Милосердие динозавра

Милосердие динозавра

Герой повести «Консервный нож», сотрудник службы безопасности Никита Пересвет, сталкивается с жестоким расчетом такой же службы, но галактического масштаба, для решения своих проблем использующей человечество в качестве своеобразного «консервного ножа».

В повести, которая дала название книге, читатель встретится с реликтовой формой жизни, занесенной на Землю миллионы лет назад.

СОДЕРЖАНИЕ:

Консервный нож

Милосердие динозавра

Художник А. Ю. Кожановский

Отрывок из произведения:

Архипелаг был невелик — семь островов общей площадью шестьсот десять квадратных километров.

Норман нашел самый большой остров, напоминавший полумесяц, покружил над ним, всматриваясь в глубины мрачного вудволлового леса, полюбовался мечетью в деревне дайсов, ничего подозрительного не заметил и посадил пинасс1 на северном роге острова у древнего разлома шириной в двести метров.

До назначенной встречи еще оставалось время, и Норман решил пройти к побережью через крыло вудволловой рощи, похожей — что вблизи, что издали — на развалины города или крепости.

Рекомендуем почитать

Переиздание приключенческой повести А. Н. Рыбакова. Увлекательная по сюжету, насыщенная романтическими событиями, эта книга пользуется широкой популярностью среди юных читателей.

Печатается по изданию: Рыбаков А. Собр. соч., в 4-х т. М.: Сов. Россия, 1981. Т. I. — 528 с.

Художник: В. В. Соколов

Роман «Зверобой» — первая книга пенталогии замечательного американского писателя, посвященной приключениям охотника Натаниэля Бампо. В этом романе Купер обращается к юности героя. Жизнь Зверобоя (таково одно из прозвищ Натти Бампо) неотделима от жизни окружающих его лесов, рек, озер, от романтического мира индейских легенд. Здесь завязывается дружба Натти Бампо с отважным Чингачгуком. Действие в романе происходит в сороковые годы XVIII века.

Перевод с английского Т. Гриц

Художники Г. Г. Поплавский и Н. Н. Поплавская

Печатается по изданию: Купер Ф. Зверобой. — М.: Дет. лит., 1975.—511 с.

Книгу известного советского писателя-фантаста Ивана Ефремова составили повесть «Сердце Змеи» и научно-фантастический роман «Час Быка». Они являются логическим продолжением «Туманности Андромеды». Эти произведения рисуют будущее в оптимистических красках, проникнуты верой в неиссякаемые творческие силы и разум человека.

СОДЕРЖАНИЕ:

Сердце Змеи

Час Быка

Художник В. Малахов

Печатается по изданиям:

Ефремов И. Звездные корабли; Сердце Змеи: Повести. — Ростов н/Д: Ростов, кн. изд-во, 1984.

Ефремов И. Час Быка: Науч. — фантаст, роман. — М.: Мол. гвардия, 1970.

Любопытно заглянуть в будущее, лет этак на сто вперед — не правда ли? Читатель имеет эту возможность. Вместе с героиней книги Алисой Селезневой и ее приятелем Пашкой Гераскиным он совершит не одно фантастическое путешествие во времени и пространстве, окунется в мир удивительных приключений.

СОДЕРЖАНИЕ:

ОТ АВТОРА

РЖАВЫЙ ФЕЛЬДМАРШАЛ. Повесть

ВОКРУГ СВЕТА В ТРИ ЧАСА. Рассказ

ЧУДОВИЩЕ У РОДНИКА. Рассказ

МОЖЕТ, ЭТО НЕ АЛИСА? Рассказ

КЛАД НАПОЛЕОНА. Рассказ

ВТОРОГОДНИКИ. Рассказ

УЗНИКИ «ЯМАГИРИ-МАРУ». Повесть

ПЛЕННИКИ АСТЕРОИДА. Повесть

Художник В. М. ЖУК

Роман Д. Фенимора Купера «Последний из могикан» входит в серию пяти всемирно известных романов автора: «Зверобой», «Последний из могикан», «Следопыт», «Пионеры» и «Прерия».

Данная книга посвящена описанию жизни и обычаев индейских племен и любимому герою Купера, охотнику и зверолову, — Натти Бампо.

Перевод с английского Е. М. ЧИСТЯКОВОЙ ВЕР и А. П. РЕПИНОЙ

Художник А. К. ШЕВЕРОВ

Печатается по изданию: Купер Ф. Последний из могикан. — М.: Правда, 1978.

Ночь перед освобождением Громов спал плохо. Ему снилось все то же — бой в Бартангском ущелье, куда его забросили в составе группы рэксов[1] ГРУ с заданием взять в плен или уничтожить полевого командира таджикской оппозиции Сулеймана, — память даже во сне возвращала Антона к истокам истории, в результате которой он оказался в Шантарской колонии особого режима под Нефтеюганском…

Старшего лейтенанта Романа Козырева перевели в группу откуда-то со стороны, говорили, что из подразделения антитеррора ФСБ. Антона сразу насторожили его манера держаться — грубовато-фамильярная, снисходительная, нетерпимость к чужому мнению и склонность к жестокости во время тренировок по рукопашному бою.

В этом сборнике представлены произведения признанных мастеров, которые пишут в жанре фантастики. Среди них — роман К. Саймака, рассказы Жерара Клейна, Фредрика Брауна, Бертрана Чендлера и др. Все эти произведения объединяет тема многообразия форм разумной жизни.

СОДЕРЖАНИЕ:

Клиффорд Саймак. ЗАПОВЕДНИК ГОБЛИНОВ. Пер. с англ. И. Гуровой

Франсис Карсак. ГОРЫ СУДЬБЫ. Пер. с франц. Ф. Мендельсона

Орасио Кирога. АНАКОНДА. Пер. с испан. С. Мамонтова

Жерар Клейн. ИОНА. Пер. с франц. А. Григорьева

Жерар Клейн. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. Пер с франц. А. Григорьева

Фредрик Браун. ЗВЕЗДНАЯ МЫШЬ. Пер. с англ. Л. Этуш

Бертран Чендлер. КЛЕТКА. Пер. с англ. А. Санина

Лино Альдани. КОРОК. Пер. с итал. Л. Вершинина

Гарри Уолтон. ТОТ, КТО ВСЕГДА ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Пер. с англ. И. Шуваловой

Г. Ануфриев, С. Солодовников. ВСЕ — ЖИВОЕ, ИЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. (Послесловие)

Составители: Г. Ануфриев, С. Солодовников

Художник: К. Шарангович

Увлекательный приключенческий роман о доблестном смельчаке Найджеле Лоринге, которому по плечу и рыцарские доспехи, и бремя рыцарского долга. Действие романа происходит в 1356 году в разгар Столетней войны, кульминацией действия служит битва при Пуатье, в которой англичане одержали решительную победу, взяв в плен французского короля.

Перевод с английского: Ирины Гавриловны Гуровой

Вступление и примечания: Кирилла Андерсона

Художник: Николай Васильевич Лямин

Другие книги автора Василий Васильевич Головачев

Матвею Соболеву, «ганфайтеру», профессиональному контрразведчику, в совершенстве владеющему многочисленными приемами борьбы и рукопашного боя, приходится столкнуться не только с уголовниками всех мастей, коррумпированными чиновниками и «оборотнями» в системе МВД и ФСБ, но и с самим Монархом Тьмы — нечеловеком из иной реальности Земли. О том, сможет ли русский «перехватчик» справиться с порождением Тьмы, и узнают читатели романа.

Майор Вербов не предполагал, что целью его следующей служебной командировки станет далёкая и холодная Антарктида. Что в составе опергруппы он будет пробираться на батискафе по подводным тоннелям к сооружению, оставленному на Южном полюсе древними атлантами, воевать с отрядом американских ныряльщиков, пытающихся не пропустить русских в подлёдное озеро Восток, столкнётся с тем, что прежде считал невозможным…

Головачев В. Черный человек: Книга первая. Научно-фантастический роман. / М.: Молодая гвардия. 1990. — (Библиотека советской фантастики). — 352 стр., 3 руб., 100 000 экз.

Книга писателя из Днепропетровска Василия Головачева посвящена извечной в научной фантастике теме — контактам с внеземными цивилизациями. Чем контакт может обернуться для землян? Автор в романе дает свою версию. Космос всегда манил людей своими загадками. И, наконец, в третьем тысячелетии казавшаяся столь нереальной встреча с его таинственными обитателями стала возможной. Но вот последствия этого процесса оказались не такими радужными, как ожидания. Рождение «Черного человека» — олицетворения худших и теневых сторон человеческой натуры — поставило под угрозу само существование маленькой и хрупкой планеты Земля.

Герой романа Никита Сухов становится случайным свидетелем ликвидации не Земле Посланника Светлых Сил. Чудом оставшись в живых, он понимает, что навсегда попал под прицел убийц-неземлян и может в любой момент погибнуть. Ему остается только принять вызови пройти в качестве нового Посланника страшный Путь Меча в Веере Миров.

Матвей Соболев, офицер контрразведки, вступает в борьбу с системой криминального беспредела, захлестнувшего страну. Путь «кулака и меча», избранный им против врагов, самый эффективный: на зло он отвечает злом, на насилие ответным насилием. Но что он сможет противопоставить самому Монарху Тьмы?

Мастер единоборств Антон Громов в этой жизни повидал всякое: и тюрьму, и войну. В нечистую силу не верил, и без нее слишком много грязи и боли на земле. Но именно воины преисподней, служители храма Морока, что уже тысячи лет стоит на берегу священного Ильмень-озера, стали его противниками. И победить черное воинство можно только уничтожив Лик Беса – магический камень, служащий Мороку вратами проникновения в наш мир.

Испытания нового прибора, созданного российскими физиками, проводившиеся на Камчатке, заканчиваются неожиданно и трагически. Гибнет разработчик «дыробоя», и расследовать это дело отправляется майор ФСБ Вепрев. Однако происшествие на Дальнем Востоке оказывается неразрывно связанным с не менее трагическими событиями в аномальной зоне в Пермском крае, где в командировке находится сейчас друг и сослуживец Вепрева майор Кашин. Вдвоем им удается раскрыть тайну «дракона», по преданиям обитающего в этих местах, найти убийц и узнать о той роли, которую отвели землянам в своей большой галактической Игре совсем не добродушные и любознательные «зеленые нечеловечки»…

Адрес интернет-страницы автора: www.golovachev.ru

Далеко шагнувшая земная наука позволила ученым задумать и взяться за реализацию суперпроекта по бурению временных пластов протяженностью в миллиарды лет. Но внезапно объявившиеся хронокиллеры повернули ход эксперимента в опасное для существования Вселенной русло. В результате этого вмешательства природа словно сошла с ума, освободив жуткие и таинственные стихии, способные стереть в порошок не только нарушителей пространственно-временного баланса, но и целые вселенные со всеми их особенностями.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЗА МИГ ДО БЕССМЕРТИЯ

Фантастический рассказ

"Поедем туда, где бьется сердце... Поедем туда, где бьется сердце..." До чего же нелепа эта неизвестно откуда взявшаяся фраза! Он повторял ее бездумно, не вникая в смысл, словно отсчитывал секунды.

Внизу распласталась неестественно плоская земля. Была она как выцветшая от времени акварель под пыльным стеклом. Казалось, стекло вот-вот разобьется: оно кренилось из стороны в сторону, вставало на ребро, переворачиваясь, исчезало из глаз и снова возникало в поле зрения.

Роман Подольный

НЕ НАДО РАЗБРАСЫВАТЬСЯ

Директор патентного бюро легким толчком послал через весь широчайший стол своему сотруднику коробку с сигарами. Тот неумело закурил.

- У меня к вам серьезный разговор.

- Я весь внимание, герр Галлер!

- О, речь пойдет не о вашей работе в бюро. Как бы вы к ней ни относились, справляетесь вы с нею великолепно. Это не комплимент. Мы ведь даже повысили вам жалованье. Но именно из-за того, что вы такой великолепный инженер, я и хочу предостеречь вас. Вы слишком разбрасываетесь. На мой взгляд, у вас большое дарование изобретателя, его и надо развивать. Только точное определение цели жизни делает жизнь по-настоящему полноценной. Единство цели! Вот общая черта всех истинно великих людей. А вы?

П.Попогребский

"Абицелла"

Было около семи утра, когда над домом взошло солнце, и его свет, расчлененный на пластинки в щелях пластмассовой шторы, покрыл стену комнаты четкими вертикальными линиями, как штрихами растра.

Нежные блики заиграли на боках продолговатого ящика, стоящего в углу. Оттуда послышался щелчок, и на панели засветилась шкала - электронный хронометр включил компьютер, который тотчас приступил к выполнению утренней программы: постукивая, разошлась на окне штора, комната наполнилась солнцем и веселой музыкой, проснувшись под которую можно сохранить свежесть и бодрость духа на весь день.

Геннадий ПРАШКЕВИЧ

ПРИКЛЮЧЕНИЕ ВЕКА

ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ. ДОБРОЕ НАЧАЛО

Богодул с техническим именем. От Бубенчиково до

Симоносеки. Опасности, не учтенные лоцией. Болезнь

Сказкина и методы ее лечения. Сирота Агафон. Вечерние

беседы на островах, "Привет, организмы!.. Рыба!".

Залив Доброе Начало вдается в северо-западный остров

Итуруп между мысом Кабара и мысом Большой Нос,

расположенном в 10,4 мили к NNO от мыса Кабара. Берега

Борис ПРИМОЧКИН

СОТРУДНИЦА

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

1

По морю ползло черное пятно нефти. Шторм давно стих, и было четко видно, как сверкающую на солнце морскую гладь закрашивает траурная маслянистая пленка. А вот и сам танкер, напоровшийся ночью на рифы. Из него, словно из толстого фломастера, опущенного в воду, вытекала черная паста.

Хоз сделал погромче звук. С телеэкрана донесся голос диктора:

- Опять из-за неисправности рулевого управления грузовой танкер налетел на скрытые под водой коралловые рифы. Экологическая служба безопасности моря срочно принимает меры.

Борис ПРИМОЧКИН

ТРАМБОВЩИК

1

Будильник прозвенел, словно электропила разом отсекла ствол сна от корней. Роскошное дерево сновидений с надсадным скрипом и треском рухнуло на постельную землю...

Значит, восемь. Пора вставать. На работу. Всю ночь форточка была отстегнута. Воздух холодный, с редкими снежинками. Ветерок, видно, нанес. Внезапное похолодание среди лета. Что-то погодные вывихи участились. Сейчас он встанет, и холодрыга заглотнет теплый леденец его проснувшегося организма. Молодого, мускулистого, загорелого... Ешь, не жалко.

Е. Путкамер

ЧУДОВИЩА САРГАССОВ

Врачи заявили лондонскому журналисту Буслею, страдавшему нервным переутомлением, что самым рациональным средством для восстановления его здоровья они считают длительное морское плавание. Они настойчиво советовали ему сесть на грузовой, а не на пассажирский пароход: Буслею необходимо было избегать общества, а как же избежать болтовни на пассажирском пароходе?

Буслей сговорился с мистером Смитсом, капитаном грузового судна "Лидс", собиравшегося отплыть из Лондона в Тринидад *. Это был длинный рейс, что как раз и было на руку Буслею. В день отплытия "Лидса" журналист стоял на его палубе, в последний раз окидывая взглядом набережные мирового города, с которыми ему приходилось прощаться, как он думал, на несколько недель.

Владимир Пузий (АРЕНЕВ)

Смерть Харона

"Харон погиб! Харон, Харон погиб!" - и выкрик, народившийся в толпе теней умерших, кровоцветной птицей вспорхнул над водами реки, стремясь покинуть этот край застывшей смерти. Скорбя, склонили стебли асфодели, и Цербер вздрогнул в чутком полусне, и чей-то силуэт хромой вздохнул, в тень отступая белого утеса, скрываясь от очей. "Харон погиб!" Широкобокая ладья прижалась к сухой ладони берега щенком, и тело, что лежало на скамье, сползло и глухо стукнулось о днище пустою головой, рассыпав кудри. Толпа теней, как ненасытный волк, что кровь учуял свежую и к жертве всем телом тянется - безумная струна, - стремилась к лодке, вытянувши шеи, чтобы взглянуть на тело мертвеца: извечный интерес, который даже теперь, по эту сторону от смерти, в Аиде, не исчез. "Харон погиб!" Возможность невозможного, ненужный дешевый артефакт и парадокс - лежало тело Лодочника. "Умер Харон! Харон погиб!.. Харон... Харон..." "А как же мы?! А как же мы теперь?!" Мысль молнией-стрелою Громовержца всех поразила, кто стоял и ждал вот этой самой древнебокой лодки, чтоб реку переплыть. "А как же мы?!" Рыдала женщина (вернее, только тень от женщины), ломала тене-руки: она стремилась к умершему прежде любимому, теперь же - как теперь им встретиться? И чем она отлична от прочих, кто веками здесь ходил, непогребенных мертвецов. Молчал смиренно старец с длинною, как жизнь его, седою бородой. Застывший усталый взгляд искал себе отрады, но - тщетно. Больше лодок на реке не отыскать, единственная - здесь, и в ней - мертвец. Теперь тебе, старик, извечно жить среди непогребенных. Вас будет больше, с каждым днем - все больше, в конце концов вас станет столько здесь, что тени в ядовитый Ахерон начнут лететь с обрывов, растворяясь в зловонных водах. Тот, кто раньше тут бродил, неупокоенный согласно обычаям многоумелых предков, злорадно хохоча, глядит на вас, прибывших, чтоб отправиться за реку: "Вот справедливость! Немесида здесь!" И плещут волны, и хохочет зверь из тьмы подземных страшных коридоров, что за спиною вашею остались: "Вот Немесида! Справедливость с нами!" Назад пути вам нет. И кое-кто, отчаявшись, перебегает в лодку. Еще один. Еще один... Они вышвыривают тело мертвеца на берег, под трясущиеся ноги толпы теней; а вот теперь схватились за весла - собираются отплыть. "А кто из них назад потом вернется, чтоб остальных перевезти?" - и мысль иглою раскаленной входит в мозг. И сборище растерянных теней стремится к лодке, оступаясь, в крике развоплощаясь, только лишь коснутся ногой воды; но все-таки бегут и прыгают, - и лодка отплывает, роняя в волны мутные тела умерших. Вот отплыли. Лодка... тонет! Хоть тени весят ровно ничего, ладья не хочет плавать без Харона, не слушается весел и руля, кружит в водоворотах и зловонном пару, идущем от реки. И тонет. Крик стаи птиц, попавших в смерти сеть, - вспорхнул отчаянно, разнесся над водой вопль тех, кто в лодке был. На берегу - рыданья, скорбь, проклятия Богам. И Боги внемлют. Вот тоскует Ночь, а с ней - Эреб; отец и мать Харона, они скорбят об умершем ребенке - уродливом несчастном старике. Для них он навсегда печальный мальчик, что, с детства неуклюж и нелюдим, единственной чертою отличался: для Ахерона волн ядовитых неузявимым оставался. Зевс тогда и взял его на ту роботу, где Лодочник стал Лодочником. Здесь он Лодочником быть и перестал... Спешит Аид, владетель Царства мертвых, на встречу с братом. "Громовержец, кем мне заменить Харона?" Но молчит усталый старый Зевс, молчит. Молчанье становится Сизифовой скалой и падает на головы Кронидам. "Я лодочников тысячу найду, но лодку..." - Зевс прервался. - "Лодку я для ядовитых волн Ахерона и Стикса не сыщу". "А сделать?.." "Кто?! - грохочет Громовержец, - кто, скажи мне, способен на такое?!" "А Гефест?" "Ты знаешь сам!.." "Я знаю". Замолкают. Внизу ярится толпище теней.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Два десятка лет назад группа мальчишек-авантюристов вздумала поймать опасного маньяка, орудующего в окрестностях Средневолжска. Праведное дело окончилось тем, что одного из мстителей, Сережу Рыкова, маньяк схватил сам. После пережитого потрясения Сережа полгода находился в состоянии помраченного сознания, но выздоровел. Бывшая любовница местного криминального авторитета, совершая большой приворот на удачу в жизни, принесла в жертву маленького белого кролика, опустив его в заброшенный колодец на окраине Средневолжска. Зловещий колодец принял жертву, и могущественные силы пришли в движение…Вопросы, загадки, тайны… Ничем не примечательный Средневолжск становится странным городом. Но и в Москве бурлит тайная жизнь. Илья Привалов узнает о существовании потайных убежищ Хтоноса под землей, в том числе и под Москвой. Древние создания возвращаются к жизни. Грядет великая битва, и у людей уже нет выбора — чью сторону принять.

Многогранное и необыкновенно интересное исследование Филиппа Фримана предлагает читателю совершенно новый взгляд на Юлия Цезаря — одного из величайших политических деятелей и полководцев в истории человечества.

Юлий Цезарь — личность, в которой героические черты соседствуют с эгоизмом, талант политика — с редкой самоуверенностью и недальновидностью, а дар великолепного писателя и оратора с безжалостностью властителя.

Автор развеивает множество легенд, окружающих образ Цезаря, умело отделяя вымысел от достоверных фактов. А сам Цезарь предстает перед читателем не только выдающимся государственным деятелем, но и человеком, способным на вызывающие ужас поступки.

Значительная часть современной массовой культуры работает по схеме, которую в профессиональных кругах называют «мельница-3»: небогатые люди продают совсем бедным свои фантазии о жизни богатых, очень богатых и сказочно богатых. Иногда эта схема разнообразится какой-нибудь яркой деталью: небогатый человек демонстрирует желтой прессе свой домик на Рублевке или выдает на-гора какую-нибудь случайно подсмотренную примету олигархического быта (вроде сакраментальной фразы «как похорошела столица Чукотки», которую олигархи произносят по прибытии в Лондон).

Выжившие не собираются опускать руки и сидеть на месте. Цель поставлена

— Феникс ждет! За спиной остаются грайверы и таинственный маг-эрсати, за спиной остается комфортное жилье и относительная безопасность. Впереди неизвестность и неопределенность…

Разрушенный мир раскрывается новыми красками, но далеко не всегда они радуют глаз и душу. Дорога не оставляет времени на сомнения. Ведь впереди артефакты довоенного времени и послевоенные аномалии, таинственные криоцентры и Новый Иерусалим.

Раскручивается новый виток борьбы за выживание. Но будет ли он последним? Чем станет недавнее прошлое? Действие романа разворачивается в Европе. В районе между Бельгией, Францией и Швейцарией.

Закончено. Версия от 23.03.11