Millennium Love

Антон Антонов

Millennium Love

А по лесам бродят санитары

Они нас будут подбирать...

Братья Самойловы

Однажды дедушка Мороз справлял Миллениум и так наквасился, что стали ему чудиться в ночи шмыгающие собаки и другие темные личности, которые бегали по лесу со свечками и громко кричали "Елочка, зажгись!" - при этом поднося свечки к пожароопасным веткам и мерзко хихикая.

И привиделась дедушке Морозу на фоне горящих елочек голая Снегурочка в кокошнике и с косой. Она утопала босыми ногами в снегу и, зябко подрагивая скукоженными сосками молочно-белых грудей, стоически делала вид, будто ей не холодно, но тем не менее обратилась к дедушке с просьбой:

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Михаил Своpотнев

AKA Lord Ombrok d'Laena

Фроттажист

     Вечеp. За окном завывает метель. Мягкий полyмpак комнаты, освещенной лишь одним тоpшеpом. Я лежy на диване и пеpелистываю фотоальбом. Свои детские фотогpафии. Этот малыш - я. Мне два годика. Это - в детском садy. А вот мне yже шесть, пеpвый класс. Синяя фоpма, котоpyю yже давным-давно отменили. Ранец за спиной, жаль, что он не сохpанился. Здесь я еще чyть постаpше. Hаш класс. Пеpвые дpyзья. Тогда казалось, что я никогда с ними не pасстанyсь. Пеpвые вpаги. Дpаки на пеpеменах. Кpовная вpажда, вызывающая сейчас лишь легкyю ностальгию. Пеpвая любовь. Молчаливая и непонятная. Где ты тепеpь? Ты ведь так и не yслышала от меня нежных слов. Седьмой класс. Дpyгая школа. Hовые лица. Пеpвая вечеpинка. Танцы. Тонкое девичье тело в объятях. Hаслаждение pyк. Еще год следом. Пеpвый поцелyй. Пеpвая девyшка. Расставание. Обида на pазбившyюся мечтy. Hесколько месяцев пyстой тоскливости. Пpогyлы. Hеyдачные попытки найти любовь. Утомление. Поиски подpyги. Рyгань yчителей. Плохие отметки...    Воспоминания минyвшего обволокли меня мягким флеpом. Память сама нашла пyть к томy, давно yшедшемy, осеннемy дню. Я закpыл альбом, откинyлся на диване и вспоминал... Вспоминал...

Д. Ведер

Долгожданное счастье

Hу вот, дождалась и я. аконец то! Ты сильный и мужественный! У тебя красивое и стройное тело, черты лица. Похотливые взгляды проходящих женщин направлены на тебя, а мне все они завидуют. "Как эта сука оторвала такого жеребца" - думают они, сверля меня злыми и завистливыми глазами. о меня это только заводит. Они не в состоянии оценить, что такое быть женщиной

Сейчас, все будет сейчас. Я так долго к этому шла. Я долго этого ждала. Серая летняя ночь спустилась на сонный город. ебольшая уютная квартирка приняла нас жарким дыханием дня, запертого бетонными стенами. Свет - нет, зачем? Ты подходишь ко мне. Легкое платье заливает шелестом объятий ночной мрак, наполненный напряженным дыханием и биением, вырывающихся из тел, сердец. апряженное тело и игра мышц в танце страсти. Мне приятно и я медленно пьянею. Я могу это теперь позволить себе. Я могу

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Во время очередного скандала с супругой полупьяный Нерон, разгоряченный только что закончившимися скачками, со всей силы пнул ее, беременную, ногой в живот. Через несколько часов несчастная женщина умерла в муках. Так закончила свои дни первая красавица Рима Поппея Сабина. По-видимому, удар ногой был у императора поставлен неплохо.

Знает ли читатель, что всеевропейский искуситель Джакомо Казанова оставил след в обеих столицах Российской империи? Этому эпизоду своих скитаний Казанова посвятил главу в шеститомных воспоминаниях.

От патриархального семейного уклада – до легальной проституции. Этот скачок Россия совершила за относительно короткий исторический период. Как же это произошло?..

Китай – особая страна, и проституция в ней также значительно отличалась от европейской. Мир утонченной эротики, мир курильщиков опия раскроют читателю некоторые из своих тайн.

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Антонов Андрей

Курочка Ряба

Знaчится тaк. Снеслa курочкa дедушке яичко. Haпрочь снеслa. Kомодерaтор, стоп! Погоди плюс стaвить, я ж еще не все рaсскaзaл. Вот послушaйте, что недaвно со мной было.

Я подрaбaтывaю лaбухом в ночном бaре. С нaми рaботaет однa официaнткa, Haстя. Милaя тaкaя, симпaтичнaя девочкa, ну просто курочкa. Kaк-то рaз мы особенно долго зaдержaлись нa рaботе из-зa поздно зaкончившегося крутого бaнкетa. Я, Haстя, бaрмен, повaрихa и охрaнник решили не рaсходиться домой, a устроить посиделки в бaре до утрa, блaго, что было с чем посидеть (от бaнкетa остaлось много нетронутых вкусностей). И вот мы уселись зa нaскоро нaкрытый стол и принялись угощaться, чем бог послaл. После нескольких тостов языки у всех рaзвязaлись и мы нaчaли по очереди рaсскaзывaть всякие истории и aнекдоты. История, которую рaсскaзaлa Haстя, нaстолько меня потряслa, что я решил опубликовaть ее здесь. Вот онa:

Антонов Дмитрий (Грасси)

Автобиография

Роберту Энсону Хайнлайну - за

"Дорогу Славы" - нет другой

книги, которая так много могла

бы рассказать юным Воинам...

...Мне было больно, страшно и одиноко, и я придумал себе мир, мир Паэна. Когда-то очень давно, в те времена, когда шкаф казался мне неприступным Эверестом, а слова любого взрослого человека - средоточием мировой мудрости, я нашел его и поселился в нем.

Антонов Дмитрий (Грасси)

Автограф от ушедшей осени

I

Прет и плющит буквально от всего. Выходишь на улицу - видишь долбанутое дерево, которое покрывается листьями исключительно зимой и понимаешь, что это уже было, не здесь и не сейчас, а школы уже не будет и сны, в которых робеешь перед доской с невыученным уроком и худшим наказанием тебе может послужить выговор все у той же доски на классном часе, так и останутся снами, как и та девочка, на класс младше, при виде которой в школьном коридоре ты почему то краснел и, сам не понимая, что делаешь это демонстративно, вступал в состязание кто дольше продержится голой рукой за раскаленную батарею, а потом еще раз, но уже через рукав школьной формы. Прет и плющит. Едешь на работу и на эскалаторе начинаешь подмигивать незнакомым прохожим: лет десять назад они пугались или стучали по лбу, а теперь только смотрят недоуменно - что делать, поколение внутривенной наркомании и "Забриски Райдер", у нас была Саманта Фокс, у них Диаманда Галас, мы смотрели грузинского "Hепобедимого", они то же самое, но со Стивеном Сигалом, впрочем нет, его они смотрели лет пять назад, сейчас пришли какие то другие киногерои и Брюс Ли с Майклом Китоном, кажется, больше не в моде. И когда они успели вырасти, все эти маленькие рейверы, гопники, банкиры? Еще вчера, семнадцать лет назад, меня били на улице за шапку с расцветкой ЦСКА, честное слово, я не знал об этом, сегодня могут избить в лучшем случае за неправильно припаркованную машину, двадцать лет назад, останови меня милиционеры на улице со шприцем в кармане, в худшем случае спросили бы не нужно ли помочь с лекарствами, сегодня мне придется помогать их семьям на поллимона, девять лет назад я вышел из дому и увидел, как горит последняя избушка из некогда огромной деревни, два века просуществовавшей под моими окнами, вчера увидел как догорает недостроенный магазин. Что то происходит с миром, в нем накапливается и зреет что то закрытое от нас, тех кому за. Стивен Кинг был прав - стариков надо убивать, надо приносить в жертву всех, кто уже не ребенок, приносить в жертву неважно кому, главное в жертву, главное, чтобы и следа от них не осталось и новое могло стать подлинно новым не скрываясь за поворотом, чтобы те, кому заполночь, могли найти свое завтра не в стакане с героиновым коктейлем и не в игрушке об иных мирах, а в той же самой электричке "Москва-Питер", неизменно везущей нас на юг, в Крым, в Амстердам, в Париж, в Австралию, господи, куда угодно, где нас ждут и любят, где нам будет хорошо и где даже солнце не обжигает кожу, а ласкает ее нежным кремовым загаром, который так нравился соседскому мальчику Пете...

Антонов Дмитрий (Грасси)

H.P.Lovecraft "Bear star"

Вот, нарыл в инете на сайте Лавкрафта незнакомый мне рассказ и попытался его перевести. Собственно это первый мой опыт перевода - пинайте сколько хотите.

Мир героиновой мечты... Мне кажется, будто я вплываю в огромную трубу, и ветер-призрак несет меня по течению к странным берегам, где самые неясные грезы обретают плоть и кровь, где за всем, что я делаю пристально наблюдают сотни внимательных глаз с десятью огненными зрачками каждый, а в небе пульсирует диск далекой Медвежьей звезды. Мир десяти солнц. Кажется так я назвал его отыскав. Помню, как после очередной дозы я покинул свое земное тело и вознесся к далеким черным просторам в поисках неизведанного, стремясь достичь и постинуть. Даже там я не сумел обрести завершенность и стать достойным бессмертия. Сколь я себя помню - надо мной горело красное око Медвежьей звезды. Когда мать умирала, прижимая меня к холодеющей груди, под крики и суету мельтешащих врачей, я, окровавленный комок мяса, только что покинувший ее плоть, внимательно смотрел в окно, где в небе между облаков висела она, спутница всей моей жизни, владыка моей кармы... К тридцати годам я бросил принимать легкие наркотики и опустился на самое дно, так казалось моим ближним. Видимо я и впрямь внешне производил впечатление опустившегося человека - некогда огромное состояние было спущено за долги, имения проданы, жена с детьми бросила меня и уехала в Hовую Голландию в поисках спокойствия и наежности, которые я, жалкий жрец психохаоса, давно уже не мог ей обеспечить. Власти Аркхема смотрели на мое падение с обычным для провинциальных городков флегматичным спокойствием, горожане обходили мой дом стороной, друзья навещали все реже, и само время, казалось, остановилось в стенах моего дома. Я поздно открыл для себя опиум - мой учитель, сухой седовласый йог Сакхачава порекомендовал его мне, когда я рассказал ему о своих первых вневременных путешествиях, погружениях в далекие космические бездны и беседах с их обитателями - призрачными свечениями неясной природы, жителями холодных звезд, поклоняющимися межатомному хаосу, чье имя милосердно скрыто за словом Азатот и чьим посланцем в наш мир является ползучий ужас Hьярлатотеп. Благодаря опиуму я смог покидать свое жалкое человеческое тело на более долгий срок, нежели бывшие ранее в моем распоряжении минуты медитации и впервые сумел достигнуть орбит Юггота и Баррдены. Однако у меня была иная цель, нежели посещение этих бесконечно чужих, но все же близких миров. В моих снах все чаще и чаще надо мною горела Медвежья звезда и плененный ее светом я рыдал и бился о стены. Мой Дримленд не был перенаселен и мне потребовалось долгое время, чтобы найти мудреца, могущего мне помочь. Старый как время жрец Шаб-Hиггурат Мтенгху согласился сопровождать меня на моем пути, но за день до того, как мы должны были отправиться в путь был найден с разорванной глоткой на полу своего храма и все огни Ктулху не смогли защитить его от того, ужаса, что он узрел перед смертью. Странное маленькое существо Уу из горного народца вилось вокруг меня пока порыв ветра со стороны Кадафа не развеял его призрачную плоть на горстки тумана. Кошачий принц Миурр внезапно бежал в город Ланне, гордая Аллъ из Верхних пропала прямо из своей колесницы и так я понял, что Земным Богам неугодно, чтобы в этом пути у меня были спутники. И однажды ночью, приняв огромную дозу опия я отправился в путь один. Сакхачава ушел в медитацию чтобы защитить меня, двое адептов нашего учения млились у аларя чудовищной Кали и лучи Луны, лившиеся в окно моей мансарды причудливо смешивались со светом моей мечты, моей таинственной цели, мокей единственной любви - Медвежьей звезды. Долог был мой путь сквозь ночь, долго и опасен, но ничто не могло остановить меня. С безумным смехом стремился я все выше и выше, сквозь пространство и время - туда, к кружащимся в чудовищной пляске облакам Альтаира, туда, к созвездию Кита, откуда раз в год на землю падают дьявольские черные камни, туда, где в пучине первобытного хаоса правит безумный султан Азатот, а его слуги вершат безумие на Земле и прочих мирах. Hе раз и не два думал я, что близок к конечной цели своего путеествия - о ней нашептывали мне несущиеся на мощных крыльях гриьы-жуки с Юггота, о ней пели сладкозвучные Варви, чьим дыханием становится ночь, лучи света с отдаленных звезд слагались передо мной в путеводные знаки и само пространство расступалось, указывая мне верную дорогу. Бессчетные эоны времени провел я в пути и дух моего учителя Сакхачавы сопровождал меня все время. И наконец я увидел ее, узнал свет, сопровождавший меня с начала жизни и с новой жаждой устремился в ее пламя. Hичто не могло остановить меня напрасно кричали мне вслед адепты Кали, напрасно сам великий Цхатогва возопил ко мне из Р'Льеху и напрасно донесся до меня лай ужасных Гончих Псов. Моя судьба ждала меня и все слаще и слаще звучало в моих ушах пение моей Медвежьей звезды. В душе моей не было страха - я готов был встретить любое, самое ужасное и нестерпимое испытание, чтобы стать ее частью. Жаркий свет коснулся меня и самая моя сущность потекла зеленой слизью под его лучами. Hевероятная сила наполнила и взорвала мое астральное тело и где то там, в старой мансарде Аркхема вздрогнуло и забилось в агонии мое физическое тело. Словно из забытых грез передо мной вырастали города звездных обитателей и тайны их мира открывались передо мной в своей отвращающей красоте. Яркие чужие звезды... Чужое пространство, где сама геометрия отказывается подчиняться разуму, а законы жизни неведомы даже ее создателю. Я слышал музыку и видел несущиеся ко мне навстречу с непостижимой, чудовищной скоростью звездные корабли моих загадочных братьев, диких Богов таинственного мира, частью которого я всегда являлся. Желания мои кончились и мир обрел незавершенность. Медвежья звезда стала моим домом и оплотом моего бессмертия, отсюда отныне смотрю я на далекие звезды моей старой Земли и грежу о временах, когда выаью их и растворю в моем собственном свете.