Минна фон Барнхельм, или Солдатское счастье

Готхольд-Эфраим Лессинг

Минна фон Барнхельм, или солдатское счастье

Комедия в пяти действиях

Действующие лица

Фон Телльхейм, майор в отставке.

Минна фон Барнхельм.

Граф фон Брухзаль, ее дядя.

Франциска, ее горничная.

Юст, слуга майора.

Пауль Вернер, бывший вахмистр майора.

Хозяин.

Дама в трауре.

Фельдъегерь.

Рикко де ля Марлиньер.

Действие попеременно разыгрывается в зале гостиницы и в одной из

Другие книги автора Готхольд-Эфраим Лессинг

В серии «Классика в вузе» публикуются произведения, вошедшие в учебные программы по литературе университетов, академий и институтов. Большинство из этих произведений сложно найти не только в книжных магазинах и библиотеках, но и в электронном формате.

Готхольд Лессинг (1729 – 1781) – поэт, критик, основоположник немецкой классической литературы, автор знаменитого трактата об эстетических принципах «Лаокоон, или О границах живописи и поэзии». В «Лаокооне» сравниваются два вида искусства: живопись и поэзия – на примере скульптуры Лаокоона, изображенного Садолетом, и Лаокоона, показанного Вергилием. В России книга не переиздавалась с 1980 года.

Готхольд-Эфраим Лессинг

Эмилия Галотти

Трагедия в пяти действиях

Действующие лица

Эмилия Галотти.

Одоардо Галотти |

} родители Эмилии.

Клаудия Галотти |

Хетторе Гонзага, принц Гвасталлы.

Маринелли, камергер принца.

Камилло Рота, один из советников принца.

Конти, художник.

Граф Аппиани.

Графиня Орсина.

Анжело и несколько слуг.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Готхольд-Эфраим Лессинг

Натан мудрый

Драма в пяти действиях

Introite, nam et heic Dii sunt!

Арud Gellium.

Входите, ибо и здесь боги!

Геллий.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Султан Саладин.

3итта, его сестра.

Натан, богатый еврей в Иерусалиме.

Рэха, его приемная дочь.

Дайя, христианка, живущая в доме Натана как подруга Рэхи,

Молодой рыцарь-храмовник.

Дервиш.

Патриарх Иерусалимский.

В издание вошли драмы "Мисс Сара Сампсон", "Филот", "Минна фон Барнхельм", "Эмилия Галотти", "Натан Мудрый" и басни в прозе.

Перевод с немецкого Наталии Ман, П. Мелковой, Н. Вильмонта и А. Исаевой.

Вступительная статья и составление Н. Вильмонта.

Примечания А. Подольского.

Иллюстрации В. Носкова.

Готхольд-Эфраим Лессинг

Басни в прозе

ВИДЕНИЕ

Я лежал у тихого ручья в глубочайшем одиночестве леса, где мне не раз удавалось подслушать речь животных, и старался надеть на одну из моих сказок то легкое поэтическое украшение, которое с такой охотой носит избалованная Лафонтеном басня. Я размышлял, выбирал, отбрасывал, мой лоб пылал - и все напрасно! На бумаге не появилось ни строчки. Разгневанный, я вскочил, и вдруг... сама муза басни предстала передо мной.

Готхольд-Эфраим Лессинг

Материалы к "Фаусту"

1. ИЗ ПИСЕМ О НОВЕЙШЕЙ НЕМЕЦКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Семнадцатое письмо 10 февраля 1769г.

"Никто, - говорят авторы "Библиотеки", - не станет отрицать, что немецкая сцена обязана господину профессору Готшеду большинством усовершенствований, впервые введенных на ней".

Я этот "никто", я прямо отрицаю это. Следовало бы желать, чтобы господин Готшед никогда не касался театра. Его воображаемые усовершенствования относятся к ненужным мелочам или являются настоящими ухудшениями.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Интермедия-дивертисемент. Написана по случаю бенефиса актрисы А.Д. Каратыгиной.[1]

Представлена в первый раз в С.-Петербурге в Малом театре, 24 сентября 1817 года.

Первая публикация по списку, сообщенному А.Я фон-Атебергом:

Полное собрание сочинений, т.8, с.125-130, Товарищество М.О.Вольф, С-Пб, 1898 г.  

Ночь на Волге. У набережной старый пароход, превращенный в ресторан. За зашторенными окнами слышна музыка. На одной из палуб элегантно одетый Раздорский. Рядом Зудин, худой, с печальным и одновременно восторженным лицом.

Зудин. И вот еще одна история на ту же тему. Одна бывшая саратовская знаменитость, артист Алферов, многие годы регулярно стригся под полубокс. Под полубокс! Почему? А потому, что получил когда-то постоянную халтуру на областном радио. Еженедельно, по утрам, в воскресенье, в самое благословенное время, своим бархатным голосом, от которого млели женщины и распускались комнатные растения, артист Алферов вел цикл передач «Уроки атеизма». А до этого он носил красивейшие волосы, как у короля Людовика… Я помню, когда он появился у нас с длинными волосами, мы все тогда решили — вот и до нашего Саратова дошла свобода! Избивали его милиционеры за прическу регулярно, в театре умоляли подстричься. Он отвечал — нет! И подстригся! Иначе эту передачу не получил бы! И двадцать лет он стригся только под полубокс. Недавно вижу: старый Алферов, волосы опять до плеч, как у монаха. Стоит у храма, вещает, как по радио — подайте смертельно больному, ради Господа нашего Иисуса Христа. И вижу, что люди ему подают, и больше, чем другим. И я сказал ему — артист Семен Алферов, когда-то я снимал тебя на стенд «Лучшие люди Саратова» в прическе полубокс.

Сцена: Начало разгульных выходных недели праздника Марди Гра[1] во Французском Квартале Нового Орлеана. Занавес открывает нам гостиную в мягком голубоватом свете заходящего солнца южной весны: этот свет льется внутрь сквозь стекла французских дверей, выходящих в патио, представляющее собой миниатюрный японский сад с прудиком, где плавают рыбки, родником, плакучей ивой и даже небольшим изогнутым мостиком, украшенным бумажными фонарями. Интерьер гостиной также выполнен в японском или псевдо японском стиле, с бамбуковой мебелью, низкими столиками, соломенными циновками, и глянцевыми вазами различных форм: в их белом и бледно-голубом фарфоре красуются искусственные ветви цветущего кизила, либо вишни, и длинные прутья красной вербы с серебристыми почками — все специально подобрано в нежных, пастельных тонах. Занавеска из бисера или бамбука отделяет маленькую спальню, укрытую в глубине сцены. Расстроенное механическое пианино играет мелодию «Несчастная Баттерфляй»: она звучит до тех пор, пока на сцене не появляется Кэнди — новоорлеанская «королева[2]

Позднее воскресное утро, начало июня в Сент-Луисе.

Интерьер представляет собой квартиру в доходном доме середины или конца тридцатых годов — время, когда разворачивается действие пьесы.

Квартира расположена в Вест-Энде Сент-Луиса. Попытки придать квартире блеск и великолепие могут оказаться губительными. Это ощущение усиливают резкие желтые отблески отраженного от стен соседних домов света, падающего сквозь огромные окна. Урбанистический пейзаж напоминает квартиры Бена Шана[1]

Гостиная виллы «Свет Луны» в Довиле. В передней части сцены слева проход в коридор. Видны ступеньки, ведущие в спальни. В конце этого коридора парадная дверь. Дверь в глубине сцены ведет в рабочий кабинет; дверь в глубине сцены справа ведет в столовую и кухню. В передней части сцены справа — окна до пола. Через них виден сад и пляж. Напротив стены, между проходом и дверью, в глубине сцены слева бар и табуретка. Правее от центра диван и чуть левее кресло. Стул с прямой спинкой стоит рядом с дверью слева в глубине сцены; такой же с правой стороны. Цвета мебели яркие.

Гостиная большой парижской квартиры с заброшенным садом четы ДЮБУА. Дверь в глубине сцены справа ведет в кабинет. В глубине сцены справа камин. Стена справа образует угол с большим проходом. Рядом платформа на одну ступень. В проходе двойные двери. Проход ведет в другие части квартиры: к главному входу, кухне и т. д. Напротив двойных дверей коридор, ведущий влево в столовую. Рядом со стеной прохода слева стоит стул с высокой спинкой и тумбочка. Стена заканчивается стеклянными дверьми до пола. За ними терраса. Сами двери расположены по центру сцены. Слева и права от дверей винтовые лестницы: видны три ступени. В центре платформы дверь, ведущая в будуар МАДАМ ДЮБУА. Левее дверь, ведущая в спальню черты ДЮБУА.

Помещение в телевизионной студии. Расположившись в креслах друг против друга, сидят: ведущая — худощавая, с острым смуглым лицом восточного типа женщина лет сорока, в светлом брючном костюме, с дорогими серьгами в ушах и гость программы — мужчина тех же лет, высокий, широкоплечий, в прекрасно сидящем на нем коричневом костюме и ярком галстуке. Ведущая вся сосредоточена в себе, напряжена, будто находится в кабине самолета и должна сейчас совершить свой первый в жизни прыжок на парашюте. Гость озабоченно смотрит на нее, ему немного не по себе.

Драма для чтения – особый вид литературного искусства, который требует от автора максимум мастерства. С задачей написания таких произведений Олег Агранянц справился весьма успешно: его книга «Все женщины немного Афродиты» представляет собой четыре пьесы, в которых гармонично соединились острота сюжета, напряженность интриг и философские размышления. Оригинальным авторским жанром «глупость в двух действиях» названа пьеса «Вода и скелет», ее герои втянуты в череду интриг, из которых не так просто выпутаться. Легкая юмористическая завязка пьесы «Все женщины немного Афродиты» интригует и веселит одновременно: каким образом молодой парень Борис оказывается голым на улице и почему он вдруг понадобился министру культуры? Две следующие пьесы книги – это остросюжетные детективные истории. Будничные посиделки героев в кафе прерываются вторжением террористов в пьесе «Еще одна точка над і», а действие пьесы «Отель Гермес» разворачивается в одноименном отеле одной из Африканских стран, где отдыхает некто Ростислав Романович Ржавцев – человек хитрый и расчетливый, подозреваемый в угоне машины своего товарища. Книга заинтересует любителей интриг и остросюжетных детективов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он – человек, странствующий по странному миру... или мирам? Он – чужой в чужой стране... ада и существует ли она, эта страна, где вещи – не то, чем кажутся? Есть ли она вообще, эта изменчивая реальность, в которой невозможно отличить кошмар от яви, галлюцинацию от бытия, людей – от монстров? И есть ли разница между монстрами и теми, кто с ними сражается? Говорят – сон разума рождает чудовищ. Но как же тогда разуму пробудиться?

Людей мы увидали возле торгового центра, когда я осматривался, нет ли поблизости доходяг. Мы с Глорией собирались их обчистить, конечно, если их попадется не шибко много. Торговый центр лежал милях в пяти от города, куда мы держали путь, так что никто бы не узнал. Но, когда мы подошли поближе, Глория засекла фургоны с людьми и сказала, что это скэйперы.

Раньше я этого словечка не слышал и сам не догадался, что оно означает. Но она объяснила.

— Гляньте, — говорит мать Того, Кто Гуляет По Спутникам Юпитера, — как шустро топает.

Она хихикает, будто удачно пошутила, торопливо огибает журналиста и приближается к верстаку. На верстаке в полнейшем беспорядке — инструменты и всевозможный электронный утиль. Она перекидывает длинный и запутанный провод через капельницу сына и вставляет конец в гнездо виртуального шлема. При этом Тот, Кто Гуляет вздрагивает, но не сбивается с мерного шага по беговому тренажеру. Мать тянет шнур к современному четырехдорожечному магнитофону, стоящему прямо на пыльном полу гаража, поднимает и включает микрофон.

Кристиан Леурье

Фургон

При свете керосиновой лампы Очаровательный Малыш подсчитывал дневную выручку. Как обычно, скудную. Публика больше не интересовалась двухголовыми чудовищами.

- А как хорошо было там! - вздохнула голова чтобы мечтать.

- Ну, если и дальше так пойдет, вернуться вряд ли удастся, - ответила голова чтобы думать.

Очаровательный Малыш встал. Обе его головы почти касались потолка фургона.

- Пора бы тебе, наконец, подкрасить фургон, потолок совсем облупился, заметила голова чтобы мечтать.