Мир Терпа

К вечеру с Северных Безвоздушных гор подул ветер. Здесь, вдали от океана, он был злым и пронизывающим. Благородному Лису, хоть он и стремился уйти от погони, совсем не улыбалось скакать на холодном ветру по сильно пересеченной, поросшей лесом и жестким кустарником местности, какой являлось по большей своей части Второе плато. Он решил сделать остановку на ночлег, тем более что Резвому, его отличному гнедому коню, требовался отдых.

По прикидке Лиса преследователи отставали километров на восемь — десять, так что у него была приличная фора.

Другие книги автора Борис Анатольевич Долинго

Любой человек, уставший от однообразия серых будней, мечтает о приключениях, но не каждому выпадает шанс осуществить подобные мечты. И не каждый готов оказаться в совершенно ином мире.

Молодой инженер Богдан Домрачеев стал странником поневоле, найдя на заводской свалке странный предмет, послуживший ключом к двери в фантастический мир, имеющий форму Шестигранного цилиндра.

Грани цилиндра населены странной смесью народов, а переходы между гранями возможны только через запутанную систему телепортационных переходов, о которых сами жители планеты и не догадываются. Более того, как выяснилось, планета-цилиндр создана искусственно...

Пройдя через вынужденные странствия, Богдан втягивается в жизнь, полную опасностей, решив всесторонне изучить Планету Граней и выяснить, кто же такие таинственные Творцы, научившиеся создавать собственные искусственные миры.

На Земле, раздробленной на закрытые «зоны», открываются переходы, ведущие в иные миры, но контакт с землянами никто не спешит устанавливать. Что это – захват, вторжение или какие-то безумные эксперименты внеземного разума?

Герой первой книги цикла Александр Гончаров, собрав команду единомышленников, отправляется в опасное путешествие по Вселенскому «Вавилону» сначала с главной целью – найти жену и сына, отделенных от него невидимым барьером. Но, оказавшись в цепочке миров, люди понимают, что им, возможно, выпал шанс выяснить, кто стоит за рукотворной катастрофой, создавшей сеть, накрывшую множество планет…

Вторая книга цикла «Игра в Вавилон (ранее книга выходила под названием «Чужие игры»).

 Мир Земли после катастрофы, разделившей поверхность планеты на участки, вроде бы не имеющие между собой никакой связи. Никто не знает, что там, за невидимой гранью, отделяющей родную планету от внеземелья, кто может появиться с «той стороны»?

 Герои второй части цикла «Игра в Вавилон», Валентин и Николай, бросаются в погоню за инопланетянами, устроившими бойню в мирной земной деревушке – и оказываются втянутыми в интригу, сплетаемую таинственным незнакомцем, называющим себя «другом» и обещающим землянам помощь.

 Но очень скоро становится ясно, что их руками готовят вселенское столпотворение, не менее серьезное, чем все, что происходило ранее. Они даже не подозревают, насколько более серьезное…

Как некая высокоразвитая цивилизация Homo Sapiens может эффективно противостоять космическим недругам и одновременно осваивать иные миры, если у неё не хватает собственных людских ресурсов? Например, – вербовать волонтёров среди… жителей Земли.

Многие годы на нашей планете ведётся тайная вербовка лучших представителей землян, отправляющихся на освоение иных планет и остающихся работать и на самой Земле для выявления агентов чужих.

Века длится противостояние людей и алиенов, чужих, и, казалось, оно будет вечным, но из глубин галактики надвигается «третья сила», для которых нет разницы – человек ты или «чужой»…

«Девушка в черной униформе сама была черной и вдобавок толстой.

Пошивалов подумал: „Негритянка“, но тут же с иронией поправил себя: „Афроамериканка, не вздумай вслух иначе сказать!“

Ему вспомнился фильм „Брат-2“ и то, что когда-то в школе он считал, будто неграм в США плохо живется. Пошивалов улыбнулся, глядя на таможенницу…»

Мир Земли после катастрофы, разделившей поверхность планеты на участки, не имеющие между собой никакой связи. Никто не знает, что там, за невидимой гранью, отделяющей родную планету от внеземелья, кто может появиться с «той стороны»? И как наказать инопланетян, устроивших бойню в мирной земной деревушке? Герои второй части сериала «Игра в Вавилон», Валентин и Николай, бросаются в погоню и оказываются втянутыми в интригу, сплетаемую таинственным незнакомцем, который называет себя «другом» и обещает землянам помощь. Но очень скоро становится ясно, что их руками готовят вселенское Столпотворение, не менее серьезное, чем все, что происходило ранее. Они даже не подозревают, насколько более серьезное…

Когда-то, когда он жил ещё на Земле, его звали Богданом. Потом он попал в Мир Терпа и стал Лисом.

Накануне возвращения он проснулся очень рано. Терп и Монра ещё спали, и Лис решил никого пока не будить. Время суток здесь немного опережало земное, и можно было ещё не спешить.

Лис поднялся на верхнюю площадку центральной башни, туда, откуда он когда-то впервые увидел туманные дали Торцевого Плато. Всё так же, как и много лет назад желтоватая дымка, в которой пропадали каналы, протекавшие через сад Дворца, скрывала горизонт. Всё так же вокруг царила тишина.

Главный катер третьей пограничной флотилии шёл в патрульном режиме в двадцати пяти тысячах километров над поверхностью Чёрного Пятна. Это было самое ненадёжное место по всей границе Имперской Республики, простиравшейся на многие парсеки в черноте межзвёздного пространства. Именно здесь предпринимались все попытки нелегального перехода как в ту, так и в другую сторону.

В четырнадцать часов по бортовому времени майор Малваун начал очередной обход постов. Он проверил отделение двигателей, приняв рапорт у дежурного техника, затем прошёл к наблюдателям, сообщившим, что в радиусе контроля космос чист, и никаких посторонних объектов не замечено. После этого майор заглянул в маленькое помещение, выполнявшее на катере роль кают-компании, посмотреть как коротают время свободные от вахты члены экипажа.

Популярные книги в жанре Фэнтези

В этой книге можно прочитать о том, как все это начиналось. О том, как Страд фон Зарович обрек на гибель свою страну и себя. В начале этой книги он еще не является чудовищем, он – генерал которого все любят и спаситель Баровии. Но Темные Силы постепенно берут свое, и вскоре Баровия становится первым доменом, а Страд фон Зарович вампиром и темным владыкой. Книга считается классикой среди любителей Равенлофта.

Типический образ гнома вызывает неоднозначные чувства в тех, кому предстает въяве или перед мысленным взором. Для обычного землепашца эта фигура воплощает оживший кошмар. Для рыцаря — непримиримого, безжалостного, бесчестного врага. Для ученого тот же образ являет собою свидетельство неизреченной мудрости Создателя, ибо только Творец всего сущего мог столь дотошно приспособить сие племя к неприютным его обиталищам.

Строением тел и общей конституцией подгорное племя ближе всего подходит к людям — настолько близко, что наиболее дерзкие медикусы утверждают, будто гномы являют собою не отдельную разновидность божьих тварей, а всего лишь людскую народность, хотя и чуждую всем прочим. Невзирая на отчаянное сопротивление обеих сторон сему, как мнится им, ущемлению чести людей, а равно и гномов, данное мнение укрепляется все прочнее, и тому имеются, нельзя не признать, определенные основания: в частности, плотские союзы людей и гномов не только дают потомство — в конце концов, и союз осла и кобылы, несомненно идущий против естества, дает мула, — но потомство это само является плодовитым, чему примером многочисленные семейства Фицджеральдов. Насколько плодовиты союзы людей и эльфов — вопрос дискуссионный, и даже изыскания, проведенные автором в обширной библиотеке Джориана Безумного Книжника, не помогли прояснить его, ибо в трудах авторитетов можно обнаружить по этому вопросу мнения, совершенно различные, а проверить его в настоящее время не представляется возможным по очевидным причинам.

И явилось простому пастуху из затерянного племени странное видение. Видение, приказу коего НЕЛЬЗЯ было не повиноваться. И стали его единственными спутниками – огромный черный кот, обладающий даром разума и речи, да лихой, циничный авантюрист, не знающийни веры, ни доверия. И лежал и путь по странным землям, по королевствам то ли мыслящим, то ли безумным. Там, где говорили таинственные цветы и лгали ясновидение кони. Там, где дешево стоила жизнь, а за предательство платили звонким золотом. Там, где подвиг Избранного нарушит течение Времени – и избежать этого возможно, лишь совершив нечто, ни человеку, ни духу не подвластное. Ибо дальним и страшным будет путь за неведомое море – к неведомой Цели…

И явилось простому пастуху из затерянного племени странное видение. Видение, приказу коего НЕЛЬЗЯ было не повиноваться. И стали ему спутниками – огромный кот, обладающий разумом и речью, лихой «наемный клинок», не знавший ни веры, ни доверия, да – позже, в час опасности – огромный человек-зверь, добрый и могучий.

И неведомое море, обитель безжалостных чудовищ, схватки с армиями скелетов в бесплодных пустынях и бегство от охотников за душами – демонами – лишь начало пути их.

В конце же –цель пути: страшное, темное королевство безумного мага-некроманта, одержимого древним, предвечным Злом. Мага, из поединка с которым выйдет, согласно древнему пророчеству, лишь тот, помогать которому согласится сама Смерть...

На самом верху лестницы Джон-Том пошатнулся. Все неправильно, подумал он. Не то место и не то время. И не он стоит перед входом в странное здание Совета в городе под названием Поластринду. И нет выдра ростом в пять футов в высокой зеленой шапке и яркой одежде, что внимательно разглядывает его, ожидая очередного обморока. И нет двуногой черепахи в очках, с кислым выражением ожидающей, пока Джон-Том придет в себя, чтобы продолжить труды по спасению мира. Нет рядом огромного, до чрезвычайности уродливого летучего мыша, бурчащего себе под нос что-то о грязных горшках, сковородках, о чрезмерных трудах и о том, как тяжело в одиночку выполнять обязанности фамулуса.

Двое героев прошли сквозь кошмар войны с полчищами демонов, которые вырвались из Тьмы, ведомые Королевой мрака. Теперь каждый из них следует по собственному пути, исполняя свое предначертание. Один избирает путь воина - ибо Тьма снова и снова ищетдорогу в земли Мидкемии, и, значит, кто-то должен стоять на пути у врага... Другой, желая богатства и могущества, достигает желаемого, еще не зная, что очень скоро Зло проникнет в его дом, грозя погубить и его, и все, что он создал. Скоро, очень скоро опять возьмут герои в руки оружие, ибо кратки мгновения покоя, когда идет великая война...

Давным-давно, в начале времен, загадочные Создатели сошли в миры, где жили самые разные расы, и решили отделить их друг от друга. Драконы и маги, люди и георны — все были отделены таинственными Завесами... Но теперь случилось страшное: ткань Завес рвется, и кошмарные чудовища проникают в мир людей, истребляя всех и вся. Последний из Провидцев погиб, в стране магов раскол. Чем завершится противостояние перед лицом кровожадных захватчиков?

День уходил. Слепящее опускалось все ниже и ниже, туда, к далекой гряде Синих Холмов, на которые сырой ветер с Горькой Воды натянул сизые, беременные дождем тучи с краями иззубренными и острыми, как лезвия каменных ножей.

Тучи — хищные, вытянутые — тяжело переползали через вершины холмов, все глубже впивались в мягкую синеву неба, погромыхивали далекими еще, медленными раскатами... Так лезвие каменного ножа под треск рвущихся сухожилий неохотно входит в глотку оглушенного дубиной врага, кода воин всем телом навалился на рукоять.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наталья Долинина

Первые уроки

О, знал бы я, что так бывает,

Когда пускался на дебют...

Б. Пастернак

Теперь-то я все это знаю. Как войти в класс, чтобы с первой минуты произвести впечатление. Как сразу дать понять, что умеешь держать дисциплину. Как улыбнуться, в какую минуту сострить. Найти ту точку - пока еще невидимую точку опоры - тот островок, где сидят старательные девочки, заранее готовые внимать каждому твоему слову. (Потом с ними будет труднее всего.) Почувствовать - не увидеть и не услышать, а почувствовать спиной островок бунта: хорошо, если он мальчишечий, тогда легче справиться. Хуже, если это мальчики вокруг одной или двух девочек. Совсем плохо - если только девочки. Им надо сначала улыбнуться отдельной улыбкой. Потом - специально для них, и чтоб они поняли, что для них, - пошутить. Если все это впустую, мимо - осторожно высмеять. Чтобы знали: хотите играть в войну - будем играть. Но с серьезным противником. А главное - удивить. Отношения с классом - это любовь. И, как в каждой любви, первоначальное удивление дает толчок всему остальному. Теперь я все это знаю. Но тогда...

Андрей Михайлович Должиков

По учетам мура не проходят...

Двадцать третьего февраля 1999 года в Минске один известный криминальный авторитет праздновал юбилей. К семи часам вечера к парадному подъезду отеля "Планета" начали съезжаться автомобили представительского класса с респектабельными мужчинами в компании миловидных дам, отчаянно напоминавших кукол Барби. Однако ни крутые иномарки, ни наряды от Версаче не скрывали дефицита интеллекта на лицах гостей.

Юрий Домбровский

Арест

Вскоре же после получения на Кавказе первых известий о декабрьских событиях в Петербурге в крепости Грозный арестовали и Грибоедова.

В комнатах наместнического дома в ту пору уже было порядком темно, и в залах пришлось зажечь свечи.

Ермолов, большой, желтый, слегка одутловатый, сидел за ломберным столом и раскладывал новый пасьянс. Карты были цветастые, блестящие и, разбросанные по столу, они походили на перья райской птицы.

Юрий Домбровский

Царевна-лебедь

На старую дачу (на ней еще висела жестянка страхового общества "Саламандра") приехала новая дачница. Мы, ребята, ее увидели вечером, когда она выходила из купальни. Сзади бежала черная злая собачонка с выпученными глазами, а в руках у незнакомки был розовый кружевной зонтик с ручкой из мутного янтаря. Проходя мимо нас, дачница улыбнулась и сказала: "Здравствуйте, ребята". Мы смятенно промолчали, тогда она дотронулась до зонтика, и он мягко зашумел и вспорхнул над ней, как розовая птица, я ахнул, собачка вдруг припала на тонкие лягушачьи лапки и залаяла, но хозяйка наморщила носик и сказала: "Фу, Альма", - и та осеклась, так они и ушли.