российской фантастики! Убедительная попытка создания нового направления - "Фэнтези каменного века"!

Содержание:

Ник Перумов, Святослав Логинов. Черная кровь (роман), с. 5-360

Святослав Логинов. Черный смерч (роман), с. 361-635

Эта книга — весьма необычна. Это фантастический роман, который в то же время являет собой и историческое повествование, раскрывающее перед нами истинную картину жизни России и сопредельных государств во второй половине XVII века. Судьба героя романа, Семена, поистине удивительна. Родившись в глухой тульской деревеньке, он попадает в плен к кочевникам и в итоге оказывается на невольничьем рынке… Двадцать лет он ходил по дорогам Востока, побывал в Мекке и Иерусалиме, на берегах Ганга и в Нанкине. Порой его шею отягощал ошейник раба, порой — в руках блистал клинок янычара, но он сохранил в сердце своем православную веру и память о доме. И вот свершилось! Чудесным образом перенесся Семен из раскаленных песков Руб-эль-Хали в родные края. Но нет уже ни родного дома, ни прежней веры… Только кипит в душе Семена ненависть к старым и новым обидчикам. И вновь он отправляется в путь…

Эта книга – о возникновении и разрушении далайна – мира, который создал Творец, старик Тэнгэр, уставший от вековой борьбы с многоруким порождением бездны Ероол-Гуем, ненавидящим все живое. Он решил сотворить мир специально для Многорукого – просто для того, чтоб тот не мешал ему думать о вечном. В этом мире, созданном по меркам дьявола и для обитания дьявола, человек, созданный по образу и подобию Божьему, изначально дьяволу в жертву обречен. Но по воле Тэнгара раз в поколение в далайне рождается человек, который в силах изменить его так, что в нем не будет места самому Многорукому. Никому это не удавалось, пока не появился Шооран…

Ему был нужен штаб: знатное офицерье, столетиями ведущее войну чужими руками, войну не ясно с кем и за что, зажавшее вселенную в имперские тиски. Пусть они хоть раз узнают, что такое грохот настоящего взрыва, и как пахнет не чужой, а собственный страх. Скинувший ментальный поводок, спасенный от смерти ведьмой, открывший новую вселенную, лейтенант Влад Кукаш начинает атаку во имя спасения, во имя свободы.

Лук и копье с каменным наконечником – надежное оружие в привычных руках воинов и охотников из человеческих родов. Волшба колдунов, шаманов и баб-яг – тоже оружие, без которого никак не обойтись. Особенно когда каждую кроху жизни нужно отстаивать у суровойприроды, когда леса и реки кишат всякой нежитью, а орды чужинцев могут нагрянуть в любое мгновение и не пощадят ни старых, ни малых.

Смелый эксперимент двух признанных лидеров российской фантастики! Убедительная попытка создания нового направления – «Фэнтези каменного века»!

Разум это не только интеллект, но и умение понять того, кто живёт рядом. Особенно это касается разумных домов и их неразумных обитателей.

Сперва мир был задуман так, что могучие магические силы должны были доставаться только благородным воинам — повелителям мечей и облеченным великим знанием мудрецам. Земные пути богов, магов и людей слишком часто пересекались, разбивая в осколки изначальную рациональность мироустройства. Из этих осколков рождались не только бессмертные герои, но и новые великолепные мифоисториии, записанные в книгах. В их числе «Земные пути» Святослава Логинова — одного из лучших современных российских фантастов.

Популярные книги в жанре Фэнтези

…— Вот. Перед вами новый король. — глухо произнес Харальд, — Эй! Подойди сюда!..

Все, что не убивает нас, делает сильнее, и все испытания в жизни — не случайны.

Эта трилогии о семье, но главным образом, о родных братьях и сестрах. Поэтому будет уместно посвятить последнюю книгу именно им. Итак…посвящается родным братьям и сестрам, читающим мои книги.

Посвящается Джен, моей сестре, на самом деле, единственной сестре, но, чисто гипотетически, если бы у меня была еще одна сестра, ей бы крупно не повезло.

Юрий Зикоф

Фэнтэзи Кровь героя О милосердном правителе Поединок Ветер В кругу камней Храм ветра Древо мертвых Прощание с солнцем Кабаре вольтера Граница Королевские знамена Шуты в нортенхельме Сокол Страна сновидений (homage to Poe) Контракт песня для крестьянки анюты Ammonia Avenue город сила слов болезнь эльдорадо дверь ночи когда-нибудь стена молчания Лица стекло флэшбэк (осенний карнавал в эсгарде) фэнтэзи II глаза звеpя ты не сможешь Леди Люцифеp. Пpоpочество в Эсгаpде. Уходящие. Смеpть в Hоpтингене.

Еще одна классификация, или о народах в фэнтези.

Еще у основателей жанра фэнтези встречались разночтения в понимании истинной сути многих существ, присутствующих в народном фолькльоре. Как следствие, одним и тем же словом у разных авторов зачастую обозначались совершенно различные народы (сравнить хотя бы эльфов Средиземья и Кринна!), что не может не раздражать читателя, способного не спутать "гобой с гиббоном, Рембрандта с Риббентропом" (и далее по тексту). Данное исследование не претендует ни на полноту, ни на точность характеристик, ни даже на истину в последней инстанции. Оно лишь отражает взгляд автора этих строк на распространенные народности разумных существ в произведениях нежно любимого им жанра фэнтези.

Я сидела на небольшом, почти полностью погруженном в воду, камне и размышляла о бренности бытия. Ну почему я не такая как все? Я русалка, но несколько отличаюсь от своих сородичей. У меня нет длинных зеленых волос, да и глаза мои унылого серого оттенка, тогда как у остальных они синие, большие и выразительные, в обрамлении пушистых ресниц. Я еще раз взглянула на троицу русалок, что считались самыми красивыми и какой месяц подряд перевыполнили план по утопленникам, отчего на каждой из красавиц поблескивала очередная розовая жемчужина в волосах, я горько вздохнула и взбила хвостом свое отражение. Капельки возмущенно зашипели на, разогретом под жарким летним солнцем, камне, и пропали, оставив после себя очередную порцию сыпи. Это несправедливо! Ну, подумаешь, плод любви человека и русалки, как такое произошло, можете и не спрашивать, сама не знаю, как я только не пытала маму, она молчит. В детстве со мной никто не хотел играть, на меня постоянно косились и показывали пальцем, шушукались за спиной и открыто смеялись в лицо. За всю жизнь я не смогла заманить ни одного мужчины на дно, ну не хочу я убивать, просто потому что так надо! Только мама знает о моей мечте и, как ни странно, искренне желает ее исполнения. А хочу я простого человеческого счастья — любящего мужа, неугомонных детишек и небольшой садик под окнами нашего пряничного домика. Всем известно, что русалки очень редко женятся, потому как, цветущий буйным цветом нарциссизм не дает возможности дарить любовь кому-то еще, кроме себя, да и тот факт, что мы — нечисть, играет также не последнюю роль. Но однажды, как рассказывали старейшины, был заключен такой союз, правда, никто уже не помнит ни имен, ни дат того неординарного события, и у меня есть веские причины подозревать, что те двое были не просто русалками, может, они также, как и я — плод союза человека и нечисти.

Ученица легендарного черного мага в поисках своего пути. Внезапная встреча оборачивается похищением. Запертая в академии темных магов, она ищет верных друзей и способ выбраться. И когда ей удается обрести свободу, приходится искать пропавшего учителя, а вместе с тем отправиться на войну и защитить честь черных магов.

— До встречи, милая, — сказал Сероглазый, поцеловав ее на прощание. Бесспорно, она была красивейшей женщиной в мире. Еще не вполне проснувшаяся, она смотрела на него из-под прикрытых ресниц, улыбаясь так, как умела только она — доверчиво и беззащитно. Изгиб ее руки, лежащей на одеяле, был переполнен природной грацией дикой кошки или пугливой серны. Ее волосы, в которые мастер только что зарылся лицом, пахли лесом, ветром и чем-то еще — неуловимым, но таким влекущим…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Святослав ЛОГИНОВ

MONSTRUM MAGNUM

В темноте орали лягушки. Их страстное кваканье, бульканье, трели перекрывали и шум деревьев, и ровный, ставший фоном жизни, рокот реки, пенящей на камнях неглубокую, но стремительную воду. Но сейчас ночной гомон, так мучающий на юге приезжего человека, сливался в единый оркестр, а гитара, звеневшая у костра, солировала в нем, придавая мелодии определенность.

Сухие стебли плюща сгорали мгновенно и жарко, сидеть рядом с огнем было попросту невозможно, все отодвинулись в темноту, растворились в ней, лишь лица белели нечеткими пятнами.

Святослав Логинов

НЕСКОЛЬКО МЫСЛЕЙ О ПРЕДСТОЯЩЕЙ РЕФОРМЕ РУССКОГО ЯЗЫКА

Всякая реформа языка всегда встречается в штыки. Человеку малограмотному, не пишущему, на язык вообще и на правописание в особенности, глубочайшим образом наплевать, реформу, которая делается якобы для его блага, он просто не заметит и по-прежнему, когда злая судьба заставит взяться за карандаш, будет писать с ошибками. Совсем иное дело люди грамотные, которые по мановению руки реформатора будут переведены в разряд недоучек.

Святослав Логинов

НЕСТАНДАРТНЫЙ ИНДИВИД

Сконденсировавшись, Гумидрон первым делом потянулся. Пока летишь через космос в виде электромагнитной волны, это совершенно невозможно сделать. Так вот, Гумидрон потянулся и уже через секунду был готов к работе. Но его неосторожное движение заметили.

- Смирнов, - сказал главенствующий индивид, - опять ты вертишься.

Автоматика не подвела Гумидрона, он вселился в сознание существа, мало отличающегося от всех окружающих. Существо сидело за странным сооружением в центре довольно обширного помещения. Вокруг находилось больше двух десятков аналогичных сооружений и подобных существ. Имелся также и главенствующий индивид, характерный для стадной иерархии. Скрыться в таком стандартном обществе проще простого: достаточно вести себя точно так же, как другие рядовые особи. Однако Гумидрон потянулся. Едва заметно, но главенствующий был зорок.

Святослав ЛОГИНОВ

НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ

Право на риск

Кабинет Карла Дуйсбурга подавлял своим величием, и сам хозяин был под стать пышному обрамлению. Он сидел, напоминая монументальную статую, блики света играли на обширной лысине, серые неприветливые глаза сквозь толстые стекла очков внимательно изучали Домагка.

- Я читал вашу статью, - наконец сказал Дуйсбург. - Она мне поравилась.

Домагк выжидающе молчал. Он еще не знал, куда повернется эта странная беседа. Странным в ней было то, что его - безвестного приват-доцента, пригласил Карл Дуйсбург, химик и фабрикант, миллионер, один из основателей крупнейшего химического концерна "И.Г.Фарбениндустри".