Милый старый Петербург

Эти мемуары написаны двумя петербургскими старожилами, родившимися на рубеже XIX–XX вв., и публикуются по рукописи, которая находится в собрании А. М. Конечного, составителя и комментатора этой книги. Воспоминания П. А. Пискарева и Л. Л. Урлаба — это документальный реестр реалий повседневной и праздничной жизни города рубежа веков и его обитателей, они дополняют и корректируют сведения, сообщаемые другими мемуаристами и являются еще одним источником по быту и зрелищной культуре старого Петербурга для самого широкого круга читателей (от любителя книг до специалиста по городской культуре и истории).

Иллюстративный материал предоставлен А. М. Конечным.

В оформлении обложки использованы работы Мстислава Валериановича Добужинского (1875–1957).

Отрывок из произведения:

В мемуарной литературе прошлая повседневная жизнь занимает особое место. Разные мотивы побуждали старожил взяться за перо.

Так, в 1892 г. петербургский чиновник С. Ф. Светлов составил подробный реестр повседневной жизни города (церковные обряды, домашняя жизнь, дома, квартиры, убранство улиц, сады и парки, транспорт, уличные вывески, туалеты, магазины, рестораны и пр.) под заглавием «Петербургская жизнь в конце XIX столетия», сопроводив его своими зарисовками. В предисловии к рукописи он писал:

Популярные книги в жанре История

Н.В.Валентинов

Наследники Ленина

Редактор-составитель Ю. Фельштинский

В сборник Н. Валентинова - революционера-меньшевика, историка и философа, эмигрировавшего в 1928 г. во Францию, вошли несколько статей, объединенных общей темой, кризис в партии после смерти Ленина. Несмотря на спорность некоторых выводов автора, в ряде случаев вызванных и его незнанием документов, введенных в научный оборот в более поздние годы, высокая информативность, живой стиль, неординарность подачи материала делают книгу интересной для самого разного читателя.

Леонид Вегер

Закат парламентаризма

Историческая заслуга парламентаризма

В результате буржуазных революций и реализации лозунга "Свобода, равенство, братство" парламент приобрел современный облик. Общенародная выборность органов власти означала, что власть выражает отныне интересы не личности (короля или другого правителя), как это было в эпоху феодального абсолютизма, а большинства народа. Чрезвычайно важным оказалось то, что парламентаризм смог обеспечить эволюционный путь развития общества. До этого не было механизма, который приводил бы общественное устройство в соответствие с меняющимися условиями. В этих обстоятельствах единственным способом обеспечения такого соответствия оставался путь революций со всеми негативными сопутствующими явлениями.

Винцер Отто

Двенадцать лет борьбы против фашизма и войны

Очерки по истории Коммунистической Партии Германии

в период с 1933 по l945 годы

Перевод с немецкого Н.С. Португалова. 

{1}Так помечены ссылки на примечания.

Аннотация издательства: Работа Отто Винцера, члена ЦК Социалистической единой партии Германии, депутата Народной палаты Германской Демократической Республики, представляет собой попытку осветить важнейшие события истории Коммунистической партии Германии в 1933-1945 годы, которые до сих пор не были исследованы в исторической литературе. В своей работе Отто Винцер использовал новые, ранее неизвестные материалы и источники. Изучение истории КПГ этого периода имеет большое значение для уяснения истории Германии вообще и путей ее дальнейшего развития в частности.

Юрий Воронин

В ловушке

Вынырнув из воды и сделав глубокий, шумный вдох, Сергей зацепился руками за острый, скалистый выступ, торчащий в полуметре над водой. Рывок, и он уселся на скользкий, плоский камень, плавно уходящий под воду. Вода тонкими струйками стекала по его гидрокостюму.

Минут за двадцать, безуспешно пытаясь столкнуть каменную плиту, свалившеюся бог знает зачем и закрывшею узкий вход в пещеру, Сергей изрядно устал. Будь то на поверхности, он без особого труда, опрокинул бы её, но дело было под водой на глубине более метра. Не за что не зацепиться, не упереться. Обессиленный и раздосадованный, он просто сидел и отдыхал. Тусклый свет, проходящий через какую-то трещину и отражающийся от отвесной стены, слабо освещал небольшой, подземный зал. Слева и справа виднелись узкие проходы, уходящие не весть куда. Под водой есть еще один ход, но Сергей не хотел рисковать. Воздуха в акваланге оставалось минут на пять, а лабиринт мог быть достаточно длинным или вообще заканчиваться тупиком. Борясь с проклятой плитой, он израсходовал много воздуха. Оставался неприкосновенный запас. Сергей с грустью посмотрел на манометр и отодвинул аппарат от себя. Соблазн был велик. Но он прекрасно понимал, если застрянет в этом каменной "чулке", найдут его не скоро. А может и вообще не найдут. Он ещё раз огляделся по сторонам. Гладкие, отвесные стены кольцом окружали маленький зал. До ближайшего карниза метра четыре. Без специального снаряжения, забраться практически невозможно. Достав из кармана подводный фонарь, Сергей посветил в ближний проход. Два, три метра и крутой поворот влево. Это тоже вариант, но пока нужно еще раз попытаться сдвинуть плиту.

Л.Жариков

Пашка Огонь

Пашка был в полном смысле пещерным человеком. Он родился и вырос в земле, никогда в жизни не умывался и считал это пустяковым занятием: все равно всюду грязь, угольная пыль, да и воды на руднике нет, а покупать у водовозов по копейке ведро - где наберешься таких денег!

Шахтерская лачуга, в которой прожил Пашка первые тринадцать лет, была вырыта на краю оврага. Входили в нее по ступенькам, как в погреб, да еще надо было пригнуть голову, чтобы не стукнуться лбом о перекошенный дверной косак. "Пещера, а не жилье" - так сказал бы о Паншиной землянке всякий человек. Но Пашка любил свою завалюшку-хибарку. Он узнавал ее по высокой трубе с закопченным ведром на макушке. Крыша у землянки была отличная: на обаполы насыпали толстый слой глины - никакой ливень не промочит. А еще цветы росли вокруг трубы - сурепка, полынь и желтые одуванчики. Плохо только, что крыша сравнялась с землей. Один раз какой-то пьяный шахтер заблудился и долго топтался по крыше, кого-то ругая, и целую ночь не давал Пашке спать.

Александр Знойко

Русь и этруски

В ЗАПИСНУЮ КНИЖКУ ФАНТАСТА

Где заканчивается наука и начинается фантастика? И где

кончается фантастика и начинается наука? Вряд ли очень точно можно

указать границу. Фантастика питается научными гипотезами и идеями,

но научно-фантастическую художественную литературу нельзя свести к

популяризации научных положений. Однако оригинальные гипотезы,

едва брезжущие предположения ученых, умело изложенные, имеют и

Владимир Устюжанинов

ХОЖДЕНИЕ ЗА КАМЕНЬ

"Всякая история, даже и неискусно писанная, бывает приятной".

Плиний Младший.

ОБ АВТОРЕ

Владимир Андреевич Устюжанинов - главный государственный горнотехнический инспектор Сургутской РГТЭИ Тюменского округа Гостехнадзора России. За его плечами горный техникум, геологоразведочный институт и 40 лет работы в геологии Среднего Приобья. За эти годы прошел все ступени: от рабочего до начальника геофизической экспедиции. Увлекается историей, особенно нашего края, и находит минуты, чтобы письменно (и устно тоже) рассказать об интересных исторических фактах людям. Читатели "Югры" знакомы с его историческими, увлекательными рассказами "В те годы в Нарымском крае", "Прошлое остается с нами" и другими, опубликованными в нашем журнале в прошлом году. Мы благодарны, что Владимир Андреевич стал постоянным автором журнала "Югра". Сегодня мы предлагаем вам его новый исторический очерк "Хождение за Камень", ради которого автор, жертвуя своим отпуском, побывал во многих архивах страны.

БОРИС ВОРОБЬЕВ

Прямой наводкой

Рассказ

В штабном блиндаже Фролова ожидали трое: командир дивизии полковник Игнатьев, комиссар Сердюк и начальник штаба подполковник Минин. Сидя за дощатым столом, они рассматривали разложенную на нем карту, о чем-то переговариваясь вполголоса.

Комдив и его помощники просидели за столом всю ночь, о чем свидетельствовал и прокуренный воздух блиндажа, в котором тускло горели две коптилки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг
АнтологияСоставители: Евгений Кузьмин, Сергей СмирновСодержание:

Джеймс Хэдли Чейз. ЕСЛИ ВАМ ДОРОГА ЖИЗНЬ… (роман, перевод М. Загота)

Валерий Привалихин. ТАЁЖНЫЙ ДЕТЕКТИВ (рассказ)

Артур Конан-Дойл. ХИРУРГ С ГАСТЕРОВСКИХ БОЛОТ (рассказ, перевод В. Штенгеля)

Павел Амнуэль. И УСЛЫШАЛ ГОЛОС (рассказ)

Рэй Брэдбери. ЛЕД И ПЛАМЕНЬ (повесть, перевод Л. Жданова)

Клиффорд Саймак. ПРИНЦИП ОБОРОТНЯ (роман, перевод А. Шарова, Г. Темкина)

Примечание:

Переводчик романа «Принцип оборотня» в издании не указан.

Составители сборника в издании не указаны.

Художники Н. Новикова, А. Шахгелдян

ОглавлениеСтатьи

Шесть историй о Джобсе и Apple Автор: Андрей Письменный

Мнения

По зубам ли «Яблоко» Тиму Куку? Автор: Михаил Карпов

Колумнисты

Кафедра Ваннаха: Азимов и Чапек Автор: Ваннах Михаил

Кивино гнездо: Что-то происходит... Автор: Киви Берд

Василий Щепетнёв: Оружие — выбор цели Автор: Василий Щепетнев

Дмитрий Шабанов: Блуждание глазами по всему небу Автор: Дмитрий Шабанов

Кафедра Ваннаха: Игра в мультикульти Автор: Ваннах Михаил

Александр Амзин: Издательcтво за четыре часа Автор: Александр Амзин

Василий Щепетнёв: Автономная связь Автор: Василий Щепетнев

Кафедра Ваннаха: Твен как пророк Автор: Ваннах Михаил

Дмитрий Вибе: Чего ждать от Солнца Автор: Дмитрий Вибе

Голубятня-Онлайн

Голубятня: Сведение Автор: Сергей Голубицкий

Составители: Евгений Кузьмин, Сергей СмирновСодержание:

Джеймс Хедли Чейз. «ЕСЛИ ВАМ ДОРОГА ЖИЗНЬ...» (роман, перевод М. Загота)

Чарльз Вильямс. ДОЛГАЯ ВОСКРЕСНАЯ НОЧЬ (роман, перевод Л. Корнеева)

Жорж Сименон. ОТПУСК МЕГРЭ (повесть, перевод В. Ровинского)

Виталий Гладкий. КИЛЛЕР (повесть)

Детективные произведения отечественных и зарубежных авторов.

Художник А. Шахгелдян.

Если у Вас рост метр семьдесят два, фигура богини, золотые волнистые волосы до середины лопаток и безупречно красивое лицо, понятно, что Вы не особенно задумываетесь о будущем спутнике жизни, ведь в мире столько интересного!

Продолжение «Неучтенного фактора» и «Колонизатора», но можно читать отдельно.