Мифы Древнего Юга

Мифы Древнего Юга

Cказки Рескидды — дополнение к роману "Дети немилости".

Отрывок из произведения:

Ордузет, царица богов, владычица молний, сидела в своем шатре. Многие богатства она стяжала. Многочисленные стада паслись по берегам пресных морей. Рабы добывали золото для Ордузет. Тысячи богов и богинь ожидали ее велений. У ее воинов было превосходное оружие.

Ордузет сказала:

— Анаки угоняют мои стада. Надо пойти на анаков, разорить их.

Она взяла пятьдесят тысяч и выступила в поход.

Анаки недолго держались против нее. Они бежали лица громовержицы и скрылись, как призраки. Ордузет вернула свои стада. Но она не взяла добычи. Становища анаков остались нетронутыми. Воины были недовольны.

Рекомендуем почитать

Небольшой рассказ — маленький фрагмент предыстории основного романа "Дети немилости".

Другие книги автора Ольга Викторовна Онойко

Далеко от Москвы пробудилась новая Сила, которая не делает различий между Светлыми и Темными…

Если вас интересует будущее человечества, то эта книга ваша. Ауренга – автор, который может заглядывать за горизонт. И она увидела, что наше грядущее грандиозно и страшно. Люди, конечно, не останутся жителями только одной планеты. Они заселят всю Вселенную. Наши потомки обживут тысячи планет.

«Я любил острые скалы Циа, – рассказывал о своей планете главный герой «Сферы-17», – его штормовой океан, серебряные пустыни и красные леса, где на тысячи километров вокруг нет ни души и даже спутниковая связь едва ловит. Во всём этом было грандиозное величие и поразительная красота, но не было главного – изменчивости, порыва, движения вперёд. Море и пустыня существовали миллионы лет и будут существовать, покуда на Циа людей не станет столько же, сколько на Сердце Тысяч, и бионебоскрёбы не пожрут всё под собой…»

Однако даже через тысячи лет суть гомо сапиенс не изменится. К сожалению, наши потомки унаследуют все пороки своих предков. И поэтому проблемы останутся те же: борьба сверхмощных корпораций, грязные политические интриги, шпионские игры, экономические блокады, борьба за независимость, вырождение целых империй.

Но сохранится и главная ценность, ради которой человек всегда, во все времена шёл на подвиги и совершал самые отчаянные поступки – это любовь. Классическая космоопера ставит перед нами – представителями нынешней цивилизации – главный вопрос: на что можно пойти ради своей Родины, а на что ради любви?

«Есть такая банальность на Светлой стороне Силы: «высочайшее из искусств – любить людей», – признавалась в одном из своих интервью Ауренга. – Я вижу смысл своего занятия в том, чтобы сделать такой текст, в котором читателю будет хорошо. Хорошо не в смысле «погладить нежным пёрышком», а так… по-настоящему хорошо».

Повесть о событиях, предваряющих действие «Райских птиц»,посвящена проблеме взаимопонимания не так давно воевавших друг с другом представителей различных рас.

Нет ничего более притягательного и в то же время опасного, чем гадать о судьбе человека по приметам бытия. Сегодня место гадалки занял «лайфхакер», который с помощью Интернета может вскрыть Предел любого человека, узнать, ради чего кто-то из нас живет и что ждет нас впереди. Но стоит ли заглядывать в будущее, если ты не готов принять его таким, какое оно есть?..

Герои романа Ольги Онойко «Море имен» работают на крупнейшую информационную корпорацию «Ялик» (в ней без труда угадывается «Яндекс»). Реалии, с которыми приходится сталкиваться молодым специалистам, превосходят самые смелые фантазии. А самые смелые фантазии слишком быстро становятся жизнью…

Роман-спутник ("приквел") основного романа "Дети немилости".

Колониальная экспансия молодой державы; покоренные земли, полные опасностей, загадок и искушений; таинственная древняя раса; рассуждения об этике и религии; магия как наука в одном ряду с физикой и химией.

История человека, которому выпало родиться в империи, жить в глухой провинции у моря и стать третьим наместником Восточных островов.

Зачем магия — движущая сила мира — раз в пятьсот лет сталкивает две сильнейших державы в кровопролитной войне, отбрасывающей цивилизацию на века назад?

Последователи гордого учения арсеитов уверены: магия есть воплощённая воля изначального Зла. Лишь Милосердная мать Арсет способна противостоять этому Злу, но и её божественные силы не беспредельны.

…Ныне войне предстоит разразиться вновь. Королевство Аллендор и Уаррская Империя уже вступили в борьбу за мировое господство.

Аллендорцы делают ставку на новое мощное оружие, уаррские же маги-некроманты дерзнули воскресить из мёртвых величайшего полководца былых эпох. Времени, чтобы отвратить неотвратимое, — всё меньше.

Но Арсет, решившая не допустить новой кровавой бойни, решает наделить могуществом трёх людей — молодого мага Лонси, воинственную деву Юцинеле и юного наследника уаррского престола Морэгтаи…

«Дом за пустырем» — о том, где лучше жить. Вопрос квартиры, города и Вселенной.

Рассказ напечатан в журнале «Реальность фантастики» от октября 2007 г.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Проиграв долгую и изнурительную борьбу с совестью, автор не может не упомянуть, что многие мысли, идеи, понятия, слова и даже абзацы этого произведения позаимствованы из двух книг. Основополагающей стала «Физика для любознательных» Эрика Роджерса. Также можно сказать с большой долей уверенности, что данное произведение выглядело бы совершенно иначе, не попадись в руки автору учебник физики, который создали А. В. Перышкин и Н. А. Родина. Учебник этот автор изучал дважды — во время учебы в средней школе и непосредственно в период создания романа, которые иногда пересекались. Автор до сих пор находится в состоянии восхищения простотой описания важнейших законов физики. И если в предлагаемом Вам произведении встретятся запутанности, неточности и грубые ошибки, то за все эти несуразности автор принимает ответственность на себя.

Автор: Window Dark

У перекрестка они столкнулись лицом к лицу.

— Далековато мы забрались от места первой встречи, — ласково буркнул Воитель.

Впервые они повстречались пять лет назад. В темной лесной прогалине сиял алый шар спелого яблока Горного Короля. Съевший его получал навеки удачу в битвах и прочую милость богов. К заветному плоду потянулись две руки. Отдернулись. И зазвенели, схлестнувшись, два клинка.

— Что надо тебе, чужеземец?

— Эй, девонька, а ты разве из местных?

Что-то скрежетнуло, и меня передернуло в очередной раз. Нервы ни к черту. Да и какие нервы надо иметь, чтобы спокойно стоять и смотреть туда. Ах да, вы то еще не знаете, что я стою в светлой больничной палате у донельзя непонятной конструкции и неотрывно смотрю на мертвое тело, с разбитого виска которого на белоснежную простыню скатываются отвратно-красные капли крови. Профессор оккультных наук, топчущийся рядом, довольно потирал руки и, судя по всему, находился в гораздо более спокойном состоянии духа, чем я. Ну ему то не привыкать, а я жутко не люблю мертвецов. Впрочем, меня никто и не заставлял их любить, зато заставляли стоять рядом и смотреть на творившееся непотребство.

Лариса осторожно открыла полиэтиленовую штору, загораживающую ванну. Сгусток черных нитей беспокойно кружил вдоль ее бортов. Перемена места, видимо, взволновала его, и теперь он тщательно обследовал свое новое жилье. Если бы все происшедшее касалось только этого непонятного клубка, но это затрагивало интересы всех сотрудников лаборатории аномальных явлений.

Уже две недели лаборатория располагалась здесь (у девушки язык не поворачивался сказать на новом месте;). Лариса с грустью вспомнила солидный корпус с мраморной мозаикой по стенам. Там имелось десять просторных комнат со всевозможным оборудованием, шестнадцать маленьких, в которых хранили реактивы и запасные части, и просторный холл, где пили чай и смотрели цветной телевизор. В общем, имелся имидж солидного научно-исследовательского центра, рассеявшийся теперь на неопределенное время.

Раньше учиться было не в пример легче, нежели в наши многотрудные времена. Особливо, если ученик званием обладал. Маркиз там, или виконт. На худой конец и граф подходил неплохо. А все потому, что в ту эпоху ценилась не высшая математика, а высшее происхождение.

«Чем же легче учиться то?» — спросите вы. Да вот, к примеру, стоит ученик у доски, глазами дырку в полу сверлит, не знает ничего, морда великовозрастная, а коварный учитель ручонки потирает, глазенками хитрыми по сторонам зыркает. «Что, — говорит, — не знаем теорему то, не выучили-с, сударь?» А как же ее было выучить, если сей сударь до утра в кабаке просидел и при всем своем горячем желании не мог до книги дорваться по причине полного не хождения нижних конечностей.

Что ответить, если вопрос задаст девушка ветра? А-а… Вам представляется картинка, где красуется некий Ветер, у которого есть девушка, вопрошающая пустоту, куда какими-то обстоятельствами занесло и вас. В мозгу сразу складывается десяток вариантов. В одном вы получаете от Ветра по физии. В другом нахально уводите девушку из под его носа, чтобы не хлопал ушами. В третьем расстилаетесь перед девушкой ковровой дорожкой…

А все не так…

В день рождения лил дождь. Небо делало вид, что страдает, отгородясь от мира косыми струями. Когда вокруг холодно и мокро, кажется, что весь мир скорбит вместе с тобой по исчезнувшему году. И на душе в этот день скребли безжалостные кошки. Много кошек, и если про них помнить, никогда не почувствуешь себя одиноким и позаброшенным. В компании скребущих когтей жизнь ворочается уныло и неохотно. Особенно, когда над головой небо, забрызганное цементом, а ветер оборачивается стаей до омерзения скользких и противных слизняков. Я боялся, что и встреча окажется склизкой. Встречи и расставанья подчиняются незримым законам. В тот день я выучил один из них. Простейший, надо сказать, закон. Сначала дует ветер, потом приходит девушка. Но нам кажется, что мы живем в мире, где ветра нескончаемы.

С появлением новой начальницы жизнь в летнем лагере становится невыносимой. Повсюду прорастают таинственные флаги, их становится всё больше, а дети превращаются в маленьких монстров. Главный герой начинает слежку за директрисой и выходит на подвал, где спрятана Красная Струна.

Гора стояла не слишком далеко от поселка, но все же в достаточном отдалении, чтобы неискушенный путник принял ее за надвигающееся кучевое облако, готовое закрыть все небо, но пока еще не развернувшееся во всем могуществе. Со мной так и произошло. И пробираясь по нешироким улочкам поселка, я думал о горе, как о чем-то отстраненном, воздушном, эфемерном.

Поселок утопал в зелени и казался в свете солнечного полдня райским уголком. Я внезапно очутился на главной улице, и гора величаво предстала передо мной во всей своей красе. Но до нее по-прежнему было нереально далеко, и я сконцентрировался на более близких вещах. По центральной улице протянулась прерывистая цепочка магазинчиков и кабачков, а также различных строений сферы обслуживания. Я разглядел огромные ножницы, обозначавшие наличие парикмахерской, но равнодушно прошел мимо. Не для того годами росли мои черные, как уголь, волосы, чтобы остаться в безвестной парикмахерской, затерявшись на помойке.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эта планета называется «Бланеда», что на бланедском языке означает «планета». Недалеко уже время, когда космические корабли землян достигнут дальнего космоса, и для тех, кто полетит на Бланеду, я специально помещаю

УЧЕБНИК БЛАНЕДСКОГО ЯЗЫКА

1. Язык очень сложен, и меньше чем за три минуты его выучить трудно.

2. Краткий русско-бланедский словарь.

Апельсин — абельзин

Великан — фелиган

Дракон — трагон

Крокодил — гроготил

Если возникает необходимость перевода произведений на русский язык, Валерий и Наталия Лапикуры успешно делают это сами. А пару лет назад возникла и вовсе забавная ситуация. Когда один из московских друзей начал упрекать авторов в «национальной ограниченности», они заключили с ним пари: мы, дескать, пишем детектив на русском языке, из жизни современной российской глубинки, а ты, голубчик, «проталкиваешь» его в одном из московских издательств. Детектив был написан. А вот друг своего слова не сдержал. Более того - загрустил и перестал выходить на связь. Итак - вашему вниманию предлагается «девка не засватанная» под ироничным названием «С.С.С.Р.». Сюжет повести начинается с ситуации, характерной для любого провинциального города на территории СНГ: обычному прохожему, не отягощенному наличием не то что крутой иномарки, а даже ржавой «копейки», падает на голову кирпич. Всего лишь. Но вследствие столкновения кирпича с головой обычного прохожего дальнейшие события приобретают не только динамику, но и стопроцентно криминальную окраску.

Большая часть этих песен взята мною из книги, вышедшей в Париже в конце 1827 года, под названием La Guzla, ou choix de Poésies Illyriques, recueillies dans la Dalmatie, la Bosnie, la Croatie et l'Herzégowine. Неизвестный издатель говорил в своем предисловии, что, собирая некогда безыскусственные песни полудикого племени, он не думал их обнародовать, но что потом, заметив распространяющийся вкус к произведениям иностранным, особенно к тем, которые в своих формах удаляются от классических образцов, вспомнил он о собрании своем и, по совету друзей, перевел некоторые из сих поэм, и проч. Сей неизвестный собиратель был не кто иной, как Мериме, острый и оригинальный писатель, автор Театра Клары Газюль, Хроники времен Карла IX, Двойной Ошибки и других произведений, чрезвычайно замечательных в глубоком и жалком упадке нынешней французской литературы. Поэт Мицкевич, критик зоркий и тонкий и знаток в словенской поэзии, не усумнился в подлинности сих песен, а какой-то ученый немец написал о них пространную диссертацию.

«Фантастические басни» (Fantastical fables) собрали в мифологически сконцентрированной форме весь отрицательный опыт человечества. Бирс — сатирик, он не щекочет, а бичует, и для слабого ума эти басни — искушение видеть мир в черном цвете и утвердиться в цинизме.

Дикая Лошадь, встретив Домашнюю, стала насмехаться над условиями ее рабской жизни, однако прирученное животное клялось, что оно свободно, как ветер.

— Если это так, — сказала Дикая Лошадь, — то скажи, пожалуйста, для чего у тебя эти удила во рту?

— Это железо, — ответила Домашняя Лошадь. — Одно из лучших в мире тонизирующих средств.

— А зачем же к ним привязаны вожжи?

— Чтобы не дать выпасть изо рта, когда мне становится лень держать их самой.

— А как же тогда насчет седла?

— Оно спасает меня от усталости: стоит мне слегка притомиться, как я надеваю его и скачу без устали.