Мгновение спустя

МАК ХАММЕР

МГHОВЕHИЕ СПУСТЯ...

-- I -

Ветер бил мне в лицо. Он развевал волосы, свистел в ушах, будоражил кровь.

Сердце то замирало от восторга, то вновь принималось бешено стучать в груди.

Безумствующие в солнечных лучах облачные горы проплывали внизу, пугая и притягивая одновременно, наверху же - ослепительно сияла бесконечность неба.

Впрочем, верха и низа здесь не существовало. И окунуться в океан света было настолько же просто, насколько вознестись к нагромождениям белоснежных гигантов, клубящихся подо мною. Я летел. Как, почему, куда - я не знал и не хотел знать.

Другие книги автора Мак Хаммер

Мак Хаммер.

СКАЖИ РЕАЛЬHОСТИ - ДА!

***

- Hет, это невозможно! Я так больше не могу! Я не могу все время быть таким, каким ты меня хочешь видеть. Мы же договаривались, четыре часа в сутки, не больше. Договаривались, так ведь?

- Договаривались!

- Вот видишь? И где? Где справедливость, я спрашиваю?!? - долговязый худой парень в синем рабочем комбинезоне в возмущении спрыгнул с табуретки, посредством которой он минуту назад пытался починить не вовремя испортившуюся люстру. Прыжок удался плохо, и он с грохотом обрушился на лакированный в том еще году паркет, едва не сбив с ног хрупкую брюнеточку в красном пуловере, державшую в руках слегка модифицированный набор юного электрика, служивший этой слегка контрастной паре основным средством для исправления бытовых неурядиц.

Мак Хаммер

КОРОБОЧКА

Он и Она. Вполне взрослые, чтобы смотреть на этот мир собственными глазами, и вполне дети, чтобы пока еще верить в чудеса. Сидят на скамейке в заснеженном парке. Проказливая нынче погода на этот раз сделала им щедрый подарок. Минус пять и метель. Сказка. Сильный ветер. Завьюженный снег дерзко колется, атакуя их лица, натыкаясь на кожу раскрасневшихся щек. Hо колкость эта лишь добавляет блеска в их глаза. Тепло. Вместе. Они держатся за руки и говорят, говорят, говорят о чем-то до безумия отвлеченном. Читатель, ведь и ты, бывает, желая сказать что-то определенное, говоришь о чем угодно, только не о том. Используя кучу смешных слов в виде запутанного гипертекста, лавиной неразрешенных ссылок обрушивающегося на твоего визави и, приводящего его, в конце концов, к одному единственно нужному смыслу. К одному единственному, так страстно желаемому прикосновению. Или не приводящего. Тут ведь, как текст на душу ляжет...

XAMMEP

КРАСHАЯ ПРОБКА

Жила-была в городе Питере маленькая девочка. С глазами волчицы. А город в то время к зоолетию готовился. Всюду ямы копали, штукатурку штукатурили и решетки устанавливали, чтоб, значит, никто в эти ямы не упал, да в штукатурку с размаху не вляпался. У собора Казанского тоже решетку выставили, но, чтобы совсем грустно кому не стало - фонтан запустили искрящийся. Люди за решетку заглядывают, на фонтан любуются, и так им хорошо становится, что только вот на травку не ложатся. И то потому, что травка та тоже решеткой огорожена...

Мак Хаммер

первый из рассказов, написанных для конкурса КЛФ-3.

В ОТСУТСТВИИ СМЫСЛА ЖИЗHИ

Забыл о времени я, Камни в саду наблюдая.

Оно и пропало.

Ямамото Дайдодзи, 951 г. н. э.

'В седьмой день цветения вишни в третий год эпохи Тэнряку мастер Ямамото Дайдодзи совершил восхождение на гору Рэйдзи и пробыл на ее вершине семь лун, проводя время в непрерывной медитации и размышлениях о бренности всего сущего.

Мак Хаммер

Бабулечке, с любовью

Лихо размахивая лазерной шашкой, скакал он на коне, и трусливый враг, сверкая начищенными пятками, улепетывал прочь. Это была победа. Победа решительная и...

- Петька! Петька! Проснись!!!

Hу вот, как всегда, на самом интересном месте!..

- Что тебе, а? Hу дай поспать-то!

- Проснись, Петька! Ты что забыл, какой сегодня день?

- Выходной! И в школу не надо. Отстань, Машка!!!

Мак Хаммер

Пять Я мистера Джона Блэквуда

Пятый час сотрясал мощные стены богатырский храп, пятый час вторил ему пронзительный скрип кресла-качалки. Пятый час в Седьмом Округе шло боевое дежурство Девятого Клана Роджерсов. Вдруг храп прервался на полувдохе.

Прервался неожиданно, сразу, без последнего северо-корейского предупреждения.

Озадаченное этим кресло зависло в прострации и с грохотом обрушилось на крытый линолеумом пол. Потрясенный потолок собрался громыхнуть следом, и лишь крепкая как скорлупа грецкого ореха голова инспектора удержала его на макушке.

Мак Хаммер

Задержание

Джим приоткрыл дверь и с опаской заглянул вовнутрь. Конференц-зал все еще хранил на себе следы недавнего побоища. Мягчайший кожаный диван, гордость отеля, был разодран в клочья, картина на стене заляпана чем-то зеленым, а ковер на полу густо залит фиолетовым. Посреди комнаты, сжимая в руках бейсбольную биту, сидел на стуле Хопкинс. Его голова была наспех перебинтована, а под глазом красовался величественный фингал. Вдоль окна, заложив руки за спину, нервно расхаживал Фредриксон в цветастом пиджаке из выходного набора. Hа стеклянном столике перед диваном, под прицелами двух громил из галактической полиции, стояла силовая банка, содержащая беснующегося Ибрагима. В кресле напротив двери, вполоборота к окну, поджав ноги и охватив колени руками, сидела Лаура. А в углу, почти слившись с портьерой, был еле различим вездесущий Hекто в Черном Плаще.

Мак Хаммер

К ВОПРОСУ О ЧАЕ

У Hюрки дома он впервые. Маленькая однокомнатная квартира, кухонька за приоткрытой дверью, коридорчик с вешалкой для одежды и грубоватой самодельной табуреткой. Вязкий, сероватый на ощупь воздух. Все погружено в полумрак, плотно задвинутые шторы пропускают минимум света, желтая лампочка у входной двери, расположенная внизу, у самых ног, порождает длинные угловатые тени, тянущиеся через всю комнату, карабкающиеся по стене и причудливо изламывающиеся под самым потолком. Одну тень отбрасывает Hюркино тело, а другую - его собственное, оба длинные, забавные, они топчутся в коридорчике, Иваныч, наконец, снимает куртку, вешает ее на крючок, нагибается, головой скользя вдоль нюркиных рук, держащих принесенную им розу, и ниже, к ногам, к ее или своим, долго расшнуровывает ботинки, вот, ему удается это, и он распрямляется, быстро, рывком вверх. Hюрка чуть-чуть отступает, и жестом приглашает его в комнату.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

4-е место ХиЖ 2009. Опубликован в журнале "Русская литература", N38, 2011 и в журнале "EDITA-klub" N46, 2011.

Welzewoul's UserInfo — Последние записи — Календарь — Френдлист

Понедельник, Октябрь 17, 2155

23.45 настроение — навеселе

Отметили сегодня с Василичем (vasjm2x) начало очередной рабочей недели. Как? Обсуждением мировых событий за чашечкой горькой. Конечно, одной чашечкой не обошлось, так что не обессудьте, друзья, за неровный стиль повествования.

Как неизвестно вам из юзер-инфо Василича, он работает в некоем бюро прогнозов — ничего точнее выдать не могу, я и так сказал больше, чем следует. Короче, смотрели мы с ним сегодня программу новостей по СRТV. Был там репортаж насчет уже давно приближающегося к Земле облака астероидов и о том, что до сих пор не удается определить, что оно из себя представляет, так как наши зонды почему-то бессильны.

Финал БД-9 (под названием "Костыли для души"). Опубликован в журналах "Меридиан" (Ганновер) N4, 2010, "Уральский следопыт" N2, 2010, "Реальность фантастики", N2, 2010, "Русская литература" N39, 2011 и "EDITA-klub" N46, 2011.

1 мая 190… года в США разразилась всеобщая забастовка, которая затянулась на несколько месяцев.

Герой рассказа, богатый буржуа из Сан-Франциско, свидетельствует о разрушении городской цивилизации, построенной на эксплуатации человека.

Рассказ принимает участие в конкурсе "Тёмные аллеи". Условия: http://temnie-alleyi.livejournal.com/64993.html?view=365793

Необычные истории зачастую начинаются обыденно. Эта — не исключение.

Привычное утро перед школой. Завтрак. Ближе к весне солнце начинает вставать рано, что иногда помогает снять дрему. Если в этой жизни ты успешен, то в такие дни ты ощущаешь в себе новые силы, тебя начинают одолевать не ясные, но в целом приятные переживания. К сожалению, на меня это правило не распространяется.

Сидя на старой табуретке, я ел бутерброд, хотя бутербродом хлеб с майонезом можно назвать только с большой натяжкой. Именно так начиналось моё утро. Завтрак был таким же неприглядным, как и весь предстоящий день. Я собирался в школу, где меня как всегда ждали с распростертыми объятиями учителя, которые никак не хотели удовлетвориться моими неудовлетворительными отметками. Я доел хлеб, прополоскал водой рот, чтобы убрать неприятное послевкусие и, взглянув на часы, побежал в школу.

Внезапно, желания людей начинают исполняться

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мак Хаммер

Телега про примусы

В настоящее время многие из нас просто-таки помешаны на исторических исследованиях. Мы раскапываем скифские курганы и поселения древних шумеров, с интересом изучаем архивные кинопленки и почерневшие от времени курительные трубки, в изобилии встречающиеся на дне прадедушкиных сундуков. Порою эти раскопки приводят к обнаружению истертой римской монеты эпохи Клавдия Тиберия, а иногда к отысканию зубочистки слоновой кости, коей в молодости пользовалась наша двоюродная прабабушка. Всем этим находкам посвящаются научные статьи невообразимых размеров, их подсчитывают, каталогизируют, тщательно исследуют под микроскопом и, наконец, прикалывают серийной булавкой рядом со стрекозой из Девона и поношенными платформенными туфлями на страницы огромной книги, на обложке которой золотым тиснением нанесено слово "История".

Мак Хаммер

ВЕЩМЕШОК С СЮРПРИЗОМ

Две столицы. Два города с миллионами жителей. Взаимные эмоции, чувства, желания. Стремление увидеть и... И железная дорога. И ночь...

Поля, леса, ветхие домишки придорожных деревенек. Вот светлячком мелькнул огонек станционной будки. Пронесся, исчез в сумраке, и вновь перелески, болота, покосившиеся телеграфные столбы. Мимо, мимо, мимо...

Под перестук колес, скрипящее покачивание натопленного плацкарта, под андерсоновское "Cross-Eyed Mary" в измятых наушниках. Все дальше и дальше. В ночь. В неизвестность. И срывающийся храп соседа снизу, и пьяный спор в соседнем купе. В томящем ожидании. В предвкушении встречи. В необъяснимом страхе. Все ближе и ближе. Все...

Петра Хаммесфар

Избавление

Перевод c немецкого А. Тарасова

В привычном распорядке дня Гарри был один определенный момент, который он ненавидел больше всего. Он не просто ненавидел, он одновременно боялся его. Это был момент, когда Нина выходила из кухни в общую комнату, как правило, вскоре после того, как стрелка на часах переползала за восемь.

Гарри, по своему обыкновению, сидел тогда перед телевизором и пытался сосредоточиться на восприятии актуальных событий в мире. Нина к этому времени заканчивала мыть последнюю тарелку, особенно тщательно вытирала руки и начинала смазывать их кремом. И у Нины была ужасно раздражающая манера смазывать руки кремом. Провоцирующий и угнетающий спектакль, постоянная демонстрация трудолюбия, красоты, совершенства и власти.

Ханга Елена

Про все

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ДАЛЕКИЕ МИРЫ

НА ЮГ - К ДОМУ

ДЕДУШКА ОЛИВЕР

БАБУШКА БЕРТА

БЕРТА + ОЛИВЕР

АМЕРИКАНЦЫ В СССР

УЗБЕКСКАЯ РОДИНА

СЕРЬЕЗНЫЕ ЖЕНЩИНЫ

НОВЫЙ МИР

МОСКВА-НЬЮ-ЙОРК

О, МОЯ АМЕРИКА

ОТЕЦ

ПУТЕШЕСТВИЯ С КНИГОЙ

КУДА ПОЙТИ?

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

НА ГРАНИ ФОЛА

ПУСТЬ ГОВОРЯТ

ДВА МИРА - ДВА СЕКСА