Мир теней

Мир теней

За спиной остались чужие земли, где в Шериане, воине-тени, видели лишь зло. Отныне его дом – Рианол, закрытое государство, таящее новые опасности и неожиданные встречи. Пока что Шериан – невидимка в родном мире, но надолго ли? Он жив – и одно это не дает покоя старым врагам, тревожа память и распаляя злость. Совет – первая попытка перешагнуть через прошлое, внес смятение в ровный ход истории Рианола, отразившись на старейших из теней. Отвечая на гнев и досаду, они готовы вынести решение – но лишь по истечении года. Признают или нет иноземца одним из них, и что произойдет за отмеренный срок – покажет время. А пока впереди полная свобода и новые миры, чужие тайны и смутные намеки. Впереди – жизнь. (продолжение "Странствия тени", отредактировано)

Отрывок из произведения:

Красноватый цвет небес необычайно четко выделял чернеющие вдали горные хребты, проходящие причудливыми изломами по всему горизонту. Было немного непривычно находиться здесь, называть это место своим домом, своим миром.

Мир теней.

Наконец-то можно отдохнуть душой, расслабиться, но что-то как всегда мешает, тревожит без видимой, вроде бы, причины. Быть может потому, что не так-то проста должна быть жизнь в родных пенатах, как хочет казаться. Да и так вполне можно догадаться об этом по прошлым вылазкам его неизвестных врагов и туманности в словах Тиэла. Но сейчас, стоя на площадке высокой башни и разглядывая открывающийся мир, он старался не думать о прошлом хотя бы пару минут. Слишком завлекающими были окрестности, отодвигающими в тень все остальное.

Другие книги автора Анастасия Владимировна Пак

Клубился серый туман Междумирья. Одинокий призрачный силуэт легко скользил по мерцающей тропе, ведущей в неизвестность. Фаревей, мир людей и древней магии, прибежище темных сил и кочующих иноземцев, давно перестал быть тихой гаванью. Как и еще десятки миров он служил напоминанием о горечи прошлых ошибок. Силуэт ненадолго замер, обретая плоть и кровь. Вместо размытой тени на тропе стоял молодой воин, слишком хорошо известный в западных землях Фаревея. Чужак, полукровка… Его называли по-разному с презрением, ненавистью и страхом. Для многих он был олицетворением тьмы и беспощадной жестокости. Для других – верности и редкой силы воли. Но ни для кого – человеком. Впрочем, это не значило, что понятия чести и совести были чужды ему. Именно они не давали череде событий сломить его волю, сохранив частицу самого себя.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Проиграв долгую и изнурительную борьбу с совестью, автор не может не упомянуть, что многие мысли, идеи, понятия, слова и даже абзацы этого произведения позаимствованы из двух книг. Основополагающей стала «Физика для любознательных» Эрика Роджерса. Также можно сказать с большой долей уверенности, что данное произведение выглядело бы совершенно иначе, не попадись в руки автору учебник физики, который создали А. В. Перышкин и Н. А. Родина. Учебник этот автор изучал дважды — во время учебы в средней школе и непосредственно в период создания романа, которые иногда пересекались. Автор до сих пор находится в состоянии восхищения простотой описания важнейших законов физики. И если в предлагаемом Вам произведении встретятся запутанности, неточности и грубые ошибки, то за все эти несуразности автор принимает ответственность на себя.

Автор: Window Dark

У перекрестка они столкнулись лицом к лицу.

— Далековато мы забрались от места первой встречи, — ласково буркнул Воитель.

Впервые они повстречались пять лет назад. В темной лесной прогалине сиял алый шар спелого яблока Горного Короля. Съевший его получал навеки удачу в битвах и прочую милость богов. К заветному плоду потянулись две руки. Отдернулись. И зазвенели, схлестнувшись, два клинка.

— Что надо тебе, чужеземец?

— Эй, девонька, а ты разве из местных?

Что-то скрежетнуло, и меня передернуло в очередной раз. Нервы ни к черту. Да и какие нервы надо иметь, чтобы спокойно стоять и смотреть туда. Ах да, вы то еще не знаете, что я стою в светлой больничной палате у донельзя непонятной конструкции и неотрывно смотрю на мертвое тело, с разбитого виска которого на белоснежную простыню скатываются отвратно-красные капли крови. Профессор оккультных наук, топчущийся рядом, довольно потирал руки и, судя по всему, находился в гораздо более спокойном состоянии духа, чем я. Ну ему то не привыкать, а я жутко не люблю мертвецов. Впрочем, меня никто и не заставлял их любить, зато заставляли стоять рядом и смотреть на творившееся непотребство.

Лариса осторожно открыла полиэтиленовую штору, загораживающую ванну. Сгусток черных нитей беспокойно кружил вдоль ее бортов. Перемена места, видимо, взволновала его, и теперь он тщательно обследовал свое новое жилье. Если бы все происшедшее касалось только этого непонятного клубка, но это затрагивало интересы всех сотрудников лаборатории аномальных явлений.

Уже две недели лаборатория располагалась здесь (у девушки язык не поворачивался сказать на новом месте;). Лариса с грустью вспомнила солидный корпус с мраморной мозаикой по стенам. Там имелось десять просторных комнат со всевозможным оборудованием, шестнадцать маленьких, в которых хранили реактивы и запасные части, и просторный холл, где пили чай и смотрели цветной телевизор. В общем, имелся имидж солидного научно-исследовательского центра, рассеявшийся теперь на неопределенное время.

Раньше учиться было не в пример легче, нежели в наши многотрудные времена. Особливо, если ученик званием обладал. Маркиз там, или виконт. На худой конец и граф подходил неплохо. А все потому, что в ту эпоху ценилась не высшая математика, а высшее происхождение.

«Чем же легче учиться то?» — спросите вы. Да вот, к примеру, стоит ученик у доски, глазами дырку в полу сверлит, не знает ничего, морда великовозрастная, а коварный учитель ручонки потирает, глазенками хитрыми по сторонам зыркает. «Что, — говорит, — не знаем теорему то, не выучили-с, сударь?» А как же ее было выучить, если сей сударь до утра в кабаке просидел и при всем своем горячем желании не мог до книги дорваться по причине полного не хождения нижних конечностей.

Что ответить, если вопрос задаст девушка ветра? А-а… Вам представляется картинка, где красуется некий Ветер, у которого есть девушка, вопрошающая пустоту, куда какими-то обстоятельствами занесло и вас. В мозгу сразу складывается десяток вариантов. В одном вы получаете от Ветра по физии. В другом нахально уводите девушку из под его носа, чтобы не хлопал ушами. В третьем расстилаетесь перед девушкой ковровой дорожкой…

А все не так…

В день рождения лил дождь. Небо делало вид, что страдает, отгородясь от мира косыми струями. Когда вокруг холодно и мокро, кажется, что весь мир скорбит вместе с тобой по исчезнувшему году. И на душе в этот день скребли безжалостные кошки. Много кошек, и если про них помнить, никогда не почувствуешь себя одиноким и позаброшенным. В компании скребущих когтей жизнь ворочается уныло и неохотно. Особенно, когда над головой небо, забрызганное цементом, а ветер оборачивается стаей до омерзения скользких и противных слизняков. Я боялся, что и встреча окажется склизкой. Встречи и расставанья подчиняются незримым законам. В тот день я выучил один из них. Простейший, надо сказать, закон. Сначала дует ветер, потом приходит девушка. Но нам кажется, что мы живем в мире, где ветра нескончаемы.

С появлением новой начальницы жизнь в летнем лагере становится невыносимой. Повсюду прорастают таинственные флаги, их становится всё больше, а дети превращаются в маленьких монстров. Главный герой начинает слежку за директрисой и выходит на подвал, где спрятана Красная Струна.

Гора стояла не слишком далеко от поселка, но все же в достаточном отдалении, чтобы неискушенный путник принял ее за надвигающееся кучевое облако, готовое закрыть все небо, но пока еще не развернувшееся во всем могуществе. Со мной так и произошло. И пробираясь по нешироким улочкам поселка, я думал о горе, как о чем-то отстраненном, воздушном, эфемерном.

Поселок утопал в зелени и казался в свете солнечного полдня райским уголком. Я внезапно очутился на главной улице, и гора величаво предстала передо мной во всей своей красе. Но до нее по-прежнему было нереально далеко, и я сконцентрировался на более близких вещах. По центральной улице протянулась прерывистая цепочка магазинчиков и кабачков, а также различных строений сферы обслуживания. Я разглядел огромные ножницы, обозначавшие наличие парикмахерской, но равнодушно прошел мимо. Не для того годами росли мои черные, как уголь, волосы, чтобы остаться в безвестной парикмахерской, затерявшись на помойке.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Чем больше мы изучаем Французскую революцию, тем более мы узнаем, насколько еще несовершенна история этого громадного переворота: сколько в ней остается пробелов, сколько фактов, еще не разъясненных.

Дело в том, что революция, перевернувшая всю жизнь Франции и начавшая все перестраивать в несколько лет, представляет собой целый мир, полный жизни и действия. И если, изучая первых историков этой эпохи, в особенности Мишле, мы поражаемся, видя невероятную работу, успешно выполненную несколькими людьми, чтобы разобраться в тысячах отдельных фактов и параллельных движений, — мы узнаем также громадность работы, которую предстоит еще выполнить будущим историкам.

Татьяну ждал вполне заурядный день. Если бы… не знакомство с удивительным мужчиной! И не странные пугающие события, в которые они с Дэвидом против воли оказались вовлечены…

Частный детектив Сергей Кольцов расследовал зверское убийство студентки. После похорон случилось нечто и вовсе чудовищное – тело девушки похитили прямо из могилы…

Он всю ночь шил красивое платье из голубого шифона. А потом нарядил в него большую обнаженную куклу. Определенно, это его лучшее творение, и он не сможет с ним расстаться…

Порой судьба, одной рукой осыпая щедрыми подарками, другой отнимает самое дорогое. Не бойся потерять, чтобы найти…

Груня Пичугина никогда не была за границей. И вдруг режиссер театра, где она работает художником-декоратором, буквально вынуждает ее лететь в Будапешт. Присутствие Аграфены в Венгрии оговорено контрактом – владелец венгерского театра Марк Тарасов намерен заказать ей портреты своих «бабушки с дедушкой». Чего не сделаешь для родного коллектива? Но на месте театральную труппу и Груню встречает… катафалк. Оказывается, Марк Тарасов недавно скончался. Зато ведет катафалк красавец-мужчина Вилли, и Аграфена глаз от него отвести не в состоянии. Тут события начинают развиваться с необыкновенной скоростью – на Вилли с завидной регулярностью происходят покушения. Однако Груня, естественно, совершенно случайно, но с той же регулярностью оказывается рядом и спасает загадочного красавца…

Юная цыганка Дина и грузинский князь Зураб Дадешкелиани полюбили друг друга. Она не может признаться, что стала невенчаной женой князя – законы в таборе суровые. Он тоже не может представить Дину родным – они никогда не признают этот неравный брак.

Их первая ночь была последней – Первая мировая в самом разгаре, Зураб уезжает на фронт, и вскоре приходит страшное известие – он погиб.

Как жить Дине? Сердце подсказывает ей, что любимый жив, он не может умереть, не может оставить ее одну…