Мир Терпа

К вечеру с Северных Безвоздушных гор подул ветер. Здесь, вдали от океана, он был злым и пронизывающим. Благородному Лису, хоть он и стремился уйти от погони, совсем не улыбалось скакать на холодном ветру по сильно пересеченной, поросшей лесом и жестким кустарником местности, какой являлось по большей своей части Второе плато. Он решил сделать остановку на ночлег, тем более что Резвому, его отличному гнедому коню, требовался отдых.

По прикидке Лиса преследователи отставали километров на восемь — десять, так что у него была приличная фора.

Другие книги автора Борис Анатольевич Долинго

Любой человек, уставший от однообразия серых будней, мечтает о приключениях, но не каждому выпадает шанс осуществить подобные мечты. И не каждый готов оказаться в совершенно ином мире.

Молодой инженер Богдан Домрачеев стал странником поневоле, найдя на заводской свалке странный предмет, послуживший ключом к двери в фантастический мир, имеющий форму Шестигранного цилиндра.

Грани цилиндра населены странной смесью народов, а переходы между гранями возможны только через запутанную систему телепортационных переходов, о которых сами жители планеты и не догадываются. Более того, как выяснилось, планета-цилиндр создана искусственно...

Пройдя через вынужденные странствия, Богдан втягивается в жизнь, полную опасностей, решив всесторонне изучить Планету Граней и выяснить, кто же такие таинственные Творцы, научившиеся создавать собственные искусственные миры.

На Земле, раздробленной на закрытые «зоны», открываются переходы, ведущие в иные миры, но контакт с землянами никто не спешит устанавливать. Что это – захват, вторжение или какие-то безумные эксперименты внеземного разума?

Герой первой книги цикла Александр Гончаров, собрав команду единомышленников, отправляется в опасное путешествие по Вселенскому «Вавилону» сначала с главной целью – найти жену и сына, отделенных от него невидимым барьером. Но, оказавшись в цепочке миров, люди понимают, что им, возможно, выпал шанс выяснить, кто стоит за рукотворной катастрофой, создавшей сеть, накрывшую множество планет…

Вторая книга цикла «Игра в Вавилон (ранее книга выходила под названием «Чужие игры»).

 Мир Земли после катастрофы, разделившей поверхность планеты на участки, вроде бы не имеющие между собой никакой связи. Никто не знает, что там, за невидимой гранью, отделяющей родную планету от внеземелья, кто может появиться с «той стороны»?

 Герои второй части цикла «Игра в Вавилон», Валентин и Николай, бросаются в погоню за инопланетянами, устроившими бойню в мирной земной деревушке – и оказываются втянутыми в интригу, сплетаемую таинственным незнакомцем, называющим себя «другом» и обещающим землянам помощь.

 Но очень скоро становится ясно, что их руками готовят вселенское столпотворение, не менее серьезное, чем все, что происходило ранее. Они даже не подозревают, насколько более серьезное…

«Девушка в черной униформе сама была черной и вдобавок толстой.

Пошивалов подумал: „Негритянка“, но тут же с иронией поправил себя: „Афроамериканка, не вздумай вслух иначе сказать!“

Ему вспомнился фильм „Брат-2“ и то, что когда-то в школе он считал, будто неграм в США плохо живется. Пошивалов улыбнулся, глядя на таможенницу…»

Мир Земли после катастрофы, разделившей поверхность планеты на участки, не имеющие между собой никакой связи. Никто не знает, что там, за невидимой гранью, отделяющей родную планету от внеземелья, кто может появиться с «той стороны»? И как наказать инопланетян, устроивших бойню в мирной земной деревушке? Герои второй части сериала «Игра в Вавилон», Валентин и Николай, бросаются в погоню и оказываются втянутыми в интригу, сплетаемую таинственным незнакомцем, который называет себя «другом» и обещает землянам помощь. Но очень скоро становится ясно, что их руками готовят вселенское Столпотворение, не менее серьезное, чем все, что происходило ранее. Они даже не подозревают, насколько более серьезное…

Когда-то, когда он жил ещё на Земле, его звали Богданом. Потом он попал в Мир Терпа и стал Лисом.

Накануне возвращения он проснулся очень рано. Терп и Монра ещё спали, и Лис решил никого пока не будить. Время суток здесь немного опережало земное, и можно было ещё не спешить.

Лис поднялся на верхнюю площадку центральной башни, туда, откуда он когда-то впервые увидел туманные дали Торцевого Плато. Всё так же, как и много лет назад желтоватая дымка, в которой пропадали каналы, протекавшие через сад Дворца, скрывала горизонт. Всё так же вокруг царила тишина.

Как некая высокоразвитая цивилизация Homo Sapiens может эффективно противостоять космическим недругам и одновременно осваивать иные миры, если у неё не хватает собственных людских ресурсов? Например, – вербовать волонтёров среди… жителей Земли.

Многие годы на нашей планете ведётся тайная вербовка лучших представителей землян, отправляющихся на освоение иных планет и остающихся работать и на самой Земле для выявления агентов чужих.

Века длится противостояние людей и алиенов, чужих, и, казалось, оно будет вечным, но из глубин галактики надвигается «третья сила», для которых нет разницы – человек ты или «чужой»…

Главный катер третьей пограничной флотилии шёл в патрульном режиме в двадцати пяти тысячах километров над поверхностью Чёрного Пятна. Это было самое ненадёжное место по всей границе Имперской Республики, простиравшейся на многие парсеки в черноте межзвёздного пространства. Именно здесь предпринимались все попытки нелегального перехода как в ту, так и в другую сторону.

В четырнадцать часов по бортовому времени майор Малваун начал очередной обход постов. Он проверил отделение двигателей, приняв рапорт у дежурного техника, затем прошёл к наблюдателям, сообщившим, что в радиусе контроля космос чист, и никаких посторонних объектов не замечено. После этого майор заглянул в маленькое помещение, выполнявшее на катере роль кают-компании, посмотреть как коротают время свободные от вахты члены экипажа.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Раненый рабочий каменоломни лежал на высокой больничной кровати. В сознание он еще не приходил, но само его молчание было внушительным, давящим; его тело, накрытое простыней с намертво застывшими складками, и равнодушное лицо казались телом и лицом статуи. Мать рабочего, словно бросая вызов его молчанию и равнодушию, заговорила вдруг очень громко:

— Ну зачем, зачем ты это сделал? Или ты хочешь умереть раньше меня? Нет, вы только посмотрите на него, на моего сына, на моего красавца, моего ястреба, на мою полноводную реку! — Она точно выставляла напоказ свое горе, летела навстречу возможности выплеснуть его, точно жаворонок навстречу утренней заре. Молчание сына и громкий протест матери означали одно и то же: нестерпимое стало реальностью. Младший сын женщины стоял рядом и слушал. Молчание брата и крики матери измучили его, наполнили его душу тоской, огромной, как сама жизнь. Бесчувственное, безразличное ко всему тело брата, раскрошенное на куски, как кусок мела, давило на него своей тяжестью, ему хотелось убежать отсюда, спастись.

На морском берегу стоял он, глядя поверх длинных пенистых валов вдаль, туда, где можно было увидеть или, вернее, угадать высящиеся в туманной дымке Острова. Там, говорил он морю, там находится мое королевство. Море в ответ говорило ему то, что говорит оно каждому. Когда вечер надвинулся из-за его спины на водные просторы, пенные валы побледнели, а ветер притих, далеко на западе зажглась звезда. Возможно это было светом маяка, а возможно — всего лишь его желанием такой свет увидеть.

Большинство людей «живут в тихом отчаянии», и многие рассказы рождаются им же. Мы были в Англии, шел ноябрь месяц, на улице темнело в два часа дня, шел дождь, мой чемодан с рукописями потерялся где-то в Саутхэмптоне, я несколько месяцев ничего не писала, я не могла понять, что говорит зеленщик, а он не понимал меня. Это было отчаяние, только тихое — гордость, вы же понимаете. Так что я села и принялась безнадежно царапать бумагу. Слова, слова, слова. Я дошла до фразы «Попробуй побыть Амандой, — с кислым видом предложил тот, кто был рядом» и застряла. Год спустя («Бритиш Рэйл», к их чести, вернула мне чемодан, мы вернулись в Орегон, шел дождь) я нашла рукопись, и продолжала писать, и дошла до конца. Я так и не выяснила, как же должен называться рассказ — название, к моему восхищению, подобрала Вирджиния Кидд, мой агент.

Этот рассказ был опубликован, когда наркотики стали предметом широкого обсуждения, и кто-то бросил, что я решила нажиться на больной теме. Меня это очень повеселило, учитывая, во-первых, мой талант, позволяющий мне неизменно промахиваться мимо модных тем, а во-вторых, тот факт, что в моем маленьком рассказике Льюис как раз не принимает наркотик. Он уходит из реальности сам… с помощью друзей.

Но это и не рассказ «против» наркотиков. Я искренне полагаю, что наркотики (будь то анаша, галлюциногены или алкоголь) нельзя запрещать, но нужно объяснять их вред. Яне могу не признать, что люди, расширяющие границы своего сознания, просто живя, вместо того чтобы глотать химикалии, обычно находят куда больше что рассказать. Но я и сама наркоманка (табак), и было бы глупо с моей стороны осуждать или прославлять кого-то за подобный же порок.

Нет, не будет войне конца. Потому что теперь в войну вступают новые силы. Новые игроки в смертельно опасной битве за власть над миром.. Холодный и умный циник Бьяджио по прозванию «Золотой граф», засевший в почти неприступном замке на острове Кроут, плетет интриги... Посланник и тайный агент Золотого графа Симон, посланный в Люсел-Лор, готов исполнить свою миссию – похитить дочь Нарского шакала... Лихие пираты земли Лис преследуют корабли Нара по всем морям и мечтают о захвате Кроута... Война – ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

В лиге от украшенных мозаикой городских стен, там, где пустыня сверкала, словно золотое зеркало, в каменной башне сидела прекрасная женщина и играла костью.

— Придет ли он ко мне сегодня? — спрашивала она у кости, качая ее на руках, как дитя. — Или будет искать меня ночью, сверкая ярче небесных звезд? Конечно, он не осмелится прийти днем, чтобы не затмить собой солнце. А то солнце умрет со стыда, и весь мир останется без света. Но он придет, Нейур, мой повелитель.

Когда дочь демона Азрарна в первый раз жила она на этом свете, ее звали Соваз и она была возлюбленной князя Безумия Чузара.

Ради нее Чузар носил прекрасное обличье, что вовсе не было свойственно ему ранее. Однако, как и ее отец, он был Владыкой Тьмы.

Говорят, двое предавались любви в недрах великого леса, и их близость распространила на лес свои чары, отчего он сделался опасным и непредсказуемым.

Сбывается давняя мечта Акорны, девушки-единорога, когда-то найденной в глубинах космоса и воспитанной людьми. Она находит свою родину и своих соплеменников и улетает к ним. Однако реальность оказывается далеко не такой радужной, как это представлялось Акорне, – с первых же шагов по планете линьяри она начинает ощущать себя чужой в этом мире. И вскоре ей вновь приходится обратиться за помощью к старым друзьям…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наталья Долинина

Первые уроки

О, знал бы я, что так бывает,

Когда пускался на дебют...

Б. Пастернак

Теперь-то я все это знаю. Как войти в класс, чтобы с первой минуты произвести впечатление. Как сразу дать понять, что умеешь держать дисциплину. Как улыбнуться, в какую минуту сострить. Найти ту точку - пока еще невидимую точку опоры - тот островок, где сидят старательные девочки, заранее готовые внимать каждому твоему слову. (Потом с ними будет труднее всего.) Почувствовать - не увидеть и не услышать, а почувствовать спиной островок бунта: хорошо, если он мальчишечий, тогда легче справиться. Хуже, если это мальчики вокруг одной или двух девочек. Совсем плохо - если только девочки. Им надо сначала улыбнуться отдельной улыбкой. Потом - специально для них, и чтоб они поняли, что для них, - пошутить. Если все это впустую, мимо - осторожно высмеять. Чтобы знали: хотите играть в войну - будем играть. Но с серьезным противником. А главное - удивить. Отношения с классом - это любовь. И, как в каждой любви, первоначальное удивление дает толчок всему остальному. Теперь я все это знаю. Но тогда...

Андрей Михайлович Должиков

По учетам мура не проходят...

Двадцать третьего февраля 1999 года в Минске один известный криминальный авторитет праздновал юбилей. К семи часам вечера к парадному подъезду отеля "Планета" начали съезжаться автомобили представительского класса с респектабельными мужчинами в компании миловидных дам, отчаянно напоминавших кукол Барби. Однако ни крутые иномарки, ни наряды от Версаче не скрывали дефицита интеллекта на лицах гостей.

Юрий Домбровский

Арест

Вскоре же после получения на Кавказе первых известий о декабрьских событиях в Петербурге в крепости Грозный арестовали и Грибоедова.

В комнатах наместнического дома в ту пору уже было порядком темно, и в залах пришлось зажечь свечи.

Ермолов, большой, желтый, слегка одутловатый, сидел за ломберным столом и раскладывал новый пасьянс. Карты были цветастые, блестящие и, разбросанные по столу, они походили на перья райской птицы.

Юрий Домбровский

Царевна-лебедь

На старую дачу (на ней еще висела жестянка страхового общества "Саламандра") приехала новая дачница. Мы, ребята, ее увидели вечером, когда она выходила из купальни. Сзади бежала черная злая собачонка с выпученными глазами, а в руках у незнакомки был розовый кружевной зонтик с ручкой из мутного янтаря. Проходя мимо нас, дачница улыбнулась и сказала: "Здравствуйте, ребята". Мы смятенно промолчали, тогда она дотронулась до зонтика, и он мягко зашумел и вспорхнул над ней, как розовая птица, я ахнул, собачка вдруг припала на тонкие лягушачьи лапки и залаяла, но хозяйка наморщила носик и сказала: "Фу, Альма", - и та осеклась, так они и ушли.