Метаморфозы

Владлен Бахнов

Метаморфозы

Свои первые сто граммов водки Федор Васильевич выпил не так чтобы слишком рано и не так уж поздно - в 15 лет В день получения паспорта на боевом счету Феди было двадцать пол-литров, а к свадьбе - сто сорок пять. Так что поначалу дело двигалось не чересчур быстро и, можно сказать, в пределах среднестатистической нормы. Но дальше пошло легче. К рождению первенца Федя осилил уже пятьсот пол-литров. Сына назвали Петром, и в честь этого знаменательного события молодой отец справился еще с двумя бутылками.

Другие книги автора Владлен Ефимович Бахнов

Книга-фильм.

Содержит субтитры с кадрами из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»

Данный файл сделан на основе сайта: http://kocby.ru/iv/index.html (с сокращениями).

Бахнов В. Внимание ахи!: Авторский сборник — Москва: Молодая гвардия, 1970. - (Библиотека советской фантастики).

Бахнов Владлен Ефимович родился в 1924 году. Окончил Литературный институт имени Горького. Печататься начал в 1946 году. С тех пор сотрудничает в журнале «Крокодил», в «Литературной газете» и других периодических изданиях. Является автором нескольких стихотворных сборников, комедий и кинокомедий.

«Внимание ахи!» — первая фантастическая книга Владлена Бахнова — написана в обычной для автора юмористической, гротесковой, а подчас и пародийной манере.

История директории Огогондии на планете Анамалия — злая социальная сатира. Разные диктаторы на планете заранее поделили между собой все планеты, а диктатор Нибумбум выторговал для Огогондии Солнце. Диктатура Дино Динами потребовала от других государств платы за солнечный свет.

Мотивы повести "Как погасло Солнце" прозвучали в знаменитом фильме Тенгиза Абуладзе «Покаяние» (1984).

повесть вошла антологию «Фантастика, 1968»

«Вселенная так велика, что нет такого, чего бы не было.»

«… 1) Политический разброд в Огогондии был прямо пропорционален ее географическим размерам, в то время как 2) Международный престиж Огогондии был этим размерам обратно пропорционален.»

«Великие Державы особого интереса к этой стране не проявляли, потому что стараниями своих собственных правителей Огогондия была доведена до такого состояния, что ее прежде, чем ограбить, надо было хотя бы одеть.»

«Синдикат перестал быть государством в государстве, поскольку стал самим государством. Поэтому удалось резко сократить полицейский аппарат: гангстеры сами поддерживали порядок в своем государстве»

Цитаты из повести

Владлен Бахнов

ТРЕБУЕТСЯ ХОРОШАЯ ИДИОМА

ОДНАЖДЫ ранним воскресным утром мой друг Костя Ступиков ворвался ко мне, потрясая бутылкой шампанского. - Толя! - торжественно проговорил он, плюхнувшись на неприбранную тахту. Дорогой Толя! Все гениальные открытия находятся у нас под рукой. Нужно только уметь задумываться и удивляться... И кто знает, может быть, стоит хоть один раз хорошенько подумать, что такое, например, тахта или шампанское, - и мир будет потрясен небывалым открытием! - Ты не поверишь, Костя, но я часто размышлял над шампанским и уделял много времени тахте. Может быть, даже слишком много. Но... - У тебя нет фантазии, и в этом твоя беда. Но я пришел к тебе как к филологу и полиглоту. Сколько иностранных языков ты знаешь? - Девять, - честно признался я. - Девять - не густо... - покачал головой Ступиков и поглядел на бутылку. - А сколько - густо? - Ну, я не знаю... Тридцать, сорок... А впрочем, может, нам повезет, и мы обойдемся твоими куцыми знаниями. Тебе, конечно, известно, что такое идиома? - Идиома? Это неизменяемое сочетание слов. - Вот-вот - неизменяемое! - еще больше оживился Костя. - Идиома, - продолжал я, - это такой оборот речи, смысл которого не зависит от буквального смысла составляющих данное выражение слов. Например: "бросать слова на ветер", "бить баклуши", "брать цифры с потолка"... - Правильно, - кивнул Ступиков. - Все знали, что существуют идиомы, все повторяли их, и никто не задумывался: а может быть, идиомы совсем не то, за что мы их принимаем. И только я первый догадался, что каждая идиоме является не просто неизменяемым словосочетанием, но, - и Костя многозначительно поднял указательный палец, - но точной, предельно сжатой формулировкой какой-либо научной или технической идеи! - Что за чепуха! - засмеялся я. - Именно этими словами я сам встретил эту гениальную мысль, когда она пришла мне в голову. Однако я сейчас же заставил себя хорошенько поразмыслить и понял, что такую безумную идею следует немедленно проверить на практике. - На практике? - недоверчиво переспросил я. - Каким образом? - Очень просто. Тебе известно такое идиоматическое выражение: "эти идеи носятся в воздухе"? - Разумеется. - Далее. Ты знаешь, что воздух состоит из атомов, то есть он материален. - Конечно. - Ну, а идеи - штука нематериальная. И я подумал, что если эта идиома правильная и идеи действительно носятся в воздухе, то стоит лишь отделить материю - от нематерии - и по одну сторону останется чистый воздух, а по другую - чистые идеи. Я провел опыт, и он полностью подтвердил правильность моей гипотезы насчет идиом. Вот здесь, - Костя, ликуя, потряс бутылкой из-под шампанского, - здесь в полном вакууме хранятся извлеченные мною из воздуха идеи. Я еще не успел в них как следует разобраться. Но если бы ты знал, какие в этой посудине имеются мыслишки! А ведь я выкачал их из воздуха минут тридцать - не больше: экономил электроэнергию. Да только для того, чтобы изучить содержимое этой бутылки, придется организовать специальный Научно-Исследовательский Институт Изучения и Использования Интересных Идей. Представляешь себе это солидное учреждение с внушительным и загадочным названием НИИ ИИИИИ?! - Но погоди! - Я был действительно потрясен невероятным открытием моего гениального друга. - Раз в воздухе и вправду носятся сформулированные научные идеи, значит, они каким-то образом туда попали? - Ну конечно же! - закричал Костя. - Ты попал в самую точку и задал самый главный вопрос. Но я могу тебе дать абсолютно исчерпывающий ответ. Научные идеи в воздух запустили пришельцы из каких-то других миров. Я знаю, что говорить о них сегодня считается дурным тоном, и все-таки... Представь себе, что в отдаленные времена нашу планету посетили какие-то астронавты. Они убедились, что мы слишком слабо развиты, и разговаривать с нами пока что просто не о чем. Я подчеркиваю: пока! И перед тем как улететь, они решили, чтобы ускорить наше развитие, оставить нам впрок кой-какие полезные идеи. Лучше всего такие идеи могли сохраниться не в земле, не в воде, а в воздухе. И вот, сформулировав свои идеи и изложив их в форме идиом, астронавты бросили слова на ветер и до поры до времени улетели. Ты сам сказал, что идиома - словосочетание неизменяемое, следовательно, и до нас они должны были дойти в неизменном, неискаженном виде. И, как видишь, дерзкие планы инопланетян сбылись. Но это еще не все. Я, конечно, догадывался, что пришельцы из космоса в первую очередь постараются подсказать нам в своих идиомах, каким образом мы можем ускорить темпы нашего развития. Я стал искать подобные идиомы и собрал целую группу таких выражений, как, например: "эти факты высосаны из пальца", "эти чувства он впитал с молоком матери" или "ты еще мало каши ел" и т. д. ... Тебе, вероятно, это ничего не говорит, а я сразу понял: такого рода идиомы подсказывают нам новый способ получения и усвоения информации. Причем способ более простой и перспективный, чем те, которые нам были известны до сих пор. Мы в основном получаем информацию благодаря органам зрения и слуха. А вышеприведенные идиомы подсказывают, что знания можно получать и через желудок, то есть высасывая из пальца, впитывая с молоком матери или, наконец, поглощая с кашей и другой пищей. И если имеются люди, которые ленятся учиться и черпать научные знания из книг, то кто откажется есть вкусную питательную снедь, усваивая одновременно с питательными веществами полезную информацию? Кто откажется, работая челюстями, с каждым куском шашлыка становиться образованней и с каждой порцией сациви - культурней. Да человечество станет целыми днями просиживать в научных шашлычных и кафе-читальнях! И как ты сам понимаешь, применяя новый способ получения информации, цивилизация наша, несомненно, совершит революционный скачок в своем развитии. И кто знает, может, мы вот-вот достигнем того уровня, когда сможем наладить контакт с теми, кто подбросил нам эти идиомы! - Но как мы сможем осуществить этот контакт практически? - нетерпеливо воскликнул я. - Ах, Толя, Толя, неужели ты думаешь, наши мудрые гости из Большого Космоса не догадались оставить нам и ту идиому, в которой сформулирован способ, как с ними, инопланетянами, связаться? - Но ведь у каждого языка свои идиомы. И неизвестно, на каком именно языке изложена та, которая нам необходима, - сказал я. - Вот почему мне и нужен настоящий полиглот! - вздохнул Костя. - Может быть, та самая идиома в этой книжице, - и Ступиков достал с полки словарь английских идиом. - А может, в этой, - и он потянулся к французскому словарю... ...Так начались наши поиски. Мы стали внимательно перечитывать один словарь за другим, один за другим... Мы и сегодня еще листаем словари, ищем ее, ту самую идиому. И если кто-нибудь из вас, товарищи полиглоты, желает присоединиться к нашим нелегким поискам - милости просим! Человечество вас не забудет!

Он проснулся и, не раздвигая штор, нажал кнопку барометра.

— Доброе утро! Как спали? — сказал барометр. — Погода сегодня прекрасная, ясная, без осадков. Ветер слабый до умеренного. Температура воздуха 19–20 градусов Никаких существенных изменений в ближайшие сутки, пожалуй, не предвидится. Так что зонтик свой можете спокойно оставить дома.

Последняя фраза была гордостью фирмы, выпускавшей говорящие барометры. Ведь именно эти простые человеческие слова, сказанные барометром, как бы превращали бездушный прибор в приятного собеседника. И ему. Кролю, пришлось немало потрудиться, чтобы заключительная фраза сводки всегда соответствовала характеру погоды и после сообщения о мокром снеге и гололеде барометр радостно не восклицал: «Эх, если бы такая погодка продержалась подольше!»

Владлен Бахнов — известный писатель-сатирик, его саркастические, остроумные рассказы можно встретить и в «Литературной газете», в «Литературной России» и в других периодических изданиях.

В этой книге читатель найдет множество забавных сюжетов: и рассказ о страстных переживаниях спортивных болельщиков, и повествование об удивительных и странных контактах с марсианами, и ту самую «тайну, покрытую мраком», которая дала название всему сборнику.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Я не знаю, как определить жанр этой книги. Любитель духовных исканий будет неудовлетворен, не обнаружив здесь очередного Учения, поклонник мистического детектива найдет слишком простой фабулу; достанется и читателю-эстету. Надеюсь, эта книга не станет на полку рядом с томами, пугающими весом и жестким переплетом. Здесь звучат многие голоса: некоторые принадлежат мне, некоторые — другим людям, упоминать которых было бы, наверное, некорректно. Много здесь неправды и вымысла, но таковы законы жанра. Скорее всего, перед вами — бульварное чтиво; если настроиться на эту волну, можно смело получать удовольствие.

К финалу «Добрые волки» и «Бородатые мальчики» пришли, как говорится, ноздря в ноздрю. У них было не только поровну очков, но и довольно редкий в футбольной практике случай – одинаковое соотношение забитых и пропущенных мячей. Завтрашняя встреча решала все. Победителям доставались платиновые медали, их ожидали двадцатиминутный прием у президента и слава национальных героев.

Болельщики горячо обсуждали шансы той и другой команды. Новый двухсотпятидесятитысячный стадион не мог вместить и пятой части жаждущих попасть на матч. Конечно, можно было следить за ходом борьбы и дома, у экрана видеозора, но ведь это, как известно, совсем не то. Роботы-полицейские увесистыми резиновыми дубинками поддерживали порядок на улицах, примыкающих к стадиону. Те, у кого изо рта попахивало спиртным, старались держаться подальше от неумолимых истуканов, ибо знали по опыту, что роботы-полицейские в тысячу раз хуже обычных полицейских, которые тоже далеко не ангелы.

Это стихотворение Клемана Хорманна, написанное 24 ноября 2060 года, может считаться единственным литературны свидетельством смутных времен, обрушившихся на Европейский континент Древней Земли в самом начале Экспансии. Клеман Хорманн, похоже, сыграл важную роль в борьбе, завершившейся падением новой Монархии. Тогда же началось освоение Афродиты, а Марс объявил о своей независимости.

Но никто и никогда не сообщил о том, что он сделал…

Галактические хроники

— Эй, Вилли, ты читал газеты за последние дни? Вилли, хватит жрать! Ты читал, спрашиваю, газеты?

Вилли появился из кухни, дожёвывая и вытирая масленые губы передником. Сегодня он тушил капусту с мясом. Готовить пищу входило в его обязанности: Карл Гроте испытывал отвращение к местной национальной кухне и ел только домашнюю стряпню.

— Слушаю, оберштурм… простите, господин Себастьян.

— Сколько можно втолковывать: выбрось из башки «обер» и «штурм»! И какого чёрта ты треплешься на немецком? Живём третий год среди этой швали, пора бы…

Каждое утро без пятнадцати десять Игорь Петрович подогревает завтрак, оставленный женой на плите, и, отмерив две ложечки молотого кофе, заваривает его в маленькой кастрюльке. Завтракает он не спеша, долго смакуя ароматный напиток, а потом завязывает тугим узелком тёмный галстук и облачается в пиджак с залоснившимися локтями. Перед выходом из дома он выглядывает в окно и, если на небе есть тучки, прихватывает зонтик, хотя до фотоателье неспешной ходьбы минут пять. Содрав с дверей фотоателье бумажную наклейку, изображающую пломбу, он отпирает два замка и распахивает ставни на окошке-витрине. Там на картонном листе налеплены фотографии смазливых девиц, голеньких младенцев и групповые снимки.

Успешную защиту диссертации отмечали долго и шумно. Когда же все гости разъехались, у виновника торжества, Павла Миронова, остались ночевать два друга по институту: Лившиц и Петров. Они не захотели спать в комнатах — там все ещё крепко пахло сигаретами и остатками закусок. Постелились на тёмной веранде, но не спали, молча прислушиваясь к тёплой летней ночи. В зарослях трав около домика слышимо топали ежи, кто-то тоненько попискивал и шуршал, с недалёкого пруда дружно звучал лягушачий хор, по просеке пророкотала и высветила фарами запоздалая машина.

Великий повелитель Подлунной Гудри-хан достиг всего, чего хотел. Но страх смерти не дает ему покоя. Пытаясь узнать дату своей кончины, он посылает за стариком с базарной площади своей столицы, который по горсти песка и волчку может предсказать будущее…

И чего этим пришельцам надо? Какую книгу ни открой – все про них, все про них… То они ученому мировое открытие сделать мешают, то на спортивной арене каверзу какую учинят, то библиотеку фантастики разорят… Так и суют всюду свой нос, так и суют!

Думаете, фантастика, мол, это все, небылицы? Я тоже так думал, пока сам в переплет не попал.

В день открытия осенней охоты все случилось. Мы на озера Кудряшовские втроем поехали. Добрались хорошо, затемно еще, утром постреливать начали. Чуть где шлепнет по воде, мы туда: «Бах! Бах!» Авось она, родная – крякуша или, на худой конец, чирок. Потом небо посветлело, ветерок потянул. Самое время уткам лететь, а их нет и нет. То ли канонада наша их распугала, то ли из яиц они в этом году так и не вылупились… Не летят, хоть умри! Часов после двенадцати мы с Серегой тренировку устроили. Он пару бутылок пустых из багажника достал, постреляли малость… Николай – тот в березовый лесок подался – у него бутылку бить рука не поднимается. Верите, всего-то минут двадцать ходил, а принес двух сорок и дятла!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Леонид Бахревский

Избранник

Однажды весной мы собрались в гостеприимном доме нашей одноклассницы. Впереди три свободных дня, позади третья четверть. Все были очень веселы, разговорчивы и остроумны.

- Погода только какая-то дурацкая, - говорила веснушчатая светленькая Оля.

- Действительно, в такую погоду лучше всего спать. Весны совсем не видно, а ведь уже апрель на пороге, - сказал мой друг и тезка. Он был одет в черные зауженные брюки, черную рубашку и черный галстук. Последнее время я сильно с ним сблизился. В нас было много общего.

Леонид Бахревский

Пеле

Пять лет тому назад я последний раз видел родной дом. Даже число запомнилось - 28 июля. Еще недавно наша улица была деревянной. Теперь от нее осталось два домика. Они окружены девятиэтажными коробками.

Я прошелся по комнатам, вышел во двор. От крыльца до сарая с шишками дорожка, по которой я сделал первые в жизни шаги. Когда-то это узкая полоска между сараем и огородом служила нам футбольным полем, тут мы проводили и нашу дворовую олимпиаду, а теперь она заросла высокими ромашками и одуванчиками. По одну сторону дорожки кусты малины, бывшие темными зарослями - обителью диких ирокезов. А на другом конце, у сараев, стояли два шиферных вигвама могикан. Среди малины - три груши, вокруг которых растут щавель, укроп, морковь, репа и флоксы. Когда-то тут стояла большая рябина, но она подгнила и упала. Мы обедали на кухне, как вдруг что-то тяжелое ударилось о землю, и стадо светло. Мы кинулись к окну - а рябины нет. Над кустами малины - темный уголок. Тень бросает американский ясень, свесивший свою могучую крону на забор и сарай, который мы почему-то называли амбаром, хотя тут хранились лопаты, грабли, вилы, молотки, пилы, трехлитровые банки, заигранные пластинки и подшивки старых журналов и газет. В этом темном уголке - самодельные качели, огромная крапива и тучи комаров. К амбару пристроен курятник. Здание курятника мрачно. Кур тут давно нет. Прошла какая-то чумка. При игре в прятки это было самым укромным местом, а вечером туда вообще заходить боялись. Во дворе курятника - дикая яблоня. Яблоки тут были маленькие и кислые, но никогда не зачервивливались.

В.Бахревский

Мальчик из поднебесья

1

Деревня Асефы стояла посреди моря. А искупаться было негде! Вместо рыб плавали птицы, вместо кораблей - самолеты.

Есть в Африке страна Эфиопия. Она так высоко поднялась к небу, что даже деревья там расцветают голубыми цветами.

Вдоль улицы - голубые деревья! Как на детском рисунке. И все это быль.

В деревне Асефы тоже росли голубые деревья. Их было два. Больше не уместилось. Люди поднебесного острова только о том и думали, что уместится на их земле, а что - нет. Остров был похож на две капли. Одна чуть больше другой, а между ними узкая полоска шириной где в пять, где в шесть шагов.

Владислав БАХРЕВСКИЙ

Медвежьи сказки

Терпеливый Мишка

Сидел Мишка под липою. Липа в цвету, мёдом пахнет. И - хлюп! Ласточкино гнездо упало ему на голову. А в гнезде - птенчики.

- Мишка! - просят ласточки. - Не погуби наших детушек. Посиди, покуда у птенцов крылья отрастут.

Что делать?! Сидит Мишка - днём и ночью сидит.

Все звери прибегали поглядеть на чудака с гнездом на голове.

Птицы тоже со всего леса слетались, кормили Мишку, поили.